Судье

Витебского областного суда

Андрушенко А.А.

ул.Шубина, 4

210015 г.Витебск

в 18-й раз!

обвиняемой

Бочурной Е.М.

ул.Молодежная, 120-42 

211440, г.Новополоцк

 

ОТВОД

 

Я заявляю отвод государственному обвинителю – старшему прокурору отдела по надзору за законностью судебных постановлений прокуратуры Витебской области Сузанскому В.В., поскольку в соответствии с п.5) ч.1 ст.77 УПК РБ прокурор, государственный обвинитель «не может участвовать в рассмотрении уголовного дела,если имеются иные обстоятельства, дающие основание считать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного дела».

Я считаю, что государственный обвинитель лично, прямо и косвенно заинтересован в исходе моего уголовного дела, поскольку в ходе судебных заседаний он искусственно создает доказательства моей виновности и стремится принудить суд признать«доказательствами моей вины» имеющиеся в деле отрывочные, бессистемные, не имеющие законных источников, вложенные в дело избирательно и с явно обвинительной уклоном бумаги, именуемые обвинением «документами».

 

Основания так считать у меня следующие:

В соответствии с п.1 ст.325 УПК РБ «Государственный обвинитель излагает суду доказательства, которые, по его мнению, подтверждают виновность лица в совершенном преступлении».

В ходе прошедших судебных заседаний доказательств моей виновности ни по одному из рассмотренных 136-ти пунктов обвинения государственным обвинителем представлено не было.

В частности, в ходе судебного заседания 25.07.2011г.:

А) При предоставлении доказательств по п.132 обвинения (ООО «Лакнея) государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» моей виновности документы, не имеющие юридической силы и опровергающие предъявленное мне обвинение, а именно:

- копию листа бумаги, именуемого обвинением «Актом сверки» (т.49, л.д.5), не оформленный в соответствии с действующим законодательством РБ, подписанный только одной стороной, без подписей и печатей со стороны ООО «Виторжье» и не подтвержденную первичными бухгалтерскими документами;

- копию договора купли-продажи (т.49 л.д.13), в котором предполагаемая обвинением печать со стороны ООО «Виторжье» нечитаема;

- договор купли-продажи (т.72 л.д.95), который не имеет законного источника появления в уголовном деле, но имеет 4 нумерации, свидетельствующие о периодическом изъятии его из одних материалов уголовного дела или иных источников и перемещении в другие;

- «документ без названия» (л.д.97 т.72), якобы свидетельствующий о получении и реализации полученного обществом товара, не имеющий законного источникапоявления в уголовном деле и без каких-либо первичных документов, подтверждающих проведенные операции.

Согласно «документу без названия» часть товара была отпущена на 2 дня раньше, чем товар был получен. Однако, на мое ходатайство о вызове в судебное заседание ревизоров КРУ, подтвердивших вышеуказанный факт в п.169 Акта ревизии 2006г. (т.64) для выяснения всех обстоятельств составления ими лично «документа без названия» либо получения его из других источников, государственный обвинитель категорически возразил, мотивировав отказ «отсутствием необходимости».

 

Мною также было обращено внимание суда на то, что при представлении доказательств моей виновности по п.132 обвинения:

а) 1-й экземпляр ТТН поставки, принадлежащий руководимому мною обществу,обвинением представлен не был, что свидетельствует об отсутствии доказательств о поступлении товара на склады ООО «Виторжье» и его оприходовании бухгалтерией общества,

б) обвинением искусственно было создано доказательство моей виновности, а именно - копия 2-го экземпляра ТТН Поставщика была предъявлена суду как 1-й экземпляр ТТН поставки, принадлежащий ООО «Виторжье».

 

 

Б) При предоставлении доказательств по п.133 обвинения (ТЧУП «Служба 77») государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» моей виновности документы, противоречащие предъявленному мне обвинению и опровергающие его, а именно:

- договор поставки (т.49 л.д.208), в котором не определена была форма расчетов, что противоречит предъявленному обвинению в части заключения обществом договоров исключительно с денежной формой оплаты;

- исковое заявление руководства ТЧУП «Служба 77» в суд г.Новополоцка, (т.55 л.д.257-258), при этом государственный обвинитель умолчал, что в заявлении отсутствует дата его составления;

- «документ без названия» (л.д.105-107 т.71), якобы свидетельствующий о получении обществом товара, имеющий двойную нумерацию, но не имеющий законного источникапоявления в уголовном деле и без каких-либо первичных документов, подтверждающих приход товара. При этом согласно «документу без названия» товара было получено в 2 раза больше, чем указано в ТТН поставки;

 

- заявление Начальнику УВД Витебского облисполкома директора ТЧУП «Служба 77» Ходановича А.Л. (т.49 л.д.199), согласно которому у него имеются сведения, что у ООО «Виторжье» отсутствует возможность рассчитаться по задолженности (прим. – рассчитаться на сумму 4,6 млн.руб.).

