Судье

Витебского областного суда

Андрушенко А.А.

ул.Шубина, 4

210015 г.Витебск

в 16-й раз!

обвиняемой

Бочурной Е.М.

ул.Молодежная, 120-42 

211440, г.Новополоцк

 

ОТВОД

 

Я заявляю отвод государственному обвинителю – старшему прокурору отдела по надзору за законностью судебных постановлений прокуратуры Витебской области Сузанскому В.В., поскольку в соответствии с п.5) ч.1 ст.77 УПК РБ прокурор, государственный обвинитель «не может участвовать в рассмотрении уголовного дела,если имеются иные обстоятельства, дающие основание считать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного дела».

Я считаю, что государственный обвинитель лично, прямо и косвенно заинтересован в исходе моего уголовного дела, поскольку в ходе судебных заседаний сторона обвинения стремится принудить суд признать «доказательствами моей вины»имеющиеся в деле отрывочные, бессистемные, не имеющие законных источников, вложенные в дело избирательно и с явно обвинительной уклоном бумаги, именуемые обвинением «документами».

 

Основания так считать у меня следующие:

В соответствии с п.1 ст.325 УПК РБ «Государственный обвинитель излагает суду доказательства, которые, по его мнению, подтверждают виновность лица в совершенном преступлении».

В ходе прошедших судебных заседаний доказательств моей виновности ни по одному из рассмотренных 129-ти пунктов обвинения государственным обвинителем представлено не было.

В частности, в ходе судебного заседания 21.07.2011г.:

А) При предоставлении доказательств по п.125 обвинения (ООО «Диамак») государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» моей виновности документы, не имеющие юридической силыопровергающие предъявленное мне обвинение и противоречащие один другому, а именно:

- 2 ТТН поставки, в которых в графе «основание отпуска» не имелось ссылки на договор, а указаны счет - протоколы, в которых не определены существенные условия хозяйственной операции (т.47 л.д.287-288);

- доверенность на получение ТМЦ на имя представителя ООО «Виторжье» (т.47 л.д.291), в которой основанием отпуска указаны уже 2 счет - фактуры;

- платежное требование(т.47 л.д.292), в котором основанием платежа также указаны 2счет – фактуры, отсутствующие в уголовном деле.

 

Зная, что ни в одном утвержденном Законодательством РБ и представленном суду бухгалтерском документе имеющийся в деле договор поставки (т.47 л.д.285-286), не указан, и, следовательно, поставки по нему не осуществлялись, государственный обвинитель представил суду «убедительный» аргумент: «А они на него ссылаются в претензии!».

Как выяснилось при изучении других письменных материалов, указанная обвинением претензия от ООО «Диамак» (т.47 л.д.293) в части суммы полученного товара противоречит как предъявленному мне обвинению, так и Акту сверки (т.47 л.д.297), подписанному только со стороны «Поставщика».

При этом на мое ходатайство о вызове в судебное заседание директора и должностных лиц ООО «Диамак», отпускавших товар, для выяснения всех обстоятельств оснований для отпуска и отпуска товара, государственный обвинитель категорически возразил, мотивировав отказ «отсутствием необходимости».

 

Более того, в качестве доказательств моей виновности суду был представлен ответ на претензию (т.47 л.д.308) с признанием задолженности без указания ее размера, подписанный неустановленным лицом ООО «Виторжье». По мнению обвинения вышеуказанный ответ был изъят в ООО «Диамак».

Однако, как выяснилось при изучении материалов дела, ответ на претензию в ООО «Диамак» не изымался, поскольку он не указан как в протоколе выемки на предприятии, так и в сопроводительном письме о направлении изъятых в ООО «Диамак» документов в Новополоцкий ГОВД (т.47 л.д.308).

Мое же ходатайство о вызове в судебное заседание должностных лиц ОВД Администрации Октябрьского района г.Минска, для выяснения всех обстоятельств изъятий документов, государственный обвинитель также категорически отверг, в очередной раз мотивировав свое возражение «отсутствием такой необходимости».

 

Государственный обвинитель также как доказательства моей вины представил:

- справку от предприятия о том, что ООО «Диамак» в Хозяйственный суд не обращался (т.47 л.д.310), что является нарушением ХПК РБ.

Мною было обращено внимание суда на тот факт, что при представлении доказательств моей виновности 1-й экз. ТТН поставкипринадлежащий руководимому мною обществу и подтверждающий проведение хозяйственной операции уполномоченными на то должностными лицами ООО «Виторжье», обвинением представлен не был.

Однако в качестве главного аргумента доказательства имеющейся у ООО «Виторжье» задолженности государственный обвинитель заявил, что «Задолженность у ООО «Виторжье» числится в бухгалтерии ООО «Диамак»» и издевательски, как я считаю, спросил меня о причинах этого: «Почему у них числится задолженность?».

