В Судебную коллегию

  по уголовным делам

  Верховного суда РБ

  ул. Ленина, 28

  220030, г. Минск.

 

  обвиняемой по ч.3 ст.424 УК РБ

  осужденной приговором Судебной

  коллегии по уголовным делам

  Витебского областного суда 

  9 декабря 2008г.

  Бочурной Е.М., содержащейся

  под стражей в СИЗО-2 г. Витебска

 

ДОПОЛНЕНИЯ

к кассационной жалобе от 16.12.2008г. на приговор Судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда от 09.12.2008г.

 

Я, Бочурная Евгения Михайловна, 9 декабря 2008 года приговором Судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.424 УК РБ, приговорена к шести годам лишения свободы, с конфискацией имущества, с лишением права занимать организационно-распорядительные должности, связанные с руководством деятельностью учреждений, организаций, предприятий, их структурных подразделений, заниматься деятельностью на предприятиях, учреждениях и организациях любой формы собственности, связанной с заключением и исполнением договоров, сроком на 5 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях общего режима.

Я не согласна с приговором суда и считаю, что приговор должен быть отменен, производство по уголовному делу прекращено по следующим основаниям.

 

16.12.2008г. мною в адрес Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РБ была подана кассационная жалоба на приговор.

В дополнениях к кассационной жалобе сообщаю следующее:

Судом в приговоре неверно сделаны выводы о том, что в период 2002-2005г.г. мною были совершены какие-либо неправомерные действия (тем более запрещенные уголовным законом, вопреки интересам службы) под угрозой наказания, предусмотренные ч.3 ст.424 УК РБ или любой другой статьей уголовного закона.

Изложенное в приговоре как «злоупотребление служебными полномочиями», «Бочурная обязывала подчиненных ей по службе коммерческого директора, заместителей директора и инженеров отдела сбыта заниматься поиском товарно-материальных ценностей для последующего заключения и исполнения ими договоров на поставку товаров в адрес ООО «Виторжье» от субъектов хозяйствования Республики Беларусь» неправомерно, не соответствует ни одной статье уголовного закона, ничем не подтверждено.

Заключение договоров на поставку товаров, указания по последующему исполнению договоров работниками субъекта хозяйствования, поиск товаров, необходимых для осуществления хозяйственной деятельности торговой организации соответствует: «Основным целям деятельности ООО «Виторжье», закрепленным ст.2 Устава ООО и «Видами деятельности», а именно: «Оптовая торговля», «Розничная торговля» (копия устава ООО «Виторжье» прилагается, прил. №1).

Вышеизложенное не является уголовно наказуемым деянием, не запрещено уголовным законом, а является обязанностью работников предприятия согласно их должностных обязанностей (т.87 л.д.80-82) и соответствует контрактам, заключенным с индивидуальными предпринимателями (далее ИП) на оказание услуг ООО «Виторжье» по поиску товаров и их дальнейшей реализацией от имени ООО «Виторжье».

Как показало судебное разбирательство, в том числе и показания свидетелей Михайловского, Параскива, Дукшинской, Цвиклинской, Бодуновой, Лось и др., все инженеры, занимавшиеся куплей-продажей товаров, как ИП, были прямо заинтересованы в максимально большем объеме заключенных сделок и сбыте товара, так как их заработная плата напрямую зависела от товарооборота, осуществленного ими.

Вышеизложенное было закреплено приказами по предприятию, договорами с ИП, что отражено в приговоре (л.48), исследовалось в ходе судебных заседаний (т.110 л.д.149). Невыполнение же должностных обязанностей и условий контрактов предпринимателями является основанием для прекращения трудовых отношений с вышеуказанными лицами.

Судом в нарушение ст.360 п.1 УПК РБ в приговоре не указано, когда, кому, при каких обстоятельствах, каким образом (в соответствии с требованиями ст.40 УК РБ), какие распоряжения, обязывающие их к профессиональной деятельности, давала я, и в чем их неправомерность, ни по одному инкриминируемому мне эпизоду.

Неправомерно, в нарушение ст.356 п.1 УПК РБ, в приговоре (л.2) судом сделан вывод: «Бочурная, будучи осведомленной о неплатежеспособности возглавляемого ею предприятия…», так как вышеизложенное является лишь предположением, ни на чем не основанным.

Никаких данных ни на одну дату (начиная с 2002г.) заключения ни одного договора, подтверждающего якобы имевшую место неплатежеспособность ООО «Виторжье» вплоть до 09.12.2008г. (вынесение приговора) суду представлено не было, в ходе судебного разбирательства не выявлено, в материалах моего уголовного дела не имеется.

Суду было известно, так как я и в ходе допроса, и в «Возражениях на постановление о привлечении меня в качестве обвиняемой по ч.3 ст.424 УК РБ от 03.10.2008г.», и в ходе судебных заседаний неоднократно обращала внимание суда на то, что в соответствии с Указом Президента РБ №508 от 12.11.2003г. «О некоторых вопросах экономической несостоятельности» «неплатежеспособность – это расчетная величина, характеризующая способность юридического лица… рассчитаться по своим финансовым обязательствам после реализации активов, которая определяется отношением всех обязательств юридического лица…, за исключением фондов потребления, резервов предстоящих периодов, расходов и платежей к общей стоимости имущества (активов)».

При этом анализ платежеспособности субъекта хозяйствования определяется по «Инструкции по анализу и контролю за финансовым состоянием и платежеспособностью субъектов предпринимательской деятельности», утвержденной Постановлением МФ РБ, МЭ РБ, Министерства статистики и анализа РБ № 81/128/65 от 14.05.2004г. на основании первичных учетных данных бухгалтерского учета предприятия.

Учитывая, что мне инкриминируется нанесение вреда по договорам поставки, начиная с 05.02.2003г., анализ неплатежеспособности должен был быть сделан на 01.01.2003г. и по каждому эпизоду на каждое первое число отчетного месяца, предшествующего дате заключения договора (с учетом предыдущих до даты 4-х кварталов) по коэффициенту текущей ликвидности.

В материалах моего уголовного дела нет ни одного подлинного первичного учётного бухгалтерского документа, подтверждающего хозяйственную деятельность предприятия, а именно: товарно-транспортных накладных, договоров, актов сверок, результатов ежегодных инвентаризаций (по итогам 2002-2004г.г.), главных книг, кассовых документов, платежных банковских документов, книг регистрации договоров, доверенностей, приказов, кадровых документов и т.п., являющихся, согласно указанным мною нормативным документам, основанием для определения платежеспособности предприятия.

Суду было известно, что 01.08.2008г. в отношении ООО «Виторжье» возбуждено дело о банкротстве и открыто конкурсное производство. Однако, в связи с полным отсутствием финансово-хозяйственной документации как в материалах моего уголовного дела, так и у антикризисного управляющего Пукало В.Ф., анализ финансового состояния ООО «Виторжье» ни на одну дату (в том числе начиная с 2002г. по 22.01.2009г.) сделан не был, суду не представлен, о чем Пукало В.Ф. указывает в п.13 Б) «Отчета управляющего в конкурсном производстве ООО «Виторжье»» (исх. №081-128/VI-08): по мнению Высшего Хозяйственного Суда РБ «необходимо привлечение аудиторской организации для восстановления бухгалтерского учета ООО «Виторжье»», что им не сделано по настоящее время. (приложение №2).

Мною неоднократно было заявлено ходатайство (по каждому инкриминируемому мне эпизоду, договору, при допросе свидетелей и меня) о необходимости предоставления стороной обвинения документов, доводов, доказательств, расчётов, подтверждающих нереальность исполнения заключённых договоров или опровергнуть вышеизложенное для исследования в суде. Однако, без вынесения Определений с мотивированием отказов, судьей мои ходатайства были отклонены. Документы, изъятые на ООО «Виторжье», суду предоставлены не были, судом не исследовались.

До вмешательства в незаконченную хозяйственную деятельность ООО «Виторжье», фирма работала прибыльно, не имела ни налоговой, ни таможенной задолженности; невыплаченной заработной платы; непогашенных кредитов, осуществляла расчеты с поставщиками в соответствии с условиями заключенных договоров.

Судом не определено и в приговоре не отражено (в нарушение ст.ст.356, 360 УПК РБ), кто, когда, при каких обстоятельствах «осведомил меня» о том, что ООО «Виторжье» «неплатежеспособно», из каких источников это было известно, кто производил расчёты, на какую дату, при заключении каких договоров, какими лицами, с какими предприятиями фирма была неплатежеспособной.

В судебных заседаниях не анализировались и не были исследованы и другие, приведённые как доказательства моей преступной деятельности аспекты финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье», а именно (л.2 приговора):

- устойчивый рост кредиторской задолженности;

- рост количества неисполненных решений хозяйственных судов;

- рост количества неоплаченных платежных требований поставщиков - картотеки

и в приговоре не указано, какими данными, документами подтверждены вышеизложенные выводы суда.

Кроме того, в приговоре не отражено по каким признакам вышеизложенное является запрещённым Уголовным Кодексом составом преступления вопреки интересам службы, то есть в нарушение ст.360 п.1 УПК РБ вышеизложенное не является описанием преступного деяния, так как не запрещенное Уголовным Кодексом финансовое положение субъекта хозяйствования не может судом свободно трактоваться (в нарушение ст.3 УК РБ) как преступление частного лица.

В ходе судебного разбирательства фактов моих распоряжений, указаний по инкриминируем мне эпизодам установлено не было.

Свидетели в ходе допросов (т.т.109, 110) сообщили суду о том, что все сделки совершали сами (Пальчевский, Параскив, Цвиклинская, Бодунова, Барковец), при этом в случае необходимости ассортимент, условия оплаты, качество товара согласовывали с коммерческим директором, заместителями директора, старшими диспетчерами.

Как показало судебное разбирательство, все договора были заключены и исполнялись в строгом соответствии с требованиями, предъявляемыми к участникам гражданского оборота Гражданским Кодексом РБ, в том числе ст.486 ГК РБ, Положением «О поставках товаров в РБ» (утвержденным Постановлением КМ РБ от 08.06.1996г. № 444).

В период 2002-2005г.г. работниками ООО «Виторжье» заключено и исполнено более 6500 договоров с контрагентами, продукция которых реализовывалась через сеть розничных магазинов (всего было открыто и действовало до 2005 года в Витебской области 32 магазина хозяйственных товаров в районных центрах Витебской области, г. Полоцке, г. Новополоцке), выездную торговлю, мелким и крупным оптом на территории республики, экспортировалось в Россию, на Украину, в Молдову. Список предприятий, с которыми сотрудничали ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО в 2000-2005г.г. прилагается (прил.№3).

Исходя из вышеизложенного, отраженные в приговоре (л.л.50-148) предполагаемые хозяйственные отношения со 140 субъектами хозяйствования составляют менее 3 процентов объема товарооборота ООО «Виторжье», и служить основанием для вывода суда (л.2 приговора) «ООО «Виторжье» систематически не исполняло договорные обязательства, расчетов с поставщиками не производило» не может.

Акт КРУ МФ РБ по Витебской области от 13.10.2008г., как и Акт КРУ МФ РБ по Витебской области от 17.08.2006г., на котором основывает свои выводы суд (л.44 приговора) содержит сведения об «отдельных вопросах финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье» (т.т.100, 101). Вся же хозяйственная деятельность фирмы не анализировалась, в суде не рассматривалась.

Все первичные бухгалтерские документы, отражающие хозяйственную деятельность ООО «Виторжье», начиная с 2001г. изъяты на ООО в ходе обысков, в нарушение ст.210 УПК РБ, и суду не предоставлены (т.13 л.д 69, 72, 75, 78, 94, 97, 112, 137, 190), в судебном заседании не исследовались.

В нарушение ст.360 п.1 УПК РБ судом в Приговоре (л.2) дано не описание преступного деяния, а имеется ссылка на (согласно ст.1 ГК РБ) правовое положение участника гражданского оборота, а именно ООО «Виторжье»:

- при исполнении отдельных видов обязательств (раздел IV ГК РБ).

- при поставке товаров по договорам (раздел IV ,§3 ГК РБ).

Вышеизложенное является лишь изложением принципов, регламентирующих и определяющих гражданские отношения субъектов хозяйствования, и не содержит признаков, предусмотренных Уголовным Кодексом РБ, общественно опасного деяния, запрещённого под угрозой наказания, что является обязательным при определении основания уголовной ответственности (ст.10, 11 УК РБ) условием.

Уголовным законом не предусмотрена уголовная ответственность физического лиц за участие в гражданском обороте субъекта хозяйствования в соответствии с принципами, определенными Гражданским Кодексом РБ.

В приговоре же диспозиция ст.424 УК РБ истолкована в нарушение ст.3 п.2 УК РБ, а именно: «Нормы Кодекса подлежат строгому толкованию. Применение уголовного закона по аналогии не допускается».

Судом же в приговоре (л.21) сделан вывод, что предполагаемая кредиторская задолженность субъекта хозяйствования поставщикам является составом преступления, предусмотренного ст.424 УК РБ, то есть в противоречие полному смыслу диспозиции ст.424 УК РБ.

В ходе судебных заседаний не установлены признаки преступления, предусмотренного ч.3 ст.424 УК РБ.

Так, судом не определена ни корыстная, ни иная заинтересованность - необходимый признак состава преступления ст.424 УК РБ.

В противоречие диспозиции ст.424 УК РБ главы 35 «Преступления против интересов службы» судом определена субъективная сторона совершенного мною преступления, как (л.2 приговора) «сохранение и продолжение хозяйственной деятельности ООО «Виторжье».

Вышеизложенное является общеэкономической целью деятельности любой предпринимательской структуры, что на законодательном уровне закреплено ч.2 ст.1, ч.1 ст.46 ГК РБ, определено ст. III п.3.1. Устава ООО «Виторжье» и отражено в контракте с директором общества (т.87 л.д.87-88), который в ходе судебных заседаний был исследован судом (т.110 л.д.149).

Трактовка судом в приговоре вышеизложенной цели моей «преступной» деятельности противоречит ч.10 ст.4 УК РБ, определяющей, что «корыстное побуждение - это мотивы, характеризующиеся стремлением извлечь из совершенного преступления для себя и близких выгоду имущественного характера, либо намерение избавить себя или близких от материальных затрат».

Вывод же суда о том, что (л.149 приговора) «Бочурная, как учредитель и директор ООО «Виторжье», использовала полученные товарно-материальные ценности по своему усмотрению, извлекая для себя и возглавляемого ею предприятия имущественную выгоду и при этом не несла никаких материальных затрат по их оплате, что судом расценивается как злоупотребление служебными полномочиями, совершенными из корыстной заинтересованности», не нашел своего подтверждения в ходе судебных заседаний и также противоречит диспозиции ст.424 УК РБ.

В ходе судебных заседаний распоряжение мною, использование лично мною каких-либо товаров не выявлено ни по одному эпизоду, что и подтверждено в выводах суда (л.48 приговора), о том, что «ведение переговоров по сделкам, заключение договоров, получение товара, его оприходование, реализация, отгрузка, оформление документов и т.п. было возложено на службы предприятия, в том числе на заместителей директора, старших диспетчеров». «Распределение же товара осуществлялось по заявке инженеров отдела сбыта, директоров магазинов по согласованию с вышеуказанными должностными лицами ООО, которые визировали документы на отпуск товара».

Судом не определено и в приговоре не указано, в чем конкретно выражена «имущественная выгода» «для себя» в моих действиях, её размер, обстоятельства получения, дата, форма «имущественной выгоды», какими доказательствами подтверждено изложенное судом, как полно и всесторонне исследовано в ходе судебных заседаний, как этого требует ст.360 п.1 УПК РБ.

Размер же затрат в хозяйственной деятельности ООО «Виторжье» за 2003-2005г.г. судом в ходе судебного разбирательства не анализировался, как и вся деятельность ООО «Виторжье» за рассматриваемый период.

Вне рамок судебного разбирательства остались взаиморасчёты по более чем 6000 договоров по причине отсутствия в материалах моего уголовного дела всех бухгалтерских учётных документов, подтверждающих и отражающих осуществление хозяйственной деятельности ООО «Виторжье», начиная с 2002г.

Судом в Приговоре не учтено определение Постановления Пленума Верховного суда Республики Беларусь №12 от 16.12.2004г. «О судебной практике по делам о преступления против интересов службы» (ст.ст. 424-428 УК РБ):

п.1 «В ходе судебного разбирательства необходимо устанавливать круг и характер служебных полномочий должностного лица, фактические обстоятельства, свидетельствующие о связи деяния должностного лица с его служебными полномочиями, наличие причинной связи между общественно-опасным деянием по службе и наступившими вредными последствиями, а также мотива и цели содеянного»;

п.11 «Злоупотребление властью или служебными полномочиями (ст.424 УК РБ) - это такие умышленные действия должностного лица по службе, которые соответствуют его служебным полномочиям, то есть связаны с осуществлением предоставленных ему прав и обязанностей, но совершены вопреки интересов службы. Совершенными вопреки интересов службы следует считать те действия должностного лица по службе, которыми нарушаются требования законности или объективной необходимости при принятии решений в соответствии с возложенными на должностное лицо полномочиями».

В ходе судебных заседаний полномочия были оглашены (т.110 л.д.149), суду было известно, что в соответствии с п.9.7. Устава ООО «Виторжье» (т.87 л.д.87-88) они не распространяются на другие субъекты хозяйствования, кроме ООО «Виторжье».

Судом же не учтено, что согласно диспозиции ст.424 УК РБ «служебные полномочия лиц, занимающих соответствующие должности на предприятиях, учреждениях и организациях, функционально ограничиваются пределами указанных коллективных образований и временными рамками нахождения лица при исполнении служебных полномочий» (Комментарий к УК РБ под общей редакцией А.В.Баркова, В.М.Хомича, Мн. ГИУСБ БГУ 2007г., стр.899).

В приговоре не отражено и в ходе судебного разбирательства не определено, какими конкретно полномочиями я злоупотребила «вопреки интересам службы» из предоставленных мне согласно Устава ООО «Виторжье».

Так как учредителями ООО «Виторжье» являемся я и мой супруг Журба В.П., только собранием учредителей ООО согласно п.9.5 Устава может быть принято решение о нанесении имущественного вреда «вопреки интересам службы директором общества, (а именно финансовым, экономическим, социальным и др. интересам) его действиями».

Вышеизложенных нарушений судом в ходе судебных заседаний не выявлено (в приговоре не указан Закон, нарушенный мною при исполнении своих служебных обязанностей). Собрание учредителей ко мне претензий не предъявило.

Судом не выявлено ни оного принятого мною решения без учета объективной необходимости, нецелесообразности, не в соответствии с Уставом ООО, и Законом РБ «Об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью».

Судом мои действия, для установления причинной связи между ними и наступившими последствиями, а именно предполагаемой кредиторской задолженностью поставщикам на момент возбуждения уголовного дела, не исследовались ни по одному направлению деятельности ООО, так как в материалах моего уголовного дела никаких документов, отражающих вышеизложенное нет, а именно: протоколы совещаний, приказы, финансовые документы, подписанные мною, планы работ, отчеты по командировкам, анализ закрытия кредиторской задолженности и предпринимаемые лично мною по этому вопросу меры и т.п.

Вследствие вышеизложенного, в нарушении Определения Постановления Пленума Верховного суда РБ №12 от 16.12.2004г., указанного мною выше, судом «наличие причинной связи между общественно- опасным деянием по службе и наступившими вредными последствиями» выявлено не было.

Ни один из допрошенных свидетелей ни по одному из инкриминируемых мне эпизодов не сообщил суду о моём личном участии в сделках, запрете в погашении задолженности, непринятии мер по исполнению договорных обязательств. Суду не представлено ни одного документа, подтверждающего неправомерность моих действий в финансовой сфере деятельности ООО «Виторжье», ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, а именно: платежные документы, договора, подписанные мною, как и кассовые, отчетные документы с моей визой, подписью и т.п.

Последствия, имеющие место в настоящее время, а именно (как я предполагаю) - непогашенная кредиторская задолженность фирм поставщикам, вызвана неправомерными действиями правоохранительных органов, изъявших в период с 13.12.2005г. по 31.03.2006г. всю финансовую документацию ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, не представив копий администрации предприятий и спрятав документы от суда и защиты. К этим последствиям я никакого отношения не имею, так как нахожусь под стражей с марта 2006 года, мои же ходатайства о предоставлении изъятых документов для защиты и осмотра сторонами в соответствии со ст.ст.100, 337 УПК РБ ни предварительным следствием, ни судом не удовлетворены. Ни один документ из более чем 30000 (тридцати тысяч) в ходе судебных заседаний исследован не был, сторонам не предоставлен, осмотрен не был.

Судом не определена и степень отрицательного влияния моих «противоправных действий» на нормальную работу предприятий - контрагентов ООО «Виторжье». Ни один из 386 допрошенных в ходе предварительного расследования и в судебном заседании свидетелей не сообщил, и в материалах моего уголовного дела нет никаких сведений о том даже, какой процент в общей дебиторской задолженности этим предприятиям составляют долги ООО «Виторжье». Судом не определено и в приговоре не отражено ни по одному эпизоду, ни по одному предприятию, как задолженность конкретно повлияла на «нормальную работу», что не соответствует диспозиции ст.424 УК РБ и определению вышеуказанного Постановления Пленума Верховного суда РБ.

Вследствие изъятия из материалов моего уголовного дела всех документов, подтверждающих мою невиновность и непредставления их суду и стороне защиты - в ходе судебных заседаний не исследованы и временные рамки нахождения меня в должности директора. Защите и суду не представлены изъятые на ООО «Виторжье» в период 2003- 2005гг. приказы о назначении исполняющими обязанности директора на время моей болезни, отпусков, длительных командировок (в том числе за пределы республики), обучения, отсутствия по семейным обстоятельствам и т.п. коммерческого директора, заместителей директора, старших диспетчеров, заместителей коммерческого директора.

Судом не определена и в приговоре не указана моя личная роль в заключении договоров (в том числе в ведении переговоров), получении товара, распоряжении и т.п. действиях, определяющих хозяйственную деятельность предприятия ни по одному эпизоду, ни по одному предприятию.

В ходе судебных заседаний не определено ни по одному эпизоду: обстоятельства заключения сделок, фактическая дата получения товара и сам факт поступления товарно-материальных ценностей на склады ООО «Виторжье», вследствие чего я могла ими распоряжаться, так как в материалах моего уголовного дела нет ни одной товарно-транспортной накладной (1-й экземпляр – «товарополучателю» зеленого цвета), подтверждающей поступление товара, отражающей хозяйственную операцию в бухгалтерском учёте ООО «Виторжье».

Вышеизложенное недопустимо в соответствии со ст. 360 п.1 УПК РБ, так как нарушает требование: «Описательно-мотивированная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы, мотивов, целей и последствий преступления».

В материалах же моего уголовного дела имеются лишь документы, отражающие предполагаемые хозяйственные отношения субъектов хозяйствования с ООО «Виторжье», что не соответствует диспозиции ст.424 УК РБ.

Исходя из вышеизложенного, считаю, основанием для отмены обжалуемого приговора является:

- положение ст.392 п.1: «применение закона, не подлежащего применению»;

- положение ст.392 п.3: «истолкование закона, противоречащее его точному смыслу»;

- положение Постановления Пленума Верховного суда РБ от 27.09.2007г. №12 «О практике применения судами норм Уголовно-процессуального Кодекса РБ, регламентирующих кассационное производство» п.15: «Неправильное применение уголовного закона (ст. 392 УПК РБ) может иметь место, когда судом первой инстанции: е) назначено наказание или к лицу применены иные меры уголовной ответственности, которые в силу положения Общей части УК назначаться или применяться не могут».

Приговор должен быть отменён и по основаниям ст.388 п.1.1.) – «односторонность и неполнота судебного следствия» и ст.388 п.1.2) – «несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела».

