Судье

Витебского областного суда

Андрушенко А.А.

ул.Шубина, 4

210015 г.Витебск

в 15-й раз!

обвиняемой

Бочурной Е.М.

ул.Молодежная, 120-42 

211440, г.Новополоцк

 

ОТВОД

 

Я заявляю отвод государственному обвинителю – старшему прокурору отдела по надзору за законностью судебных постановлений прокуратуры Витебской области Сузанскому В.В., поскольку в соответствии с п.5) ч.1 ст.77 УПК РБ прокурор, государственный обвинитель «не может участвовать в рассмотрении уголовного дела,если имеются иные обстоятельства, дающие основание считать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного дела».

Я считаю, что государственный обвинитель лично, прямо и косвенно заинтересован в исходе моего уголовного дела, поскольку в ходе судебных заседаний сторона обвинения стремится принудить суд признать «доказательствами моей вины»имеющиеся в деле отрывочные, бессистемные, не имеющие законных источников, вложенные в дело избирательно и с явно обвинительной уклоном бумаги, именуемые обвинением «документами».

 

Основания так считать у меня следующие:

В соответствии с п.1 ст.325 УПК РБ «Государственный обвинитель излагает суду доказательства, которые, по его мнению, подтверждают виновность лица в совершенном преступлении».

В ходе прошедших судебных заседаний доказательств моей виновности ни по одному из рассмотренных 124-ти пунктов обвинения государственным обвинителем представлено не было.

В частности, в ходе судебного заседания 20.07.2011г.:

А) При предоставлении доказательств по п.120 обвинения (ЧУП «Ружанская мебельная фабрика») государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» моей виновности документы, не имеющие юридической силыопровергающие предъявленное мне обвинение и противоречащие один другому, а именно:

- письмо в ИМНС по г.Ружаны о взыскании задолженности по налогам фабрики с ООО «Виторжье», но на сумму, отличающуюся от суммы в предъявленном мне обвинении (т41 л.д.256);

- исковое заявление руководства предприятия (т.41 л.д.261-263), в котором ответчиком является неизвестная ни мне, ни суду Бочурная Елена Михайловна;

- 2 противоречащих одна другой, без даты составления и без указания адресата, не предусмотренных Законом РБ «О бухгалтерском учете и отчетности», не подкрепленныхпервичными учетными бухгалтерскими документами и потому не имеющих юридической силы, «Справки» от предприятия о сумме задолженности ООО «Виторжье» (т.41 л.д.244 и 279), с указанием на разные суммы задолженности;

- копию платежного требования (т.41 л.д.277) со ссылкой на иную ТТН, чем указано в обвинении;

- справку в Витебский областной суд (т.95 л.д.57) не подкрепленную первичными учетными бухгалтерскими документами и потому не имеющую юридической силы, о сумме задолженности ООО «Виторжье» с указанием на иную сумму поставленного товара, иной договор поставки и иную ТТН;

- лист бумаги под названием «Реестр по расходу товаров», якобы свидетельствующий о получении и реализации полученного обществом товара, не имеющий законного источника появления в уголовном деле, без подписей лиц, его составивших и без первичных документов, подтверждающих проведенные операции (л.д.107 т.69). При этом в реестре по ряду позиций товара отгружено больше, чем поступило.

Кроме того, при предоставлении доказательств по п.120 обвинения государственный обвинитель выборочно и с обвинительным уклоном представил в качестве «доказательств» моей виновности только часть документов, изъятых на «Ружанской мебельной фабрике», а именно не был представлен суду 1 лист из общего числа документов, изъятых на фабрике согласно сопроводительного письма (т.41 л.д.239-241).

 

 

Б) При предоставлении доказательств по п.121 обвинения (ООО «БелФанТекс») государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» моей виновности документы, противоречащие предъявленному мне обвинению и опровергающие его, а именно:

- 2 бумаги, именуемые обвинением как «Акты сверки» (т.53, л.д.208 и 209) не оформленные в соответствии с действующим законодательством РБ, подписанные только одной стороной, без подписей и печатей со стороны ООО «Виторжье» и не подтвержденные первичными бухгалтерскими документами;

- справку от предприятия о том, что ООО «БелФанТекс» в Хозяйственный суд не обращался (т.53 л.д.231), что является нарушением условий заключенного договора поставки;

- исковое заявление руководства предприятия в суд г.Новополоцка (т.81 л.д.207), в котором руководство ООО «БелФанТекс» просит взыскать задолженность в пользу постороннего, несуществующего (что установлено судом при допросе по п.116 обвинения) предприятия ООО «Белмашком»(!);

- «документ без названия», якобы свидетельствующий о получении и реализации полученного обществом товара, не имеющий законного источника появления в уголовном деле и без первичных документов, подтверждающих проведенные операции (л.д.121 т.67);

При представлении доказательств моей виновности 1-й экз. ТТН поставки,принадлежащий руководимому мною обществу и подтверждающий проведение хозяйственной операции уполномоченными на то должностными лицами ООО «Виторжье», обвинением представлен не был.

