Судье

Витебского областного суда

Андрушенко А.А.

ул.Шубина, 4

210015 г.Витебск

7-й раз!

обвиняемой

Бочурной Е.М.

ул.Молодежная, 120-42 

211440, г.Новополоцк

 

ОТВОД

 

Я заявляю отвод государственному обвинителю – старшему прокурору отдела по надзору за законностью судебных постановлений прокуратуры Витебской области Сузанскому В.В., поскольку в соответствии с п.5) ч.1 ст.77 УПК РБ прокурор, государственный обвинитель «не может участвовать в рассмотрении уголовного дела,если имеются иные обстоятельства, дающие основание считать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного дела».

Я считаю, что государственный обвинитель лично, и прямо и косвенно заинтересован в исходе моего уголовного дела, поскольку в ходе судебных заседаний им грубо нарушается УПК РБ.

 

Основания так считать у меня следующие:

В соответствии с п.1 ст.325 УПК РБ «Государственный обвинитель излагает суду доказательства, которые, по его мнению, подтверждают виновность лица в совершенном преступлении».

 

В ходе прошедших судебных заседаний доказательств моей виновности ни по одному из рассмотренных 85-ти пунктов обвинения государственным обвинителемпредставлено не было.

Тем не менее, сторона обвинения продолжает представлять суду бумаги, не имеющие никакого доказательного значения, но предъявляемые как «доказательства» моей вины.

В частности:

А) 01.07.2011г. при предоставлении доказательств по п.82 обвинения (ПРУП «МАЗ») государственный обвинитель представил в качестве доказательств моей вины т.н. им «Реестр по расходу товаров», находящийся в т.72 на л.д. 270.

Государственному обвинителю из допроса свидетеля Лысевич Э.И. и из материалов дела было известно, что предоставляемый им «документ» не имеет законного источника появления в уголовном деле, однако представил его суду в качестве «доказательства» моей вины.

При этом в качестве подтверждения достоверности данного «реестра» по отгрузке полученного товара в адрес 20-ти организаций, прокурор Сузанский В.В. предъявил судутолько 10 нечитаемых и трудночитаемых копий бумаг, именуемых им как «ТТН на отгрузку полученного товара». При этом т.н. «ТТН» не имели подписей лиц, получивших товар, приложенных к ним доверенностей и противоречили данным т.н. «реестра».

Так, например, в подтверждение достоверности данных «реестра» об отпуске в адрес Гомельского радиозавода 50-ти лопат, прокурор предъявил суду копию листа бумаги, согласно которому лопат было отпущено 150 шт. и т.д.

Более того, прокурор предъявил суду по этому же эпизоду протокол выемки документов в Могилевском филиале ПРУП «МАЗ», согласно которому на заводе было изъято:

- два экземпляра договора поставки, один из которых не был подписан со стороны ООО «Виторжье». Прокурору было известно, что в ни оригиналов ни копий данного договора в ООО «Виторжье» не изымалось, находились у поставщика, в связи с чем условия договора по формам и срокам оплаты сотрудникам ООО «Виторжье» не могли быть известны;

- 3-й экземпляр ТТН поставки, принадлежащий грузоперевозчику, т.е. ООО «Виторжье;

- на заводе не был изъят и в деле отсутствует 2-й экземпляр ТТН, принадлежащий поставщику.

При этом не имеющий законного источника появления в деле 1-й экз. ТТН поставки содержал исправления и данные, не свидетельствующие о произведенной поставке.

Таким образом, доказательств поставки стороной обвинения представлено не было.

 

 

Б) 01.07.2011г. при предоставлении доказательств по п.83 обвинения (Могилевский металлургический завод) государственный обвинитель представил в качестве доказательств моей вины нечитаемые документы, находящиеся в т.54 на л.д.340 и 342, а также 1-й и 2-й экз. ТТН поставки, противоречащие друг другу.

При этом предъявленный 2-й экз. ТТН поставки (т.67, л.д.126) не имел законного источника появления в деле.

В) 01.07.2011г. при предоставлении доказательств по п.84 обвинения (Светлогорская типография) государственный обвинитель представил в качестве доказательств моей вины:

- т.н. им «Документ без названия», находящийся в т.65 на л.д. 74, не имеющий законного источника появления в уголовном деле, но имеющий цифры со знаком «минус»;

- не предусмотренную Законом РБ «О бухгалтерском учете и отчетности», не имеющую юридической силы бухгалтерскую справку о наличии задолженности, без указания адресата и подписанную только одной стороной.

 

 

Г) 01.07.2011г. при предоставлении доказательств по п.85 обвинения (Толочинский элеватор) государственный обвинитель представил в качестве доказательств моей вины находящиеся в т.45 и 55:

- заявление директора Толочинский элеватор в суд Толочинского района о взыскании задолженности, где ответчиком является ООО «Виторжье»;

- копию заявления директора Толочинский элеватор в суд г.Новополоцка (т.55 л.д.106), в котором ответчиком является также ООО «Виторжье»;

- «Документ без названия», находящийся в т.65 на л.д. 124 и не имеющий законного источника появления в уголовном деле, который не был подтвержден и был опровергнут трудночитаемыми копиями только 2-х ТТН при наличии данных в реестре о произведенных 9-ти отгрузок. При этом получение товара указанными в «Реестре» предприятиями документально подтверждено не было.

На вопрос суда о причинах нахождения в деле только копий ТТН, подтверждающих расход товара, полученного от Толочинского элеватора, государственный обвинительпредположил, что оригиналы вышеуказанных ТТН могут находиться в других томах уголовного дела, поскольку могут «проходить по другим эпизодам».

 

 

Таким образом, 01.07.2011г. государственный обвинитель в нарушение ст.325 УПК РБ по п.73 обвинения не предъявил суду ни одного доказательства моей виновности в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.216 УК РБ.

При этом государственный обвинитель неоднократно знакомился с материалами дела и знал, что доказательств моей виновности ни по одному из эпизодов в уголовном деле не имеется, однако продолжает создавать видимость их наличия, в том числе и на основепредположений.

 

Вышеуказанное, как я считаю:

- привело к нарушению нормального функционирования правосудия, поскольку, в том числе, за 3,5 месяца судебного разбирательства мне предъявлены искусственно созданные «доказательства» моей вины только по 85-ти из 140-ка эпизодов обвинения.

- свидетельствует о стремлении стороны обвинения принудить суд признать«доказательствами моей вины» имеющиеся в деле бумаги, не имеющие отношения к делу и противоречащие другим документам, а также отрывочные, бессистемные, не имеющие законных источников, вложенные в дело избирательно и с явно обвинительной уклоном документы бухгалтерского учета ООО «Виторжье».

 

Личная заинтересованность государственного обвинителя в исходе дела заключается, как я считаю, в желании исполнить указания вышестоящего прокурора по поддержанию обвинения для сокрытия отсутствия прокурорского надзора за предварительным следствием при возбуждении и расследовании моего дела.

 

 

 

 

 

 

 

04.07.2011г.                                                              Е.М. Бочурная.