Судом неверно сделан вывод (л.2 приговора) о том, что работники ООО «Виторжье» в 2002-2005г.г. «заключали договора и контракты на поставку на предприятие товарно-материальных ценностей с их оплатой безналичной денежной формой с отсрочкой платежа», что противоречит материалам уголовного дела и выводам суда в обжалуемом приговоре (л.150), а именно: «Из содержания договоров, заключённых ООО «Виторжье» с поставщиками, усматривается, что при наличии взаимного согласия сторон, условия договора могли изменяться, что позволило получателю производить оплату не только в денежной форме, но и путём взаимозачёта, встречной поставки товара, перевода долга».

Более 90% договоров в условиях взаимных неплатежей субъектов хозяйствования Республики Беларусь за рассматриваемый период предполагали различные формы расчёта за поставленную продукцию, в том числе: взаимозачет встречной поставкой товара, уступки права требования и т.д., что и производилось ООО «Виторжье» и его контрагентами до принятия и вступления в силу (л.47 приговора) Указа Президента РБ от 15.08.2005г. №373 «О некоторых вопросах заключения договоров и исполнения обязательств на территории Республики Беларусь», который действовал с 01.08.2005 года по 31.12.2008 года.

Судом неверно сделан вывод (л.2 приговора), что «уголовно наказуемым деянием, запрещённым под угрозой наказания», является использование служебных полномочий для контроля «подчинённых работников в части выполнения её требований по поиску товарно-материальных ценностей и заключению договоров (контрактов) на поставку товаров в адрес ООО «Виторжье»».

Вышеизложенные действия руководителя торговой организации определены Уставом предприятия, законом РБ «Об обществах с ограниченной ответственностью и обществах с дополнительной ответственностью» и противоречат выводу суда, изложенному на л.48 приговора, а именно: «Согласно п.п.7.12, 7.13, 7.14., 9.1 Устава Общества Бочурная, как директор, осуществляет общее руководство предприятием…». Согласно приказу №18-1 от 02.08.2001г. «Бочурная разрешает инженерам отдела сбыта и работникам, осуществляющим коммерческую деятельность по договорам подряда с предприятиями на поставку или покупку товарно-материальных ценностей на основании доверенности, выданной предприятиями» (т.87 л.д.85).

«В дальнейшем, по приказу №16-1 от 02.06.2003г., в связи с назначением на должность коммерческого директора Бочурного Ю.М., директор Бочурная Е.М. возложила на него ведение коммерческой деятельности с правом на подписание договоров поставки и договоров покупки» (т.87 л.д.86). В действиях же последних (л.49 приговора), а именно «работников отдела сбыта, бухгалтерии, отдела внешнеэкономической деятельности, заместителя директора по общим вопросам ООО «Виторжье», нарушений законодательства не выявлено, уголовные дела прекращены за отсутствием в их действиях состава преступления» (т.79 л.д.63-65).

Судом неправомерно определены (л.2 приговора) вышеизложенные действия, совершенные мною (что в ходе судебных заседаний ни по одному эпизоду не подтвердилось), как незаконные, при этом указан не уголовный закон, который якобы мною нарушен под угрозой наказания, а ст.486 ГК РБ и п.3 Положения “О поставках товара в РБ” в части несвоевременной оплаты товаров, поставленных руководимому мною субъекту хозяйствования - ООО «Виторжье», что грубо нарушает ст.360 п.1 УПК РБ, обязывающего в приговоре иметь «описание преступного деяния, предусмотренного УК РБ».

Обращаю внимание Высокого суда, что в соответствии с выводами суда (л.2 приговора) «Бочурная, используя свои служебные полномочия вопреки интересам службы» приводится исключающая вышеизложенное «карьерная и иная личная заинтересованность», «сохранение и продолжение хозяйственной деятельности ООО «Виторжье»», как действие в полном соответствии с моими должностными полномочиями, определёнными Уставом ООО (т.1 л.д.67, раздел IV) и контрактом с директором (т.87 л.д.87-88).

Обвинению меня в преступных действиях «вопреки интересам службы»» противоречит и вывод суда о том, что (л.3 приговора) Бочурная «обязывала подчиненных ей работников использовать поступившие на ООО “Виторжье” товарно-материальные ценности для погашения ранее возникших задолженностей перед другими предприятиями путём зачета встречных однородных требований через поставку товаров от ООО «Виторжье» («встречная поставка»)», по следующим основаниям:

1. судом не определено и в приговоре не указано (в нарушение ст.360 п.1 УПК РБ) место, время, форма, способ, мотивы (являющиеся преступными), цели указаний, данных мною, и кому такие указания давались, не приведены доказательства, на которых основаны вышеуказанные выводы суда. Суду не представлены, в ходе судебных заседаний не исследовались, в материалах уголовного дела не имеются признанные вещественными доказательствами (т.78 л.д.155) изъятые в ходе обысков на ООО «Виторжье» в нарушение ст. 210 УПК РБ: книги приказов, «протоколы совещаний у директора» и другие документы, имеющие отношение к «изданным в установленном порядке (как того требует ст.40 УК РБ) распоряжениям руководителя, обязательным для исполнения работниками, подчиненными по службе».

2. Вышеуказанные действия не являются запрещёнными уголовным законом.

3. Осуществление «встречных поставок» субъектам хозяйствования является нормальной хозяйственной деятельностью предприятия, осуществляемой в соответствии с Гражданским Кодексом (в том числе ст.486), договорами с предприятиями и осуществляется в интересах как поставщика, так и покупателя.

Суду не представлены доказательства, что сделки были осуществлены с нарушением действующего законодательства: по подложным документам, несуществующим субъектам хозяйствования и так далее.

Судом неправомерно включен в описательно-мотивированную часть приговора и факт реализации ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО товаров «на территории Российской Федерации» (л.3 приговора).

Вышеизложенное не является уголовно наказуемым деянием. В период, рассматриваемый в моём уголовном деле, ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО совершены 1062 внешнеторговые сделки, при оформлении комплекта документов (сертификатов, товарно-транспортных накладных, договоров, паспортов сделки и т.п.), обязательных для этого вида деятельности в полном соответствии с действующим законодательством, что подтверждено информацией Полоцкой таможни, имеющейся в материалах моего уголовного дела (т.9 л.д.169-209).

Сделанный судом вывод о том, что «денежные средства, полученные от реализации товаров на расчетный счёт ООО «Виторжье» не поступили» ничем не обоснован. В ходе судебных заседаний не изучались, даже не оглашались данные «О движении денежных средств на расчётных счетах» ни ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО (т.10), ни ООО «Виторжье». Мои ходатайства, заявленные при изучении документов, связанных с движением денежных средств фирм, о тщательном их изучении, судом были отклонены без мотивирования, без вынесения Определений, в нарушение ст.305 п.1 УПК РБ.

В приговоре, вследствие вышеизложенного, в нарушение ст.360 п.1 УПК РБ не указано какая сумма, от продажи каких товаров, за какие товары (ранее отгруженные или нет ООО «Виторжье») не поступили на расчётный счет ООО «Виторжье» и на каком основании денежные средства от продажи товаров ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО должны поступить на расчётный счёт ООО «Виторжье».

Ничем не обосновано (из вышеизложенного) и утверждение суда о том, что денежные средства не использовались для расчета за поставленную продукцию, так как анализ в ходе судебных заседаний движения денежных средств не проводился, показания работников банков, где находятся счета ООО «Виторжье», не заслушивались ни по одному эпизоду, ни на одну дату, даже не оглашались в ходе судебных заседаний, не смотря на то, что именно изучение возможности и факта оплаты с расчётного счёта поставщикам имело существенное значение при постановлении приговора, что является, в соответствии со ст.ст.388 п.1.1), 389 п.1 УПК РБ «основанием к отмене или изменению приговора». 

Кроме того, в ходе судебного разбирательства не выяснилось когда, в какой сумме, за какие товарно-материальные ценности ООО «Виторжье» осуществляло расчёт по договорам перевода долга и уступки права требования, не учтены и в суде не рассматривались более 100 взаимозачетных расчётов с предприятиями, так как из материалов уголовного дела были изъяты все документы, подтверждающие вышеизложенное, к уголовному делу не приложены первичные учетные документы, изъятые на ООО «Виторжье» в ходе обысков в нарушение ст.210 УПК РБ.

Исходя из вышеизложенного, считаю, что выводы суда противоречат требованию ст.356 п.1, п.2, 3 Постановления Пленума Верховного суда РБ №9 от 28.09.2001г. «О приговоре суда», в соответствии с которыми: «Приговор не может быть основан на предположениях», «Приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном разбирательстве».

Утверждение же в описательно-мотивированной части приговора, как совершение мною преступного деяния, предусмотренного ч.3 ст.424 УК РБ, а именно: «Злоупотребление служебными полномочиями» «вопреки интересов службы» (л.3 приговора) «Полученные от реализации денежные средства… направлялись на цели, обусловленные сохранением деятельности ООО «Виторжье» - на уплату налогов и других обязательных платежей, выплату заработной платы работникам предприятия и другие собственные нужды предприятия» несостоятельны и недопустимы по следующим основаниям:

1. вышеизложенное не является уголовно наказуемым деянием;

2. в ходе судебных заседаний не изучались, не исследовались первичные бухгалтерские документы, изъятые на ООО «Виторжье» в ходе обысков, и суду они не представлены. В подтверждение вышеизложенного, судом не определены и не отражены в приговоре, в нарушение ст.360 п.1 УПК РБ, суммы, обстоятельства, время, мотивы, цели ни по одному платежу, совершённому должностными лицами «на уплату налогов, выплату заработной платы и т.п.» с целью «обусловленной сохранением деятельности ООО «Виторжье», так как:

- суду не были представлены и не изучались платёжные документы ООО «Виторжье», ПКФ «МИГ-ЛТД» - ООО;

- ни суду, ни мне не предоставлено ни одного платёжного поручения с моей подписью о направлении денежных средств на «нужды руководимых мною фирм».

3. вышеизложенное утверждение противоречит диспозиции ст.424 УК РБ. 

«Уплата налогов, выплата заработной платы работникам предприятия и другие собственные нужды предприятия» - это действия, совершаемые в соответствии с п.4.1 Устава ООО «Виторжье», Законами РБ «О предприятиях в РБ», «22Об акционерных обществах, обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью», Гражданским Кодексом РБ.

 

Судом в приговоре не учтено Постановление Верховного суда РБ №12 от 16.12.2004г. «О судебной практике по делам о преступлениях против интересов службы» (ст.ст. 424-428 УК РБ) п.11:

«Совершенными вопреки интересов службы следует считать те действия должностного лица по службе, которыми нарушаются требования законности или объективной необходимости при принятии решений в соответствии с возложенными на должностное лицо полномочиями».

Судом (л.2 приговора) не определено, в чём конкретно выразилась «незаконность» моих действий, выразившаяся «в систематическом неисполнении и нарушении договорных обязательств возглавляемого мной ООО «Виторжье», тем более «вопреки интересам службы».

Ни УК РБ, ни Гражданский кодекс РБ не запрещают ни отсрочку, ни несвоевременность исполнения обязательств субъектами хозяйствования.

В нарушение ст.360 п.1 УПК РБ судом в приговоре не указано место, время, способ совершения, мотивы, цели, форма моей вины, и в совершении какого запрещённого уголовным законом деяния я обвиняюсь, допустив задолженность во взаиморасчётах субъектов хозяйствования.

 

Неправомерно и инкриминируемое мне (л.3 приговора) причинение «существенного вреда государственным и общественным интересам» моими «преступными действиями вопреки интересам службы», так как:

- судом не обоснована существенность вреда, в соответствии с требованием диспозиции ст.424 УК РБ (Комментарий к УК РБ под общей редакцией А.В.Баркова, В.М.Хомича Мн. ГИУСТ БГУ 2007г., стр. 900), не соответствует п.19 Постановления Пленума Верховного суда РБ №12 от 16.12.2004 г. «О судебной практике по делам о преступлениях против интересов службы» (ст.ст.424-428 УК РБ), а именно: «При решении вопроса о том, является ли вред, причиненный правам и законным интересам граждан либо государственным или общественным интересам существенным…. судам надо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, число потерпевших граждан, тяжесть причинённого физического или морального вреда и т.п. Существенный вред может выражаться в нарушении конституционных прав и свобод граждан, в подрыве авторитета органов власти, государственных, общественных и других организаций, в нарушении общественного порядка». 

- В ходе судебного разбирательства не определено, суд не располагал никакими сведениями о том, каким образом предполагаемая сумма дебиторской задолженности ООО «Виторжье» каждому из поставщиков, повлияла «на нормальную работу предприятия», в ходе судебного заседания не выявлено, что «посредством злоупотребления было совершено другое преступление или были сокрыты другие преступления», что является обязательным признаком существенности вреда в уголовном процессе (Комментарий к УК РБ под общей редакцией А.В.Баркова, В.М. Хомича Мн. ГИУСТ БГУ 2007г., стр.900).

Ни непосредственно уголовным законом (как мною указано выше), ни вышеназванным Постановлением Верховного суда Республики Беларусь не определяется «существенный вред государственным и общественным интересам, который выразился в систематическом неисполнении и нарушении договорных обязательств возглавляемого ею ООО «Виторжье» (г.Новополоцк) перед …. поставщиками», то есть не соответствует объективной стороне преступления, совершённого «вопреки интересам службы».

Приведённое на л.л.3-21 как факты моей «преступной деятельности» в нанесении существенного вреда субъектам хозяйствования неправомерны по следующим основаниям:

- в приговоре нет обоснованности существенности вреда;

- вышеизложенное противоречит выводам суда (л.21 приговора) о том, что «в результате не произведённых расчётов… причинен имущественный ущерб», а не «существенный вред»;

- суммы «полной неоплаты» за поставленную продукцию ООО «Виторжье» поставщикам в ходе судебных заседаний не исследовались, не просчитывались, в большей части даже не оглашались. Даты, отраженные на л.л.3-21 приговора, взаиморасчётов субъектов хозяйствования не только не соответствует ни материалам моего уголовного дела, ни фактическим обстоятельствам, но и указаны судом в приговоре в нарушение ст.155 п.1 УПК РБ. Судом суммы «полной неоплаты за поставленные» товары «на день вынесения приговора» не определялись ни по одному эпизоду, а включались на основании разного рода односторонних, не подтвержденных документами справок, актов сверок, не имеющих юридической силы по состоянию на 2003г. - 16.06.2008 г., без учета данных ООО «Виторжье»; 

- документы, а именно: номера товарно-транспортных накладных, договоров, приведённые как доказательные факты преступной деятельности, ничем не подтверждены. В материалах моего уголовного дела нет ни одной товарно-транспортной накладной, договора, являющихся подлинными документами, подтверждающими совершение хозяйственной операции субъекта хозяйствования - ООО «Виторжье». Вследствие чего имеющиеся копии или подлинники документов, изъятые на предприятиях – поставщиках, в ходе судебных заседаний в нарушение ст.ст.104, 105 УПК РБ не были проверены и оценены судом ни по одному предприятию, ни по одному документу с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, и поэтому не могут считаться достаточными для постановления приговора.

С учётом вышеизложенного, выводы суда (л.л..3-21 приговора) в описательно-мотивированной части приговора в нарушение ст.360 п.1 УПК РБ не являются доказанными, противоречат как материалам моего уголовного дела, так и фактическим обстоятельствам. 

Так, например: 

- на л.7 приговора указано, что «33. Совместным предприятием «Ивкон» в форме ОАО (г. Витебск) по договору № 267/294 от 28.06.2004г. и товарно-транспортной накладной № 0214839 от 30.06.2004 г….», что противоречит фактическим обстоятельствам. В уголовном деле (л.д.40 т.27, л.д.187-189 т.70) находится договор №267 от 28.06.04г. а в ТТН поставки № 0214839 от 30.06.2004 г. указан договор №294, от 28.06.04г., отсутствующий в уголовном деле. 

- на л.9 приговора указано, что «47. Дочернее предприятие «Гаспадар» ОАО «Мебельстройконструкция» (г.Скидель) по договору поставки №12/4 от 18.10.2004г. и товарно-транспортной накладной №0014030 от 18.10.2004г., по договору поставки №211 от 18.10.2004г. и товарно-транспортной накладной №0014029 от 18.10.2004г.…», что противоречит выводу, сделанному на л.85 (3-й абз.) приговора: «На основании договоров №№ 12/4 и 221 на ООО «Виторжье» поставлена продукция…», и фактическим обстоятельствам а именно: указанные в приговоре, как находящиеся в т.42 на л.д. 215-216, договора №221 и №211 от 18.10.04г. никогда не заключались и в материалах уголовного дела отсутствуют.

- на л.9 приговора: «48. РУПП «Березатара» (г. Береза) по договору №21/10 от 21.10.2004г. и товарно-транспортной накладной №363233 от 21.10.2004г.…» (л.д.199,195-197 т.54), что противоречит фактическим обстоятельствам, а именно: в графе «основание отпуска» в ТТН №363283 номер договора не указан. 

-на л.12 приговора: «67. ОАО «Минский часовой завод» (г.Минск) по договору купли – продажи №290 от 19.01.2005г. и товарно-транспортной накладной №0090659 от 19.01.2005г. …». Договор №290 в материалах уголовного дела отсутствует, на л.д.247,242 т.48 имеется договор №56 УМ от 17.01.05 г.. 

- на л.15 «96. ОАО «Могилевхимволокно» (г.Могилев) по договору №Т144/112-05-63-1202-112 от 21.06.2005г. и товарно-транспортной накладной №0009228 от 16.09.2005г. …» (л.д.23,24,40 т.36). В ТТН поставки №0009228 в графе «Основание отпуска» указан договор № Т144/112-05-63-1167-112 от 21.06.05г. ТТН поставки с указанным в ней, как основание отпуска, договором № Т144/112-05-63-1202-112 в материалах уголовного дела отсутствует.

-на л.18 приговора: «113.ЧЗПУП «Чашникский коопзаготпром» (г.Чашники) по договору от 05.08.2005 г., по товарно-транспортной накладной № 0023256 от 05.08.2005 г….». В приговоре не указан номер договора, поскольку указанный в ТТН № 0023256, как основание отпуска, договор №193 от 05 августа 2005 г. в уголовном деле отсутствует (л.д.70,71 т.46, л.д.41 т.66). 

И так далее…(более подробное, по каждому предприятию, изложение всех несоответствий выводов суда материалам уголовного дела и фактическим обстоятельствам, находится в приложении № 15 к настоящим «Дополнениям» к кассационной жалобе).

 

Неправомерно и утверждение суда (л.21 приговора) о том, что «были нарушены права 140 субъектов хозяйствования на оплату поставленных ими товарно-материальных ценностей», предусмотренные ст.486 ГК РБ и п.3. Положения «О поставках товаров в РБ».

В уголовном законе нарушение права кредитора определяется, как «действия виновного, которые не позволили кредиторам своевременно принять меры для…. уменьшения ущерба и привели к появлению новых или увеличению существующих долгов» (Комментарий к УК РБ под общей редакцией А.В.Баркова, В.М.Хомича Мн. ГИУСТ БГУ 2007г., стр.509).

Из материалов уголовного дела (т.т.64-75 – Акт КРУ МФ РБ по Витебской области от 17.08.2006г.) следует, что товары всех 140 перечисленных на л.л.3-21 приговора предприятий могли или находились на складах ООО «Виторжье» (судом доподлинно факты поступления товаров, количества, наименования, сумм оприходования бухгалтерией, не установлены ни по одному предприятию) длительное время и находятся в настоящее время. Ни одно из указанных в приговоре предприятий не было лишено права в соответствии с условием договора получить денежные средства за поставленный товар, в том числе по договорам перевода долга, взаимозачётом, получить по взаимной договоренности свой же товар назад.

Вышеизложенное подтверждается:

- л.151 приговора: «Согласно материалам дела на 1 января 2005 года на складах ООО «Виторжье» находилось товаров на сумму 669 176 128 рублей (т.8 л.д. 105-133). О наличии имущества на складах ООО «Виторжье» свидетельствует акт инвентаризации от 29 марта 2006 года (т.14 л.д.38-52, т.79 л.д.2), а также протокол осмотра складских помещений ООО «Виторжье» с применением видеозаписи от 15.02.2006г., просмотренной в судебном заседании (т.13 л.д.205-216)»;

- т.98 л.д.33-225 «Сведения о движении средств ООО «Виторжье» 2003-2005г.г, 

- т.98 л.д.226-245, «Протокол осмотра производственной базы ООО “Виторжье» от 17 июня 2008 года;

- показаниями свидетелей, в том числе заведующих складами, допрошенных в ходе судебных заседаний, подтверждающих вышеописанное. 

На момент возбуждения уголовного дела, то есть 13.12.2005г. и изъятия всей бухгалтерской документации, позже изъятой из материалов моего уголовного дела, ООО «Виторжье» в полную силу вело хозяйственную деятельность, в достаточном количестве имелось имущество для погашения всей кредиторской задолженности, а именно: ООО «Виторжье» располагало: товарными запасами, денежными средствами, дебиторской задолженностью, товарами в пути и т.д. Предприятие не было ликвидировано, работало прибыльно, банкротом себя не объявляло, имело арендованные и собственные основные фонды. Вплоть до 2008 года ООО «Виторжье» производило расчет с кредиторами. Однако в связи с отсутствием в материалах моего уголовного дела документов, изъятых в ходе обысков, эти обстоятельства в судебных заседаниях не изучались, что привело к односторонности и неполноте судебного следствия.

По тем же аргументам неправомерен вывод суда (л.21 приговора) «о выбытии имущества» ООО «Виторжье», как не подтвержденный материалами моего уголовного дела и противоречащий выводам суда в приговоре (л.151).

Судом неправомерно в подтверждение совершения мною преступления, запрещённого Уголовным Кодексом РБ под угрозой наказания, предусмотренного Особенной частью УК РБ, приведено Положение Гражданского Кодекса РБ (ст.486 ГК) и Ведомственного (Министерства Экономики РБ) «Положения о поставках товара». Статьи ГК РБ не запрещают какие-либо действия под угрозой уголовной ответственности, а определяют в соответствии со ст.1 ГК РБ «отношения, регулируемые гражданским законодательством», определяют «правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности…».

В соответствии со ст.2 ГК РБ «юридические лица вправе осуществлять защиту гражданских прав в суде (хозяйственном суде)». Этой же ст.2 ГК РБ определён принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенного права, как и ст.13 Конституции РБ, что нашло своё отражение в ст.ст.10-15 ГК РБ. Все субъекты хозяйствования (в том числе 44 до возбуждения уголовного дела) - контрагенты ООО «Виторжье» имели возможность и воспользовались правом подачи исков в хозяйственные суды для восстановления своих прав и их иски были удовлетворены, исковые производства исполнялись в соответствии с решениями Хозяйственных судов. В ходе судебных заседаний эти сведения исследовались, однако в приговоре факты искажены.

Я, Бочурная Е.М., в договорных отношениях с субъектами хозяйствования не состояла, ответственность за неисполнение договорных обязательств за ООО «Виторжье» на себя не брала.

Кроме того, п.1.12 Устава ООО «Виторжье» определено, что «участники Общества не отвечают по обязательствам Общества, а несут убытки, связанные с деятельностью общества, в пределах стоимости своего вклада в Уставной Фонд» (т.1 л.д.67-73).

Судом не учтено, что даже в случае причинения вреда неправомерными действиями его работника субъекту хозяйствования в соответствии со ст.937 ГК РБ п.1 «Юридическое лицо… возмещает вред, причиненный его работником при исполнении своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей», а не наоборот.

Пределы же материальной ответственности работников определены Уставом предприятия и ст.ст.400-409 Трудового Кодекса РБ.

Так, ст.403 ТК РБ определяет случаи нанесения «вреда» действиями руководителей организаций, структурных подразделений:

1. «за неправильную постановку учёта и хранения материальных средств – по заявлению собственника» (то есть Собрания учредителей ООО «Виторжье»);

2. «если имущество выдано под отчет, при этом выявлены факты недостачи, уничтожения, хищения и т.п. - по заявлению собственника» (то есть Собрания учредителей ООО «Виторжье»).

 Судом не учтено, а в ходе судебных заседаний изучалось, что в соответствии с Уставом ООО «Виторжье» п.7.13 (т.1.л.д.67-73) «Директор несёт ответственность за результаты деятельности Общества перед собранием учредителей Общества», а не перед контрагентами ООО, что судом в приговоре искажено.

