Судье

Витебского областного суда

Андрушенко А.А.

ул.Шубина, 4

210015 г.Витебск

В 11-й раз!

обвиняемой

Бочурной Е.М.

ул.Молодежная, 120-42 

211440, г.Новополоцк

 

ОТВОД

 

Я заявляю отвод государственному обвинителю – старшему прокурору отдела по надзору за законностью судебных постановлений прокуратуры Витебской области Сузанскому В.В., поскольку в соответствии с п.5) ч.1 ст.77 УПК РБ прокурор, государственный обвинитель «не может участвовать в рассмотрении уголовного дела,если имеются иные обстоятельства, дающие основание считать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного дела».

Я считаю, что государственный обвинитель лично, и прямо и косвенно заинтересован в исходе моего уголовного дела, поскольку в ходе судебных заседаний им грубо нарушается УПК РБ.

 

Основания так считать у меня следующие:

В соответствии с п.1 ст.325 УПК РБ «Государственный обвинитель излагает суду доказательства, которые, по его мнению, подтверждают виновность лица в совершенном преступлении».

 

В ходе прошедших судебных заседаний доказательств моей виновности ни по одному из рассмотренных 109-ти пунктов обвинения государственным обвинителемпредставлено не было. Тем не менее, сторона обвинения продолжает представлять суду бумаги, не имеющие никакого доказательного значения, но предъявляемые как «доказательства» моей вины.

 

В частности:

А) 07.07.2011г. при предоставлении доказательств по п.104 обвинения (МПОУП «Иловское») государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» поставки товара по договору №361р:

четвертый экземпляр ТТН поставки, принадлежащий «перевозчику», со ссылкой на договор №361р;

- первый экземпляр ТТН, принадлежащий «покупателю», со ссылкой на договор комиссии №174у (т.74, л.д. 153);

Второй же экземпляр ТТН поставки, принадлежащий «поставщику» и содержащий ссылку также на договор комиссии №174у, в уголовном деле отсутствует и, как было выяснено судом, в МПОУП «Иловское» изъят не был, поскольку в протоколе изъятия отсутствует.

При этом государственному обвинителю было известно, что в соответствии с действующим на момент поставки товара Постановлением Министерства Финансов РБ №53 от 14.05.2001г. утвердившего «Инструкцию по заполнению товарно-транспортной накладной ТТН-1», у грузоотправителя остается 2-й экз. ТТН, который должен быть приложен в бухгалтерии к товарному отчету, 4-й же экз. ТТН служит «основанием для учета транспортной работы и начисления заработной платы водителю».

Кроме того, четвертый экземпляр ТТН поставки, принадлежащий «перевозчику» и изъятый в «Иловском», имел рукописные исправления цены и стоимости товара, отсутствующие на экземпляре грузополучателя.

Таким образом, установленного законодательством РБ единственного источника, подтверждающего факт отгрузки товара предприятием «Иловское», обвинением представлено не было.

 

 

Б) 07.07.2011г. при предоставлении доказательств по п.104 обвинения государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» реализации полученного товара товарную накладную, имеющуюся на л.д.156 т.74:

- не имеющую законного источника появлений в уголовном деле;

- без подписей лиц, получивших и отпустивших товар;

- с двойной нумерацией листа дела;

- противоречащую другим материалам дела.

 

 

В) 07.07.2011г. при предоставлении доказательств по п.104 обвинения государственный обвинитель представил в качестве «доказательства» наличия кредиторской задолженности не имеющую законного источника появления в деле бумагу(т.74 л.д.156), а именно т.н. им Акт сверки» по состоянию на 16.06.2008г., без подписей должностных лиц ООО «Виторжье» и печати, который в соответствии с Законом РБ «О бухгалтерском учете и отчетности» не может служить основанием для подтверждения ни какой-либо задолженности, ни каких - либо хозяйственных отношений.

Г) 07.07.2011г. при предоставлении доказательств по п.106 обвинения (ОАО «Электрум») государственный обвинитель представил в качестве «доказательства» моей вины:

- копию искового заявления директора ОАО «Электрум» в суд г.Новополоцка (т.53 л.д.125-126), в котором ответчиком является ООО «Виторжье», а не я - обвиняемая;

договор поставки (т.72 л.д.83), не имеющий законного источника появления в деле, но имеющий тройную нумерацию листа дела;

- ТТН поставки (т.72 л.д.84), не имеющую законного источника появления в деле, ноимеющую исправления и пометки, явно свидетельствующие о недостаче товара;

копию платежного требования (т.53 л.д.111), которое поставщик не имел права выставлять в соответствии с условиями заключенного договора.

