Судье

Витебского областного суда

Андрушенко А.А.

ул.Шубина, 4

210015 г.Витебск

в 12-й раз!

обвиняемой

Бочурной Е.М.

ул.Молодежная, 120-42 

211440, г.Новополоцк

 

ОТВОД

 

Я заявляю отвод государственному обвинителю – старшему прокурору отдела по надзору за законностью судебных постановлений прокуратуры Витебской области Сузанскому В.В., поскольку в соответствии с п.5) ч.1 ст.77 УПК РБ прокурор, государственный обвинитель «не может участвовать в рассмотрении уголовного дела,если имеются иные обстоятельства, дающие основание считать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного дела».

Я считаю, что государственный обвинитель лично, и прямо и косвенно заинтересован в исходе моего уголовного дела, поскольку в ходе судебных заседаний им грубо нарушается УПК РБ.

 

Основания так считать у меня следующие:

В соответствии с п.1 ст.325 УПК РБ «Государственный обвинитель излагает суду доказательства, которые, по его мнению, подтверждают виновность лица в совершенном преступлении».

В ходе прошедших судебных заседаний доказательств моей виновности ни по одному из рассмотренных 113-ти пунктов обвинения государственным обвинителем представлено не было.

(Отсутствие доказательств виновности Бочурной Е.М. в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.216 УК РБ прилагается).

 

В частности, в ходе судебного заседания 08.07.2011г.:

А) При предоставлении доказательств по п.111 обвинения (ООО «Виадафиш») государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» моей виновностивзаимоисключающие документы, а именно:

- исковое заявление (к ответчику – ООО «Виторжье») без наименования адресата (л.д.187 т.47) со ссылкой на договор №535.

- договор поставки №535 (л.д.197-198 т.47);

- ТТН поставки (л.д.200 т.47), копии справок о расчетах (л.д.185 и 204 т.47) со ссылкой на договор №532;

- копию доверенности на получение ТМЦ представителем ООО «Виторжье» без указания наименования предприятия, на котором должен быть получен товар и без указания наименования полученного товара (л.д.199 т.47).

- ТТН поставки (л.д.147 т.47), принадлежащую «покупателю», имеющую пометки, свидетельствующие о недопоставке товара в адрес ООО «Виторжье»;

- «документ без названия», якобы свидетельствующий о получении и реализации полученного обществом товара, без первичных документов, подтверждающих проведенные операции и имеющий 6 чисел, обозначающих остаток товара со знаком «минус» (л.д.148-151 т.65).

Более того, зная, что договора поставки с указанием на формы и сроки расчетов им не представлено, государственный обвинитель задал мне вопрос: «По ТТН, указанной в обвинении, Вы рассчитались?».

 

 

Б) При предоставлении доказательств по п.112 обвинения (ТРУП «Текстильторг») государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» моей виновности документы, свидетельствующие об обратном, а именно:

отсутствующую в протоколе выемки документов ТРУП «Текстильторг» справку о якобы имеющейся задолженности без даты и адресата (т.53 л.д.14);

- доверенность на получение ТМЦ представителем ООО «Виторжье» со ссылкой на получение товара не по ТТН поставкиа по иному документу (№16.01), отсутствующему в материалах дела (т.53 л.д.34);

- ТТН поставки (л.д.40 т.74):

не имеющую законного источника появлений в уголовном деле;

без подписей лиц, получивших товар;

противоречащую другим материалам дела.

 

Кроме того, в подтверждение обвинения о нанесении мною ущерба ТРУП «Текстильторг» на сумму 5.187.929 руб., государственный обвинитель представил суду:

- Акт проверки ИМНС, согласно которого задолженность составляет 2.850.000 руб. (т.53 л.д.26);

- Акт ревизии отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье», согласно п.193 которого задолженность - 2.337.920 руб.;

- Справку о состоянии задолженности от 15.07.2008г., согласно которой задолженность ООО «Виторжье» составляет 14.718.155 руб. (т.97 л.д.165).

Более того, зная, что в договоре не определена форма расчетов, а именно при указании в договоре «нужное подчеркнуть» не подчеркнута ни одна форма расчетов, государственный обвинитель ввел суд в заблуждение, предположив, что «в договоре определена именно денежная форма, поскольку напротив ее стоит галочка».

 

 

В) При предоставлении доказательств по п.113 обвинения (ЧЗПУП «Чашникский коопзаготпром») государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» моей виновности документы, противоречащие предъявленному мне обвинению, а именно:

второй экземпляр ТТН поставки (т.46 л.д.70), принадлежащий «поставщику» и содержащий ссылку на договор поставки б/н от 05.08.2005г., отсутствующий в уголовном деле;

- первый экземпляр ТТН поставки (т.66 л.д.41), принадлежащий «поставщику» и содержащий ссылку на договор поставки №193 от 05.08.2005г.

справку от предприятия «Чашникский коопзаготпром» (т.46 л.д.83), согласно которой поставка товара осуществлялась по договору поставки б/н от 15.08.2005г.;

- копию решения хозяйственного суда Витебской области, согласно которому поставка товара в адрес ООО «Виторжье» осуществлялась по другому договору и ТТН, нежели указано в обвинении.

Также в качестве доказательств нанесения ущерба лично мною государственный обвинитель представил суду копию искового заявления директора ЧЗПУП «Чашникский коопзаготпром»в суд г.Новополоцка (т.46 л.д.85), в котором ответчиком является ООО «Виторжье», а не я – обвиняемая.

 

Таким образом, 08.07.2011г. государственный обвинитель в нарушение ст.325 УПК РБ обвинения не предъявил суду ни одного доказательства моей виновности в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.216 УК РБ. При этом государственный обвинительнеоднократно знакомился с материалами дела и знал, что доказательств моей виновности ни по одному из эпизодов в уголовном деле не имеется.

 

Вышеуказанное, как я считаю:

- свидетельствует о стремлении стороны обвинения принудить суд признать«доказательствами моей вины» имеющиеся в деле отрывочные, бессистемные, не имеющие законных источников, вложенные в дело избирательно и с явно обвинительной уклоном бумаги;

- привело к нарушению нормального функционирования правосудия.

Личная заинтересованность государственного обвинителя в исходе дела заключается, как я считаю, в желании карьерного роста, а именно в желании исполнить указания вышестоящего прокурора по поддержанию обвинения для сокрытия отсутствия прокурорского надзора за предварительным следствием при возбуждении и расследовании моего дела.

 

 

 

 

 

 

 

18.07.2011г.                                                              Е.М. Бочурная.