Никаких заявлений от собственников ООО «Виторжье» на причинение моими действиями имущественного вреда ООО или действий «вопреки интересам службы» как того требует диспозиция ст.424 УК РБ в правоохранительные органы не поступало, обвинением не предъявлялось, в ходе судебных заседаний не рассматривалось и не выявлено.

 

Судом сделан вывод, не соответствующий действующему законодательству в РБ, а именно:

Определение предполагаемой кредиторской задолженности субъекта хозяйствования контрагенту инкриминировано мне, физическому лицу, как «существенный вред» (л.3 приговора), «имущественный ущерб» (л.л.21, 148 приговора), не соответствует определению «вреда», рассматриваемому в уголовном процессе, а именно: хищение, порча, уничтожение имущества, фактов которых в ходе судебных заседаний выявлено не было. 

В соответствии со ст.460 УПК РБ п.п.2, 4 и ст.14 ГК РБ, в уголовном процессе «вред - это нарушенное право, утрата или повреждение имущества». Нарушение права (хищение в том числе) судом не доказано по приведённым мною аргументам, утрата или повреждение имущества мною судом не рассматривалось, обвинение мне не предъявлялось. 

Стороной обвинения 03.10.2008г. инкриминируемое мне преступление, предусмотренное ст.210 УК РБ «хищение путём злоупотребления служебными полномочиями» снято, порча и уничтожение чужого имущества в ходе судебных заседаний не выявлены.

Выводы же суда о том, что вред нанесён субъектам хозяйствования, так как «ООО «Виторжье» договорные обязательства систематически не исполняло» не состоятелен, противоречит Законодательству РБ, Уголовному Кодексу и ничем не подтверждён.

Неисполнение договорных обязательств субъектом хозяйствования в соответствии со ст.ст.366, 486 ГК РБ - это в соответствии со ст.1 ГК РБ «правовое положение участников гражданского оборота, и не относится ни к убыткам, ни к неустойкам» (Комментарий к ГК РБ под руководством В.Ф.Чигирина, Мн. ПТП 2003г., т.1, стр.699).

С соответствии с Постановлением МФ РБ от 26.12.2003г. №181 «Об утверждении инструкции по бухгалтерскому учету», «Доходы организаций» гл.2 (приложены к материалам моего дела по моему ходатайству (т.85 л.д.202)) определено, что «полная сумма дебиторской задолженности при продаже продукции и товаров, выполнении работ, оказании услуг на условиях отсрочки оплаты является выручкой от реализации», которая в свою очередь в соответствии с п.5 этой же главы «является доходом организации…». «Выручка от реализации принимается к бухгалтерскому учету в соответствии с учётной политикой организации и в случае признания её по мере отгрузки (что было при заключении договоров с ООО «Виторжье») - доход (а не «вред» и не «ущерб») фиксируется в момент передачи товара».

Это же определено «Типовым планом счетов бухгалтерского учета», утвержденным Постановлением МФ РБ от 30.05.2003г. №89 – «выручка от реализации продукции относится на счёт 90», «реализация» является «доходом» и никакого отношения к «вреду» или «ущербу» не имеет, а отражается в бухгалтерском учёте на счете 90 плана счетов «реализация» как незаконченная хозяйственная деятельность во взаиморасчётах субъектов хозяйствования.

В ходе судебного разбирательства ни одно из отраженных в приговоре предприятие не предоставило суду сведений о нанесении ООО «Виторжье» вреда, ущерба и лишь сообщило (т.т.94-97) об имеющейся кредиторской задолженности ООО «Виторжье». Сведения же, сообщенные суду, предприятия ничем не подтвердили, судом не изучались.

Приведённые судом (л.л.3-21 приговора) номера договоров, товарно-транспортных накладных, якобы отражающих взаиморасчёты между субъектами хозяйствования в подтверждение нанесения мною существенного вреда субъектам хозяйствования ни на чём не основаны, в суде не рассматривались.

Кроме того, судом не учтено установленное уголовным законом правило (ст.460 УПК РБ, ст.14 ГК РБ) определения денежного выражения «вреда», как «расходы, которые лицо, чьё право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утраты или повреждения имущества. Упущенная выгода… возмещению не подлежит».

Товары, отпущенные кредиторами ООО «Виторжье», поставлены были по отпускной цене предприятий, в которую согласно калькуляции включены: себестоимость продукции, налоги и плановая прибыль.

Ни одним предприятием не представлена суду информация о фактических затратах, о том, что продукция произведена контрагентом ООО «Виторжье», а не получена по бартеру, в виде гуманитарной помощи и т.п.

Судом ни по одному предприятию указанные мною выше расчёты в соответствии с Положением Постановления МФ РБ “Расходы предприятий” не произведёны, калькуляция затрат на производство каждой единицы продукции не рассматривалась, сторонам не предъявлялась.

Выводы суда о нанесении моими «незаконными действиями» «наступление тяжких последствий», что определяется ч.3. ст.424 УК РБ, как самое тяжкое из диспозиции ст.424 УК РБ, не соответствует определению Уголовного Кодекса при квалификации вышеизложенных последствий. Комментарием к УК РБ (под общей редакцией А.В.Баркова, В.М.Хомича Мн. ГИУСТ БГУ 2007г., стр. 901), определено_- п.16: «содержание тяжких последствий злоупотребления (ч.3. ст.424 УК РБ) должно определяться с учетом их тяжести и соотносительно с последствиями (крупным имущественным ущербом и существенным вредом), указанным в ч.1 ст.424 УК РБ».

Судом не просчитывалась и не анализировалась сумма кредиторской задолженности (на соответствие более 1000 базовых величин) ни по одному предприятию.

В моём уголовном деле материалы, представленные стороной обвинения отражают хозяйственную деятельность предприятий, различной формы собственности (в том числе ИП без образования юридического лица). Сделки осуществлялись различными исполнителями при существенно отличающихся обстоятельствах, имеют различные формы оплаты, сроки расчёта, ассортимент и суммы приобретённого товара.

Большинство договоров были заключены вне территории ООО «Виторжье», согласовывались и подписывались различными сотрудниками ООО «Виторжье». В ходе судебного разбирательства не выявлено ни одного факта моего личного участия или распоряжения на совершение сделок, не рассматривались «временные рамки» нахождения меня при исполнении обязанностей директора ООО «Виторжье», что исключает «единый умысел», как обязательную составляющую субъективной стороны состава преступления, предусмотренного ст.424 УК РБ.

С учётом вышеизложенного, суммирование предполагаемой кредиторской задолженности ряда предприятий, по которым общая сумма в размере 889 892 416 рублей (л.21 приговора) признана судом, как «имущественный вред» - не соответствует уголовному закону и противоречит диспозиции ст.424 ч.3 УК РБ.

Кроме того, вышеизложенное противоречит выводам же суда в приговоре и материалам моего уголовного дела.

Так, например:

- на л.л.3, 6 приговора: «Бочурная Е.М… причинила существенный вред… 20.ГРОУП «Труд» (г.Гомель)… в виде полной неоплаты…», но уже на л.65 приговора: «Долг был частично погашен Бочурным Ю.М…».

- на л.л.3, 6 приговора: «Бочурная Е.М… причинила существенный вред… 23.ЧУТПП «Торговый дом «Идеал» (г.Брест)… в виде полной неоплаты…», но уже на л.68 приговора: «…ПКФ «МИГ - ЛТД» ООО …перечислило на расчетный счет ЧУТПП «Торговый дом «Идеал» денежные средства в сумме 371 700 руб. за ООО «Виторжье»(л.д.251-252 т.23).

- на л.л.3, 11 приговора: «Бочурная Е.М… причинила существенный вред… 63.ОДО «Полиграфия»(г.Гомель)… в виде полной неоплаты…», но уже на л.97 приговора: «…5 января 2006 года основной долг со стороны «Виторжье» погашен путем поставки товаров (л.д.90 т.100)». 

- на л.л.3, 13 приговора: «Бочурная Е.М… причинила существенный вред… 74.ООО «Базисстройторг»(г.Гомель)… в виде полной неоплаты…», но уже на л.103 приговора: «По ТТН…произведен возврат товара поставщику…».

- на л.л.3, 13 приговора: «Бочурная Е.М… причинила существенный вред… 80.ОАО «Мозырьская швейная фабриа «Надэкс»(г.Мозырь)… в виде полной неоплаты…», но уже на л.108 приговора: «…долг перед швейной фабрикой «Надэкс» погашен(л.д.118 т.95)».

И так далее…(более подробное, по каждому предприятию, изложение всех несоответствий выводов суда материалам уголовного дела и фактическим обстоятельствам, находится в приложении № 15 к настоящим «Дополнениям» к кассационной жалобе).

 

Считаю, что приговор на основании ст.388 п.1.1), п.1.2) УПК РБ должен быть отменён по основаниям: односторонность и неполнота судебного следствия, несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Так, в нарушение ст.360 п.1 УПК РБ, как описание доказанного преступного деяния в описательно-мотивированную часть приговора (л.22 приговора) внесён вывод суда о том, что «…общество не располагает фондами для осуществления деятельности» и вывод суда (л.23 приговора) «в связи с отсутствием имущества, необходимого для хозяйственной деятельности...» по следующим основаниям:

1. законодательными актами не определено и в уставе ООО «Виторжье» не отражено обязательное наличие основных фондов для осуществления хозяйственной деятельности. В соответствии со ст.VII Устава ООО «Виторжье» «Имущество общества» п.7.1, 7.2: «Имущество Общества составляют: основные фонды, оборотные средства, долевые взносы участников, продукция, произведённая Обществом в процессе хозяйственной деятельности; полученные доходы от реализации произведённой продукции, выполненных работ и оказанных услуг; иного имущества и средств, приобретённых по основаниям, не запрещённым законодательством»;

2. в ходе судебных заседаний по причине отсутствия всех изъятых в ходе обысков первичных учётных документов, отражающих финансово-хозяйственную деятельность ООО «Виторжье» в 2003-2005г.г., эти вопросы судом не анализировались. Мои ходатайства (письменные и устные) о предоставлении мне для защиты, в соответствии со ст.100 и 337 УПК РБ всех изъятых в ходе обысков документов, судом были удовлетворены (т.109 л.д.95), однако обвинением ни мне, ни суду представлены не были, их местонахождение мне до настоящего времени не известно.

 

На момент возбуждения уголовного дела ООО «Виторжье», располагало необходимым для осуществления хозяйственной деятельности имуществом, о чём мною указывалось выше (л.17 Дополнений к кассационной жалобе) и отражено в приговоре (л.151 приговора).

В приговор необоснованно в нарушение требований ст.350 п.2 УПК РБ включены сведения, которые не исследовались в судебных заседаниях (л.23), вследствие чего я не имела возможности дать показания по отраженным в приговоре (л.23) выводам.

Судом в приговоре искажены факты заключения договоров аренды для осуществления хозяйственной деятельности с ИП Журбой В.П. на сооружения КПП, пожарный резервуар, склад ГСМ, внутриплощадочные дороги, ограждения, так как вышеуказанные объекты были учтены на балансе ООО «Виторжье» и являются собственностью Общества, что подтверждено материалами моего уголовного дела.

 

Также, в нарушение ст.350 п.2 УПК РБ, в приговоре (л.23) отражены факты со ссылкой на доказательства, которые не исследовались в судебном заседании и даже не оглашались.

Так, суд неправомерно ссылается, как на доказательство моей преступной деятельности, на «Акт проверки отдельных вопросов финансово- хозяйственной деятельности ООО «Виторжье» от 13 октября 2008 года» (в дальнейшем – «Акт») по следующим основаниям:

- Акт, состоящий из 365 листов, был вручён мне 17.10.2008г. в камере СИЗО-2 г. Витебска, где я нахожусь под стражей. В расписке на получение Акта мною была сделана запись перед подписью о наличии возражений на Акт.

- 27.10.2008г. прокурор Колосова Е.В. в судебном заседании проинформировала стороны о наличии Акта в материалах дела. На моё устное ходатайство суду исследовать представленный акт, судья Петров Л.Г. ответил отказом, сообщив, что: «Суд рассмотрит Акт КРУ после получения Бочурной ответа на возражения по Акту» (т.110 л.д.189). До этого момента он не может принять Акт, как юридически значимый документ, имеющий значение для разбирательства моего уголовного дела».

По этим же причинам не было удовлетворено и не приложено к материалам уголовного дела моё письменное ходатайство о вызове в зал судебного заседания специалистов КРУ, проводивших проверку, в связи с существенными нарушениями законодательства при проведении проверки и несоответствием выводов, изложенных в Акте, фактическими обстоятельствами дела (т.110 л.д.189).

- Мною, в соответствии с п.51 Приказа МФ РБ от 30.12.1999г. №391 (с изменениями и дополнениями) и п.15 Указа Президента РБ №673 от 15.11.1999г. 23.10.2008г., через ИВС г. Полоцка были направлены возражения на Акт:

а) Исх. №292 от 23.10.2008г. - в адрес ГУ МФ РБ по Витебской области на имя начальника Лапицкой Т.И.;

б) Исх. №293 от 23.10.2008г. - в адрес СУ ПР УВД Витебского облисполкома на имя Бедункевича А.А.;

в) Исх. №294 от 23.10.2008г. - в адрес Витебского областного суда на имя судьи Петрова Л.Г. с просьбой приложить «Возражения на Акт» к материалам моего уголовного дела и рассмотреть их в ходе судебных заседаний.

Однако, в нарушение п.15 Указа Президента РБ №673 от 15.11.1999г. «О некоторых мерах по совершенствованию координации деятельности контролирующих органов Республики Беларусь и порядка применения ими экономических санкций” (с изменениями и дополнениями), предписывающего “Обоснованность доводов, изложенных в возражениях, проверять проводившим проверку (ревизию) работником (руководителем проверки (ревизии)) и по ним составлять письменное заключение, с которым должны быть ознакомлены лица, представившие в установленном порядке возражения по акту проверки», до вынесения приговора как и до настоящего времени вышеуказанное заключение мне, ни суду представлено органом, назначившим и проводившим проверку, не было, 

Акт, состоящий из 365 листов, на суде исследован не был. Специалисты, проводившие проверку, в судебное заседание вызваны не были; в соответствии с п.35 ст.62 УПК РБ обязаны были, но не дали в суде никаких пояснений по поводу явных нарушений ими законодательства, изложенных мною в «Возражениях на Акт» (т.110 л.д.189).

В материалах моего уголовного дела должны находиться вышеуказанные «Возражения на Акт», высланные 23.10.2008г. в адрес Витебского областного суда, однако мне не представлена возможность с доподлинностью это выяснить, так как:

1. в судебном заседании 27.10.2008г. на моё устное ходатайство сообщить мне, поступили ли в адрес суда «Возражения на Акт», судья Петров Л.Г. не ответил, проигнорировав доводы, изложенные в нём;

2. 20.11.2008г. мной через СИЗО-2 было направлено ходатайство на имя Петрова Л.Г. с просьбой ознакомить меня с томами дела, содержащими документы, в исследовании которых я не принимала участия, так как была (без вынесения определения, без указания срока удаления) удалена из зала судебного заседания;

Мне судом эти документы не предоставлены до настоящего времени («Возражения на Акт» прилагаются, приложение №4).

Исходя из вышеизложенного, в нарушение ст.350 п.п.1, 2 УПК РБ, приговор основан (л.23, 44 приговора) на доказательствах, взятых за основу выводов суда, которые в судебных заседаниях не исследовались.

 

Факты, в подтверждение моей «преступной деятельности «, отраженные в Акте (т.т.100, 101) о том, что «У общества имелась устойчивая тенденция к росту кредиторской задолженности, росту количества неоплаченных платёжных требований поставщиков в картотеке банка, при этом расчёты с поставщиками в денежной форме практически не проводились», не могут служить доказательством моей вины в совершении преступления “вопреки интересов службы” по следующим основаниям:

1. Акт КРУ в ходе судебного заседания не исследовался, что противоречит ст.350 п.1, 2 УПК РБ.

2. Вывод суда противоречит фактам, изложенным в приговоре (на л.24), , а именно: «Сумма неоплаченных платёжных документов в картотеке №2 к расчётному счёту ООО «Виторжье» составила: … на 01.01.2005г. – 783 308 296 рублей, а на 01.01.2006г. – 653 258 771 рублей» (т.99 л.д.55-60), что явствует об уменьшении картотеки.

3. Вышеизложенное не является уголовно-наказуемым деянием и не запрещено уголовным законом. 

 

В приговоре (л.23) отражены данные, которые не были исследованы всесторонне, полно и объективно. Суд не учёл мои пояснения, заявления в судебном заседании и отраженные в «Возражении на Акт КРУ» (л.12 «Возражений») о том, что, в связи с изъятием всех документов (в ноябре 2005 - марте 2006г.), увольнением работников ООО «Виторжье» и заключением меня под стражу, я лишена была возможности сделать «уточненный годовой отчёт», который предоставляется до 20 апреля следующего за отчётным года.

Данные, на которые ссылается суд, полученные в отделе статистики по г. Новополоцку Витебского областного управления статистики, не отражают истинного положения дел и в судебном заседании не изучались, не сопоставлялись с первичными учётными бухгалтерскими документами.

Судом не учтены и не проверены мои доводы, изложенные в «Возражениях на Акт» (л.11 «Возражений»), что в форме статистической отчётности №1 имеются «Указания по её заполнению», из чего следует, что в суммы кредиторской задолженности, отраженной в отчётности, входят «расчёты: с поставщиками и подрядчиками, по социальному страхованию, с учредителями и т.д.». 

Мои доводы о том, что на момент возбуждения уголовного дела и изъятия всех документов (которые подтверждают сказанное мной) ООО «Виторжье» имело задолженность перед:

1. ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО (соучредителем которого являемся я и мой супруг) - около 450 млн. рублей, что и подтвердили в ходе судебного заседания свидетели Цвиклинская, Дукшинская, Артемова и др.;

2. учредителями Бочурной Е.М. и Журбой В.П. в соответствии с решением собрания учредителей по итогам работы в 2000-2004гг. - около 70 млн. рублей каждому;

3. ИП Бочурная Е.М, ИП Журба В.П. за аренду основных фондов и автотранспорта, согласно договоров аренды за 2000-2005г.г. - около 250 млн. рублей;

4. ИП Бочурная Е.М. и ИП Журба В.П. за услуги согласно договоров подряда - около 40 млн. рублей каждому,

и эти цифры необходимо учитывать при анализе платёжеспособности предприятия, но судом они не были учтены. По решению собрания учредителей в 2001, 2002, 2003, 2004, 2005, 2006г.г., эта задолженность ООО «Виторжье» могла быть погашена только после расчёта с поставщиками за товары и оказание фирме услуг, однако в статистической отчётности они были отражены.

Именно задолженность учредителям и ИП Бочурной Е.М. и Журбе В.П. являлась просроченной (с 2000г.), и на общую ситуацию с платежами субъектам хозяйствования никак не влияла, однако суд мои доводы не учёл, в приговоре (л.23) данные статистической отчётности искажены, отражены как достоверные и сделан вывод, что «кредиторская задолженность за товары в 2004 году составила 1 136 000 000 рублей, в 2005 году – 1 680 000 000 рублей», который в судебном заседании ничем не подтвердился, не рассчитывался.

Факты, изложенные в описательно - мотивационной части приговора, касающиеся платежей, осуществлённых ООО «Виторжье» в 2004-2005 годах не соответствуют материалам моего уголовного дела и в суде не исследовались, а именно:

- в материалах моего уголовного дела (т.98 л.д.33-225) имеются «Сведения о движении средств ООО “Виторжье” за 2003-2005г.г.», которые в ходе судебных заседаний не исследовались.

Ссылка же на показания (т.98 л.д.21-24) работника банка Каркоцкой Е.А. неправомерна, так как:

1. Свидетель работает (т.98 л.д.22) в должности главного специалиста отдела учёта операций по счетам юридических лиц ОАО «БПС-Банк» с декабря 2007 года, расчётные счета ООО «Виторжье» никогда не вела.

2. Все её показания основаны на предположениях и содержат чисто теоретические данные, не основанные на подлинных банковских документах ООО «Виторжье».

Судом не приняты во внимание показания свидетеля Каркоцкой Е.А. (т.98 л.д.23): «Уменьшение картотеки ООО «Виторжье» можно объяснить либо реальной оплатой задолженности, либо изъятием документов из картотеки в связи с истечением срока хранения. Как именно произошло снижение суммы в картотеке…. сказать затрудняюсь».

(т.98 л.д.24): «Задолженность ООО “Виторжье” по картотеке №2 составляет около 26 млн. рублей».

Моё письменное ходатайство о вызове в судебное заседание свидетеля Каркоцкой Е.А. для дачи показаний по имеющим существенное значение для вынесения приговора фактам, поданное 03.09.2008г. суду, было мне возвращено, судьёй Петровым Л.Г. отклонено (без мотивирования и вынесения определения), мне было заявлено: «Суд не будет исполнять ваши прихоти».

Однако в приговоре суд делает выводы, не основанные на доказательствах, исследованных в ходе судебных заседаний.

Судом искажена и неправомерно представлена в качестве доказательств неплатёжеспособности (л.24 приговора) имеющаяся в материалах моего уголовного дела деловая переписка между субъектами хозяйствования, в противоречие имеющимся выводам в приговоре - «обвиняемая ссылается на временное отсутствие на расчётном счету денежных средств».

При этом судом в приговоре приводятся только 6 писем (!) «датированных 2003-2004г.г.» (л.24 приговора), на которые ссылается суд и не отражена деловая переписка (десятки тысяч писем) по 6500 заключённым договорам с контрагентами ООО «Виторжье» (с которыми фирма сотрудничала в 2003-2004г.г.), которая была изъята в ходе обысков на ООО «Виторжье» и ни защите, ни суду как «вещественные доказательства» представлена не была, чем были нарушены мои права на защиту в уголовном процессе.

В приговоре (л.24 приговора) как приведённые доказательства моей виновности в совершении преступления, предусмотренного ст.424 УК РБ «вопреки интересов службы» описывается содержание 22 писем, подписанных мною и высланных в адрес контрагентов в январе - феврале 2006 года, что противоречит самой, приведённой в приговоре, сути деловой переписки.

Все письма были разосланы предприятиям - кредиторам с подтверждением их права требовать от ООО «Виторжье» оплату за поставленную продукцию, несмотря на опечатанные склады, изъятую следственными органами документацию ООО «Виторжье», увольнение после возбуждения уголовного дела всех сотрудников ООО «Виторжье», временной остановки по вышеперечисленным причинам хозяйственной деятельности и невозможности произвести в короткие сроки расчёты, о чём суду было известно.

Судом в приговоре (л.24, 28) неправомерно не отражено, что все письма датированы с декабря 2005 года по февраль 2006 года, то есть после возбуждения уголовных дел.

 

Выводы суда (л.25 приговора) о том, что подтверждением моей «преступной деятельности» является направление «в адрес предприятий - поставщиков гарантийных писем…» несостоятельны по следующим основаниям:

1. в материалах моего уголовного дела нет ни одного «гарантийного письма», подписанного мной, как и любых других писем или подтверждений моих личных устных заверений кому-то ни было о полной и своевременной оплате какого-либо товара, тем более только в денежной форме;

2. в материалах моего уголовного дела не имеется документов, соответствующих понятию «гарантия» (§6 Гражданского Кодекса РБ, ст.348), примененного во взаиморасчётах между субъектами хозяйствования, а именно:

- «гарант обязуется перед кредитором другого лица (должника) отвечать полностью или частично за исполнение обязательства этого лица».

- гарантия имеет юридическую силу лишь в соответствии со ст.342 ГК РБ, а именно: «в форме поручительства».

Имеющиеся в моём уголовном деле и определённые как «гарантийные письма» являются ничем иным, как деловой перепиской между субъектами хозяйствования в ходе хозяйственных операций, осуществляемых в силу своих служебных полномочий должностными лицами ООО «Виторжье» в соответствии с приказами о ведении определённых направлений деятельности, что и отражено в приговоре (л.48, 49).

В приговор (л.25) неправомерно в связи с вышеизложенным, внесены показания свидетеля Марцелевой, как являющиеся не относящимися к уголовному делу и «неспособны устанавливать или опровергать надлежащее доказыванию обстоятельство» что противоречит ст.105 п.2 УПК РБ.

