Третье судебное разбирательство в суде 1-й инстанции 

Судебная коллегия по уголовным делам Витебского областного суда

 

В ходе 3-го(!) судебного процесса 14.03.2011г. государственным обвинителем – старшим прокурором отдела по надзору за законностью судебных постановлений прокуратуры Витебской области Сузанским В.В. предъявлено Постановление о привлечении Бочурной Е.М. в качестве обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.216 УК РБ.

 

 

Абсурдность происходящего заключается в следующем:

1.                     Ранее, в 2005-2008г.г. по этим же обстоятельствам и этим же материалам этого же уголовного дела государственными обвинителями (в т.ч. и Сузанским В.В.) уже предъявлялись и поддерживались обвинения по ст.ст. 209, 210, 427, 424 УК РБ.

 

2.                     По причине отсутствия каких - либо доказательств виновности обвиняемой, отсутствия всех изъятых финансово-бухгалтерских документов ООО «Виторжье», наличия в уголовном деле лишь частично не читаемых копий документов и документов, изъятых на предприятиях – поставщиках, государственным обвинителем за 4 судебных заседания обвиняемая была допрошена и им были предъявлены якобы «доказательства виновности обвиняемой» (наличие предполагаемой им кредиторской задолженности) лишь по 8-ми из 140 предприятий.

Таким образом, только для допроса обвиняемой суду понадобится 70(!) судебных заседаний, на что с учетом выходных и праздничных дней уйдет не менее 4-х(!) месяцев.

 

3.                     Допрос обвиняемой государственным обвинителем по хозяйственной деятельности в 2002-2005г.г. возглавляемого ею ООО «Виторжье» проводится при отсутствии всех изъятых финансово-бухгалтерских документов общества «Виторжье».

На всех без исключения заседаниях обвиняемая заявляет о необходимости предоставить в суд всю изъятую правоохранительными органами документацию общества для ответа на все вопросы обвинителя и осуществления защиты.

Позиция государственного обвинителя на судебном заседании 25.04.2011г.: «Я у вас документы не забирал!».

4.                     Государственный обвинитель допрашивает обвиняемую о фактах, цифрах и обстоятельствах хозяйственной деятельности ООО «Виторжье» 9 – 6 -тилетней давности, подтверждение которых требует в соответствии с законодательством РБ наличие бухгалтерских документов общества.

Так, в ходе судебного заседания 19.04.2011г. государственный обвинитель задавал вопросы:

«Располагали ли Вы в мае 2003г. товарной массой, позволяющей рассчитаться по долгам?И на какую сумму?».

В ходе судебного заседания 22.04.2011г.: «На начало 2003г. на расчетном счету ООО «Виторжье» денежные средства имелись? Была ли на тот момент у Вас картотека?».

В ходе судебного заседания 25.04.2011г.: «На расчетном счету ООО «Виторжье»17.02.2003г. денежные средства были?. А на 1-е июля 2003гола располагали ли Вы возможностью рассчитаться по долгам?. При этом называются конкретные даты, суммы» и т.д.

«Как в 2003-2005г.г. инженера отдела сбыта принимались к Вам на работу? Как был оформлен, какого числа такой-то работник? Каково у Вас было штатное расписание, какие были оклады?» и т.д.

На ходатайство же обвиняемой суду предоставить изъятые в ходе обысков документы, подтверждающие хозяйственную деятельность ООО «Виторжье» и позволяющие ответить на поставленные вопросы, прокурор высказывает свое мнение по заявленному ходатайству, что «В этом нет необходимости. Вы руководитель, Вы должны все помнить, и документы тут не нужны».

 

5.                     Государственный обвинитель убежден, что доказательствами неплатежеспособности покупателя – юридического лица, наличия умысла его руководителя на неисполнение обязательств, являются лишь наличие картотеки и отсутствие на какую – либо дату денежных средств у покупателя.

Обвиняемой приходится объяснять государственному обвинителю Сузанскому В.В. нормы гражданского, хозяйственного и банковского права, иных законодательных актов, устанавливающие правила определения не платежеспособности должника.

 

6.                     Государственный обвинитель считает, что при наличии у предприятия текущей кредиторской задолженности продолжение хозяйственной деятельности является уголовно-наказуемым деянием.

Таким образом, по мнению Сузанского В.В., если предприятие не рассчиталось вовремя, например, за поставленные комплектующие, то оно должно остановить производство, распустить сотрудников, расторгнуть договора на поставку сырья (электроэнергии, водоснабжения и т.д.) и ждать, пока на расчетном счету появятся средства для расчетов с поставщиками по текущим долгам.

 

7.                В качестве доказательств отсутствия(!) «товарной массы» у общества и «причинения ущерба УП «Белкоммунмаш» государственный обвинитель 22.04.2011г. при допросе обвиняемой предъявил ей изъятый в УП «Белкоммунмаш» перечень ТМЦ ООО «Виторжье»(!) на 7-ми листах, переданный из ООО «Виторжье» по факсу в качестве коммерческого предложения для проведения товарообменной операции.