Мною было заявлено суду ходатайство о вызове в судебное заседание директора предприятия Ходановича А.Л. для выяснения источника его осведомленности об отсутствии у ООО «Виторжье» активов, однако государственный обвинителькатегорически возразил против всестороннего и полного рассмотрения уголовного дела, а именно против удовлетворения моего ходатайства, в очередной раз мотивировав свое возражение «отсутствием оснований».

 

Таким образом, при представлении доказательств моей виновности по п.133 обвинения, ни 1-й экз. ТТН поставкипринадлежащий руководимому мною обществу и подтверждающий получение товара, ни ТТН, подтверждающие расход товара,обвинением представлены не были.

 

 

 

В) При предоставлении доказательств по п.134 обвинения (ОАО «Гомельхлебопродукт») государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» моей виновности документы, противоречащие предъявленному мне обвинению и опровергающие его, а именно:

- заявление в органы внутренних дел директора предприятия (т.28 л.д.231), согласно которому я «завладела деньгами принадлежащими ОАО «Гомельхлебопродукт»», что не может служить доказательством нанесения мною ущерба без признаков хищения;

- заявление руководства предприятия (т.28 л.д.238) о существующей задолженности, при этом государственный обвинитель умолчал, что в заявлении отсутствует дата его написания;

- платежное требование (т.28 л.д.259), которое ОАО «Гомельхлебопродукт» не имело права выставлять, поскольку форма оплаты в договоре не определена;

- копию листа бумаги, именуемого обвинением «Актом сверки» (т.28, л.д.240), не оформленный в соответствии с действующим законодательством РБ, подписанный только одной стороной, без подписей и печатей со стороны ООО «Виторжье» и не подтвержденную первичными бухгалтерскими документами;

 

- копию Решения Хозяйственного суда Гомельской области, вынесенное уже после:

а) изъятия в ООО «Виторжье» всей бухгалтерской документации и лишения тем самым возможности опровергнуть иск,

б) заключения меня под стражу,

с указанием на иную ТТН поставки, чем в предъявленной обвинением суду и указанной в обвинении;

 

- «Справку» в Витебский областной суд о сумме задолженности ООО «Виторжье» по состоянию на 16.07.2008г. (т.95 л.д.87), не предусмотренную Законом РБ «О бухгалтерском учете и отчетности», не подкрепленную первичными учетными бухгалтерскими документами и потому не имеющую юридической силы, поданную от имени другого юридического лица;

 

- «документ без названия» (л.д.69 т.197), якобы свидетельствующий о получении и реализации полученного обществом товара, не имеющий законного источникапоявления в уголовном деле и без каких-либо первичных документов, подтверждающих проведенные операции.

Мною было обращено внимание суда на то, что согласно Акта ревизии от 2006г. (т.64 л.д.58-59) полученный от ОАО «Гомельхлебопродукт» товар был реализован и, по утверждению ревизоров, накладная, подтверждающая реализацию, находится в т.69 на л.д.198. Однако, как было установлено судом, в т.69 на л.д.198 находится копия 2-го экземпляра ТТН поставки товара в адрес ООО «Виторжье».

 

Таким образом, при представлении доказательств моей виновности по п.134 обвинения, ни 1-й экз. ТТН поставкипринадлежащий руководимому мною обществу и подтверждающий получение товара, ни ТТН, подтверждающие расход товара,обвинением представлены не были.

Г) При предоставлении доказательств по п.135 обвинения (ОАО «Новобелицкий комбинат хлебопродуктов») государственный обвинитель государственный обвинитель не представил в качестве «доказательств» моей виновности какие либо документы,, а именно представил только:

- не предусмотренную законодательством РБ «Справку» от руководства комбината о задолженности ООО «Виторжье» (т.29 л.д.161), с указанием на иную сумму, отличающуюся от  предъявленной мне в обвинении;

- копию заявки от ООО «Виторжье» (т.29 л.д.181), текст которой перечеркнутнеустановленным лицом;

- исковое заявление руководства ОАО «Новобелицкий комбинат хлебопродуктов» в суд, (т.29 л.д.162), при этом государственный обвинитель подчеркнул, что в заявленииответчиком является ООО «Виторжье», что по его мнению является доказательствомлично моей виновности(!);

- договор поставки (т.29 л.д.184), в котором определены сроки расчетов, но не определена форма расчетов, что по мнению обвинения является доказательством заключения обществом договоров исключительно с денежной формой оплаты;

- платежное требование (т.29 л.д.186-187), которое:

а) ОАО «Новобелицкий комбинат хлебопродуктов» не имело права выставлять, поскольку форма оплаты в договоре не определена,

б) не имеет отметку обслуживающего ООО «Виторжье» банка о его получении;

- «документ без названия» (т.71 л.д.122-123), якобы свидетельствующий о получении и реализации полученного обществом товара, не имеющий законного источникапоявления в уголовном деле и без каких-либо первичных документов, подтверждающих проведенные операции;

- оригинал 4-го(!) экз. ТТН (т.29 л.д.185), который в соответствии с действующим на момент поставки товара Постановлением Министерства Финансов РБ №53 от 14.05.2001г. утвердившего «Инструкцию по заполнению товарно-транспортной накладной ТТН-1»,принадлежит Перевозчику и служит только «основанием для учета транспортной работы и начисления заработной платы водителю».