Судом не выяснено и в приговоре не отражено, когда, кто, при каких обстоятельствах обращался к бухгалтеру Марцелевой, по какому контракту, в связи с чем, под какими письмами понадобилась подпись бухгалтера, и какое отношение это имеет к доказательству моей преступной деятельности, выразившейся в злоупотреблении служебными полномочиями вопреки интересам службы.

Судом в приговоре (л.26), в нарушение ст.105 п.3 как доказательство моей виновности в совершении преступления, «вопреки интересов службы» приведены сведения, которые «не способны устанавливать или опровергать подлежащее доказыванию обстоятельство».

Приведённые показания допрошенных в ходе предварительного расследования свидетелей предприятий - поставщиков о том, что в ходе переговоров о заключении сделки «представитель фирмы», «представители фирмы», «представитель Пальчевский» и т.п. «показывал фотографии фирмы…, из которых следует, что фирма является серьёзной организацией» и т.п., что не может иметь отношение к самому уголовному делу по следующим основаниям:

а) из приведённых доказательств не следует, что какими-либо «представителями ООО «Виторжье»» сообщены контрагенту подложные сведения или предоставлены подложные документы, как на то указывает уголовный закон.

б) согласно ст.391 УК РБ, граждане и юридические лица свободны в заключении договоров, все поставщики могли сами проверить финансовое состояние ООО «Виторжье», заложив это условие в договор, определив оплату аккредитивом, предоплатой, используя залог и т.п. Ни один из поставщиков не использовал в договорах в полной мере «способы защиты гражданских прав», предусмотренные для участников гражданского оборота ст.11 ГК РБ.

в) законодательством же РБ не предусмотрено обязательное сообщение контрагенту сведений о каких-либо договорных обязательствах перед фирмами - партнёрами, размер картотеки, проводимые платежи и т.п. В соответствии с «Положением о коммерческой тайне предприятий и организаций», утверждённым Постановлением СМ РБ от 06.11.1992г. №670 (с изменениями и дополнениями), ст.ст.96, 97, 98 Закона РБ «О предприятиях» от 01.01.2001г. (с изменениями о дополнениями), Законом РБ «Об акционерных обществах, обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» - финансовое положение предприятия, система оплаты труда, поставщики и получатели продукции, формы и методы работы являются коммерческой тайной. Ст.ст.4 (п.4.3.3), 11 (п.11.1) Устава ООО «Виторжье» (т.1 л.д.67) прямо запрещают «разглашать информацию, являющуюся конфенденциальной информацией (объем и состав сведений определяет общее собрание Участников Общества)».

Невыполнение этого требования мною или работниками предприятия, которые в соответствии с законодательством РБ были под роспись ознакомлены с «Положением о коммерческой тайне ООО» привело бы в первом случае к исключению меня из состава Участников ООО, во втором - служило бы основанием для прекращения трудовых договоров и договоров подряда с работниками ООО.

г) кроме того, рядом договоров, изученным в ходе судебного заседания, прямо указан запрет на разглашение вышеизложенной информации другим лицам.

Так, в контракте с ЧП «Иловское» (т.74 л.д.150) п.8.2 определяет: «Вся информация, полученная в ходе реализации данного договора, включая финансовое положение сторон и условиях договора с третьими лицами, считается конфиденциальной и не подлежит разглашению и передаче третьим лицам как в период действия договора, так и по окончании в течении 2-х лет. Иные условия конфиденциальности могут быть установлены по требованию одной из сторон».

д) Судом не установлено ни одного факта предоставления контрагенту ложных, несоответствующих действительности данных, документов, сведений, являющегося нарушением гражданского, административного, тем более, уголовного закона.

Ни один из кредиторов до вмешательства в деятельность субъектов хозяйствования не заявил в суд в соответствии со ст.179 ГК РБ о признании сделки недействительной, как «совершенной под влиянием обмана или заблуждения», и ни один не имел для этого оснований.

е) Показания же свидетелей Демидюк, Лебедева, Юхневич, Давидович, Булочкина, приведённые в приговоре (л.26), не могут служить доказательством моей виновности в совершении преступления «вопреки интересам службы», как и любого другого, предусмотренного УК РБ по следующим основаниям:

1. Свидетели Демидюк, Лебедев, Юхневич, Булочкин в судебное заседание не явились, причины, исключающие их явку в суд, судом не установлены;

2. Сообщённое ими правоохранительным органам в ходе досудебного разбирательства не содержит необходимые для постановления обвинительного приговора данные, а именно: не сообщено о фактах обмана и прочих неправомерных, запрещенных уголовным законом действиях ни сотрудников ООО, ни тем более моих, не сообщена дата, время, обстоятельства переговоров, кто вел переговоры и т.п.

Предоставление же рекламных буклетов, перечня предлагаемой продукции, имеющейся на складах ООО, сообщение контрагентам о том, что фирма ООО «Виторжье» является одной из старейших фирм в Республике Беларусь не может быть доказательством моей вины в совершении преступления, предусмотренного любой статьёй УК РБ, так как вышеизложенное не запрещено уголовным законом и соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Фирма «Виторжье» существует на рынке РБ с 1992 года, в момент возбуждения уголовного дела и изъятия всех документов располагала многомиллионными активами, что частично отражено в приговоре (л.151). Предоставление же каталогов, рекламных объявлений, фотографий и т.п. предусмотрено Законом «О рекламе в РБ», затраты на рекламу регламентированы рядом Постановлений Министерства Финансов РБ, учитываются на счетах типового плана счетов бухгалтерского учёта и являются неотъемлемой частью деятельности торговой организации. Фактов же предоставления кому-либо недостоверной информации в ходе судебных заседаний не установлено.

 

Доводы суда (л.27 приговора) о том, что доказательством моей «преступной» деятельности является «невыполнение Бочурной принятых договорных обязательств перед поставщиками в части оплаты за поставленный товар», и на это «указывают решения хозяйственных судов и исполнительные производства о взыскании задолженности с ООО “Виторжье”» не отражают фактические обстоятельства дела и не подтверждены материалами моего уголовного дела.

Я - физическое лицо - Бочурная Е.М., никаких договорных обязательств ни по одному рассматриваемому эпизоду на себя не брала и не обязана была «выполнять какие-либо личные договорные обязательства».

На момент возбуждения уголовного дела (а именно: за период с 2003 по 2005 года) хозяйственными судами было рассмотрено 44 дела, исполнительные производства по которым были начаты, что подтверждено «Актом КРУ МФ по Витебской области» (т.90 л.д.99-120), что при исполнении 6500 договоров, по которым осуществляло свою хозяйственную деятельность ООО “Виторжье”, в рассматриваемом периоде составляет менее 1 %. 

Остальные же иски из указанных в приговоре контрагентами Общества поданы в хозяйственные суды (т.90 л.д.123-145) по требованию правоохранительных органов (требования имеются в первых листах перед материалами по всем эпизодам обвинения (т.т.1-60), в «Поручениях о проведении ОРМ») после 13.12.2005г. в условиях отсутствия на ООО «Виторжье» всех документов, работников, получения копий исковых заявлений и т.п. Рассмотрение и удовлетворение всех вышеуказанных исков по вышеуказанным причинам после 13.12.2005г. проходило в хозяйственных судах без участия представителей ООО «Виторжье», без рассмотрения отзывов от ответчика.

Для подтверждения моей «преступной» деятельности изложенные выводы суда не имеют доказательной силы, и не правомерно (согласно ст.105 п.2 УК РБ) их изложение судом в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора, так как они ничего не доказывают и не оспаривают, а лишь подтверждают, что между ООО «Виторжье» и субъектами хозяйствования имелись только гражданско-правовые отношения.

Хозяйственными судами определена подведомственность дел. Частных Определений о наличии признаков уголовно-наказуемых деяний при заключении и исполнении договоров, судами вынесено не было.

Выводы суда (л.27 приговора) о невозможности исполнения решений хозяйственных судов из-за отсутствия средств на расчётном счёте ООО “Виторжье”, отсутствия дебиторской задолженности и имущества, не подтверждены материалами уголовного дела. 

Судом не учтено, что в исследованном в ходе судебных заседаний «Акте документальной ревизии отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье» от 17.08.206г.» (т.64 л.д.192) определено, что «дебиторская задолженность ООО “Виторжье» на 01.10.2005г. составила 236 812 026 рублей, что оглашалось в судебном заседании. Однако этот факт судом искажен, как и выводы суда об отсутствии денежных средств на расчётном счету Общества, о чём мною было описано выше.

Выводы суда противоречат доводам, изложенным же в приговоре (л.151) о наличии имущества Общества на складах на сумму 669 176 128 рублей (т.8 л.д.105-133) (в приходных ценах, без оптовой наценки ООО «Виторжье» и т.д.), что мною указывалось выше.

Кроме того, вышеизложенное не является достоверным доказательством, так как вышеизложенное опровергается:

1. сведениями, содержащимися в Постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 25.08.2005г. Новополоцкого ГОВД (т.8 л.д.206-208) о том, что «имущества ООО «Виторжье» достаточно для закрытия кредиторской задолженности поставщикам и продолжении хозяйственной деятельности предприятия»;

2. Письмом Хозяйственного суда Витебской области за подписью председателя суда Н.А.Зубени №01-09-378 от 21.04.2004г. (т.82 л.д.1-12) о том, что «6 апреля 2004 года ст. судебным исполнителем Шитовой В.В. совместно с судебным исполнителями Ходулькиным С.С. и Зуевым М.Е. сделан выезд на место нахождения ООО «Виторжье», проведён осмотр складских помещений, выявлено достаточное ликвидное имущество, которое согласно товарно-транспортным накладным принадлежит должнику».

Эти факты в суде оглашались, однако судом в приговоре отражены в искаженном виде. В нарушение п.4. Постановления Пленума Верховного Суда №9 от 28.09.2001г. «О приговоре суда», не мотивированно в приговоре непринятие вышеизложенных доказательств, исследованных судом, а принятие данных о том, что (л.27 приговора) «При выезде судебного исполнителя по юридическому адресу должника установлено, что имущество, а также дебиторская задолженность, на которую может быть обращено взыскание, отсутствует».

В указанных далее листах и томах моего уголовного дела находятся ответы судебного исполнителя М.А.Ушацкого, который по юридическому адресу ни разу не был (информации о его выезде на ООО «Виторжье» нет!), с бухгалтерскими документами не знакомился, а выводы сделал лишь на основании данных на 16.12.2003г., от МРЭО ГАИ Новополоцкого ГОВД и сведений на 27.11.2003г. от Витебского бюро по государственной регистрации и земельному кадастру №С-564, высланных почтой на имя Ушацкого М.А.

Судом в ходе судебно разбирательства не учтено определение Гражданского Кодекса (Раздел II), ст.528 ГПК РБ о том, что «имуществом, на которое может быть обращено исполнительное производство по исполнению решений Хозяйственных судов являются: ценные бумаги, денежные средства, валютные ценности, автотранспорт, предметы дизайна офисов, готовая продукция на складах, объекты недвижимого имущества, сырьё, материалы, станки, оборудование, имущество, переданное другим лицам и т.п.».

В ходе судебных заседаний ни по одному эпизоду, ни на одну дату состояние активов ООО «Виторжье» не исследовалось, в том числе в связи с изъятием из материалов моего уголовного дела всех изъятых в ходе обысков документов, не предъявленных ни суду, ни защите.

Кроме того, судом было отклонено моё Ходатайство об исследовании причин неисполнения решений Хозяйственными судами по исполнительным производствам, в то время как в материалах моего уголовного дела есть данные о том, что исполнительные производства были прекращены в связи с погашением ООО «Виторжье» образовавшегося долга, заключением мирового соглашения, подписанием договоров перевода долга, уступки права требования (т.30 л.д.255, т.37 л.д.229, т.38 л.д.86, л.д.235, т.41 л.д.117, т.50 л.д.195). Однако в приговоре факт частичного неисполнения решений Хозяйственных судов (162 из которых приняты судами после возбуждения уголовного дела в отношении меня и изъятия всей документации) приведён как доказательство моей виновности в совершении преступления, совершенного до 13.12.2005г.

Приведённые же факты (л.27 приговора) о начале производства об экономической несостоятельности (банкротстве) ООО «Виторжье» от 08.08.2006г. и от 01.08.2008г., то есть по истечении более чем восьми месяцев после фактического прекращения деятельности ООО «Виторжье», указаны в приговоре также в нарушение п.4 вышеприведённого Постановления Пленума Верховного Суда РБ «О приговоре суда», как не имеющие отношения к моему уголовному делу.

Более того, факт наличия кредиторской задолженности ООО «Виторжье» как в ходе текущей деятельности ООО “Виторжье”, так и на дату возбуждения уголовного дела и на дату вынесения приговора, антикризисным управлением по делу о банкротстве ООО «Виторжье» не подтверждён.

В газете «Республика» от 16.08.2008г. АКУ Пукало В.Ф. было помещено в соответствии с законодательством о банкротстве объявление о праве кредиторов предъявить претензии к ООО «Виторжье». В результате полученных сведений управляющим составлен «Реестр требований кредиторов ООО «Виторжье»» (по состоянию на 10 октября 2008 года). В реестре отражены требования 42 кредиторов на общую сумму 416 207 997 рублей (реестр прилагается, прил.№5), 18 требований из которых не учтены в материалах моего уголовного дела, по 7 предприятиям суммы основного долга разнятся от нескольких рублей до десятков миллионов. Суду о вышеизложенном было известно, так как мною в «Возражениях на исковое заявление», поданное через СИЗО-2 на имя Петрова Л.Г. 05.12.2008г. на 259 листах (Б-159 от 05.12.2008г.) сделан подробный анализ несоответствия выводов АКУ Пукало В.Ф. материалам уголовного дела.

В возражениях я ходатайствовала исследовать изложенные мною факты в судебном заседании. Однако судом вышеуказанное принято к сведению не было, что не позволило суду в нарушение ст.350 п.2 УПК РБ всесторонне, полно, объективно исследовать обстоятельства моего уголовного дела.

На состоявшихся в 2006, 2007, 2008 годах более чем 10 судебных заседаниях Хозяйственного суда Витебской области по вопросу банкротства ООО «Виторжье» не выявлено и Витебскому областному суду не представлено сведений:

- о неплатёжеспособности ООО «Виторжье» в 2003-2005 годах;

- о фактах криминального банкротства;

- о нарушении законодательства РБ, не соответствии моих действий ГК РБ, КоАП, уголовному закону.

Более того, письмом №1-75/14/23023 от 21.10.2008г. председатель Хозяйственного суда Витебской области Е.А.Николаева сообщает, что в связи с изъятием на ООО “Виторжье” всех документов, АКУ Пукало В.Ф. необходимую ему для работы документацию не получил. «Достоверными сведениями о местонахождении документации Хозяйственный суд не располагает» (копия письма прилагается, прил.№6).

В связи с вышеизложенным Хозяйственный суд Витебской области до вынесения приговора, то есть до 09.12.2008г. не принял Отчет у АКУ Пукало В.Ф., строго соблюдая ХПК РБ главу 8 «Доказательства и доказывание обстоятельств по делу», предписывающую основывать выводы Хозяйственного суда только на достоверных, всесторонне исследованных обстоятельствах.

Обращаю внимание Высокого Суда, что при аналогичной ситуации полного отсутствия в материалах моего уголовного дела всех изъятых на ООО “Виторжье” первичных учётных документов, полного отсутствия признаков преступления, мне вынесен обвинительный приговор с очень тяжёлым наказанием.

 

В описательно-мотивировочной части приговора (л. 28) необоснованно приведены выводы о том, что «Бочурная… принимала на себя обязательства..., не имея реальной возможности их исполнить, и в то же время как участник общества, не отвечала по обязательствам ООО «Виторжье» перед предприятиями - поставщиками».

Исходя из вышеизложенного определения суда, приговор подлежит отмене по основаниям ст.388 п.1 4) «неправильное применение уголовного закона», так как вышеизложенное судом определено как описание уголовно наказуемого деяния, признанного судом доказанным, что противоречит действующему законодательству.

Реальная возможность исполнения обязательств ООО «Виторжье» (я, как указывалось выше, никаких обязательств по оплате задолженности юридического лиц на себя не брала) по каждому эпизоду, инкриминируемому мне как преступление, судом не анализировалась ни на одну дату, ни по одному контракту не было определено: наличие денежных средств на расчётном счету, условия договора, наличие неисполненных решений Хозяйственных судов и т.п.

Факты, изложенные в приговоре (л.28), ничем не подтверждены и не являются описанием уголовно наказуемого деяния ни по одной статье Уголовного Кодекса РБ. Законами «О предприятиях в РБ», «Об акционерных обществах, обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью», Гражданским Кодексом РБ не предусмотрена материальная ответственность ни одного из сотрудников предприятия по долгам субъекта хозяйствования, и наличие долгов не является уголовно наказуемым деянием.

 

Вывод суда о том (л.28 приговора), что «обвиняемая могла владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом по своему усмотрению», неправомерно (в нарушение ст.356 п.1 УПК РБ) включен в приговор, является предположением, так как:

1. Вышеизложенное не является уголовно наказуемым деянием, а предусмотрено Гражданским Кодексом РБ, законодательными актами РБ как право владельца имущества распоряжаться своим имуществом. С момента получения товара по договору в соответствии со ст.224 ГК РБ «Право собственности у приобретателя вещей по договору возникает с момента её передачи, если иное не предусмотрено по законодательству или договором».

2. В ходе судебного разбирательства ни по одному эпизоду не выявлено мое личное участие в распоряжении товарно-материальными ценностями, полученными ООО «Виторжье», тем более - с нарушением законодательства.

3. Судом ни по одному эпизоду не установлен сам факт получения товарно-материальных ценностей на ООО «Виторжье», оприходования его бухгалтерией по причине отсутствия в материалах моего уголовного дела всех первичных экземпляров товарно-транспортных накладных «грузополучателю», и признанных «вещественными доказательствами» документов (т.78 л.д.155-223, 261-287), которые не приложены к материалам моего уголовного дела для направления в суд, в судебных заседаниях не изучались.

4. Из показаний свидетелей Пальчевского, Цвиклинской, Бодуновой, Михайловского и др. следует, что вопросы заключения договоров на получение и поставку товаров от ООО «Виторжье» контрагентам согласовывалось с заместителями директора Дукшинской, Бочурным, старшими диспетчерами Ермаковой, Степанович (т.т.109, 110). Это же подтверждается и выводами суда (л.48, 49 приговора) о том, что «в соответствии с п.п.1.3; 1.5; 1.15 контракта с директором» мною «были изданы приказы №18-1 от 02.08.2001г. и №16-1 от 02.06.2003г., согласно которым, организация, ведение коммерческой договорной работы возлагается на должностные лица Общества».

Судом не выявлено ни одного факта совершения противоправных действий ни одним работником ООО “Виторжье”, что и подтверждено в приговоре (л.49).

5. Ни по одному инкриминируемому мне эпизоду не установлено моё личное участие в ведении переговоров, подписании договоров, получении товаров и распоряжение ими.

 

Никакого доказательного значения в подтверждение моей «преступной деятельности вопреки интересам службы» не имеют доводы суда о том, что (л.29 приговора) «полученные товарно-материальные ценности использовались для погашения задолженности перед другими предприятиями, реализовывались на территории Российской Федерации и на выездной торговле на территории республики» по следующим основаниям:

1. судом не доказана нецелесообразность закрытия долгов по ранее образовавшейся задолженности вопреки интересам общества;

2. ведение внешнеэкономической деятельности предусмотрено ст.3 Устава ООО «Виторжье». В рассматриваемом периоде ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО совершено 1062 внешнеэкономические сделки, что подтверждено материалами моего уголовного дела (т.9 л.д.169-209), а именно - письмом Полоцкой таможни от 04.01.2006г.;

3. право осуществлять выездную торговлю товарами определено ст.3 Устава ООО «Виторжье» на основании главы 3 Закона РБ №23-3 от 28.07.2003г. «О торговле» (принят ПП 12.06.2003г.) «Формы осуществления торговли и их особенности»;

4. вышеизложенное не запрещено уголовным законом;

5. никаких замечаний по ведению вышеназванной деятельности ООО “Виторжье” в рассматриваемый период контролирующие органы не предъявляли, нарушений ни предварительным следствием, ни в ходе судебного заседания не выявлено;

6. фактические показатели вышеуказанной деятельности полно и всесторонне судом не изучались, так как в материалах моего уголовного дела нет документов, подтверждающих хозяйственную деятельность общества, которые изъяты в ходе обысков на ООО «Виторжье» и суду и защите не предоставлены.

7. Ведение же компьютерного учёта результатов выездной торговли, (показания Русак - л.29 приговора), не может быть описанием моих преступных действий, так как о рабочих вариантах учёта технического исполнителя (диспетчера) мне не могло быть известно, и ведение такого учета не является уголовно наказуемым действием.

 

Судом (в нарушение ст.360 п.1 УПК РБ) в описательно - мотивировочную часть приговора включены ничем не подтвержденные данные о якобы имевших место нарушениях в бухгалтерском учёте ООО законодательства при:

- выдаче заработной платы работникам фирмы (л.29 приговора);

- ведении внешнеэкономической деятельности (л.32, 33, 35 приговора).

  по следующим основаниям:

а) В соответствии со ст.9 Закона Республики Беларусь «О бухгалтерском учёте и отчётности» - в редакции Закона от 25.06.2001г. №42-3 - «руководство бухгалтерским учётом на предприятии осуществляет главный бухгалтер или лицо, его заменяющее».

б) В соответствии со ст.11 этого же Закона – «главный бухгалтер руководствуется в своей работе законодательством РБ о бухгалтерском учёте и отчётности, а так же уставом предприятия, решениями его руководящих органов и несёт ответственность за их соблюдение».

в) В соответствии с п.7.17 Устава ООО «Виторжье», приказами по ООО «Виторжье», договорами с ИП на оказание бухгалтерских услуг, мною обязанность обеспечить правильность ведения бухгалтерского учёта была возложена на главного бухгалтера, бухгалтеров по направлениям бухучёта.

г) Обеспечение правильной и рациональной организации бухгалтерского учёта, достоверного и своевременного учёта и постоянного контроля за проведением и регистрацией хозяйственных операций, движением имущества, исполнением обязательств, правильного исчисления налогов, сборов и других обязательных платежей, предусмотренных законодательством РБ, была возложена на главных бухгалтеров в разные периоды деятельности ООО «Виторжье», а именно: Крюкову М.Е. (с 15.08.2001г. по 01.03.2002г.), Пискунову О.В (с 01.03.2002г. по 28.02.2005г.), временно исполняющую обязанности главного бухгалтера Марцелеву О.А (01.02.2005г. по 31.07.2005г.), Пашковскую З.Ф.(с 01.08.2005г. по 01.10.2005г.), Бочурного Ю.М. (с 01.10.2005г. по 01.10.2006г.).

д) Судом не выявлены мои хозяйственные, экономические действия, инкриминируемые мне как преступление вне непосредственного участия или ведома главных бухгалтеров. Более того, в ходе судебных заседаний не было подтверждено ни одного факта, что я вообще могла и обязана была знать о действиях (инкриминируемых мне как противоправные, совершённые вопреки интересов службы) главных бухгалтеров, бухгалтеров, совершенных ими в ходе учёта хозяйственных операций, приёма денежных средств, выдачи зарплаты и т.п.

Так, в ходе обысков (Протокол выемки от 10.01.2006г., т.13 л.д.112) были изъяты «Журналы ордеров», «Кассовые документы» (п.п.7, 16, 19, 22) (без оставления копий документов на ООО «Виторжье», так как стоит отметка В.П.Журбы «содержание папок мне неизвестно»), которые в полной мере отражают законность проводимых операций. Однако, не смотря на мою просьбу суду осмотреть изъятые документы, и в соответствии со ст.337 УПК РБ предъявить их свидетелям, моя просьба удовлетворена не была. Свидетели Лось, Крюкова, Пискунова, Саппо, Здитовец и др. показания давали предположительно.

