Судье

Витебского областного суда

Андрушенко А.А.

ул.Шубина, 4

210015 г.Витебск

8-й раз!                                                            

Бочурной Е.М.

ул.Молодежная, 120-42 

211440, г.Новополоцк

ОТВОД

 

Я заявляю отвод государственному обвинителю – старшему прокурору отдела по надзору за законностью судебных постановлений прокуратуры Витебской областиСузанскому В.В.

В соответствии с п.5) ч.1 ст.77 УПК РБ прокурор, государственный обвинитель «не может участвовать в рассмотрении уголовного дела, если имеются иные обстоятельства, дающие основание считать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного дела».

Я считаю, что государственный обвинитель лично, и прямо и косвенно заинтересован в исходе моего уголовного дела, поскольку в ходе судебных заседаний им грубо нарушается УПК РБ.

 

Основания так считать у меня следующие:

В соответствии с п.1 ст.325 УПК РБ «Первой представляет доказательства сторона обвинения. Государственный обвинитель излагает суду доказательства, которые, по его мнению, подтверждают виновность лица в совершенном преступлении».

Однако в ходе прошедших судебных заседаний доказательств моей виновности ни по одному из рассмотренных 91-му пунктов обвинения государственным обвинителемпредставлено не было.

 

1. 04.07.2011г. при предоставлении доказательств по п.91 обвинения (УРП «Могилевский автомобильный завод им С.М.Кирова) государственный обвинитель представил следующие доказательства:

а) 4 ТТН поставки товара в адрес ООО «Виторжье» (т.3, л.д.152-155), не имеющие законного источника появления в уголовном деле.

Судом было установлено, что в 2-х ТТН не имеется подписей должностных лиц и отметок предприятия о получении указанного в ТТН товара, а в 2-х из них и в приложении к ТТН (т.3, л.д.156) имеются отметки об обнаруженной недостаче товара.

б) не имеющий законного источника появления в уголовном деле, названный Сузанским В.В. как «документ без названия», но являющийся по мнению обвинения «реестром по расходу полученного товара» (т.3, л.д.157-162), а именно лист бумаги без подписей исполнителя с информацией о номерах ТТН и суммах.

Судом было установлено, что представленный «реестр» имеет информацию только по 5-ти видам товара, тогда как, по мнению обвинения, было поставлено 14 наименований.

При этом суд установил, что представленная обвинением якобы копия ТТН (т.3, л.д.163) на отгрузку в подтверждение данных «реестра», является абсолютно нечитаемой.

 

в) противоречащую предъявленному мне обвинению претензию коммерческого директора завода В.А.Макаренко с указанием на иные по сравнению с обвинению номер одной из ТТН поставки и общую сумму отгруженного товара.

 

г) информацию о том, что УРП «Могилевский автомобильный завод им. С.М.Кирова» реорганизован путем присоединения к заводу «БелАЗ» г.Жодино и исключен из ГРЮЛиИП.

 

д) противоречащую претензии коммерческого директора УРП «Могилевский автомобильный завод им С.М.Кирова» В.А.Макаренко информацию от директора завода «БелАЗ» г.Жодино Голушкова о состоянии задолженности.

 

е) платежное требованиекоторое завод не имел права выставлять в соответствии с условиями заключенного договора, без отметок банка о его получении.

 

ж) договор перевода долга и платежные поручения, которые опровергаютпредъявленную мне обвинением сумму нанесенного ущерба.

 

з) исковое заявление в суд г.Новополоцка, в котором директор завода А.Н.Бубелев утверждает, что лично я, «работавшая директором ООО «Виторжье» путем обманадолжностных лиц завода заключила договор поставки, в ходе реализации которого путем обмана и злоупотребления доверием работников завода, завладела имуществом завода, чем причинила ущерб».

 

и) сопроводительный лист к заключенному договору поставки, согласно которомулично я «обманула и злоупотребила доверием» 10-ти должностных лиц завода, утвердивших своими подписями свое согласие на совершение сделки, законность совершаемой хозяйственной операции и основные условия договора.

 

к) Справку о стоимости имущества завода, похищенного мною, подписанную начальником ПЭО завода (т.35, л.д.235), как доказательство предъявленного мне обвинения в нанесении мною ущерба без признаков хищения.

 

л) не оформленный в соответствии с действующим законодательством РБ,подписанный только одной стороной «Акт сверки» с указанием на существование отличной от указанной в обвинении задолженности ООО «Виторжье» перед поставщиком (т.35, л.д. 236).