 

8.                     В качестве доказательств «преступной деятельности» обвиняемой в части заключения договоров только «в безналичной денежной форме при отсутствии денежных средств на расчетном счету» государственный обвинитель при допросе обвиняемой предъявил ей и суду:

- в ходе заседания 21.04.2011г. – договор купли-продажи между ООО «Виторжье» и ПРУП «Минский завод шестерен», согласно которого «По согласованию сторон возможны иные формы расчетов»;

- в ходе заседания 22.04.2011г. – договор купли-продажи между ООО «Виторжье» и ДРУП «Хойникский завод гидроаппаратуры», который предусматривает все возможные и не противоречащие законодательству формы расчетов.

- в ходе заседания 25.04.2011г. – договор купли-продажи между ООО «Виторжье» и ОАО «Волмет», согласно которого «По согласованию сторон допускаются и иные формы расчетов»;

- в ходе заседания 26.04.2011г. – договор купли-продажи между ООО «Виторжье» и Минским промышленным комбинатом «Верас», заключенный, как указано в договоре, «с протоколом разногласий». На просьбу обвиняемой предъявить ей протокол разногласий, государственный обвинитель заявил, что в уголовном деле протокол отсутствует, «да он и не нужен, поскольку, я предполагаю, он ни на что влиять не может».

При этом условия всех рассмотренных в суде договоров (согласно текста) «могут быть изменены и дополнены», однако вся переписка по хозяйственной деятельности ООО «Виторжье» предварительным следствием и обвинением от суда и защиты по настоящее время скрывается.

 

Более того, государственный обвинитель не знает законодательства РБ, регулирующего правила оформления первичных учетных документов.

Так, по 3-м предприятиям из 8-ми рассмотренных, в ТТН поставки в графе «Основание отпуска» указаны номерам договоров, отсутствующих в уголовном деле и содержание которых в части форм и способов расчетов не известно ни суду, ни обвинению, ни обвиняемой.

 

9.                     Факт заключения договоров купли-продажи работниками предприятия оптовой и розничной торговли государственный обвинитель считает уголовно-наказуемым деянием.

Однако, в качестве доказательств «преступной деятельности» обвиняемой в той части, что обвиняемая «обязываладавала указания подчиненным ей по службе сотрудникам на заключение договоров», государственный обвинитель кроме своих слов предъявить ничего не смог, поскольку из рассмотренных 8-ми предприятий по 5-ти отсутствуютпротоколы допросов лиц, проводивших переговоры, заключавших договор со стороны ООО «Виторжье» (на основании доверенности) и получавших товар.

По 3-м из 8-ми предприятий на предыдущих судебных заседаниях бывшие сотрудники общества, осуществляющие свою деятельность по сдельному принципу, заявили о своей личной заинтересованности в большем количестве реализованных договоров и об отсутствии каких-либо указаний со стороны обвиняемой.

 

10.           Факт реализации продукции белорусских производителей на территории РФгосударственный обвинитель считает уголовно-наказуемым деянием.

Однако, в качестве доказательств «преступной деятельности» обвиняемой в той части, что обвиняемая «обязывала подчиненных ей по службе сотрудников реализовывать полученные ТМЦ на территории РФ» государственный обвинитель предъявляет по рассмотренным 8-ми первым предприятиям копии ТТН, свидетельствующие о реализации обществом товаров на территории РБ.

При этом в уголовном деле, на что обвиняемая обращала внимание, имеется информация из Полоцкой таможни о всех внешнеэкономических сделках, проведенных обществом в 2002-2005г.г. в соответствии с действующим законодательством.

 

11.    Наличие кредиторской задолженности у субъекта хозяйствования  государственный обвинитель считает уголовно-наказуемым деянием, поскольку, по его мнению, предприятиям – кредиторам при этом нанесен имущественный ущерб.

Обвиняемой приходится объяснять государственному обвинителю Сузанскому В.В. нормы гражданского и хозяйственного права, других законодательных актов, определяющих, что кредиторской задолженностью ущерб нанесен быть не может, так как:

- Гражданским Кодексом РБ и условиями хозяйственных договоров предусмотрены штрафные санкции за каждый день просрочки платежа, в том числе пеня и проценты за пользование денежными средствами.

- план счетов бухгалтерского учета, учетная политика предприятий не определяет наличие имущественного ущерба, предусмотренного ст.216 УК РБ, ни по одному из рассматриваемых эпизодов.

Других доказательств наличия имущественного ущерба обвинением не представлено.

 

12.    В качестве доказательств «преступной деятельности» обвиняемой, в той части, что «обвиняемая (прим. – личнозлоупотребляла доверием поставщиков, используя сложившуюся практику доверительных отношений», государственный обвинитель предъявил обвиняемой и суду имеющиеся в уголовном деле:

договора купли продажи по 8-ми рассмотренным предприятиям, ни один из которых не подписан обвиняемой. При этом материалами уголовного дела подтверждаются показания обвиняемой о том, что ни на одном предприятии она не была, переговоры не проводила, договора не заключала.

Из 8-ми рассмотренных договоров 2 подписаны сотрудниками общества, действующими на основании доверенности, остальные – заместителями директора общества «Виторжье».