Кроме того, при предоставлении доказательств по п.121 обвинения государственный обвинитель выборочно и с обвинительным уклоном представил в качестве «доказательств» моей виновности только часть документов, изъятых в ООО «БелФанТекс», а именно:

- в ООО «БелФанТекс» согласно сопроводительного письма (т.53 л.д.207) были изъяты и направлены в Новополоцкий ГОВД документы на 51-м листе,

- обвинением представлено суду только 24 листа.

 

В) При предоставлении доказательств по п.122 обвинения (ОАО «Витебскхозторг») государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» моей виновности документы, противоречащие предъявленному мне обвинению, а именно:

- договор купли-продажи (т.25 л.д.149), в котором ООО «Виторжье» является «Поставщиком», а не «Покупателем»;

- доверенность на право заключения договора, оформленную на представителя ООО «Виторжье», который не подписывал договор;

- лист бумаги под названием «Реестр» (л.д.133 т.25), якобы свидетельствующий о получении и реализации полученного обществом товара, не имеющий законного источника появления в уголовном деле и без подписей лиц, его составивших. При этом в подтверждение отпуска товара в адрес 3-х организаций обвинением предъявлена незаверенная и трудночитаемая копия только одной ТНН, по которой определить поставщика товара невозможно;

- письмо руководителя ОАО «Витебскхозторг» в ИМНС по Октябрьскому району г.Витебска (т.25 л.д.167), с уведомлением об уступке права требования долга Инспекциии от ООО «Виторжье», согласно которого предполагаемой обвинением задолженности у ООО «Виторжье» перед ОАО «Витебскхозторг» не имеется.

При этом на мое ходатайство о вызове в судебное заседание должностных лиц ОАО «Витебскхозторг» и ИМНС по Октябрьскому району г.Витебска для выяснения всех обстоятельств уступки права требования долга, государственный обвинителькатегорически возразил, мотивировав отказ наличием в деле Решения Хозяйственного суда Витебской области, состоявшегося спустя 4 месяца после даты написания вышеуказанного письма и установившего задолженность ООО «Виторжье» перед ОАО «Витебскхозторг», признанную ответчиком в отзыве на иск.

Мною были заявлены возражения на действия стороны обвинения в связи с тем, что никакой отзыв я не подписывала, и в связи с тем, что направить в Хозяйственный суд Витебской области отзыв на иск было невозможно по причине изъятия до даты Хозяйственного суда документов общества, а также было заявлено ходатайство об истребовании обвинением в Хозяйственном суде Витебской области отзыва на иск.

Однако государственный обвинитель и на это ходатайство категорически возразил,мотивировав отказ наличием в деле «иных документов».

При этом прокурор Сузанский В.В. достоверно знал, что:

- среди изъятых правоохранительными органами и скрываемых от суда документов ООО «Виторжье» имеются папки с названиями «Договора перевода и уступки права требования долга»,

в деле не имеется никаких доказательств не исполнения Решения Хозяйственного суда Витебской области от 19.01.2006г., в том числе и путем заключения договора уступки права требования долга на основании вышеуказанного письма.

Таким образом, государственный обвинитель путем возражений против удовлетворения заявленных мною ходатайств  лишил меня права на защиту и опровержение предъявленного мне обвинения.

Также прокурор Сузанский В.В. попытался ввести суд в заблуждение, представив суду якобы копию «Акта сверки» (т.25, л.д.166) и заявив, что «Акт сверки подписан обеими сторонами».

При детальном исследовании в суде копии «Акта сверки» выяснилось, что он не оформлен в соответствии с действующим законодательством РБ, подписан только одной сторонойи не подтвержден первичными бухгалтерскими документами.

Более того, Сузанский В.В. представил суду якобы еще один «Акт сверки» («черная папка»), который, как выяснилось, в папке не находился, а лежал между томами уголовного дела.