Для ответа на заданный вопрос мною было в 3-й раз ходатайство о вызове в судебное заседание директора и гл. бухгалтера ООО «Диамак», для выяснения всех обстоятельств хозяйственных отношений, однако государственный обвинителькатегорически возразил, чем продемонстрировал свое нежелание выяснить все аспекты хозяйственной деятельности субъектов хозяйствования.

 

 

Б) При предоставлении доказательств по п.126 обвинения (Щучинский комбинат надомного труда) государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» моей виновности документы, противоречащие предъявленному мне обвинению и опровергающие его, а именно:

- письмо от директора Щучинский КНТ (т.46 л.д.188) с предложением о расчете путем встречной поставки сырья со стороны ООО «Виторжье» с указанием конкретных наименований;

- договор купли-продажи (т.46 л.д.185-186), в котором не определена была форма расчетов. Однако государственный обвинитель предположил, что форма расчетов – денежная, поскольку «напротив стоит крестик».

Мною было обращено внимание суда, что ни мне, ни обвинению ничего не известно о достигнутых договоренностях при заключении договора и было заявленоходатайство о вызове в судебное заседание директора предприятия для выяснения всех обстоятельств хозяйственных отношений, однако государственный обвинитель в 4-й разкатегорически возразил.

- «документ без названия», якобы свидетельствующий о получении и реализации полученного обществом товара, не имеющий законного источника появления в уголовном деле и без первичных документов, подтверждающих проведенные операции (л.д.91 т.68);

- исковое заявление руководства Щучинский КНТ в суд, (т.46 л.д.176), при этом государственный обвинитель умолчал, что в заявлении ответчиком является ООО «Виторжье», а не я – Бочурная Е.М.;

- письмо о претензии по договорным отношениям (т.111 л.д.209), согласно которому «Щучинский комбинат надомного труда имеет претензии не к Бочурной Е.М, а к ООО «Виторжье»».

 

Мною также было обращено внимание суда на то, что при представлении доказательств моей виновности по п.126 обвинения, 1-й экз. ТТН поставки,принадлежащий руководимому мною обществу и подтверждающий проведение хозяйственной операции уполномоченными на то должностными лицами ООО «Виторжье», обвинением представлен не был.

 

 

В) При предоставлении доказательств по п.127 обвинения (ПТ «Торговый дом ВиТар») государственный обвинитель вообще не представил в качестве «доказательств» моей виновности какие либо документы, предъявив только не имеющие отношения к рассматриваемому эпизоду бумаги, а именно:

- копию гарантийного письма от ООО «Виторжье» руководителю иного юридического лица - ГПРП «Витпромтара» (т.26 л.д.163);

- доверенность на получение ТМЦ на имя представителя ООО «Виторжье» (т.26 л.д.170а), в которой указано о получении одного вида продукции у 2-х разных юридических лиц;

- ТТН поставщика со ссылкой на возврат получаемого товара;

- письмо в Витебский областной суд от председателя неизвестной ликвидационной комиссии (т.97 л.д.84), с указанием, что у ООО «Виторжье» имеется задолженность, но без указания перед каким предприятием.

При этом сумма задолженности согласно письма не совпадает с обвинением по этому эпизоду, и находится на счету, не предусмотренном типовым Планом бухгалтерских счетов.

Однако, на мое ходатайство о вызове в судебное заседание председателя ликвидационной комиссии для выяснения всех обстоятельств наличия задолженности, государственный обвинитель в 5-й раз категорически возразил.

- «документ без названия», якобы свидетельствующий о получении и реализации полученного обществом товара, не имеющий законного источника появления в уголовном деле и без первичных документов, подтверждающих проведенные операции (л.д.57 т.73).

 

Мною также было обращено внимание суда на то, что при представлении доказательств моей виновности по п.127 обвинения, экземпляр договора и 1-й экз. ТТН поставкипринадлежащие руководимому мною обществу, обвинением представлен не был.

 

Г) При предоставлении доказательств по п.128 обвинения (ПРУП «Минский завод СИиТО») государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» моей виновности документы, противоречащие предъявленному мне обвинению и опровергающие его, а именно:

- исковое заявление руководства ПРУП «Минский завод СИиТО» в Новополоцкий городской суд, (т.53 л.д.236-237), при этом государственный обвинитель умолчал, что в заявлении отсутствует дата написания;

- 2-й экз.ТТН поставки (т.53 л.д.267), в которой:

а) указаны сроки оплаты, противоречащие условиям заключенного договора,

б) в качестве основания отпуска указана счет-фактураотсутствующая в деле,

в) часть ТТН в месте, где должна находиться подпись получателя – оборвана;

 

- доверенность на получение ТМЦ на имя представителя ООО «Виторжье» (т.53 л.д.268), в которой часть доверенности в месте, где должна находиться подпись получателя – отсутствует после использования дырокола;

- письмо коммерческого директора ООО «Виторжье» (т.53 л.д.268) с просьбой о возврате в ПРУП «Минский завод СИиТО» полученного товара;

- «документ без названия», якобы свидетельствующий о получении и реализации полученного обществом товара, не имеющий законного источника появления в уголовном деле и с нечитаемыми копиями ТТН, якобы подтверждающих проведенные операции (л.д.49 т.70).