Должностные же обязанности главными бухгалтерами, бухгалтерами ООО «Виторжье», исполнялись непрерывно по всем инкриминируемым мне эпизодам.

е) Судом не учтено, что «главный бухгалтер является (в соответствии с Законодательством РБ, документами, указанными мною выше), лицом, на которое возлагается непосредственная ответственность за предотвращение нарушений и действий со стороны других должностных лиц предприятия, которые могут повлечь за собой уголовно-правовую ответственность». (ст.11 Закона «О бухгалтерском учете и отчётности»). Кроме того, согласно ст.11 вышеуказанного Закона, «при поступлении к исполнению и оформлению документов по операциям, противоречащим настоящему Закону либо нормативным актам по учёту, нарушающих договорную и финансовую дисциплину, наносящих ущерб собственнику, государству, другим юридическим и физическим лицам, главный бухгалтер (лицо, его заменяющее) обязан письменно сообщить об этом руководителю предприятия и только после получения от руководителя соответствующего письменного распоряжения принимать документы к исполнению (оформлению). Ответственность за проведение указанных операций несёт руководитель учреждения».

Это же закреплено уголовным законом в норме уголовного права, изложенного в ч.1.ст.40 УК РБ: «Исполнение приказа или распоряжения» - «не является преступлением причинение вреда охраняемым настоящим Кодексом интересам лицом, действующим во исполнение обязательного для него приказа или распоряжения, отданных в установленном порядке».

ж) Судом ни по одному эпизоду, ни по одному исследованному в ходе судебных заседаний доказательству не выделена не только незаконность каких-либо моих распоряжений, но и с доскональностью, обязательной для судебного разбирательства и поставления приговора, обстоятельств, даты, время, содержания и самого факта дачи мною каких-либо распоряжений, ни по одному направлению деятельности.

На все мои вопросы свидетелям сообщить суду хотя бы год, место, время любого моего распоряжения, ни один ничего не мог сообщить, ответы сводились к фразам: «А может быть и не Бочурная, не помню, ну она же директор, не могу сказать», что доказательством моей виновности, в соответствии со ст.350 п.п.2, 3, ст.360 п.1 УПК РБ не является.

з) В ходе обысков 14.02.2006г. (т.13 л.д.190-196) (п.п.27, 28, 117) на ООО «Виторжье» были изъяты все книги приказов, распоряжений, протоколы совещаний. При изъятии никто из администрации, включая рядовых работников, не присутствовал, содержание изъятых папок, книг бухгалтерского учёта мне неизвестно. Изъятие происходило с взломом дверей, спиливанием замков, повреждением мебели, документов, без описи, без снятия копий. Мои многочисленные ходатайства о предоставлении мне и суду изъятых документов были также многочисленно удовлетворены в определениях. Однако документы ни мне, ни суду до даты вынесения приговора не представлены, судом не исследовались, факты, необходимые для постановления обвинительного приговора в соответствии со ст.360 п.1 УПК РБ выявлены не были, в приговоре не описаны.

и) Более того, в приговоре отражено (л.49), что «Органами предварительного расследования уголовное преследование в отношении работников отдела сбыта, бухгалтеров, отдела внешнеэкономической деятельности, заместителя директора по общим вопросам прекращено за отсутствием в их делах состава преступления» (т.79 л.д.63-65).

Ни в ходе предварительного расследования моего уголовного дела, ни в ходе судебного заседания не определено, в приговоре не указано, что действия бухгалтерских, коммерческих работников неправомерны, являются административным правонарушением, нарушением каких либо Ведомственных инструкций, Указов, Постановлений или общественно-опасным деянием, запрещенным уголовным законом. Все действия сотрудников ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО были осуществлены в соответствии с их должностными обязанностями, Уставом ООО, Законодательством РБ.

 

Выдача же личных наличных денежных средств для выплаты налогов и заработной платы работникам руководителем и владельцем частной формы не может инкриминироваться как действие, «вопреки интересам службы» с нанесением вреда каким бы то ни было лицам, так как не соответствует диспозиции ст.424 УК РБ.

Судом не учтено и отказано в удовлетворении моего ходатайства о запросе в ИМНС по г.Новополоцку или выдаче мне изъятых документов и приложении к материалами моего уголовного дела деклараций о доходах моих и моего супруга за 1994-2000г.г., из которых видно, что я имела возможность из собственных средств выдать для решения хозяйственных вопросов ООО «Виторжье» (учредителем которого я являюсь) заемные средства. Оформление займов производилось в соответствии с законодательством РБ, предусмотрено вышеназванное Законом РБ «Об акционерных обществах, обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» и ни уголовно наказуемым деянием, ни нарушением Закона РБ «О бухгалтерском учёте и отчётности» №423 от 25.06.2001г. не является, и учитывается на счетах бухучёта в соответствии со ст.23 вышеназванного Закона. Неудовлетворение же этого, как и других, ходатайства (в нарушение ст.391 УПК РБ) помешало суду полно и объективно исследовать обстоятельства уголовного дела, способствовало определению всякого рода предположений в приговоре.

Судом не определено, когда, в какой период 2002-2005г.г., кому из работников ООО «Виторжье» была вменена в обязанности выплата заработной платы, внесения денежных средств на расчётные счета ООО «Виторжье» в банке, когда (за период более 4-х лет), кто («при численности сотрудников ООО “Виторжье” от 40 до 150 человек»), какие суммы, кому за это выплачивал, были ли при этом нарушения кассовой дисциплины, а именно «Инструкция о правилах ведения кассовых операций в РБ».

В рассматриваемом периоде 2002-2005г.г. заработная плата выдавалась более 500 раз, денежные средства снимались с расчётного счёта предприятия, отражались в бухгалтерском учёте, никаких замечаний банки, налоговые органы к фирме не предъявляли.

При изъятии документов (т.13 л.д.190-196 п.66, 109) предварительным следствием не были оставлены копии кассовых документов на ООО «Виторжье», суду же изъятые документы предъявлены не были, в суде не изучались, свидетели (в том числе бухгалтера) по ним не опрашивались. Судом не выяснено и суду не предъявлено ни одного доказательства о нарушениях кассовой дисциплины при выдаче заработной платы, внесения денежных средств на расчётный счет, ни определены суммы, даты, получатели, исходя из чего (в нарушение ст.360 п.1 УПК РБ) вышеизложенное не указано в приговоре.

Данные обыска у Саппо Т.В. неправомерно включены в приговор, так как ничем не подтверждены и не могут иметь отношения к моему уголовному делу, в связи с тем, что:

а) изъятые при обыске неучтённые расходные ордера, ведомости, по которым заработная плата выдавалась работникам наличными деньгами, (т.77, т.14 л.д.6-93, т.16) неправомерно вменяются мне, как доказательство моей виновности в совершении преступления вопреки интересам службы, тогда как выплата заработной платы - это обязанность нанимателя по отношению к работникам в соответствии с ТК, ГК РБ, Уставом ООО «Виторжье»;

б) судом не исследовалось, проведены ли эти кассовые документы по бухгалтерскому учету, судом не определены по подписям лица, получившие денежные средства, источники получения денег по документам ООО «Виторжье», изъятым в ходе обысков (т.13 л.д.17, 93-221);

в) судом не принято к сведению, что на изъятых у Саппо Т.В. документах нет моей подписи, а обыск у Саппо Т.В. был проведен и расходные документы изъяты после заключения меня под стражу, и я об этом ничего не знала, меня по этому вопросу никто не допрашивал. Кассовые же документы, изъятые на ООО «Виторжье», для защиты мне в судебных заседаниях предоставлены не были.

г) судом в приговоре не определено, являются ли описанные факты нормальной хозяйственной деятельностью фирмы или нарушением кассовой дисциплины, бухгалтерского учёта. Судом не определено, является ли вышеизложенное запрещенным Уголовным Кодексом РБ и какой статьёй УК РБ и т.д., кем был нарушен, какой Закон и в чём конкретно это нарушение выразилось.

 

Суду не представлено ни одного документа в подтверждение того, что я могла знать, какие денежные средства, кто и почему (в нарушение своих должностных обязанностей) не проводил или проводил частично по бухгалтерскому учёту.

На моё ходатайство суду предоставить мне и суду документы, изъятые на ООО “Виторжье”, для проверки бухгалтерских проводок, о которых идет речь в показаниях Французевич (л.29 приговора), мне было отказано, в приговоре же изложено как доказательство совершения мною преступления, что противоречит ст.356 п.1, ст.360 п.1 УПК РБ, п.2 Постановления Пленума Верховного Суда РБ №9 от 28.09.2001г. «О приговоре суда».

 

Судом в описательно-мотивировочной части приговора (л.30) изложены факты, которые в ходе судебного заседания не исследовались, ничем не подтверждены и противоречат как материалам моего уголовного дела, так и фактическим обстоятельствам.

Утверждение суда о том, что «товары и продукция белорусских предприятий, поступившая на ООО «Виторжье», реализовывалась в Российской Федерации по определённой схеме: вначале товар направлялся Бочурной на фирму «МИГ-ЛТД», а затем реализовывался на территории России с использованием фирм «Залюхово» и «Дарина» ни на чем не основано и не может служить доказательством преступной деятельности ни по одной статье Уголовного Кодекса по следующим основаниям:

1. изложенные в приговоре факты реализации товаров не являются запрещёнными уголовным законом и предусмотрены видами деятельности ООО «Виторжье», как торговой организации, отраженными в п.2.1 Устава (т.1. л.д.67-73.);

2. вышеизложенное противоречит выводам же суда в приговоре (л.38), а именно: «из материалов дела усматривается, что полученные по сделке товарно-материальные ценности по указанию Бочурной направлялись на погашение ранее образовавшихся задолженностей» и т.д.

Вышеизложенное и другие указанные мною противоречия свидетельствуют о необоснованности (в соответствии со ст.352 УПК РБ) приговора суда и в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РБ №12 от 27.09.2007г. «О практике применения судами норм УПК, регулирующих кассационное производство» п.13 приговор подлежит отмене.

Кроме того, из изложенных фактов не определяется: товары реализовывались через «Залюхово» и «Дарину» или напрямую предприятиями «Жасмина», «Стройка 5м», «ТИМ-Ко», «Альфа».

В ссылках суда, якобы подтверждающих, что товар этим фирмам реализован (т.т.59, 76), нет ни одного документа, подтверждающего вышеизложенное, а именно: товарно-транспортных накладных с отметкой получателя, подписями лиц, отгрузивших и получивших товар, их свидетельских показаний и т.д.

Ссылки на выводы (не подтвержденные ничем) Акта КРУ от 16.08.2008г., имеющиеся в материалах моего уголовного дела, неправомерны, так как в судебных заседаниях Акты КРУ 2006 года не рассматривались, а суду был представлен новый, с новыми данными по всем эпизодам Акт КРУ от 13.10.2009г., который тоже в суде не изучался, так как «орган, назначивший проверку», не предоставил мне и суду ответ на мои возражения на Акт, о чём мною сообщалось выше (т.110 л.д.189);

3. Судом не указано в приговоре, каким образом продукция, а именно: домкраты, электрокомфорки, сок в банках и т.д. мною – Бочурной – была «отгружена», «поставлена», «реализована», так как из выводов суда не ясно, когда, откуда, был поставлен товар, на какой машине вывезен, кто сопровождал, при каких обстоятельствах я реализовывала товар, сама ли я была за рулём автомобиля, где происходила передача, поступили ли денежные средства, когда, на какой расчетный счёт, была ли возможность из этих денежных средств рассчитаться с поставщиками и т.д.;

4. судом в приговоре не указано было ли при этом нарушение законодательных актов, регламентирующих внешнеэкономическую деятельность, а именно: Указа №7 от 04.01.2000г. «О порядке проведения и контроля внешнеторговых операций», Закона РБ «О валютном регулировании и валютном контроле» от 22.07.2003г. и др. или сделки проходили в строгом соответствии с Законом;

5. вышеизложенное противоречит материалам моего уголовного дела, а именно:

а) В ответе на запрос следственного органа (т.81 л.д.71-102) старший следователь ОВД 3-го отдела ГСУ при ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области капитан Григорьев сообщает, что «определить нахождение руководящих органов и место юридического адреса фирмы «ТИМ-Ко» в настоящее время не представляется возможным», в приговоре же факт поставки фирме товарно-материальных ценностей приводится как доказанный. Более того, в судебном заседании мною было сообщено (представлен график командировок), что с апреля по 10 июля 2005 года я (в мае, июне, июле 2005 года и мой брат Бочурный Ю.М) на фирме не появлялись, деятельностью ООО «Виторжье» не руководила по следующим причинам:

- командировки по России и Украине;

- май 2005 года – решение вопросов об оплате за поставленный товар (показания свидетелей Михайловского, Артёмовой.) в г. Москве фирмой «Инфраструктура»;

- июнь - Витебск, Минск- сопровождение тяжело больной матери, которая умерла в июле 2005 года;

Эти факты суду были известны, в том числе из моего рабочего блокнота, представленного суду и изученного им. (т.110 л.д.194).

б) Никаких доказательств, что я могла при этом «отгружать», «реализовывать», «направлять» какую-либо продукцию какому-либо предприятию суду не представлено.

 

6. сок берёзовый в банках, полученный от ОАО «Иловское», до настоящего времени (на дату возбуждения уголовного дела - полная партия) частично находится на складе ООО «Виторжье» и образец был доставлен на судебное заседание и предъявлен свидетелю Грузд Н.Н. 16.09.2008г.

Суду были представлены документы, подтверждающие, что сок, поставленный на ООО «Виторжье», с истекшим сроком годности и поэтому не был реализован на момент возбуждения уголовного дела и находился на складе.

7. законодательство РБ, регламентирующее хозяйственные отношения субъектов хозяйствования, не обязывает производить расчёт с контрагентами денежными средствами, поступившими от реализации именно его товара.

 

Выводы суда о «направлении» мною на фирму «МИГ-ЛТД» товаров (л.31 приговора) без указания схемы их реализации в дальнейшем ничем не подтверждены, в суде не изучались

Более того, в материалах моего уголовного дела есть прямые данные о том (т.76 л.д.13), что: сумма, указанная в приговоре (л.31), а именно: 511.232.102 рубля как доказанный факт, является информацией «заявительного характера», а (т.76 л.д.13) далее указано: «сведения о поставках этих товаров в Российскую Федерацию отсутствуют», однако в приговоре эти данные грубо искажены, факт подан как доказанный.

Суду не представлено ни одной товарно-транспортной накладной, договора, показаний свидетелей, подтверждающих вышеизложенное, не уточнено, был ли возврат товара, была ли задолженность ООО «Виторжье» перед ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, поступили ли денежные средства на счёт ООО или долг был закрыт товаром.

В материалах же моего уголовного дела (т.64 стр.190 Акта КРУ от 17.08.2006г.) определено: «одним из покупателей являлась ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, в адрес которой в 2003-2005г.г. ООО «Виторжье» отгрузила товаров на сумму 929 447 658 рублей. Фирмой «МИГ-ЛТД» ООО произведён расчет за поставленные товары на сумму 1 082 029 460 рублей, из которых: 16 501 900 рублей в безналичном порядке с расчетных счетов ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО; 183.132.027 рублей поступило по договорам перевода долга; 710 483 731 рубль - взаимозачётными операциями. В результате ООО «Виторжье» недопоставило продукции на сумму 179 254 152 рубля».

Судом не анализировалось состояние взаиморасчетов между субъектами хозяйствования ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, как и существенные противоречия, имеющиеся в материалах моего уголовного дела по вышеуказанному вопросу.

 

Свидетельские показания Булевич С.Ф. в приговоре (л.31), приведенные как доказательства моей вины в совершении преступления, неправомерны по следующим основаниям:

- в судебное заседание Булевич С.Ф. не явилась;

- в нарушение ст.333 п.1 2) УПК РБ судом не было выяснено, является ли её неявка по причине «исключающей возможность с 18.02.2008г. по 09.12.2008г. её явки», или это уклонение от дачи показаний, а показания (причем выборочно), данные при предварительном расследовании, были в суде оглашены.

Вследствие вышеизложенного судом не было выяснено: какой товар, на какую сумму, когда, по какому указанию, почему со склада №4 на склад №1, а не наоборот, она переводила, с какой целью, были ли в этом нарушения какого-либо закона, были ли бестоварные накладные, где они, о какой недостаче идет речь, каким образом диспетчеру фирмы известно, что проходило по учёту в бухгалтерии, что нет, и является ли это нарушением Закона «о бухгалтерском учёте и отчетности» или какой либо инструкции по бухучёту или это рабочий момент диспетчерской службы.

Не выяснено и из приговора не видно, зачем и какой товар списывался на магазин «Смачный», брали ли на себя материально-ответственные лица ответственность за этот товар, или вышеизложенное является элементарной профессиональной некомпетентностью диспетчера Булевич С.Ф., и почему магазин «Смачный» принадлежит Бочурной, если магазин принадлежал ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, какой товар, когда и почему пришёл в негодность.

В ходе судебных заседаний, а именно 09.06.2008г. была допрошена директор магазина «Смачный» (т.109 л.д.200) Казимирова, которая пояснила суду, что все документы, отражающие деятельность магазина, изъяты правоохранительными органами, упакованы и куда-то увезены. Ей копии не оставлены, документы были не прошиты, не систематизированы, их местонахождение ей неизвестно (протокол обыска т.14 л.д.71-72). Моё ходатайство о предоставлении Казимировой документов, изъятых при обыске, суд отклонил, документы представлены суду не были.

Однако, на мой вопрос о правомерности бухгалтерского учёта в деятельности магазина, Казимирова ответила, что «никаких нарушений при учёте движения товара диспетчерской и бухгалтерией ни разу не было, товар списывался в пределах естественной убыли и возвращался на ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО только с истекшим сроком годности, это обязательное для продовольственного магазина требование санстанции».

В приговоре (л.31) же данные приводятся в искаженном виде и по вышеуказанным причинам неправомерны, как несоответствующие фактическим обстоятельствам дела.

 

Из показаний свидетеля Лось, приведенных в приговоре (л.31) судом:

а) не определено и не указано в приговоре:

- какой товар, на какую дату, от какого поставщика поступал на фирму «МИГ-ЛТД», как, когда, кем, по каким документам, ценам, кому поступивший товар был реализован, было ли вышеизложенное нарушением Указа о внешнеэкономической деятельности, Закона «О торговле», административного, гражданского, уголовного закона или хозяйственные операции отвечали требованиям законодательных актов, регламентирующих договорную дисциплину в РБ;

б) не учтено:

- что в материалах моего уголовного дела имеются данные по реализации товара, полученного от 209 поставщиков на ООО «Виторжье» в 2003-2005гг. (т.64-75), из которых видна абсолютно прозрачная схема реализации каждой единицы, поступившего на ООО «Виторжье» товара на территории Республики Беларусь и числящиеся на складе на 13.12.2005г остатки;

- что в материалах моего уголовного дела имеются реестры реализации товаров на территории Республики Беларусь, которые были оглашены в ходе судебных заседаний (т.110 л.д.117-135).

При допросе меня (т.92) по каждой организации я сообщала суду об этом, заявляла ходатайства о предоставлении мне 1-го экземпляра товарно-транспортных накладных («покупателя») на получение товара и 2-го экземпляра («продавца»), подтверждающих отгрузку от ООО «Виторжье» покупателю, для полноты и всесторонности изучения вопроса. Однако изъятые в ходе обысков документы (т.13 л.д.93-216) мне для защиты предоставлены не были. 

Никакими другими документами факты, изложенные в приговоре (показания Лось - л.31 приговора) подтверждены не были, и в ходе судебных заседаний не изучалось:

- что в материалах моего уголовного дела (т.64 лист Акта 190) имеется информация о том, что между ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО в 2003-2005г.г. товарооборот составил 929 447 658 рублей, взаиморасчёт на сумму 1 082 029 460 рублей, и ООО «Виторжье» недопоставило ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО продукцию на сумму 179.254.152 рубля, о чём указывалось выше;

- что в материалах моего уголовного дела (т.76 л.д.1-15) имеется «Акт документальной ревизии отдельных вопросов финансово-экономической деятельности ПКФ «МИГ–ЛТД» ООО» от 16.08.2006г. и «Ревизии были подвергнуты выборочным методом документы, изъятые в ходе проведения следственных действий у ПКФ «МИГ–ЛТД» ООО, а именно: ТТН за период с 01.01.2003г. по 13.12.2005г.» (т.76 л.д.2).

В ходе ревизии выборочным методом установлено, что в указанный период существовали значительные хозяйственные взаимоотношения между ПКФ «МИГ –ЛТД» ООО и субъектами хозяйствования Республики Беларусь, России, Украины, это же отражено в приговоре (л.154-156) частично.

Согласно вышеуказанным материалам моего уголовного дела по договорам в адрес ПКФ «МИГ–ЛТД» ООО поставлялось от: 

- ЧП «Служба 77» - договор №20/02/3, 7 от 13.09.2005г. товара на сумму 

  3 672 000 рублей;

- РУП «Ликёроводочный завод» г.Гомель - договор №20/02/57 от 01.03.2005г на сумму 4 850 323 рубля;

- Урюпинский МЭЗ по договору №043/21-9 от 22.03.2005г. на сумму 

  199 355 462 рубля;

- ЗАО «Креатив» г.Кировоград - по контракту №2 от 15.07.2005г. на сумму 

  197 536,4 долларов США;

- ОАО «Дрожжевой комбинат» г.Минск - по контракту №20/02/37 от 13.05.2005г. на сумму 5 652 666 рублей;

- ООО «Лавекен» г.Молодечно - по договору поставки №202-04 от 16.12.2004г. на сумму 3 159 359 рублей;

- УП «Хартия» г.Минск - по договору №20/41-05 от 16.12.2004г. на сумму 

  1 296 502 рублей

и др. (т.76 л.д.1-15).

Однако судом вышеизложенное, на что я указывала в ходе судебных заседаний, учтено не было, в ходе рассмотрения моего уголовного дела не исследовалось, в приговоре (л.30) факты искажены и не соответствуют исследованным в ходе судебного заседания фактам.