Таким образом, суду стало известно, что при представлении доказательств моей виновности по п.135 обвинения:

ни 1-й экз. ТТН поставкипринадлежащий руководимому мною обществу и подтверждающий получение товара,

ни 2-й экз. ТТН поставки принадлежащий ОАО «Новобелицкий КХП», который должен быть приложен в бухгалтерии к товарному отчету,

ни ТТН, подтверждающие расход полученного обществом товара,

обвинением представлены не были.

 

Д) При предоставлении доказательств по п.135 обвинения (ОДО «Восток-Сервис») государственный обвинитель представил в качестве «доказательств» моей виновности документы, противоречащие предъявленному мне обвинению и опровергающие его, а именно:

нечитаемую на выцветшем листе бумаги для факсимильной связи копию договора поставки (т.49 л.д.271), определить по которой как номер договора, так и печати предприятий, фамилии и подписи лиц, его заключивших, - невозможно;

- исковое заявление руководства ОДО «Восток-Сервис» в суд, (т.49 л.д.266), в котором ответчиком является ООО «Виторжье», что по мнению государственного обвинителя является доказательством лично моей, как гражданки, виновности(!);

- копию 2-го экземпляра ТТН поставки (т.49 л.д.273), противоречащую в части суммы полученного товара выводам ревизоров в Акте ревизии 2006г. (т.64 л.д.155);

- копию только одной доверенности представителя ООО «Виторжье» (т.49 л.д.272) на получение ТМЦ по 2-м ТТН и на разные даты, без указания какой товар и по каким ТТН им был получен;

- «документ без названия» (т.72 л.д.77), якобы свидетельствующий о получении и реализации полученного обществом товара, не имеющий законного источникапоявления в уголовном деле и без каких-либо первичных документов, подтверждающих проведенные операции;

При этом согласно «документу без названия», костюмов «капрал» было реализовано 6(!) шт., тогда как по ТТН поставки был получен только один костюм;

- копию листа бумаги, именуемого обвинением «Актом сверки» (т.49, л.д.286), не подтвержденного первичными бухгалтерскими документами, не оформленного в соответствии с действующим законодательством РБ, без печати, но подписанного со стороны ООО «Виторжье» директором ОДО «Восток-Сервис»;

- рапорт рапорта о/у ОБЭП ОВД г.Минска (т.49, л.д.282), о том, что «директор ОДО «Восток-Сервис» отказывается писать заявление о привлечении директора ООО «Виторжье» к уголовной ответственности, а предпочитает встретиться с ним в хозяйственном суде».

 

Мною также было обращено внимание суда на то, что при представлении доказательств моей виновности по п.135 обвинения, 1-й экз. ТТН поставки,принадлежащий руководимому мною обществу и подтверждающий проведение хозяйственной операции уполномоченными на то должностными лицами ООО «Виторжье», обвинением представлен не был.

 

Таким образом, 25.07.2011г. государственный обвинитель в нарушение ст.325 УПК РБ не только не предъявил суду ни одного доказательства моей виновности в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.216 УК РБ, но и искусственно создал доказательства якобы моей вины.

 

 

Более того, в своих 15-м, 16-м и 17-м отводах государственному обвинителю я указывала, что прокурор Сузанский В.В. путем:

- выборочного предъявления документов,

- их лишь частичного оглашения,

- введения суд в заблуждение относительно информации, содержащейся в оглашенных документах,

- утаивания и сокрытия от суда и защиты документов уголовного дела, подтверждающих мою невиновность

искусственно создает, а также поддерживает ранее созданные предварительным следствием искусственные доказательства моей вины.

Однако, при высказывании Сузанским В.В. своего мнения относительно заявленных ему отводов, и в Постановлениях суда об отказе в удовлетворении моих отводов государственному обвинителю мои доводы об искусственном создании доказательства моей вины и прокурором и судом игнорируются, как будто бы я их не заявляла.

Предполагаю, что мои вышеуказанные доводы не будут указаны и в протоколах судебных заседаний.

 

В соответствии с вышеизложенным и учитывая, что государственный обвинитель Сузанский В.В.:

- в исходе настоящего судебного процесса имеет ярко выраженную личную заинтересованность, которая заключается, как я считаю, в желании скрыть отсутствие прокурорского надзора за предварительным следствием при возбуждении и расследовании моего дела, позволившего сотрудниками ОВД сфальсифицировать «громкое», «значимое» и «имеющее широкий общественный резонанс» уголовное дело,

искусственно создает доказательства моей виновности

считаю, что Сузанский В.В. не имеет ни морального, ни законного права участвовать в дальнейшем рассмотрении моего уголовного дела.

 

 

 

26.07.2011г.                                                              Е.М. Бочурная.