При этом согласно ТТН было получено 279 сверл, а согласно «документа без названия» - только одно, но реализовано – 100 сверл.

 

Мною также было обращено внимание суда на то, что при представлении доказательств моей виновности по п.128 обвинения, экземпляр договора «Покупателя» и 1-й экз. ТТН поставкипринадлежащий руководимому мною обществу, обвинением представлен не был.

 

 

Д) При предоставлении доказательств по п.129 обвинения (ОАО «Стародорожский маслодельный завод») государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» моей виновности документы, противоречащие предъявленному мне обвинению и опровергающие его, а именно:

- «Справку» от предприятия о сумме задолженности ООО «Виторжье» (т.44 л.д.46), без даты составления, не предусмотренную Законом РБ «О бухгалтерском учете и отчетности», не подкрепленную первичными учетными бухгалтерскими документами и потому не имеющую юридической силы, с указанием на сумму задолженности, противоречащую предъявленному мне обвинению;

- не имеющую законного источника появления в деле ТТН поставки покупателя (т.3 л.д.85) без отметок о поступлении товара на склад ООО «Виторжье» и без подписи лиц, его получивших на складе;

- 5 заявок от директора Стародорожского маслодельного завода с указанием наперечень товаров, которые возможно поставить для проведения взаимозачета;

- 7 коммерческих предложений со стороны ООО «Виторжье» с перечнем предлагаемой продукции;

- доверенность на получение товара представителем ООО «Виторжье» (т.44 л.д.180), в которой не указано наименование организации, отпустившей товар;

 

- не имеющий законного источника появления в деле экземпляр ТТН ООО «Виторжье» о якобы реализации полученного товара в адрес ПКФ «МИГ-ЛТД» (т.3 л.д.86) . При этом в ТТН не имеется наименования отпускаемого товара, а имеется ссылка на приложение к ТТН.

Документ с названием «Приложение к ТТН» в уголовном деле отсутствует, однако государственный обвинитель искусственно создал доказательства моей виновности, а именно:

а) представил суду в качестве приложения к ТТН (т.3 л.д.87) не имеющий законного источника появления в деле лист бумаги. При этом на представленном листе бумаги не было подписей материально ответственных лиц ни одной из сторон, но имелись оригинальные штампы ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД».

б) зная, что представленное им «приложение» в ООО «Виторжье» не изымалось, заявил: «А это приложение вынули из Вашего компьютера!».

(прим. – вынули с оригинальными штампами!).

 

- Решение Хозяйственного суда Витебской области, вынесенное уже после изъятия в ООО «Виторжье» всей бухгалтерской документации и лишения тем самым возможности опровергнуть иск, но с указанием в решении полученного отзыва на иск, согласно которого ответчик с иском согласен.

Мною было заявлено суду ходатайство об истребовании обвинением в Хозяйственном суде Витебской области отзыва на иск, поскольку никакой отзыв я не подписывала, и в связи с тем, что направить в Хозяйственный суд Витебской области отзыв на иск было невозможно по причине отсутствия всех бухгалтерских документов у общества.

Мною также в обоснование ходатайства было заявлено суду, что я не была оповещена о предстоящем хозяйственном суде и не участвовала в нем, Решение суда не получала и не имела возможности его обжаловать.

Однако, на мое ходатайство государственный обвинитель в 6-й раз за одно судебное заседание категорически возразил, заявив, что у него нет оснований не доверять решению Хозяйственного суда Витебской области.

 

 

 

Таким образом, 21.07.2011г. государственный обвинитель в нарушение ст.325 УПК РБ не только не предъявил суду ни одного доказательства моей виновности в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.216 УК РБ, но и искусственно создал доказательства якобы моей виновности.

 

 

Учитывая, что прокурор Сузанский В.В.:

- ранее утверждал, что эти же документы уголовного дела являются доказательствами моей вины в совершении иного преступления, предусмотренного даже другой главой УК РБ,

- в исходе настоящего судебного процесса имеет ярко выраженную личную заинтересованность, которая заключается, как я считаю, в желании исполнить указания вышестоящего прокурора по поддержанию обвинения для сокрытия отсутствия прокурорского надзора за предварительным следствием при возбуждении и расследовании моего дела, позволившего сотрудниками ОВД сфальсифицировать «громкое», «значимое» и «имеющее широкий общественный резонанс» уголовное дело,

искусственно создает доказательства моей виновности

считаю, что Сузанский В.В. не имеет ни морального, ни законного права участвовать в дальнейшем рассмотрении моего уголовного дела.

 

 

 

 

 

 

22.07.2011г.                                                              Е.М. Бочурная.