 

Показания свидетеля Пискуновой (л.32 приговора) приведены в описательно-мотивировочной части приговора в нарушение требований ст.360 УПК РБ об указании места, времени, обстоятельств, фактов, изложенных свидетелем, инкриминируемых мне как, преступление, а именно:

 

судом не установлено, в приговоре не определено:

- когда, какой товар, при каких обстоятельствах, на какую сумму мой брат Бочурный Ю.М. реализовывал;

- когда, какие суммы, за какой товар, по каким товарно-транспортным накладным, договорам, при каких обстоятельствах Бочурный Ю.М. отдавал мне наличные деньги;

- какие товарно-транспортные накладные я перечёркивала, их номера, количество, на какие даты, за какие товары, на какие суммы, при каких обстоятельствах;

- имеются ли в папках «испорченные накладные», которые хранились в бухгалтерии фирмы, неправомерно перечёркнутые накладные и перечеркнуты ли они мною и причины их перечёркивания. В показаниях свидетелей Лось, Булевич, Марцелевой, данных ими в ходе судебных заседаний, имеются данные, что неправомерно перечеркнутых накладных в папках «испорченные накладные» они не помнят, всё учитывалось по реестрам согласно «Инструкции по учету за испорченными накладными», замечаний со стороны проверяющих организаций (ИМНС по г. Новополоцку, КРУ МФ РБ по Витебской области) к учету накладных в период с 2002 по 2006 год не было;

- какой товар, «полученный фирмой от белорусских производителей», когда, на какую сумму, кем, по каким документам, где, кому «реализовывался в Российской Федерации» на 30-50% ниже реальной цены. Кроме того, неясно, что такое «реальная» цена и какой законодательный акт при этом нарушен, кем, когда, какая ответственность предусмотрена при реализации какого товара и ниже “реальной цены”;

- когда, какие деньги «в эквиваленте от 3.000 до 5.000 долларов США» в каких обменных пунктах она обменивала;

-когда, при каких обстоятельствах я давала ей распоряжения обменивать какие деньги;

- какие суммы, на какой расчётный счет ПКФ «МИГ–ЛТД» ООО (в белорусских рублях, в российских рублях, в долларах США), когда Пискунова отдавала в банк;

- были ли, когда и в какой сумме приняты деньги от Пискуновой (оформленные в виде займа от учредителей);

- какая часть, каких денег, когда, кому выдавалась в качестве заработной платы, отражено ли это в бухгалтерском учёте ООО «Виторжье» или ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, или ЧПТУП «Виторжье-1»;

- когда, какая часть «наличных денег, которые привозились Бочурным Ю.М. из России», передавалась свидетелю, при каких обстоятельствах, как я могла об этом знать, когда, при каких обстоятельствах я поручала свидетелю Пискуновой выезжать в Псков и Смоленск (в том числе каким транспортом выезжала свидетель в какие даты, одна или с работниками ООО и т.д.);

- когда, при каких обстоятельствах, на какой расчётный счёт каких фирм, какие суммы вносились Пискуновой, от чьего имени, и как я могла об этом знать;

- когда, какие суммы, по каким платежным документам (в том числе кто, когда, где готовил эти платёжные документы) деньги поступали на расчётный счет ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО и на какой счет (валютный в долларах, в российских рублях, в белорусских рублях);

- как, когда, какими платежами использовались поступившие на счёт фирмы денежные средства;

- реализация какого товара, на какую сумму, на какую дату, кем из бухгалтерских работников не проводилась по бухгалтерскому учету какой фирмы и почему;

- на каких складах, на какую сумму, когда «образовалась недостача товара»;

- когда, при каких обстоятельствах, на какую сумму я давала кому указания для сокрытия образовавшейся недостачи товара;

- какие бухгалтерские документы на отпуск уже реализованного товара якобы в адрес российских фирм «Залюхово» и «Дарина» оформляла Пискунова и в чем существенная разница между оформленными и якобы «перечеркнутыми» мною товарно-транспортными накладными в адрес неопределенных судом российских фирм и российских фирм «Дарина» и «Залюхово», и куда мой брат «Бочурный Ю.М. (л.32 приговора) реализовывал товар»;

- когда, на какую сумму, в результате каких взаиморасчётов у фирм «Залюхово» и «Дарина» образовалась кредиторская задолженность перед фирмой «МИГ-ЛТД»;

- когда, при каких обстоятельствах, кому я давала указания на оформление «бестоварных накладных», на возврат какого товара в адрес ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, кем и как определялась причина возврата товара «по причине невозможности его реализации»; какого товара, на какую сумму, от какой фирмы, какие товарно-транспортные накладные;

- какой товар надо было списать, зачем, на какую сумму, на какую дату, на каких работников, как проходило списание, кто списывал товар, кто расписывался в получении товара, какими денежными средствами, когда, в какой сумме, кому, что выплачивалось, и могла ли я об этом знать.

 

Как мною сообщалось выше, ответственность за «правильность и рациональную организацию бухгалтерского учёта, достоверность и своевременность учёта и постоянного контроля за проведением и регистрацией хозяйственных операций, движением имущества, исполнением обязательств…» в соответствии со ст.11 Закона «О бухгалтерском учете и отчётности» возложена именно на главного бухгалтера.

 

Суду не представлено ни одной товарно-транспортной накладной на перемещение товара по указанным свидетелем Пискуновой хозяйственным операциям, ни одного договора, ни одного платёжного документа, ни одного расходного ордера, письма, выписки из банка, ни одного какого-либо другого доказательства, подтверждающего вышеизложенное в приговоре, подписанного мною, и вследствие изъятия всех документов на ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ–ЛТД» ООО в нарушение ст.210 УПК РБ.

 

При допросе Пискуновой О.В 02.09.2008г. судьёй Петровым Л.Г. без объяснения причин я была лишена возможности задавать вопросы, касающиеся конкретизации каждого из сообщенных ею фактов, так как судья после допроса стороной обвинения принял решение об окончании допроса свидетеля (запись допроса свидетеля Пискуновой находится в электронном носителе на: Folder D, файл – «Допрос Пискуновой 2», время фрагмента допроса: 25мин.,45 сек. –26мин., 10 сек.

В результате не обеспечения судом (в нарушение ст.ст.292-300 УПК РБ) «состязательности и равенства стороны обвинения и защиты» не предоставлено суду ни одного доказательства неправомерности указанных свидетелем фактов (в основном сообщенных ею не на судебном заседании, а в ходе предварительного расследования моего уголовного дела), и осталось не выясненным все изложенное мною выше.

Более того, суд не определил какой при этом был нарушен законодательный акт, Закон, Инструкция или действия главным бухгалтером и работниками ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, осуществившими в период 2003-2005г.г. 1062 внешнеторговые сделки (т.9 л.д.169-209) были совершены в строгом соответствии с:

1. Законом РБ от 22.06.2003г. №226-3 «О валютном регулировании и валютном контроле” главой 2 “Валютные операции и их осуществление» ст.4.5, предусматривающим:

- «предоставление и получение кредитов и займов (обеими сторонами) на срок не превышающий 180 дней»;

- «осуществление расчётов по сделкам, предусматривающих экспорт и импорт товаров» и т.д.

2. Постановлением Правления Национального Банка РБ №72 от. 30.04.2004г. «Об утверждении правил проведения валютных операций» (с изменениями и дополнениями) или какого-либо, принятого в период с 1995г. по 2004г. Положения, Постановления Правления Национального Банка РБ, утратившего силу (всего 26 документов, регламентирующего взаиморасчёты между субъектами РБ и нерезидентами РБ) после вступления в законную силу Постановления №72 (определено Перечнем утративших силу нормативных правовых актов НБ РБ л.2, 3, 4 Постановления №72).

3. Указом Президента РБ №7 от 04.01.2000г. «О совершенствовании порядка проведения и контроля внешнеторговых операций», или каких-либо другими законодательными актами, регламентирующих внешнеэкономическую деятельность, 

Судом не определено и в приговоре не указано, являются ли указанные Пискуновой действия уголовно наказуемым деянием, и по какой статье УК РБ. Ни предварительным следствием, ни на 115 судебных заседаниях судов г. Новополоцка и Витебской областной коллегии по уголовным делам не выявлено совершения уголовно наказуемого деяния ни одним из работников ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО (о которых и мне не было известно и суду доказательств обратного не представлено) и не вынесено определения об имеющихся признаках уголовно наказуемого деяния в действиях указанных лиц.

Более того, как мною указывалось выше, следственными органами предварительного расследования «уголовное преследование в отношении работников отдела сбыта, бухгалтерии, отдела внешнеэкономической деятельности, заместителя директора по общим вопросам ООО «Виторжье» прекращено за отсутствием в их действиях состава преступления» (л.49 приговора, т.79 л.д.63-65), что считаю правомерным.

Судом в приговоре приведены показания свидетеля Пискуновой, как факты, противоречащие материалам моего уголовного дела и ничем не подтверждённые, в нарушение ст.356 п.1 УПК РБ.

Судом в ходе судебных заседаний не определено, что товарно-материальные ценности, поступившие на склады ООО «Виторжье» в 2003-2005г.г. от белорусских поставщиков, были «фактически реализованы через Смоленскую фирму «Залюхово»». В соответствии с данными «Акта проверки отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье»» (т.т.64-74) от 17.08.2006г. через Смоленскую фирму «Залюхово» не реализовано ни одной единицы товара ни по одному договору ни от одного из 209 предприятий, поставивших товар на ООО «Виторжье», при общем товарообороте, выборочно проверенным КРУ МФ РБ по Витебской области - 3,520 млрд. рублей(т.т.64-74). Более того, показания Пискуновой противоречат выводам суда в приговоре (л.л.50-148), где при анализе взаиморасчётов между субъектами хозяйствования по каждому из 140 предприятий указано: «Полученный товар от предприятия был отгружен субъектам хозяйствования республики» (с указанием томов и листов томов моего уголовного дела).

В ходе судебных заседаний не изучалась реализация продукции на ООО «Залюхово». Судом не исследовалось ни одного документа, подтверждающего хозяйственные связи между ООО «Виторжье» и «Залюхово», ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО и «Залюхово» (ни товарно-транспортных накладных, ни договора, ни перечисление денежных средств, ни документов, подтверждающих отгрузку, возврат и т.п.), в том числе подписанные мною. 

Судом никак не исследовались данные о движении денежных средств, товарооборотах как фирмы «Залюхово», так и «Дарины», являющихся нерезидентами Республики Беларусь.

Мною суду для приобщения к материалам моего уголовного дела были переданы «Сведения, предоставленные на основании решения межрегиональной Инспекции ФНС России по ЦОД №1967 от 14.11.2007г. о предоставлении ООО «Справочная Служба Юридических лиц» доступа к сведениям, содержащимся в базе ЕГРЮЛ» о том, что на 19.04.2008г. фирмы «Залюхово» и «Дарина» - это действующие в Российской Федерации юридические лица, включённые в ЕГРЮЛ/ЕГРИП, зарегистрированные гражданами России, имеющие юридические адреса, уставной капитал и т.д. (сведения прилагаются, прил.№8, 9).

Более того, фирмы в настоящее время активно рекламируют в Интернете, печати свои услуги и т.п. (подтверждение прилагается, прил.№10).

В соответствии с законодательством РФ, учредители этих фирм несут ответственность за несоответствие их действий установленным правилам и действующему законодательству РФ.

Никаких данных о том, что компетентными органами РФ установлена фиктивность, подложность вышеуказанных субъектов хозяйствования в материалах моего уголовного дела не имеется, судом не исследовалось.

Отношения между субъектами хозяйствования не признаны в РФ преступлением, руководители этих предприятий не обращались в компетентные органы России с заявлением претензий к работникам ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО. Вышеизложенное является непременным условием, предшествующим уголовному преследованию в Республике Беларусь в соответствии со ст.6 УК РБ ст.ст.470-473 УПК РБ, «Конвенцией о правовой помощи и правовых отношений по гражданским, семейным и уголовным делам» от 22.01.1993г. (с изменениями и дополнениями, вступила в силу для РБ 19.01.1994г.).

 

Судом, в нарушение положений Постановления Пленума ВС РБ №9 от 28.09.2001г. «О приговоре суда», где в п.10 указано, что «ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу лиц…. необходимо изложить ту часть показаний, которая имеет доказательственное значение» приводятся показания свидетелей Пискуновой, Хрол, Параскива, Ермаковой (л.32, 33, 34 приговора), которые ничего не доказывают и не опровергают, и которые судом в нарушение ст.104 п.1.2 УПК РБ не проверены и не сопоставлены ни с какими другими доказательствами и поэтому в соответствии со ст.105 УПК РБ «не являются относящимися к делу доказательствами».

Из показаний Хрол (л.33 приговора) не видно, и в ходе суда ничем не подтверждено (т.110 л.д.147): когда, в каком году, по какому распоряжению Бочурной (при каких обстоятельствах), она ездила на фирмы «Залюхово» и «Дарина», было ли это в один день или в разные годы, месяца и т.д. Не выяснено, по какой чековой книжке (на чьё имя, одна книжка на две фирмы или на каждую фирму по одной книжке, на какую дату выдана чековая книжка, где она хранилась, кто, когда ставил печать и т.п.) снимала Хрол деньги и какие суммы денег. Судом не выяснено почему, на основании каких документов руководитель, главный бухгалтер иностранной фирмы, несущие ответственность за правильность проведения банковских операций по законодательству своей страны не препятствовали снятию денежных средств гражданами Республики Беларусь.

Судом не изучалось все ли денежные средства Хрол и Пискунова ввозили в Республику Беларусь и вывозили, или распоряжались ими по своему усмотрению или по распоряжению директоров фирм «Залюхово» и «Дарина».

Судом отклонены мои ходатайства о получении заключения компетентных органов России на законность деятельности фирм «Залюхово» и «Дарина» в рамках ст.6 Минской Конвенции 1993г., в то время, как мною указывалось выше, при оказании правовой помощи предварительному следствию (т.63 л.д.8-20) правоохранительные органы России не определили нарушений в деятельности российских фирм.

 

Показания же Параскива в суде неправомерно приведены в приговоре (л.33) судом по вышеизложенным причинам, кроме того, судом изложены в искажённом виде и не имеют отношения к моему уголовному делу по следующим причинам:

а) Ни в суде, ни в ходе «досудебного производства» свидетель Параскив не мог вспомнить, когда и с какими фирмами он работал, сообщил только суду, что «организации, куда он ездил (т.109 л.д.320) нашел сам», так как это входило в его обязанности, переговоры вел сам. Документы оформлял отдел внешнеэкономической деятельности, они соответствовали законодательству, ездил на транспорте белорусского перевозчика, который ему что-то сообщил про «каботаж».

б) Когда какая-то фирма (точно не помнит какая) не смогла перечислить деньги и предложила наличные (точную сумму не помнит - около 160 000 рублей), он связался с коммерческим директором и тот разрешил взять эти деньги в счёт поставленного товара, так как нужно было срочно рассчитаться с Пензой.

в) Когда, при каких обстоятельствах, какую сумму он мне передавал, он не помнит, оформлены ли они в бухгалтерии фирмы (от какой фирмы он ездил - не помнит) - он не знает, но знает, что с Пензой (с каким предприятием - он не помнит) мы рассчитались.

г) Судом ни один из изложенных Параскивом фактов проверен не был, фактов нарушения финансовой дисциплины при проведении сделок Параскива установлено не было, факты, при этом моих неправомерных действий установлены не были и не рассматривались, никакими документами ни один из изложенных Параскивом фактов не подтвержден. Судом не выявлен ни сам факт получения Параскивом денежных средств на предприятии, куда возил Параскив товар и т.п.

д) Судом не учтено и в приговоре не отражено, что у Параскива имелись основания для оговора меня, о чём я предупредила суд до начала дачи им свидетельских показаний, так как в 2006г. Параскив, по совету следователя Малышева О.А. подал в суд на ООО «Виторжье» в связи с якобы не выплаченной ему значительной суммой заработной платы.

В суд г.Новополоцка по гражданскому иску Параскива, последним были поданы подложные документы, подделана подпись на справке о заработной плате, по этой причине суд его требования не удовлетворил, посчитал их необоснованными, при этом было вынесено частное определение по подделке документов.

Именно тогда Параскив «в досудебном производстве» (л.33 приговора) и дал показания, приведённые в приговоре.

Суду об этих обстоятельствах было известно из моих пояснений, однако судом они проверены не были и в приговор приведены, как доказанные факты.

Исходя из вышеизложенного, в приговор включены описания свидетельских показаний (в нарушение ст.105 п.7 УПК РБ), как недостаточные, так как никакими совокупными доказательствами не были подтверждены, и в связи с чем, «не позволяют установить обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу».

 

Показания Ермаковой в приговоре (л.33) приводятся в нарушение ст.356 п.1 УПК РБ, так как ни один из приведённых фактов судом никак не исследован и ничем не подтвержден.

Более того, оглашены были показания Ермаковой в судебном заседании неправомерно, в нарушение п.1.2) ст.333 УПК РБ, так как в судебное заседание Ермакова не явилась, причины, исключающие её явку в суд, установлены не были.

В результате я лишена была права на защиту, так как не имела возможности задавать ей вопросы для подтверждения моей невиновности в инкриминируемом мне преступлении. А судом не выяснены следующие обстоятельства:

1. о каких из 1062 (т.9 л.д.169-210) сделок, проведённых в 2003-2005г.г. фирмами ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО по внешнеэкономическим связям идёт речь в её показаниях (при том было зачитано, что Ермакова до 2005 года уволилась);

2. какие из 1062 сделок были осуществлены Бочурным Ю.М. (а не Михайловским, Пальчевским, Параскивым, Цвиклинской и т.д.);

3. как, при каких обстоятельствах, по каким документам, на какую сумму, по какой форме расчёта товар реализовывался, в каком году, кому и т.д.;

4. когда, кому, при каких обстоятельствах я давала указания «аннулировать» какие накладные (на каких носителях);

5. когда, кто докладывал диспетчеру Ермаковой, что сделки по какому бухгалтерскому учёту какой фирмы не проводились и почему не проводились;

6. кто, когда и какой товар списывал со складов №9, 10, кто осуществлял нумерацию складов, кто проводил конкретные операции с накладными на электронных носителях, когда и т.п.

 

Из показаний (л.34 приговора) свидетелей Русак, Нарубиной, Крискевич, Лось судом не определено: кто, когда по каким накладным какой получал товар или наличные деньги, и каким законодательным актом запрещена выдача товаров по заявлению работников в счёт заработной платы.

Никакие документы, подтверждающие хотя бы один из приведенных выводов суда описанных мною выше (л.34 приговора), суду, защите представлены не были, свидетелям не предъявлялись, в суде не изучались.

 

Судом неправомерно отклонено моё ходатайство, заявленное 02.09.2008г. в ходе судебного заседания о приобщении к материалам моего уголовного дела «Акта комплексной проверки ИМНС по г.Новополоцку деятельности ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО» (2005г.). В результате вышеизложенного, в приговоре не учтено, что проверкой ИМНС (май 2005г.) все накладные, в том числе испорченные и приложенные к бухгалтерским отчетам были проверены, сверены с имеющимися учётными данными на них в налоговой инспекции, и в итоговом акте на них замечаний не отмечено.

Учёт, порядок хранения и использования бланков строгой отчетности ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО осуществляли в строгом соответствии с Постановлением МФ РБ «Об утверждении Положения о порядке использования бланков строгой отчётности» №21 от 21.02.2002 (с изм. и доп.).

Однако, в нарушение ст.356 п.1 УПК РБ, в приговоре вышеизложенные показания свидетеля Ермаковой приведены как исследованные в судебном заседании.

 

Показания Древаль и Молоток, приведённые в приговоре (л.34) не могут иметь отношения к моему уголовному делу по следующим основаниям:

- Древаль и Молоток работали на ООО»Виторжье» с 1993г. до 2000г. Фирма же «Залюхово» зарегистрирована на гражданку России Шапкину 17.04.2000г. (т.61 л.д.92-102, л.35 приговора). О деятельности как ООО «Виторжье» с 2002 года, так и фирмы «Залюхово» им ничего не известно, что следует из их показаний данных как в ходе досудебного расследования, так и на суде (т.109 л.д.26, 158).

- Из показаний Молоток в суде 04.06.2008г. (т.109 л.д.158) следует, что именно Древаль была директором представительства фирмы «Залюхово» в РБ, в том числе в связи с проводимыми операциями не только с ООО «Виторжье», но и другими предприятиями через счета типа «Т», как того требовало законодательство Республики Беларусь.

- Древаль в суде подтвердила (т.109 л.д.26), что так как Шапкина является её родственницей, они встречались постоянно в г. Новополоцке.

- Ни Древаль, ни Молоток не сообщили суду, что были свидетелями какого-либо участия Бочурной в подготовке и документов к регистрации фирмы, самой регистрации и т.п., как и не сообщили суду, где, когда, в каком учреждении проходила регистрация, какие при этом предоставлялись документы и т.п.

- Кроме того, оказание помощи, участие в регистрации субъекта хозяйствования - нерезидента Республики Беларусь гражданину другой страны не запрещено законодательством РБ, тем более Уголовным Кодексом.

В уголовном процессе противоправными действиями «по регистрации юридического лица в качестве субъекта, осуществляющего предпринимательскую деятельность», рассматриваются: «подача заявления в регистрирующий орган лицом, являющимся субъектом преступления, личное присутствие лица, наличие его росписи» и т.д. «… с целью получения ссуд, кредитов либо для прикрытия запрещённой деятельности, либо для сокрытия, занижения прибыли, доходов или других объектов налогообложения, либо для извлечения иной имущественной выгоды» (ст.234 УК РБ) ( Комментарий к УК РБ под общей редакцией А.В.Баркова, В.М.Хомича Мн. ГИУСТ БГУ 2007г.стр.609).

- Свидетелями Древаль и Молоток суду не сообщено и судом не выявлено каких-либо из названных выше «имущественных или иных выгод» кем-либо в результате противоправных действий. Судом не определено, были ли какие-то сделки в период с 1993г. по1999г. между «Залюхово» и ООО «Виторжье» или «Залюхово» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО.

- Сведения, имеющиеся в материалах моего уголовного дела, не подтверждают, что сделки могли быть осуществлены до момента регистрации «Залюхово», счёт же типа «Т» работал, как сообщила суду Молоток, через директора представительcтва, а именно Древаль, до 2000 года. Никаких документов, подтверждающих факты совершения сделок, суду не представлено.

- Рассматриваемый в моём уголовном деле период моей «преступной деятельности» – 2003-2005г.г. (л.1 приговора), о деятельности в котором ни Древаль, ни Молоток ничего не известно, и поэтому их показания доказательством моей вины в совершении инкриминируемого мне преступления служить не могут.

- В описательно-мотивировочную часть приговора их показания включены в нарушение ст.360 п.1. УПК РБ, так как при этом не определено: какое мною совершено преступление, исходя из показаний свидетелей Древаль и Молоток, а также когда, где, каким образом, форма вины, мотив, цель и последствия преступления и т.п.

 

- Показания же Шапкиной, данные ею правоохранительным органам при предварительном расследовании, о том, что, «она никакого участия в деятельности фирмы «Залюхово» не принимала, договоров не заключала, никаких документов, касающихся финансовой деятельности фирмы не подписывала» ничем не подтверждены, судом не проверялись и опровергаются материалами моего уголовного дела. В деле имеются несколько тысяч документов, подписанных Шапкиной по контрактам между субъектами хозяйствования ООО «Залюхово» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, а именно: товарно-транспортные накладные, договора, сертификаты и т.д.; сведения из «Автобанка» (г. Смоленск), регистрационные и т.п. документы (т.т.11, 12).

Судом выявлено не было ни то, что подписи на документах совершены не Шапкиной, ни что ООО «Залюхово» не осуществляло никакой деятельности, ни то, что документы фиктивны, подложны и т.п. Более того, судом установлено что все сделки зарегистрированы в установленном Законом порядке (т.9, л.д.169-210).

- По сведениям, переданным мною в ходе судебных заседаний (прил.№11) представитель ООО «Залюхово» Маковский Владимир Викторович (моб.тел.: 8-926-155-36-33) в 2005 году заключал сделки, в том числе с ООО «Эко-Трейдинг», имея при себе печать предприятия, фирменные бланки, доверенность, подписанную Шапкиной, денежные средства для предоплаты за груз и т.д.

Информацией от директора «Омега-Хоум» (т.63 л.д.41) подтверждено, что договор был заключён Шапкиной, однако последние расчёты за поставленный товар Шапкина не провела, директор предъявляет претензии к ООО «Залюхово» и т.д.

Эти сведения суду были известны, однако не проверены, в приговоре не учтены.

 

- Приведение в приговоре показаний свидетеля Шапкиной, Гусевой и Баулиной неправомерно, и оглашение их показаний на суде совершено в нарушение ст.333 п.1.2.), так как судом не была выяснена причина неявки свидетелей, как «исключающая их явку».

В результате судом не было выяснено и не проверено:

- когда, какие документы поступали от Бочурной директору ООО «Дарина» Гусевой и по каким основаниям Гусевой был сделан вывод, что документы поступили от Бочурной, а не от субъектов хозяйствования;

- почему утверждение Гусевой (л.35 приговора) - документы «по уже состоявшимся сделкам» противоречит показаниям главного бухгалтера ООО «Дарина» Баулиной (л.35 приговора) – «оформляла документы по поставкам товара от фирмы «МИГ-ЛТД» в адрес ООО «Дарина» и на возврат товара от ООО «Дарина» на «МИГ-ЛТД», при этом товар фактически не поставлялся»;

- какой товар поставлялся, какой не поставлялся, и был ли при этом нарушен какой–либо законодательный акт Республики Беларусь или Российской Федерации и если нарушен, то кем, по каким документам, какие при этом имели место негативные, в том числе преступные последствия и по чьей вине;

- является ли поступление денежных средств, как поступление займа от директора российской фирмы на расчётный счёт фирмы, владельцем которой она является нарушением законодательства России или Белоруссии;

- когда, какие денежные средства сдавались на расчётный счёт ООО «Дарина», кем и как снимались с данного расчётного счёта;

- как расходовались снятые то ли Гусевой («по чековой книжке Гусевой») (л.35 приговора), то ли снятые Пискуновой денежные средства; распоряжалась ли Гусева или Пискунова ими по собственному усмотрению, или использовались на нужды ООО «Дарина» или вывозились (в какой сумме, когда и кем) в Республику Беларусь.