 

Более того, обнаружив явные противоречия в материалах уголовного дела, государственный обвинитель стал оглашать и предъявлять суду «доказательства» на основе своих комментарий и предположений, например:

«Здесь указана такая сумма, потому что они не учли договор перевода долга», «В этой справке не учтена оплата от ИП Бочурный Ю.М.» и т.д.

При рассмотрении данного эпизода мною было заявлено 4 устных ходатайства о вызове в судебное заседание и допросе для выяснения всех обстоятельств заключения договора, «обмана и злоупотребления мною доверием 10-ти должностных лиц завода», совершения мною «хищения», иных обстоятельств хозяйственных отношений, 4-х должностных лиц завода, представивших предварительному следствию противоречивые и опровергающие друг друга письменные заявления.

Однако мои ходатайства суду были отклонены по причине категорического, необоснованного возражения стороны обвинения, продолжающего создавать видимость наличия в деле доказательств моей виновности.

 

Таким образом, 04.07.2011г. государственный обвинитель в нарушение ст.325 УПК РБ по п.91 обвинения, как и по остальным рассмотренным эпизодам не предъявил суду ни одного доказательства моей виновности в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.216 УК РБ,

Вышеуказанное, как я считаю, привело к нарушению нормального функционирования правосудия, поскольку, в том числе, за 3,5 месяца судебного разбирательства мне предъявлены искусственно созданные «доказательства» моей вины только по 91-му из 140-ка эпизодов обвинения.

2. Аналогичные нарушения государственным обвинителем УПК РБ допускаются и по всем остальным без исключения эпизодам.

Так, в ходе судебного заседания 04.07.2011г. при предоставлении доказательств выяснилось, что

а) по п.88 обвинения ООО «Рубикон»:

- предъявляемый обвинением (т.3, л.д.89) как доказательство моей вины ни в ООО «Рубикон», ни в ООО «Виторжье» договор поставки не изымался, поскольку не указан ни в одном протоколе изъятий, выемок или обысков;

- предъявленная суду ТТН поставки (т.3, л.д.93) не имеет ссылки на предъявленный договор, поскольку в графе «основание отпуска» данный договор не указан;

- предъявляемые суду иные документы свидетельствуют о 6-ти(!) различных суммах кредиторской задолженности.

б) по п.87 обвинения ПТРУП «Чаровник»:

- в предъявленном (т.55, л.д.73-74) как доказательство лично моей(!) вины исковом заявлении в суд г.Новополоцка ответчиком указано ООО «Виторжье»;

- не имеющий законного источника появления в уголовном деле, названный обвинением как «документ без названия», но являющийся по мнению обвинения «реестром по расходу полученного товара» (т.72, л.д.102-103), с информацией о номерах 6-ти ТТН подтвержден только трудночитаемыми копиями 2-х ТТН.

в) по п.90 обвинения ИП Винтер:

- в предъявленном (т.108, л.д.69) как доказательство лично моей(!) вины заявлении ИП Винтер указывает, что отказывается от исковых требований лично ко мне, гражданке Бочурной Е.М. и прекращает свою деятельность.

г) по п.89 обвинения ГК «Белхудожпромыслы»:

- не имеющий законного источника появления в уголовном деле, названный обвинением «документом без названияно во всей видимости реестром по расходу товара» (т.67, л.д.110-113), не подтвержден ни одной ТТН.

 

Кроме того, документы, предъявленные по рассмотренным 04.07.2011г. эпизодам обвинения противоречат как выводам ревизоров КРУ МФ по Витебской области,указанным в Акте ревизии отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности2006г., так и в Акте 2008г., что свидетельствует о представлении документов следователем ревизорам избирательно с целью искусственного создания доказательств моей вины.

Вышеуказанное подтверждает стремление стороны обвинения принудить судпризнать «доказательствами моей вины» имеющиеся в деле:

- не имеющие отношения к делу,

- противоречащие другим документам,

- отрывочные, бессистемные,

- не имеющие законных источников появления в деле,

- вложенные в дело избирательно и с явно обвинительной уклоном документы бухгалтерского учета ООО «Виторжье» и не предусмотренные действующим законодательством и не имеющие отношения к деятельности общества документы других предприятий.

 

Личная заинтересованность государственного обвинителя в исходе дела заключается, как я считаю, в желании исполнить указания вышестоящего прокурора по поддержанию обвинения для сокрытия отсутствия прокурорского надзора за предварительным следствием при возбуждении и расследовании моего дела, позволившего сотрудниками ОВД сфальсифицировать «громкое», «значимое» и «имеющее широкий общественный резонанс» уголовное дело.

 

 

 

 

 

 

05.07.2011г.                                                              Е.М. Бочурная.