 

 

Д) 07.07.2011г. при предоставлении доказательств по п.108 обвинения (ТЧУП «Дэйнти») государственный обвинитель представил в качестве «доказательства» моей вины:

Заявление руководителя ТЧУП «Дэйнти» в Витебский областной суд (т.95 л.д.108) с отказом от заявленного иска лично ко мне, Бочурной Е.М., и подтверждением своих требований к ООО «Виторжье».

- т.н. обвинением «Документ без названия», находящийся в т.7 на л.д. 172 -174), не имеющий законного источника появления в уголовном деле, но имеющий 56 чисел, обозначающих остаток товара со знаком «минус»;

ТТН (т.7 л.д. 175-182), якобы подтверждающие данные на листке бумаги, именуемом обвинением как «Реестр по расходу товара». При этом 5 из 8-ми ТТН датированы07.07.2005г., тогда как товар от ТЧУП «Дэйнти» был получен только через 2 недели –20.07.2005г. Остальными же ТТН реализация полученного товара не подтверждена.

 

 

Е) 07.07.2011г. при предоставлении доказательств по п.109 обвинения (Гомельский станкостроительный завод им. С.М.Кирова) государственный обвинитель представил в качестве «доказательства» моей вины листы тома №30 уголовного дела с нумерацией, свидетельствующей:

о несовпадении нумерации листов дела с протоколами предыдущих судебных заседаний Новополоцкого городского и Витебского областного судов;

- о помещении в уголовное дело более 20-ти листов неизвестных мне документов,которые отсутствовали в уголовном деле при моем ознакомлении с ним в 2006г.

При этом на требование судьи о проведении служебной проверки по данному факту государственный обвинитель ответил отказом.

 

 

Ж) 07.07.2011г. при предоставлении доказательств по п.110 обвинения (Борисовское производственное объединение музыкальных инструментов) государственный обвинитель представил в качестве «доказательства» получения товара (т.74 л.д.26) якобы изъятую в ООО «Виторжье» копию 1-го ТТН поставки, принадлежащую «покупателю».

При этом судом было выяснено, что копия сделана со второго экз. ТТН, уже вшитого в уголовное дело и принадлежащего «продавцу».

Таким образом, установленного законодательством РБ единственного источника, подтверждающего факт поступления товара в ООО «Виторжье», оприходывания его на складе и в бухгалтерии общества, обвинением представлено не было.

 

 

З) 07.07.2011г. при предоставлении доказательств по п.110 обвинения государственный обвинитель представил в качестве «доказательства» произведенной поставки товаров в адрес ООО «Виторжье» претензию руководителя предприятия (т.22 л.д.223), согласно которой по указанной обвинением ТТН поставка продукции не производилась.

 

 

И) 07.07.2011г. при предоставлении доказательств по п.110 обвинения государственный обвинитель представил в качестве «доказательства» произведенной поставки товаров в адрес ООО «Виторжье» т.н. им «Документ без названия, но по видимости Реестр по расходу товаров», находящийся в т.74 на л.д. 27.

При этом в качестве подтверждения достоверности данного «реестра» по отгрузке полученного товара прокурор Сузанский В.В. не предъявил суду ни одной ТТН, подтверждающие данные т.н. «Реестра».

 

 

К) 07.07.2011г. при предоставлении доказательств по п.110 государственный обвинитель представил в качестве «доказательства» моей вины копию искового заявления директора ОАО в суд г.Новополоцка (т.22 л.д.231), в котором ответчиком является ООО «Виторжье», а не я – обвиняемая.

 

Таким образом, 07.07.2011г. государственный обвинитель в нарушение ст.325 УПК РБ обвинения не предъявил суду ни одного доказательства моей виновности в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.216 УК РБ. При этом государственный обвинительнеоднократно знакомился с материалами дела и знал, что доказательств моей виновности ни по одному из эпизодов в уголовном деле не имеется.

 

Вышеуказанное, как я считаю:

- привело к нарушению нормального функционирования правосудия,

- свидетельствует о стремлении стороны обвинения принудить суд признать«доказательствами моей вины» имеющиеся в деле бумаги, не имеющие отношения к делу и противоречащие другим документам, а также отрывочные, бессистемные, не имеющие законных источников, вложенные в дело избирательно и с явно обвинительной уклоном иные документы.

 

Личная заинтересованность государственного обвинителя в исходе дела заключается, как я считаю, в желании исполнить указания вышестоящего прокурора по поддержанию обвинения для сокрытия отсутствия прокурорского надзора за предварительным следствием при возбуждении и расследовании моего дела.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

08.07.2011г.                                                              Е.М. Бочурная.