При этом т.н. обвинением «Акт» оказался вообще не читаемым на выцветшей бумаге для факсимильной связи.

Г) При предоставлении доказательств по п.123 обвинения (ИП Тихонова) государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» моей виновности документы, имеющие следы подделокпротиворечащие один другому и предъявленному мне обвинению, а именно:

- исковое заявление ИП Тихоновой на имя следователя Малышева О.А.(т.50 л.д. 6), в котором ответчик не указан;

2 противоречащих один другому (в части указания в чьем лице заключается договор со стороны ООО «Виторжье») договора поставки (т.50 л.д.13-14 и т.70 л.д.22);

- оригинал ТТН поставщика (т.50 л.д.18) со следами исправлений номера и даты заключения договора поставки в графе «основание отпуска»;

- приложение к ТТН поставщика (т.50 л.д.19) без печатей, ссылок на доверенность и подписей лиц, получавших товар;

- «документ без названия», якобы свидетельствующий о получении и реализации полученного обществом товара, не имеющий законного источника появления в уголовном деле и без первичных документов, подтверждающих проведенные операции (л.д.26-28 т.70);

- исковое заявление ИП Тихоновой в суд г.Новополоцка (т.50 л.д.41), в которомответчиком является ООО «Виторжье», а не я – Бочурная Е.М.

 

Более того, в качестве отсутствующего в деле 1-го экз. ТТН поставки, принадлежащего руководимому мною обществу и подтверждающему проведение хозяйственной операции уполномоченными на то должностными лицами ООО «Виторжье», государственный обвинитель как доказательство получения обществом товара представил суду лист бумаги:

не имеющий законного источника появления в уголовном деле,

изготовленный неустановленным лицом,

- с наименованиями предприятий и товара, но без печатей, штампов и подписей лиц, якобы разрешивших отпуск, отпустивших и получивших товар,

- выполненного не на бланке строгой отчетности с голографическими идентификационными знаками,

- с указанием на иную стоимость товара, чем указано в обвинении.

 

 

Д) При предоставлении доказательств по п.124 обвинения (ИК-20) государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» моей виновности документы,противоречащие предъявленному мне обвинению, а именно:

- договор поставки (т.36 л.д.192), заключенный с ИК-20 представителем ООО «Виторжье», который не был допрошен ни на предварительном следствии, ни на судах об обстоятельствах заключения договора;

- т.н. «Акт сверки» («черная папка, лист папки 68 или по другой нумерации 719»), который не подписан со стороны ООО «Виторжье».

- листы бумаги под названием «Реестр по расходу товаров» (л.д.159-164 т.74), якобы свидетельствующий о получении и реализации полученного обществом товара, не имеющий законного источника появления в уголовном деле и без подписей лиц, его составивших.

При этом в подтверждение отпуска товара в адрес различных организацийобвинением предъявлены незаверенные и трудночитаемые копии ТНН, по которым определить факт произведенных операций, наименование поставщика или производителя отпускаемого товара невозможно.

Более того, согласно т.н. обвинением «Реестра» товара отпущено в 2 раза больше, чем поступило.

 

 

Таким образом, 20.07.2011г. государственный обвинитель в нарушение ст.325 УПК РБне предъявил суду ни одного доказательства моей виновности в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.216 УК РБ.

 

Более того, в ходе судебного заседания 20.07.2011г. мною было обращено внимание суда на тот факт, что в «черной» и «серой» папках появились т.н. обвинением «Акты сверок», которые отсутствовали в этих папках при изучении мною материалов дела перед предыдущим судебным заседанием.

При этом, при предоставлении в качестве доказательств моей виновности «Актов сверок в черной и серой папке» государственный обвинитель как на источник ссылается на протоколы обысков, заведомо зная, что предоставляемые им «Акты сверок» на предприятиях не изымались, в протоколах обысков не указаны, впоследствии никем не осматривались и не описывались, неоднократно меняли свой вид от прошитой «белыми нитками» стопки бумаг до «папок», устройство которых позволяет заинтересованным лицам беспрепятственно вкладывать или изымать документы.

На основании вышеизложенного я считаю, что государственный обвинитель в ходе рассмотрения моего уголовного дела искусственно создает доказательства моей виновности.

 

Личная заинтересованность государственного обвинителя в исходе дела заключается, как я считаю, в желании скрыть факты фабрикации моего дела и отсутствия прокурорского надзора за предварительным следствием при возбуждении и расследовании моего уголовного дела.

 

 

21.07.2011г.                                                              Е.М. Бочурная.