Судье

Витебского областного суда

Андрушенко А.А.

ул.Шубина, 4

210015 г.Витебск

В 11-й раз!

обвиняемой

по ч.2 ст.216 УК РБ

Бочурной Е.М.

ул.Молодежная, 120-42 

211440, г.Новополоцк

м.т. 8(029)648-51-07

 

ОТВОД

 

Я, обвиняемая Бочурная Евгения Михайловна, заявляю отвод судье Витебского областного суда Андрушенко А.А.

 

В соответствии со ст.77 УПК РБ «судья не может участвовать в рассмотрении уголовного дела, если имеются иные обстоятельства, дающие основание считать, чтосудья лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного дела».

Я считаю, что судья лично, и прямо и косвенно заинтересован в исходе моего уголовного дела, поскольку в ходе судебных заседаний им грубо нарушается УПК РБ, Присяга судьи Республики Беларусь и Кодекс Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей.

 

Основания так считать у меня следующие:

1. В соответствии с установленным судьей Андрушенко А.А. порядком рассмотрения моего уголовного дела с по настоящее время проводится допрос обвиняемой с одновременным представлением стороной обвинения доказательств моей виновности и исследованием судом представленных доказательств.

В соответствии с п.2 ст.18 УПК РБ «Решение о виновности либо невиновности обвиняемого суд выносит лишь на основе достоверных доказательств, подвергнутых всестороннему, полному и объективному исследованию и оценке».

Таким образом, на вышеуказанной стадии судебного процесса для принятия в дальнейшем обоснованного судебного решения судья обязан всесторонне, полно и объективно исследовать и оценить каждое из предъявляемых стороной обвинения доказательств.

 

Однако, судья Андрушенко А.А., заведомо зная, что достоверных доказательствпо абсолютному большинству материалов не имеется, в ходе судебного заседания 10.06.2011г. позволил государственному обвинителю:

А) при рассмотрении п.47 обвинения огласить и предъявить как доказательство моей виновности находящуюся на л.д.172 в т.96 справку о сумме задолженности ООО «Виторжье» в пользу ДП «Гаспадар», подписанную руководителем юридического лица, с которым ни лично я, ни ООО «Виторжье» в договорных отношениях не состояли, а именно руководителем ОАО «Мебельстройконструкция».

При этом и государственному обвинителю и суду из исследованных ранее документов было известно, что ДП «Гаспадар» еще в марте 2006г. ликвидировано и исключено из ЕГРЮЛиИП, а документы, свидетельствующие о переходе к какому-либо юридическому лицу права требования долга в уголовном деле отсутствуют.

 

Б) при рассмотрении п.47 обвинения огласить и предъявить как доказательство моей виновности находящиеся на л.д.278 и 286 в т.7

- не имеющие законного источника появления,

- не имеющие ни одного из реквизитов официального документа, без подписей, печатей и т.д.

листы белой бумаги, именуемые обвинением как ТТН поставки.

 

В) при рассмотрении п.47 обвинения огласить и предъявить как доказательство моей виновности находящееся на л.д.209 в т.42 письмо в адрес руководства ДП «Гаспадар»за моей подписью, в котором я объясняла причины задержки по оплате (вмешательство правоохранительных органов, изъятие всей документации и т.д.).

Я пояснила суду, что данные письма рассылались по предприятиям, перед которымимогла иметься задолженность, что в письме отсутствуют ссылки на конкретные суммы, что упоминаемая в письме задолженность была предполагаемой, поскольку бухгалтерских документов в ООО «Виторжье» на дату написания писем уже не было и т.д.

Однако судья заявил, что «Мы зачитали Вам письмо, исходя из него,задолженность была, а какая? Вы не помните?».

Г) при рассмотрении п.48 обвинения огласить и предъявить как доказательство моей виновности находящейся на л.д.195 в т.54 договор поставки, который не имеет отношения к рассматриваемому эпизоду, поскольку в копии ТТН поставки товара в адрес ООО «Виторжье» (л.д.46 т.46), в графе «основание отпуска» вышеуказанный договор не указан.

Мои ходатайства (в т.ч. и 7 письменных) об истребовании судом и изучении в судебных заседаниях подлинных бухгалтерских документов руководимых мною предприятий судом немотивированно были отклонены. Мое ходатайство о вызове в суд и допросе директора предприятия по данному эпизоду для установления обстоятельств поставки, в т.ч. и заключения договоров, судом также было отклонено,

однако судья задал мне, как я считаю издевательский вопрос «Так по какому договору поступал товар?».

Поскольку исследование доказательств, в том числе и в части установления их достоверности, другими стадиями уголовного процесса не предусмотрено, считаю, что в настоящее время судьей Андрушенко А.А. в нарушение ст. 105 УПК РБпредпринимаются попытки именно на этой стадии признать предоставляемые стороной обвинения доказательства законными и допустимыми.

 

Кроме того, в ходе судебного заседания 10.06.2011г. судье стало известно (после моего ходатайства огласить обвинению л.д.56 в т.46), что руководитель следственной группы Малышев О.А. рассылал поручения об ОРМ, в которых обязывал руководителей предприятий подавать исковые заявления лично ко мне.

При этом Малышев О.А. сознательно вводил руководителей предприятий в заблуждение, указывая, что в рамках исполнения решений хозяйственных судов долг взыскать не удастся.

Таким образом, судье Андрушенко А.А. было известно, сто следователь Малышев О.А. присвоил себе полномочия судей хозяйственных судов, однако должной оценки этому факту судом дано не было, и, как я предполагаю, дано не будет.

 

Вышеуказанные нарушения УПК РБ допускаются судьей сознательно для того, как я считаю, чтобы вынести в отношении меня неправосудный обвинительный приговор с целью скрыть нарушения законодательства РБ, допущенные сотрудниками ОВД при предварительном расследовании дела, в том числе и продолжающуюся по настоящее время, что установлено судом из допросов свидетелей.

Считаю, что вышеуказанным мотивам судья Андрушенко А.А. не имеет ни морального, ни законного права участвовать в дальнейшем рассмотрении моего уголовного дела, поскольку в ходе судебных заседаний им грубо нарушается УПК РБ, Присяга судьи Республики Беларусь, Кодекс Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

03.06.2011г.                                                              Е.М. Бочурная.