Судье

Витебского областного суда

Андрушенко А.А.

ул.Шубина, 4

210015 г.Витебск

в 14-й раз!

обвиняемой

Бочурной Е.М.

ул.Молодежная, 120-42 

211440, г.Новополоцк

 

ОТВОД

 

Я заявляю отвод государственному обвинителю – старшему прокурору отдела по надзору за законностью судебных постановлений прокуратуры Витебской области Сузанскому В.В., поскольку в соответствии с п.5) ч.1 ст.77 УПК РБ прокурор, государственный обвинитель «не может участвовать в рассмотрении уголовного дела,если имеются иные обстоятельства, дающие основание считать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного дела».

Я считаю, что государственный обвинитель лично, прямо и косвенно заинтересован в исходе моего уголовного дела, поскольку в ходе судебных заседаний сторона обвинения стремится принудить суд признать «доказательствами моей вины»имеющиеся в деле отрывочные, бессистемные, не имеющие законных источников, вложенные в дело избирательно и с явно обвинительной уклоном бумаги, именуемые обвинением «документами».

 

Основания так считать у меня следующие:

В соответствии с п.1 ст.325 УПК РБ «Государственный обвинитель излагает суду доказательства, которые, по его мнению, подтверждают виновность лица в совершенном преступлении».

В ходе прошедших судебных заседаний доказательств моей виновности ни по одному из рассмотренных 119-ти пунктов обвинения государственным обвинителем представлено не было.

 

В частности, в ходе судебного заседания 19.07.2011г.:

А) При предоставлении доказательств по п.118 обвинения (УП «Рогачевская мебельная фабрика») государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» моей виновности документы, не имеющие юридической силыимеющие следы исправлений и противоречащие один другому, а именно:

не предусмотренную Законом РБ «О бухгалтерском учете и отчетности», не подкрепленную первичными учетными бухгалтерскими документами и потому не имеющую юридической силы «Справку» от предприятия о задолженности ООО «Виторжье» (т.41 л.д.193), в которой сумма якобы имеющейся задолженности не соответствует сумме, указанной в обвинении.

- две не заверенных в установленном порядке копии договора поставки на листах бумаги для факсимильной связи (т.41 л.д. 206-207 и т.65 л.д.153-154). При этом обвинениене предоставило оригинала договора.

- исковое заявление руководства предприятия в суд г.Новополоцка (т.41 л.д.223), в котором имеются исправления, внесенные неустановленным лицом уже после ознакомления меня с материалами уголовного дела в 2006г.

- «документ без названия», якобы свидетельствующий о получении и реализации полученного обществом товара, не имеющий законного источника появления в уголовном деле и без первичных документов, подтверждающих проведенные операции (л.д.156-157 т.65).

При этом согласно представленного «документа без названия» товара было отпущено в 2 раза больше, чем получено.

- не предусмотренную Законом РБ «О бухгалтерском учете и отчетности», не подкрепленную первичными учетными бухгалтерскими документами и потому не имеющую юридической силы «Справку» от предприятия о задолженности ООО «Виторжье» (т.41 л.д.194), согласно которой часть задолженности была погашена по договору перевода долга.

При этом согласно справки договор перевода долга заключен не был(!).

- список дебиторов УП «Рогачевская мебельная фабрика», согласно которому руководство фабрики не считает дебиторскую задолженность уголовно-наказуемым деянием, а информирует местную исполнительную власть о ее наличии.

 

 

Б) При предоставлении доказательств по п.119 обвинения (ПТЧУП «Эмпирей») государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» моей виновности документы, противоречащие предъявленному мне обвинению, а именно:

- платежные требования, выставленные в банк (т.50 л.д.64-65), которые согласно условиям заключенного договора ПТЧУП «Эмпирей» не имело права выставлять;

- исковое заявление руководства предприятия в суд г.Новополоцка (т.50 л.д.74), в котором ответчиком является ООО «Виторжье», а не я – обвиняемая;

 

- справку от предприятия о том, что ПТЧУП «Эмпирей» в Хозяйственный суд не обращался (т.50 л.д.90),  что является нарушением условий заключенного договора поставки;

не имеющий законного источника появления в уголовном деле «документ без названия» (т.69 л.д.234-236), якобы свидетельствующий о получении и реализации полученного обществом товара.

При этом государственный обвинитель попытался в очередной раз ввести суд в заблуждение, заявив, что в деле имеются 3 ТТН, подтверждающие расход полученного товара.

Как было установлено судом, представленные обвинением ТНН на л.д. 237 и 239 т.69не читаемы абсолютно, а на л.д. 238 – ТТН трудночитаемая. Судом также было установлено, что представленные обвинением листы бумаги не заверены в установленном порядке.

 

 

Таким образом, 19.07.2011г. государственный обвинитель в нарушение ст.325 УПК РБне предъявил суду ни одного доказательства моей виновности в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.216 УК РБ. При этом государственный обвинительнеоднократно знакомился с материалами дела и знал, что доказательств моей виновности ни по одному из эпизодов в уголовном деле не имеется.

Вышеуказанное, как я считаю, привело к нарушению нормального функционирования правосудия.

 

Личная заинтересованность государственного обвинителя в исходе дела заключается, как я считаю, в желании карьерного роста, а именно в желании исполнить указания вышестоящего прокурора по поддержанию обвинения для сокрытия отсутствия прокурорского надзора за предварительным следствием при возбуждении и расследовании моего дела.

 

 

 

 

 

 

20.07.2011г.                                                              Е.М. Бочурная.