 

Судом же в ходе судебных заседаний не определено и из приговора не ясно, какие из имеющихся в моём уголовном деле данные о товарообороте между ООО «Виторжье» или ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО и ООО «Дарина» (т.76 л.д.13, 14) не соответствуют действительности, и какое это имеет отношение к моему уголовному делу.

Предварительным следствием не предоставлено, судом не проверено и в рамках «Поручений об оказании правовой помощи» не определено и в материалах моего уголовного дела не имеется сведений о соответствии данных «вкладных листов кассовой книги фирмы «Дарина» (л.35 приговора), внесенных директором Гусевой, выпискам из банковских документов, и соответствие этому подписей Пискуновой на снятие денежных средств. И не отражено в приговоре, какими доказательствами подтверждено, что вышеизложенное является преступлением, совершенным мною, тем более вопреки интересам службы.

Судом не установлен в ходе судебных заседаний сам факт совершения хозяйственных операций между ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО и ООО «Дарина», выразившихся «в перечислении Бочурной денежных средств, полученных от реализации товаров белорусских поставщиков на территории Российской Федерации на счета фирмы «Дарина».

Из вышеизложенного не видно и в материалах моего уголовного дела нет данных о том, что «вкладные листы кассовой книги фирмы «Дарина», заполняемой директором нерезидента РБ (т.61 л.д.151-157), содержат данные: 

1. когда, какие денежные средства перечислены Бочурной (в том числе не ясно, денежные средства перечислены физическим лицом Бочурной или учтены платёжные документы), кем подписаны, номера платежных документов, дата, соответствие данных кассовой книги банковским документам и.т.д.;

2. источники появления денежных средств у Бочурной (как физического лица или на фирме - резиденте РБ) на какой фирме – ООО «Виторжье», ЧТПУП «Виторжье-1» ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, а именно: 

когда, от реализации какой продукции ”белорусских поставщиков на территории Российской Федерации” (л.35 приговора) денежные средства поступили на счёта фирмы «Дарина», так как вышеизложенное не предусмотрено «Инструкцией о заполнении кассовой книги субъекта хозяйствования» и в материалах моего уголовного дела нет.

Как «не относящимися к делу доказательствами» является включение

(л.35 приговора) сведений Себежской таможни о якобы совершённых сделках ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, что противоречит как материалам моего уголовного дела, так и фактическим обстоятельствам.

Так, данные приведённые (л.36 приговора) из Акта документальной ревизии отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО от 16.08.2006г. искажены.

В Акте отражено, что (т.76 л.д.13) «в первичной документации сведения о поставках этих товаров в Российскую Федерацию отсутствуют».

Сведения же Себежской таможни судом не проверялись, факт реализации товаров ничем не подтвержден, сведения о поступлении или не поступлении денежных средств на расчётные счета ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО по указанным в приговоре сделкам судом не изучались, не исследовались, в суде никакие сведения о движении денежных средств по счетам ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО даже не оглашались (т.110 л.д.32), моё ходатайство об анализе движения денежных средств, имеющееся в т.10 моего уголовного дела, 03.09.2008г. судьёй было отклонено.

В соответствии со ст.ст.8, 9, 10 Закона РБ «О бухгалтерском учёте и отчётности» (в редакции закона РБ от 25.06.2001г.) «факт совершения хозяйственной операции подтвержденной первичным учётным документом, имеющим юридическую силу, который составляется… в момент совершения операции или… непосредственно после её совершения».

Согласно Постановлению МТ РБ от 14.05.2001г. №53 утверждена форма ТТН-1, имеющая юридическую силу, соблюдение требований которого «обязательно для всех субъектов предпринимательской деятельности».

Ни при проверке КРУ МФ РБ по Витебской области, ни входе судебных заседаний никаких первичных учётных документов не изучалось, факт совершения хозяйственных операций не был подтверждён ни договорами , ни отметкой о получении товара покупателем.

Не было выяснено ни наличие бухгалтерских проводок по сделкам, ни наличие товара на складах ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ–ЛТД» ООО на момент возбуждения уголовного дела, ни реализация товара другим предприятиям Республики Беларусь или при экспорте.

 

На показания свидетелей Граховской и Поль в приговоре (л.36) суд ссылается, как на доказательства моей вины в совершении преступления, что неправомерно по следующим основаниям:

а) свидетели Граховская и Поль в суд не явились, судом не была выяснена причина их неявки. Их показания, данные в ходе досудебного расследования зачитаны в судебном заседании не были, и я лишена была возможности (в нарушение ст.43 26, ст.92 п.2, ст.292 УПК РБ) дать по ним пояснения, высказать мнение, дать показания 

б) В результате нарушения судом УПК РБ не выяснено, в приговоре не указано: когда, по какой сделке Граховская и Поль звонили, приезжали на фирму, с кем вели переговоры, кто в чём им отказал (с предприятиями «Витебскхозторг» и «Светокон» ООО «Виторжье» имело хозяйственные связи соответственно с 1993 и 2000 года), что такое «часть товара вернуть» и т.п.

Кроме того, суду было известно (т.т.64-74), что товар вышеуказанных предприятий по последним сделкам длительное время хранился на складе, большая часть товара находилась на складах ООО «Виторжье» и на момент возбуждения уголовного дела, что подтверждается:

1. Актом инвентаризации от 29-31.03.2006г. (т.14 л.д.38-52, т.79 л.д.2);

2. Протоколом осмотра складских помещений ООО «Виторжье» с применением видеозаписи (т.13 л.д.205-216);

3. Актом КРУ МФ РБ по Витебской области от 17.08.2006г. (т.т.64-74).

Так, (т.64 л.д.101) по анализу КРУ МФ РБ по Витебской области от 17.08.2006г. следует, что «продукция от ОАО «Витебскхозторг» была поставлена на ООО «Виторжье» по ТТН №0028665 от 26.08.2005г. и №0028672 от 24.08.2005г.

Отгрузка товара была произведена:

- по ТТН №0111833 от 23.09.2005г. в адрес ГПТУП «Белая Русь»;

- по ТТН №0111819 от 12.09.2005г. в адрес НПРУП «Экран» г.Борисов;

- по ТТН №0111811 от 12.09.2005г. в адрес ЧТП «Обувь» г.Орша».

Как видно из данных Акта КРУ МФ РБ по Витебской области, основная часть товара на момент возбуждения уголовного дела находилась на складе, частичная же отгрузка была произведена в срок от 16 дней до 1 месяца с даты получения.

Полученная же продукция от УП «Светокон» г.Минск (т.64 л.д.18), поставленная по ТТН №0068885 от 28.10.2004г., ввиду её очень низкой ликвидности частями реализовывалась вплоть до 13.12.2005г. (задвижки, совки, цепочки металлические, лопаты и т.д.) (т.65 л.д.216, 218-219) и по состоянию на 13.12.2005г. остаток товара составил: 

- задвижки (из поставленных ЗН-36-20 штук) 18 штук;

- совок хозяйственный (из поставленных 20 штук) 13 штук;

- лопата снегоуборочная (из поставленных 500 штук) 141 штука;

- цепочки металлические (из поставленных 50 штук) 50 штук;

- кассетница (из поставленных 3 штук) 3 штуки.

Суду об этих фактах было известно, в том числе и потому, что эти данные подробно мною были изложены при допросе по каждому предприятию (т.92), однако в приговор включены искажённые, ни чем не подтвержденные показания свидетелей, не явившихся на судебное заседание.

Так, из показаний Поль не видно, с кем велись переговоры, приезжала ли она на ООО «Виторжье» или кто-то (кто?) звонил ей и сообщил, что их продукция не продаётся. Что имеется ввиду: «фирма не согласилась с данными условиями и товар не возвратила», и являются ли её показания доказательством моей «преступной деятельности» «вопреки интересам службы».

Из показаний же Граховской не определено, у кого, когда она «требовала показать остатки товара на складе», почему она считает законным требование “сообщить ей, каким субъектам хозяйствования они были отгружены».

В соответствии с вышеуказанными законодательными актами РБ, Уставом ООО «Виторжье» (п.4.3.3) (т.1 л.д.67) хозяйственные отношения субъектов хозяйствования с контрагентами являются коммерческой тайной предприятия, и договором не определено обязательное информирование, тем более кем-то из работников ООО «Виторжье», о каналах сбыта приобретаемой продукции.

В соответствии со ст.224 Гражданского Кодекса РБ ООО «Виторжье» после получения товара по договору приобрело на него право собственности и право распоряжаться товаром в соответствии с целями, видами деятельности ООО «Виторжье», без согласования с поставщиком и отчёта перед ним.

При этом ни по одному инкриминируемому мне эпизоду судом не выявлено нарушения законодательства РБ, регулирующего договорную деятельность субъектов хозяйствования, предусмотренную, в том числе, Гражданским Кодексом РБ.

 

Показания свидетеля Гончаровой (л.36 приговора) приведены в искаженном виде, так как она сообщила суду (т.110 л.д.36), (что и подтвердил свидетель Пальчевский (т.109 л.д.81)), что «все переговоры вела с Пальчевским и Дукшинской». Она не сообщала суду, что я, Бочурная Е.М., «лично неоднократно звонила на предприятие, просила отпустить товарно-материальные ценности», а только предположила, так как «в отношении обвиняемой возбуждено уголовное дело», «лично со мной Бочурная никаких переговоров не вела, бланки нашего типового договора заполнял кто-то другой, мне об этом ничего не известно, гарантийное письмо Бочурной не отправлялось, кем - я не знаю». (запись допроса свидетеля Гончаровой находится в электронном носителе на: Folder D, файл – «Допрос Лапковского 2, Допрос Гончаровой – Чашникиспецодежда», время фрагмента допроса: 20мин., 40сек. –до конца файла.

После заключения договора №79 от 05.07.2005г. (т.64 л.д.140) ООО «Виторжье» не получало товар почти 2 месяца, несмотря на настойчивые предложения «Чашникиспецодежда» получить товар, так как у ООО «Виторжье» возникли трудности с его реализацией, и только по ТТН №0153806 от 24.08.2005г. товар был взят на ООО «Виторжье», однако до момента возбуждения уголовного дела реализован не полностью, часть товара до настоящего времени хранится на складах ООО «Виторжье» (т.14 л.д.38-52, т.79 л.д.2, т.98 л.д.226-245).

Таким образом, в приговоре (в нарушение ст.356 п.1 УПК РБ) отражены факты, не подтверждённые материалами моего уголовного дела в противоречие с результатами рассмотрения фактов в суде, и (в нарушение ст.360 п.1 УПК РБ) без указания каких-либо конкретных обстоятельств совершения мною, инкриминируемого мне преступления.

 

В приговоре (л.37) при описании отношений ООО «Виторжье» и швейной фабрики «Элиз» г.Дзержинск приведены данные, которые в нарушение ст.350 п.2 УПК РБ не изучались и даже не оглашались в судебном заседании, и я лишена была права по этому вопросу дачи пояснений. Из протокола судебного заседания (т.110 л.д.66) видно, что т.31 л.д.118, на который ссылается суд, в зале суда не исследовался и наличие письма в материалах моего уголовного дела не удостоверено ничем. После товарно-транспортной накладной (л.д 155) отмечено оглашение платёжного требования (л.д.122).

Тем не менее, в приговоре, как подтверждение моей виновности в совершении преступления, указано, что «руководство фабрики «Элиз» г .Дзержинск направило Бочурной письмо, в котором потребовало возвратить поставленный товар…».

Из приговора не видно, когда, какое руководство потребовало, почему письмо направлено Бочурной, а не на ООО «Виторжье», и почему Бочурная - физическое лицо, должна была возвратить товар, и какой товар.

Из приговора не видно, почему, на основании каких обязательств, Бочурная, как физическое лицо, должна была произвести оплату поставки швейных изделий в сумме 4 678 700 рублей.

Суду было известно, что (т.31 л.д.113,140) договором №349 от 13.09.2004г. п.18 (протокол судебных заседаний т.110 л.д.66) (в суде договор и указанный пункт не только изучались, но и я давала пояснения) не только предусматривает «все формы расчёта, не запрещённые законодательством», но и товар был дан «с оплатой по мере его реализации покупателем», причем «контроль за ходом реализации должен был осуществлять представитель Поставщика», что поставщиком сделано не было, и на это при допросе в судебном заседании я обращала внимание.

В нарушение ст.390 п.1) УПК РБ судом в приговоре сделаны выводы на основании доказательств, опровергнутых в судебных заседаниях.

Свидетель Дукшинская занимала должность заместителя директора только с апреля 2005г. В своих показаниях суду Дукшинская (т.110 л.д.178) сообщила, что (т.110 л.д.181) «с предприятиями работает коммерсант, он введёт переговоры, согласовывает сроки, закрывает предприятие». Дукшинская в своих показаниях не вспомнила ни одного предприятия, с которым сама вела переговоры, а сообщила суду, что (т.110 л.д.181) «я давала данные коммерсанту, который работает по данной области», в связи с чем судом её показания по вопросу закрытия долга, возврата товара не могут и не должны были судом приниматься во внимание, так как они находятся в противоречии с другими её показаниями. Судом противоречия не были выяснены и проверены и поэтому, я считаю, неправомерно отражены в приговоре.

Из материалов моего уголовного дела следует, что согласно реестрам движения товара (т.т.64-75) из отраженных в «Акте документальной ревизии отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье» взаимоотношений с 209 субъектами хозяйствования, продукция 198-ми предприятий реализовывалась партиями в срок от 5 дней до года, но по 103 предприятиями на дату возбуждения уголовного дела, а именно: 13.12.2005г. на складах ООО «Виторжье» имелся остаток нереализованного товара от нескольких единиц до полной партии (т.8 л.д.105-133, т.79 л.д.2, т.14 л.д.38-52).

Кроме того, «Протоколом осмотра места происшествия» м. Виторжье г.Новополоцк от 17.07.2008г. (т.98 л.д.226) подтверждено, что через 2 года и 7 месяцев после возбуждения уголовного дела и по прошествии более 5-ти! лет с начала проверяемого периода на базе ООО «Виторжье» хранятся: «клея, пшено, крупы, чипсы и другие продукты питания, телефон, лампы дневного света, электрокабеля, чистящая паста (т.98 л.д.227), строительные смеси, сетчатые ящики, кирпич, весы, коробки и ящики с различными товарами, обои, части разборной мебели, ПЭТ-бутылки и т.д.» (т.99 л.д.228). 

Наличие товаров на складах подтверждено и выводами суда (л.151 приговора) (т.8 л.д.105-133, т.14 л.д.38-52, т.79 л.д.2, т.13 л.д.205-216).

Утверждение же суда, что «доводы Бочурной, что поставщик мог забрать товар, в случае, если фирма не рассчиталась за поставку, несостоятельны», противоречат как и выводам суда в приговоре, так и материалам дела.

 

Кроме вышеизложенного, следует отметить, что Актами проверки КРУ МФ РБ по Витебской области от 17.08.2006г. (т.т.64-75) и от 13.10.2008г. (т.т.100, 101) проверены (без наличия подлинных первичных бухгалтерских документов) только «отдельные вопросы финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО».

При этом за рамками как проверок КРУ, результаты которых легли как в основу приговора (л.44), так и судебного разбирательства, остались более 6.000 договоров, которые за проверяемый период были исполнены ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» (список организаций, с которыми работало ООО «Виторжье» прилагается, прил.№ 3).

Утверждение суда (л.37 приговора), что Бочурная «не предпринимала конкретных мер по реализации различных вариантов погашения долга», суд неправомерно подтверждает показаниями свидетелей, которым ничего неизвестно о моей деятельности по погашению задолженности; других доказательств не приводится, судом не исследовалось.

Вышеизложенные выводы суда основаны не на точно установленных фактах, а на недостоверных и сомнительных данных, в том числе по следующим основаниям:

1. Свидетели Давидович, Чермошей, Эпштейн, Сафронов, Воробьева (л.37 приговора), Новикова (л.38 приговора) показали: лично со мной не знакомы, переговоров, личных встреч со мной никогда на было, о моём участии в сделках, заключении договоров, получении товара, и т.п. им ничего не известно. Более того, в своих показаниях они не указывают кому, когда, кто звонил, о каком товаре, на какую сумму идет речь, с кем из работников ООО «Виторжье», в каком году, по какому контракту велись переговоры, кто, когда, (номер телефона, дата, Ф.И.О.), какой список, кому не предоставлял и т.д.. Кроме того, приведение в приговоре показаний Воробьёвой, Эпштейна, Чермошей (т.110 л.д.190-194) неправомерно, так как эти свидетели в суде не допрашивались, а в нарушение п.1 2) ст.333 УПК РБ их показания были лишь оглашены. Причины, исключающие их явку, судом установлены не были. Воробьёва (т.110 л.д.170) сообщила суду, что у неё «преклонный возраст», Эпштейн (т.110 л.д.169) сослался на «дальность поездки», Чермошей (т.110 л.д.169) указал: «по состоянию здоровья».

В результате их неявки на судебное разбирательство все вышеизложенные вопросы остались не выявленными, я же лишена была права их допросить в подтверждение своей невиновности, однако в приговоре их показания приведены как неоспоримое, всесторонне исследованное доказательство моей виновности в совершении преступления.

Судом не выяснено, знала ли я, что кто-то, когда-то по этим предприятиям кому-то что-то не представил, были ли мной при этом предприняты меры по исправлению ситуации.

В ходе судебных заседаний судом не исследовались: протоколы совещаний, телефонные, устные и по книге приказов ООО «Виторжье» мои распоряжения, как по МЗ СИиТО, «Речицадрев», «Слуцкой мебельной фабрике», ТД «Идеал», «Медхимпрм», ОАО «Сукно», показания работников которых приводятся в приговоре (л.л.37, 38), так и по всем эпизодам, инкриминируемым мне, как преступление.

Мои ходатайства, заявленные в ходе судебного разбирательства, о предоставлении мне для защиты и изучения судом изъятых документов, судом удовлетворены были (т.92 л.д.6; т.109 л.д.51, 95; т.100 л.д.26), однако суду документы не представлены, в суде не изучались. Таким образом, за рамками судебного разбирательства остались все доказательства того, что сотрудниками ООО «Виторжье» и мною лично не только предпринимались, но и осуществлялись конкретные меры по выполнению договорных обязательств по почти 6000 договорам, исполненным полностью или частично ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО.

 

Показания же Чигириной, Мащена и Кириллова в приговоре искажены, данные (л.38 приговора) приведены безосновательно по следующим причинам:

 в ходе допроса Чигириной (т.109 л.д.189) мною ей было задано 12 вопросов,

 в ходе допроса Мащена- 4 вопроса,

 в ходе допроса Кирилова- 5 вопросов, которые не отражены в протоколе судебных заседаний.

В своих замечаниях на протокол судебного замечания от 02.02.2009г. я просила добавить эти (л.59-60, 66, 69 приложения 2 к «Замечаниям на Протокол судебного заседания»), подтвержденные диктофонной аудиозаписью (на электронном носителе) и предоставленные Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РБ, вопросы и ответы на них кладовщиков, так как в приговоре отражены показания кладовщиков, данные ими не на суде, а в ходе предварительного расследования.

Суд в своих выводах сослался на эти показания в нарушение требований ст.360 п.1 УПК РБ, так как в приговоре не приведены мотивы, по которым показания, данные в суде, были опровергнуты.

Чигирина, Мащен и Кириллов в судебном заседании опровергли записи в протоколах допроса, а суд в приговоре (л.38) сослался именно на непроверенные, неподтверждённые показания.

Так, в судебном заседании 05.06.2008г. (т.109 л.д.189) Чигирина показала, что она «показывала весь товар».

На мой вопрос, по поводу того, что это за случай с кредиторами (л.59 Приложения 2 к Замечаниям на Протокол судебных заседаний), Чигирина пояснила: «следователь записал неправильно, вы говорили «девочки, приехали кредиторы, показывайте товар» и т.д.

Судом же не выяснено и в приговоре не указано, когда, кого, почему Чигирина не пустила на склад, рассчитались ли мы с кредиторами, которых Чигирина не пустила на склад, и были ли это кредиторы или криминальные элементы, вследствие чего они пошли не в диспетчерскую или к руководству, а сразу на склад.

Аналогично, в нарушение ст.360 п.1 УПК РБ приведены как доказательство совершения мною преступления показания Мащена и Кириллова. Допрос Мащена: (т.110 л.д.193) – «не показывали только тот товар, который был зарезервирован». На вопрос Бочурной: «Что значит «без разрешения Бочурной ничего не делалось», конкретно?» дан ответ Мащеном: «Не помню».

Л.69 Приложения 2 к «Замечаниям на Протокол судебного заседания»: ответ Мащена: «27 июня 2006 года Малышев не совсем правильно записал. Я сказал, что раз из диспетчерской звонили, мы предполагали, что это могут быть указания Бочурной… Мы так думали».

Допрос Кириллова (т.110 л.д.187): «Вопросы отпуска товаров мы согласовывали с диспетчерской, кредиторам показывали весь товар». На вопрос Бочурной «Что такое ходовой товар?» ответ: «отложен, зарезервирован, может быть оплачен».

Допрос Кириллова (л.66 Приложения 2 к «Замечаниям на Протокол судебного заседания»): Вопрос: «Вы говорили на предварительном следствии, что эти вопросы кредиторы согласовывали с Бочурной или Ермаковой. Вы присутствовали при этом?». Ответ: «Нет».

Судом в ходе судебного разбирательства не выяснено ни одного эпизода, не исследовано ни одного документа, подтверждающего выводы суда со ссылкой на показания Чигириной, Мащена, Кириллова.

Судом не учтены показания (т.т.109, 110) Героцкого, Дубчёнок, Пальчевского, Дукшинской, Бодуновой и всех других свидетелей – бывших сотрудников фирм, которые подтвердили, что никаких указаний прятать, не показывать товар, избегать контактов с кредиторами я ни одного раза никому не давала.

Суду было известно, что Чигирина, Мащен, Кириллов на ООО «Виторжье» работали кладовщиками и на совещаниях у директора ни разу не присутствовали в силу своих служебных обязанностей и нахождения рабочего места - на складе. Они не могли знать и не определено иное, ни о каких моих действиях по «продолжению и сохранению хозяйственной деятельности предприятия», а занимались только отпуском и приемом товаров, при наличии всех необходимых документов.

 

В описательно-мотивировочной части приговора (л.38-39) не раскрыто (в нарушение ст.360 п.1 УПК РБ) какие обстоятельства, имеющие значение, как доказательства совершения мною преступления вопреки интересам службы, устанавливает факт «отгрузки товара в счёт ранее образовавшейся задолженности ООО «Виторжье».

1. Отгрузка осуществлялась в соответствии с заключёнными договорами, договорённостями, предусматривающими взаиморасчёт, и противоречит выводам суда на л.150 приговора.

2. Приговор (л.150) определяет, что «при наличии взаимного согласия сторон…что позволяло Покупателю… производить оплату взаимозачётом», при таких обстоятельствах (л.151 приговора): «суд исключает из обвинения Бочурной за отсутствием в её действиях состава преступления эпизоды, по которым ООО «Виторжье» производило расчёт за получённый товар поставкой товара (встречная поставка)».

3. Судом не определено в приговоре, является ли новый круг кредиторов уголовно наказуемым деянием, и какой статьей УК РБ это предусмотрено.

4. Не анализировалось, и в приговоре не отражено (в нарушение ст.360 УПК РБ) когда, какой «круг образовался», на какую дату, вследствие каких коммерческих сделок.

Показания Параскива, Михайловского, Афанасьевой искажены, так как они в ходе допроса не сообщали суду о финансовом состоянии предприятия, ни на одну дату, в том числе о количестве кредиторов.

