Судье

Витебского областного суда

Андрушенко А.А.

ул.Шубина, 4

210015 г.Витебск

В 5-й раз

обвиняемой

Бочурной Е.М.

ул.Молодежная, 120-42 

211440, г.Новополоцк

м.т. 8(029)648-51-07

 

ОТВОД

 

Я заявляю отвод государственному обвинителю – старшему прокурору отдела по надзору за законностью судебных постановлений прокуратуры Витебской области Сузанскому В.В.

В соответствии со ст.81 УПК РБ и с п.5) ч.1 ст.77 УПК РБ прокурор, государственный обвинитель «не может участвовать в рассмотрении уголовного дела, если имеются иные обстоятельства, дающие основание считать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного дела».

Я считаю, что государственный обвинитель лично, и прямо и косвеннозаинтересован в исходе моего уголовного дела.

 

Основания так считать у меня следующие:

1.                Государственный обвинитель в ходе рассмотрения моего уголовного делаподдерживает обвинение, сфабрикованное следствием на основе искусственно созданных доказательств.

 

А) В ходе судебного заседания 28.06.2011г. при рассмотрении п.64 и п.65 обвинения при предъявлении суду документов, находящихся на л.д.208-213 т.2, на л.д.62-67 т.69 и на л.д.169 т.49, государственным обвинителем было заявлено, что им предъявляются «документыкоторые идут к ТТН, а точнее – приложения к ТТН».

Как выяснилось, предъявленные «документы, доказывающие мою виновность», представляют собой не имеющие законного источника листы бумаги с напечатанным на них неустановленным лицом цифрами и текстом, без подписей и печатей, со сделанными на них рукописными пометками, свидетельствующими об их использовании в качестве бумаги для записей.

Б) В ходе судебного заседания 28.06.2011г. при рассмотрении п.66 обвинениягосударственным обвинителем в качестве доказательств размера кредиторской задолженности был предъявлен договор перевода долга, согласно которому ООО «Виторжье» значительную часть задолженности обязалось погасить стороннему предприятию.

Стороне обвинения было известно, что в уголовном деле отсутствуют документы, опровергающие исполнение вышеуказанного договора, а также документы, свидетельствующие о его расторжении.

Однако, государственным обвинителем мне был задан вопрос о том, как я могу объяснить тот факт, что согласно письма от 2008г. в Витебский областной суд (л.д.98 т.96) руководством завода «Оптик» данный договор не учтен.

Я ответить не смогла, но заявила ходатайство о вызове и допроса в суде директора по маркетингу завода для выяснения вышеуказанных обстоятельств, однако мое ходатайство судом было отклонено, в том числе и по причине категоричного возражения стороны обвинения.

 

В) Стороной обвинения в качестве доказательства моей вины было предъявлено находящееся на л.д.116 т.34 платежное поручение о банковском переводе ИП Бочурным Ю.М. денежных средств на р/с завода «Оптик».

Стороне обвинения было известно, что в уголовном деле отсутствуют документы ИП Бочурный Ю.М., что он неоднократно указывал на необходимость прокурору воспользоваться правами процессуального принуждения для истребования его бухгалтерских документов из Новополоцкого ГОВД в соответствии со ст.34 УПК РБ, однако государственным обвинителем мне был задан издевательский, как я считаю, вопрос о том, что я могу пояснить по данному факту.

 

Г) Государственный обвинитель 28.06.2011г. в качестве доказательства моей вины (п.69 обвинения) представил находящееся на л.д.27 т.19 уголовного дела исковое заявление руководства Барановичской мебельной фабрики. При исследовании выяснилось, что заявление не имеет наименования организации, для которой предназначается, даты составления и других обязательных для официального документа реквизитов.

 

Д) В качестве доказательства наличия моих указаний о заключении договоров поставки в безналичной денежной форме, 28.06.2011г. при рассмотрении п.66 обвинениягосударственным обвинителем были представлены:

- письмо от директора по маркетингу завода «Оптик» с просьбой коммерческому директору ООО «Виторжье» предоставить ассортиментный перечень имеющейся продукции (т.34 л.д.132);

- перечень товаров, предлагаемый ООО «Виторжье» для проведения взаимозачета (т.4).

Таким образом, государственный обвинитель предъявил суду в качестве доказательств моей вины в заключении договоров поставки исключительно в безналичной денежной форме, документы, доказывающие обратное, что свидетельствует о поддержании им обвинения, сфабрикованного следствием на основе искусственно созданных доказательств.

 

Е) В качестве доказательства реализации полученного товара обществом «Виторжье» у поставщиков по п.п.64-69 обвинения, 28.06.2011г. стороной обвинения были представлены суду не имеющие ни одного из необходимых для официального документа реквизитов:

- листы бумаги без названия, без подписей ответственных лиц, их составивших, без печатей, с напечатанными на них датами и цифрами со знаком «минус», именуемые обвинением как «реестр на получение и отпуск товара»;

- нечитаемые копии неизвестных обвинению бумаг, находящиеся на л.д 213-214 т.68, л.д.72-78 т.69, 206-248 т.2 и др., именуемые обвинением как «накладные на расход товара».

 

2. В соответствии с УК РБ искусственное создание доказательств является уголовно-наказуемым деянием.

Государственный обвинитель как при изучении материалов дела, так и при исследовании их в суде убедился, что предварительным следствием по исследованным эпизодам обвинения доказательства были созданы искусственно, однако пытаетсяпринудить суд признать их в качестве доказательств моей вины.

 

Личная заинтересованность государственного обвинителя в исходе дела заключается, как я считаю, в желании скрыть отсутствие прокурорского надзора за предварительным следствием моего уголовного дела, позволившее сотрудниками ОВДсфальсифицировать его.

 

 

 

 

29.06.2011г.                                                              Е.М. Бочурная.