10.06.2008 года в зале судебных заседаний была допрошена свидетель Крюкова (Никитина) – бывший заместитель главного бухгалтера ООО «Виторжье». 
В ходе допроса выяснилось:
1. Государственный обвинитель с целью получения нужных ему показаний от свидетеля продолжает лишь выборочно зачитывать (но не предъявлять) сфальсифицированные копии документов, не предъявляя подлинных.
2. Государственный обвинитель продолжает обманывать свидетелей при оглашении документов. В 14.15 10.06.2008 г. (диктофонная запись имеется) он заявил, что «оглашаются данные ревизии КРУ, проведенной на основании данных бухгалтерского учета той фирмы, где вы работали». 
Приводим цитату из акта ревизии: «Ревизия проведена на основании документов, представленных ГОВД Новополоцкого горисполкома и СУ ПР Витебского облисполкома» (стр.3 акта ревизии).
3. Государственный обвинитель продолжает консультироваться у свидетелей (бухгалтеров) по поводу проведения бухгалтерских операций.
10.06.2008 г. в 14.20 (диктофонная запись имеется) он задал свидетелю вопрос о том, как положено по законодательству акцептировать платежные требования, забывая, что это он должен предъявлять суду, как – правильно или неправильно – проведены бухгалтерские операции. Это обязанность государственного обвинителя – предъявлять свидетелям факты хищения с использованием подлинных бухгалтерских документов, а не тех сфальсифицированных копий (полученных с помощью факса, ксерокса, компьютера), которые он предъявляет.
4. Государственный обвинитель был очень удивлен, узнав в ходе допроса свидетеля 10.06.2008 г. в 14.10, что баланс предприятия нельзя составить только по двум показателям – кредиторской и дебиторской задолженности (диктофонная запись имеется). Государственный обвинитель абсолютно не знает Закон о бухгалтерском учете и бухгалтерского плана счетов.
5. Государственный обвинитель «досконально изучив уголовное дело», «имея на руках неопровержимые доказательства совершенного хищения», «будучи внутренне убежденным в виновности обвиняемой» не имеет никаких сведений о кредиторской задолженности:
- Государственный обвинитель показал высокий уровень своей компетенции и глубоких знаний, 10.06.2008 г. в 14.10 задавая вопрос свидетелю Крюковой: «Скажите, пожалуйста, а кредиторская задолженность, какую имела тенденцию? Какая она была: маленькая, большая?». При этом, это его обязанность предъявлять обвинение и говорить, что это большая или маленькая задолженность. Только неизвестно, что в его понятии «большая», а что «маленькая» кредиторская задолженность. Обвинение не имеет никаких сведений о наличии кредиторской задолженности за 2002-2008 г.
Государственный обвинитель был очень удивлен и раздражен, когда услышал просьбу свидетеля предоставить какие-либо документы для ответа на этот вопрос (прим.: никаких подлинных документов у государственного обвинителя нет). До настоящего времени не предъявлено ни обвиняемой, ни свидетелям ни одной справки ни с одного предприятия о реальном состоянии кредиторской задолженности на сегодняшний день, продолжая предъявлять сфальсифицированные следствием справки о состоянии кредиторской задолженности за 2002-2005 г., подписанные только одной стороной.
6. Государственный обвинитель задает вопросы свидетелям о точных цифрах кредиторской задолженности предприятиям в 2002-2004 годах. И это в 2008 году! Это он должен говорить точные цифры. Следствие и обвинение за 6 лет так и не смогли разобраться в том, какие же суммы кредиторской задолженности. Других данных для определения точных сумм у государственного обвинителя нет.
7. В ходе 19 последних судебных заседаний государственный обвинитель постоянной интересуется у свидетелей, что такое ходовой и ликвидный товар, и что такое неходовой и неликвидный товар. Объясняем (специально для государственного обвинителя Волкова), что ходовым товаром в летний период являются лыжи, санки, шапки-ушанки, телогрейки и ватные штаны, мазут для отопления, дрова, лопаты для чистки снега. А в зимний период – краска для наружных работ, удобрения, асфальт, цемент, закаточные крышки, садовый инвентарь, бруски для заточки кос, кровельные материалы.
Очень неходовыми товарами (особенно во время строительства и ремонта жилья) являются: обои, обойный клей, скобяные изделия, линолеум, краска для внутренних работ, сантехнические изделия, мел, известь. А когда люди заселяются в новые дома неходовыми товарами являются: мебель, ковровые изделия, посуда; во время ремонта машин абсолютно не нужны запчасти, колеса, шины, масла и многое другое.
8. Все показания свидетеля Крюковой, данные ею на предварительном следствии, основаны лишь на ее предположениях и слухах: «У нас на фирме об этом кто-то что-то говорил». Государственный обвинитель в грубой форме заявил, что Крюкова ничего не помнит, о том, что было по бухгалтерскому учету в 2002-2004 г. и «Мы ей сейчас об этом напомним». На что свидетель Крюкова сказала: «Предъявите мне подлинные документы, подписанные мной и главным бухгалтером за этот период и тогда я смогу дать пояснения» (диктофонная запись от 10.06.2008 г. имеется.). До настоящего времени ни государственным обвинителем, ни судом не предъявлены подлинные документы бухгалтерского учета (их всего около 30000). Эти документы скрыты от суда. Это подтвердил судья Петров Л.Г., заявив: «Журба В.П. отказался забирать документы в ОБЭП г.Новополоцка под видеокамеру», то есть документы по сведениям судьи находятся в ОБЭП г.Новополоцка, а не в суде. Так потребуйте их немедленного возврата в суд г.Полоцка для предъявления их Вам, государственному обвинителю и народным заседателям. Что Вам мешает это сделать?
Информация для государственного обвинителя и для суда: для определения платежеспособности предприятия существует «Инструкция по анализу и контролю за финансовым состоянием и платежеспособностью субъектов предпринимательской деятельности» утвержденная 14.05.2004г. №81/128/65 с изменениями и дополнениями от 08.05.2008 г. №79/99/50, которая вручена государственному обвинителю и суду, чтобы они больше не задавали вопросы о платежеспособности предприятия кассиру, коммерческому работнику, заведующему складом, диспетчеру, водителю. Это вопросы компетенции государственного обвинителю Волкова, который должен доказывать суду платежеспособность ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» с калькулятором в руках, но за все 88 судебных заседаний мы ни разу не видели ни у государственного обвинителя, ни у судьи в руках калькулятор. До настоящего времени Волков апеллирует такими понятиями, как «большая» и «маленькая», «много» и «мало», «ходовой товар» и «неходовой товар», «ликвидный» и «неликвидный товар» - это главные аргументы государственного обвинителя Волкова.
Государственный обвинитель и суд исследуют только кредиторскую задолженность, а куда делась из бухгалтерских документов дебиторская задолженность предприятий республики на сумму более 490 миллионов рублей и складские запасы, которые на конец 2005 года оценивались на сумму 697 миллионов рублей? Ни государственный обвинитель, ни суд это не берут во внимание, не хотят ни видеть, ни слышать.