Согласно имеющимся в уголовном деле показаний должностных лиц предприятий им ничего не известно о личном участии Бочурной Е.М. в хозяйственных отношениях.

 

13.    В качестве доказательств «преступной деятельности» обвиняемой в части наличия кредиторской задолженности у возглавляемого обвиняемой общества, государственный обвинитель при допросе обвиняемой предъявил ей и суду:

- в ходе судебного заседания 26.04.2011г. - не заверенную в установленном законодательством порядке копию ТТН поставки ТМЦ в адрес ООО «Виторжье» от Пинского завода ИСКОЖ без подписей и печатей покупателя;

- в ходе судебных заседаний 22, 25 и 26.04.2011г. – листы бумаги, именуемые им «Актами сверок взаиморасчетов между предприятиями» без подписей главного бухгалтера и директора ООО «Виторжье» и печати общества.

Представленный по одному из предприятий Акт сверок взаиморасчетов с печатью общества и подписями неустановленных обвинителем лиц на 1-е января 2005г. по мнению государственного обвинителя служит доказательством существования кредиторской задолженности и на апрель 2011г, при том, что предприятие до 2006г. (до изъятия всей бухгалтерской документации) осуществляло хозяйственную деятельность.

 

14. В качестве доказательств «преступной деятельности» обвиняемой, а именно не исполнения ею(!) решений хозяйственных судов, государственный обвинитель предъявляет обвиняемой и суду Определения Хозяйственных судов о возбуждении исполнительных производств по взысканию задолженности, исполнение которых в соответствии с действующим законодательством было возложено:

- до 04.01.2006г. - на судебных исполнителей Хозяйственных судов;

- после 04.01.2006г (в связи с возбуждением дела о банкротстве общества) – на антикризисного управляющего обществом.

В настоящее время под контролем Хозяйственного суда Витебской области проходит процедура банкротства ООО «Виторжье», основной целью которого являетсяудовлетворение требований кредиторов, в том числе и предприятий, указанных в обвинении и ущерб которым, по мнения обвинения, нанесла лично Бочурная Е.М.

В соответствии с реестром требований кредиторов все решения хозяйственных должны быть исполнены в ходе процедуры банкротства. Подведомственность отношений субъектов хозяйствования определена в 2003-2005г.г. Частных определений в отношении законности и действительности сделок Хозяйственными судами ни по одному из предприятий вынесено не было. Решения Хозяйственных судов не отменены.

В уголовном процессе обвинением же тождественные требования предъявляются к частному лицу, что противоречит законодательству РБ, ГК РБ, совместному Постановлению Пленума ВХС РБ и ВС РБ № 4/3 от 22.06.2000г. (с изм. и доп. От 25.03.2004г.) №216 «О разграничении подведомственности между общими и хозяйственными судами и т.д.

 

15. В качестве доказательств «преступной деятельности» обвиняемой в той части, что обвиняемая «обязывала подчиненных ей по службе сотрудников использовать поступившие  ТМЦ для погашения ранее возникших задолженностей», (что само по себе не может быть уголовно-наказуемым деянием), государственный обвинитель предъявляет по рассмотренным 8-ми первым предприятиям частично нечитаемые копии якобы ТТН на отгрузку полученных ТМЦ:

- частично не на бланках строгой отчетности, а на листах бумаги,

- частично без подписей и печатей как грузоотправителя, так и грузополучателя,

- частично без указания отпускаемого товара.

Так, в ходе судебного заседания 26.04.2011г. государственный обвинитель предъявил суду 3 копии якобы ТТН на отгрузку полученного товара от Пинского завода Искож. При этом одна «ТТН» оказалась листом бумаги без подписей и печатей, одна «ТТН» была выписана раньше, чем был получен отпускаемый товар, к одной накладной отсутствовало приложение, в связи с чем определить номенклатуру товара определить было не возможно.

При этом указать источник появления предъявляемых как доказательства вины Бочурной Е.М. бухгалтерских документов ООО «Виторжье» государственный обвинитель не смог,

 

16.    В качестве доказательств «преступной деятельности» обвиняемой в части наличия кредиторской задолженности у возглавляемого обвиняемой общества и нанесения, по мнению обвинения, предприятиям – дебиторам имущественного ущерба, государственный обвинитель при допросе обвиняемой предъявил ей и суду:

бумаги, а с точки зрения обвинения – документы, копии документов, источник появления которых в уголовном деле ни суду, ни обвинению, ни обвиняемойнеизвестен.

По заявлению государственного обвинителя «Это вложил в дело следователь», «Все это было изъято на фирме «Виторжье».

На просьбу судьи (по ходатайству обвиняемой) указать источник появления предъявляемых как доказательства вины Бочурной Е.М. бухгалтерских документов ООО «Виторжье» государственный обвинитель ответить не смог, поскольку законного источника не имеется.

Государственный обвинитель не смог сослаться ни на один процессуальный документ, поскольку ни в одном из имеющихся в уголовном деле и составленных в ООО «Виторжье» протоколов изъятий и выемок документов, протоколов обысков и осмотров документов, предъявленные обвинением как изъятые в ООО «Виторжье» документы не указаны.

 

 

 

 

--- Продолжение следует ---