Суду не представлено ни одного первичного бухгалтерского документа ООО «Виторжье», подтверждающего отгрузку. В материалах моего уголовного дела отсутствуют изъятые на ООО «Виторжье» 2-е экземпляры (грузоотправитель - ООО «Виторжье») товарно-транспортных накладных, договора; в ходе судебных заседаний эти вопросы не рассматривались, в том числе и состояние взаиморасчётов ООО «Виторжье» с «Ушачикоопзаготпромом», так как суду не представлены ни на 13.12.2005г., ни на 09.12.2008г. акты сверки между субъектами хозяйствования, имеющие юридическую силу, подписанные двумя сторонами. В материалах моего уголовного дела (т.45 л.д.188) имеется только справка (ничем не подтвержденная) о сумме задолженности, представленная правоохранительным органам предприятием - поставщиком.

Таким образом, в приговор (л.38) включены выводы суда (в нарушение ст.356 УПК РБ) ничем не подтвержденные, и которые в судебном заседании не исследовались.

 

Ни на чем не основаны вывода суда и о том (л.39 приговора), что задолженность ООО «Виторжье» на 13.12.2005г. и по настоящее время не погашена.

В материалах моего уголовного дела нет ни одного первичного учётного бухгалтерского документа ООО «Виторжье», подтверждающего сам факт существования хозяйственных связей между ООО «Виторжье» и контрагентами.

Суду было известно, что наличие и сумма кредиторской задолженности ни актом КРУ МФ РБ по Витебской области, ни материалами от поставщиков (а именно: справками) не определена на момент постановления приговора.

В материалах моего уголовного дела по одним и тем же предприятиям, по одним и тем же сделкам суммы кредиторской задолженности ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО разнятся от нескольких рублей до сотен миллионов рублей.

С учётом отсутствия в материалах уголовного дола всех первичных учётных документов фирм ни одна из цифр ничем не подтверждена, в судебном заседании расчет не проводился.

1. По Акту КРУ МФ РБ по Витебской области от 12.12.2005г. (то есть на дату возбуждения уголовного дела и изъятия всех бухгалтерских документов) (т.1 л.д.57-65) сумма выявленной кредиторской задолженности ООО «Виторжье» составила 435 467 449 рублей.

2. По Акту КРУ МФ РБ по Витебской области от 17.08.2006г. (т.64 л.д.2-194) сумма кредиторской задолженности составила:

- (т.64 л.д.190) по данным 1-С бухгалтерии ООО «Виторжье» - 

  1.428.582.007 рублей;

- по данным поставщиков (209 организаций) - 1.370.636.999 рублей.

- сумма нанесённого вреда субъектов хозяйствования определена (т.64 л.д.193) в размере 1.609.297.109 рублей.

3. Уточнениями в Акте КРУ МФ РБ по Витебской области (т.87 л.д.199-203) сумма кредиторской задолженности определёна в размере 

  1.313.501.606 рублей.

4. Актом КРУ МФ РБ по Витебской области от 13.10.2008г. (л.155 Акта) кредиторская задолженность ООО «Виторжье» определена 186-и субъектам хозяйствования в размере 1.431.569.259 рублей и на основании статистических отчётов ООО «Виторжье» (л.155 Акта) просроченная кредиторская задолженность составила:

на 01.01.2004г.- 321.790.000 рублей

на 01.01.2005г.- 436.000.000 рублей

на 01.01.2006г.- 1.136.000.000 рублей.

5. В исковом заявлении заместителя прокурора Витебской области Коренько Г.А. от 24.10.2008г., предъявленном мне 27.10.2008г. помощником прокурора г.Новополоцка Колосовой Е.В., определено, что (л.14 Искового заявления) нарушены договорные обязательства ООО «Виторжье» перед поставщиками 

(л.39 Искового заявления) и причинен ущерб 183 поставщикам на сумму, составляющую 1.405.319.651 рубль.

Расхождения в данных, имеющихся в моём уголовном деле, частично отражены в «Сравнительном анализе кредиторской задолженности ООО «Виторжье» по материалам уголовного дела (т.89 л.д.263-276), окончательно в «Возражениях на исковое заявление от 24.10.2008г.» на 259 листах по каждому предприятию (исх. СИЗО-2 Б-159 от 05.12.2008г.), так как сведения в них противоречат данным от предприятий - кредиторов (т.т.94, 95 96, 97), материалам моего уголовного дела. Указанные выше несоответствия между данными уголовного дела Бочурной Е.М. и фактическими обстоятельствами (приведены в прил.№11, прилагаются).

Однако судом в приговоре мои доводы о том, что выводы суда о наличии и сумме кредиторской задолженности не только не подтверждены никакими достоверными доказательствами, но и противоречат материалам моего уголовного дела, не учтены, не проверены, в суде не рассматривались, что подтверждается Протоколом судебного заседания (т.110 л.д.228-234). О том, что «Возражения на исковое заявление», поданные мною через СИЗО-2 (так как я была удалена из зала судебных заседаний 28.10.2008г.) с просьбой исследовать все изложенные в нём несоответствия, приложены к материалам моего уголовного дела, мне судом не сообщено.

В связи с вышеизложенным, считаю, что выводы суда о наличии и суммах кредиторской задолженности ООО «Виторжье» поставщикам продукции несостоятельны, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, основаны на противоречивых доказательствах.

В приговоре не указано, почему при несоответствиях в суммах, датах, номерах товарно-транспортных накладных и т.д. приняты за основу приговора одни из них и отвергнуты другие, и это является в соответствии со ст.390 УПК РБ основанием для отмены приговора.

«Возражения на исковое заявление от 24.10.2008г.», предъявленное мне от имени заместителя прокурора Витебской области старшего советника юстиции Коренько Г.А., на 259 листах прилагаются (прил.№12).

Никакими данными не подтверждены в ходе судебного разбирательства уголовного дела и неправомерно приведены как доказательства и выводы суда в приговоре (л.39) о наличии конкретных сумм кредиторской задолженности ООО «Виторжье» по причине того, что: наличие кредиторской задолженности субъекта хозяйствования не является уголовно наказуемым деянием кого-либо, тем более соучредителя и руководителя.

Данные (т.100 л.д.155) Акта КРУ МФ РБ по Витебской области от 13.10.2008г., на которые ссылается суд, в судебных заседаниях не рассматривались, как мною сообщено Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РБ выше.

В судебном заседании 27.10.2008г. (т.100 л.д.188, 189) мною «Возражения на «Акт проверки отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье» г.Новополоцка от 13.10.2008г», ранее направленные в адрес Витебского областного суда на имя судьи Петрова Л.Г., были оглашены, принято Определение о приобщении «Возражений на «Акт проверки отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье»» к материалам моего уголовного дела. Однако (т.110 л.д.189), в связи с тем, что орган, назначивший проверку, не направил в мой адрес ответ на «Возражения на Акт…» (п.51 Приказа МФ РБ №391 от 30.12.1999г. (с изменениями и дополнениями)), исследование фактов, отраженных в «Возражениях на Акт…» суд посчитал преждевременным. До конца судебного разбирательства (судебные заседания 29.10.2008г., 31.10.2008г. и 09.12.2008г.) (т.110 л.д.189-244) судом ни один факт, изложенный мною в «Возражениях на Акт…» не исследовался, специалисты, проводившие проверку, в судебное заседание не приглашались, мои ходатайства о вышеизложенном остались не удовлетворёнными.

Таким образом, судебное следствие было проведено неполно, остались не выясненными существенные обстоятельства, которые судом положены в основу обвинительного приговора (л.39, 44) в нарушение ст.356 п.1 УПК РБ.

Кроме того, ссылка (л.39, 44 приговора) на данные «Акта проверки отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье»» в приговоре судом неправомерна в силу положений ст.10 УК РБ, в соответствии с которой «Основанием уголовной ответственности является совершение виновным уголовно наказуемого деяния», а не субъектом хозяйствования - Гражданского кодекса, и уж тем более - пункта ведомственного документа «О поставках товаров в РБ».

В соответствии с п.16 Инструкции, утвержденной Постановлением МФ РБ, КГК РБ, Прокуратуры РБ, МДФ РБ, МНС РБ, КГБ РБ, ГТК РБ от 12.06.2002г. № 83/33/16/149/62/14/8/35 СУПР УВД Витебского облисполкома, а затем и государственный обвинитель Волков А.В., должны были принять решение о непредставлении «Акта…» в судебное заседание по рассмотрению моего уголовного дела «как не имеющего значения для уголовного разбирательства».

В «Акте...» не определено наличие экономических правонарушений действующего законодательства в сфере экономических отношений, нет ни одного факта совершения кем-либо из работников ООО «Виторжье» уголовно- наказуемого деяния, а лишь констатируются «отдельные вопросы финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье», как участника гражданского оборота, определённого в рамках Гражданского Кодекса РБ.

Судом искажены в приговоре (л.40) мои показания о том, что «за рамками судебного разбирательства остались факты закрытия кредиторской задолженности за проверяемый период по более чем 6000 договорам, в том числе договорами перевода долга, уступки права требования и т.п.»

Кроме того (т.25 л.д.110, 167, 183; т.28 л.д.166, 201; т.29 л.д.145; т.30 л.д.128, 129), в ходе судебных заседаний были исследованы факты многочисленных взаиморасчётов между субъектами хозяйствования по вышеизложенной схеме. Однако, в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора (л.40) изложены эти факты, которые фактически являются подтверждением осуществления субъектами хозяйствования расчётов определенным законодательством способом, уже как доказательство совершения преступления.

Судом приведены (л.л.40-43 приговора) факты оплаты денежных средств субъектам хозяйствования по договорам перевода долга, сумм с расчётного счета ИП Бочурного Ю.М. в нарушение ст.360 п.1 УК РБ, по следующим основаниям:

- в приговоре не указано в чём суть нарушения уголовного закона при указанном расчёте по договорам перевода долга;

- не мотивировано, почему именно эти договора перевода долга приведены в приговоре, а отвергнуты другие, по которым производился расчет в период 2003-2005г.г., то есть до возбуждения уголовного дела, на десятки и сотни миллионов рублей, согласно заключенных договоров.

 

Судом в приговоре (л.43) отмечено, что денежные средства с расчётного счёта ИП Бочурного Ю.М. перечислялись «после 13 декабря 2005 года», то есть после возбуждения уголовного дела. Однако судом не уточнено при этом, что с 13 декабря 2005 года были:

- арестованы расчётные счета ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО;

- арестовано имеющееся на складах имущество фирм;

- изъяты все первичные учётные документы;

- уволены сотрудники как ООО «Виторжье», так и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО 

 

 Хозяйственные операции были невозможны по вышеперечисленным причинам, а не «свидетельствуют, что Бочурная не располагала денежными средствами для расчётов за поставленную продукцию». В приговоре при этом не указано, что Бочурная, как физическое лицо, в договорных отношениях ни с одним из перечисленных субъектов хозяйствования (л.40-44 приговора) не состояла.

 

Основания, по которым суд в приговоре (л.44) отвергает мои доводы о том, что «отсутствие в материалах дела первичных бухгалтерских документов по финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье»… препятствует рассмотрению дела по существу» не мотивированны в соответствии с требованием УК РБ, УПК РБ и противоречат законодательству РБ.

Так, в соответствии с Законом РБ от 25.06.2001г. «О бухгалтерском учёте и отчётности» ст.27 «Документирование хозяйственных операций» «Факт совершения хозяйственной операции подтверждается имеющим юридическую силу первичным бухгалтерским документом, составленным ответственным исполнителем совместно с другими участниками операции». «По требованию… контролирующих, судебных и иных уполномоченных на то органов предприятие обязано… сделать надлежащим образом заверенную бумажную копию» первичного документа, «составленного на магнитном носителе информации».

В моём уголовном деле нет ни одного подлинного первичного учётного документа, подтверждающего (л.44 приговора) факты осуществления ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО хозяйственных операций.

Документы, являющиеся подлинными и изъятые в ходе обысков на ООО «Виторжье» (т.13 л.д. 69-70, 72, 75, 76, 78, 94-95, 97, 112, 137-172, 190-196; т.14 л.д.71-72) и признанные вещественными доказательствами (т.78 л.д.155-233, 261-287), суду же вместе с уголовным делом переданы не были, в ходе судебных заседаний не исследовались, их местонахождение в настоящее время ни мне, ни суду не известно.

В Судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда РБ от Витебского областного суда вместе с уголовным делом (л.165 приговора) для рассмотрения моей и моего адвоката Ивкиной Н.В. кассационной жалобы они переданы не были по вышеизложенным причинам.

В материалах же моего уголовного дела имеются только копии или подлинники некоторых документов, которые были изъяты не на ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО и подтверждают хозяйственную деятельность этих субъектов хозяйствования, а у предприятий - предполагаемых судом - контрагентов фирм. 

Сам же факт существования между субъектами хозяйствования хозяйственных связей, обвинением суду не доказан, так как сведения от поставщиков (товарно-транспортные накладные, договора, справки и прочее) в нарушение ст.ст.104, 105, УПК РБ не были судом проверены в сопоставлении с документами ООО «Виторжье», ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО на предмет их достоверности, точности, допустимости.

Все имеющиеся в материалах моего уголовного дела документы по вышеуказанным причинам в соответствии со ст.105 УПК РБ не являются относящимися к уголовному делу доказательствами, так как «не способны устанавливать или опровергать подлежащее доказыванию обстоятельство», а именно сам факт наличия и сумму кредиторской задолженности.

Суду не предоставлено ни одного первичного учётного документа, подтверждающего:

- дату получения товаров представителями ООО «Виторжье», ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО (в товарно-транспортных накладных поставщиков имеются только даты выписки накладных поставщиком);

- дату поступления товаров на склады ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО;

- сам факт поступления товаров на склады ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО (во 2-х экземплярах товарно-транспортных накладных, которые остаются у грузоотправителя) нет штампов ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, подписи кладовщиков и т.д.);

- факт оприходования товаров на складе, количество, цена, брак, недостача и т.п.;

- факт оприходования товара бухгалтерией ООО «Виторжье», ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО;

- произведённые платежи, взаиморасчёт и т.п. ООО «Виторжье», ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО и т.д.

Из материалов моего уголовного дела изъяты все, оправдывающие меня документы, в том числе первичные учетные бухгалтерские документы, подтверждающие факт отгрузки товаров поставщику по взаимозачету, платежные документы, подтверждающие оплату за товар с расчетного счёта по договорам перевода долга, в том числе и с расчётного счёта ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО.

Согласно законодательства РБ, поставка, приобретение товара подтверждается типовой формой №ТТН-1, утвержденной Постановлением МФ РБ №53 от 14.05.2001г.

При определении факта совершения хозяйственной операции суду не предоставлено ни одного: как изъятого 1-го экземпляра ТТН-1 (грузополучатель - ООО «Виторжье»), так и ни одного 2-го экземпляра ТТН-1 (грузоотправитель - ООО «Виторжье), подтверждающего проведение взаиморасчёта поставщику.

Мною суду заявлено более 300 ходатайств письменных и устных (т.т.92, 109, 110) («Замечания на Протокол судебного заседания» на 199 листах) о предоставлении мне (в соответствии со ст.100 УПК РБ) для защиты, и суду (в соответствии со ст.337 УК РБ) для изучения изъятых на ООО «Виторжье», ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО документов. Однако эти документы (около 30 000 листов) в суде не исследовались, от суда и защиты спрятаны или уничтожены.

 

Сведения же, которые суд приводит в доказательство моей вины (л.44 приговора) в совершении преступления «вопреки интересам службы» из отдела статистики и ПСБ, в ходе судебных заседаний не анализировались в разрезе каждого эпизода, предприятия по сумме долга, наличию денежных средств и картотеки на расчётном счету ООО «Виторжье» по каждому инкриминируемому мне эпизоду: на дату совершения сделки, получения товара, возникновения обязанности расчёта ООО «Виторжье» по договору и т.д., а лишь объявлялось, что есть общие статистические данные (т.110 л.д.172).

Судом не выявлено, не исследовалось, имело ли ООО «Виторжье» возможность исполнить денежные или по взаимозачёту обязательства ни на одну дату, ни по одному из инкриминируемых мне эпизодов, а сам факт наличия и движения денежных средств по счетам не может служить доказательством в обвинении кого-либо в совершении преступления. Однако, в приговоре вышеизложенное приведено в нарушение ст.356 п.1 УПК РБ, так как не исследовалось ни в ходе предварительного расследования, ни в судебных заседаниях.

 

Неправомерна замена отсутствующих в материалах моего уголовного дела подлинных первичных учётных бухгалтерских документов ООО «Виторжье» (л.44 приговора) «информацией о состоянии задолженности перед ними ООО «Виторжье» на июнь 2008 года» (т.т.94, 95, 96, 97), как по вышеперечисленным причинам, так и по следующим основаниям:

- В нарушение ст.350 УПК РБ в приговоре приведены доказательства, которые в судебных заседаниях (т.110 л.д.150-154, 156-159, 168, 170, 171) не были исследованы, не объявлялись данные, содержащиеся в справках, не сопоставлялись с уже имеющимися в материалах моего уголовного дела, а зачитывались в суде в полном соответствии с изложенным в Протоколе судебного заседания. Например: «л.59 - сообщение от «Лидалакокраска» (т.110 л.д.158) г. Минск». (примечание - «Лидалакокраска» находится в г.Лида); «л.86-89 сообщение от ОАО «БАТЭ» (прим. - город не указан); «л.140 - сообщение ЧП «Промбрис» (прим. - город не указан) и т.п.

Мною, в ходе зачитки наименований предприятий, которые прислали свои ничем не подкреплённые сообщения (что в них - ни мне, ни сторонам не известно по настоящее время), были заявлены ходатайства (т.110 л.д.152, 154, 157, 159; л.46 приложения №3 к «Замечаниям на протокол судебного заседания») о том, что оглашенная информация о наличии сообщений от предприятий в материалах моего уголовного дела не является всесторонним, полным исследованием их содержания в соответствии со ст.ст.104, 105 УПК РБ, так как справки содержат информацию о многочисленных данных о предполагаемых хозяйственных связях ООО «Виторжье» с контрагентами.

05.09.2008г. мною (в связи с удалением из зала судебных заседаний) через ИВС г.Полоцка было отправлено ходатайство на имя судьи Петрова Л.Г. в адрес Витебского областного суда, а 15.09.2008г. заявлено в судебном заседании с просьбой приложить к материалам моего уголовного дела моё ходатайство «О соблюдении требований ст.ст.102-105 УПК РБ при исследовании перечисленных сообщений, а именно - справок от предприятий о наличии взаимной кредиторской задолженности субъектов хозяйствования». Однако моё ходатайство удовлетворено не было без вынесения мотивированного определения.

29.09.2008г. (т.110 л.д.159) я заявила ходатайство о представлении мне возможности ксерокопирования или ознакомления переписью с этими данными, которое было судом также безосновательно отклонено.

20.11.2008г. через СИЗО-2, где я нахожусь под стражей (исх. Б-145 от 21.11.2008г.) я направила в Витебский областной суд на имя судьи Петрова Л.Г. ходатайство об ознакомлении с т.т.94, 95, 96, 97, так как в них содержатся сообщения от предприятий. Однако ответа на своё ходатайство я не получила до настоящего времени.

Таким образом суд, не удовлетворив мои ходатайства о полном и всестороннем исследовании данных, касающихся самого факта наличия кредиторской задолженности, являющегося основополагающим при решении вопроса о моей виновности в совершении преступления, нарушил ст.ст.286, 290, 322 УПК РБ.

Судом в приговоре (л.44) приведены недопустимые доказательства, а именно: «картотека ООО «Виторжье» за 2003-2005г.г. и акты сверок за 2004-2005г.г., изъятые при обыске 14.02.2006г.» в нарушение ст.105 УПК РБ п. 4.5. по следующим основаниям:

1. Акты сверок суду (оглашены названия и представлены) в количестве 115 штук (т.110 л.д.198-209) из них: - по 27 предприятиям повторно (до 4-х актов); - 12 предприятий, с которыми ООО «Виторжье» на дату возбуждения уголовного дела не имело задолженности или контрагенты были должны ООО «Виторжье», и к моему уголовному делу отношения не имеют. - Оставшиеся акты сверки не исследовались судом не предмет их соответствия материалам моего уголовного дела, а лишь были приобщены к нему (т.110 л.д.203, 209).

2. Суду было известно, что документы, изъяты на ООО «Виторжье», в том числе 14.02.2006г. на что сослался суд в приговоре (л.44), в нарушение ст.210 УПК РБ, так как (т.13 л.д.190-196) при изъятии документов не присутствовал никто из работников предприятия, не было вручено постановление на обыск и изъятие, не была предоставлена возможность изготовить копии изымаемых документов и т.п. 

Суду изъятые документы, признанные вещественными доказательствами, не представлены. На мой вопрос об источнике появления представленных прокурором Волковым А.В. доказательств, а именно «картотеки…» и «актов сверок…», я была криком судьи Петрова Л.Г. «Конвой, уведите её» удалена из зала судебных заседаний (л.32 «несоответствия фактов, изложенных в протоколе судебного заседания фактическим обстоятельствам дела» в моих «Замечаниях на протокол судебного заседания от 02.02.2009г.»). 

В протоколе обыска от 14.02.2006г. нет сведений, что именно эти акты сверок и эта картотека изъята, так как в протоколе нет, в нарушение законодательства, описания отличительных признаков изымаемых документов, количества, наименования документов в папках. Осмотр следователем изъятых документов был проведён единолично, без понятых (т.78 л.д.80-155).

3. Картотека и акты сверки, представленные суду и приведённые в приговоре как доказательство моей виновности в совершении преступления, не признаны вещественными доказательствами (т.78 л.д.156-233, 261-287), так как в описи документов, признанных вещественными доказательствами, их нет («Нарушения при изъятии...» прилагаются, прил.№14).

 

 

Судом в приговоре (л.44) отражено, что именно эти документы, перечисленные в приговоре, то есть не являющиеся подлинными, достоверными и достаточными, положены в основу выводов, изложенных в Акте КРУ МФ РБ по Витебской области от 13.10.2008г., и положены в основу решения по делу («Возражения на Акт КРУ…» в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РБ прилагается, прил.№5).

 

 

 

Приведенные в приговоре (л.45) в нарушение ст.350 п.2 УПК РБ, показания свидетелей Дукшинской и Пискуновой, как доказательство моей вины в совершении преступления, неправомерны и ничем не подтверждены по следующим основаниям:

Суду не представлено ни одного протокола совещаний, о которых идёт речь, так как все документы, в том числе протоколы совещаний у директора были изъяты в ходе обысков, суду не представлены, в ходе судебных заседаний не исследовались. В результате остались невыясненными обстоятельства:

- даты проведения совещаний, суть неправомерности принятых на нем решений;

- кто его проводил;

- какому «руководству» свидетели и что докладывали;

- кто из поставщиков настаивал на расчёте за поставку товара деньгами, предусмотрено ли это договором.

 

Судом показания Дукшинской приведены в противоречие с её же показаниями (т.110 л.д.178) о том, что согласно приказу директора она занималась договорной работой с предприятиями республики, а именно (т.110 л.д.181): «Я давала данные коммерсантам, которые работают по данной области. В дальнейшем с данным предприятием работал коммерсант, он вел переговоры, согласовывал сроки, закрывал предприятие».

В ходе предварительного расследования в отношении, в том числе и Дукшинской, было возбуждено уголовное дело. Однако, после угрозы со стороны следователя Малышева О.А. привлечь ее за соучастие в преступлении, совершенном Бочурной Е.М., и подписания Дукшинской В.В. «Протокола допроса» (как и по всем остальным работникам предприятия - л.49 приговора), в котором было констатировано, что только Бочурная Е.М. «осуществляла все бухгалтерские, коммерческие, экспедиторские, юридические и все прочие, предусмотренные штатным расписанием, функции»- уголовные дела в отношении всех работников были прекращены.

 

Я неоднократно обращала внимание суда на то, что в соответствии со ст.286 УПК РБ для обеспечения непосредственности судебного разбирательства все допрошенные в ходе предварительного расследования моего уголовного дела свидетели должны быть допрошены в судебном заседании.

27.10.2008г. мною (т.110 л.д.190) было подано письменное ходатайство суду о вышеизложенном.

Приведенные же в приговоре показания Дукшинской даны ею не в ходе судебного разбирательства, а на предварительном следствии - с целью снять с себя ответственность, так как её полномочия заместителя директора не предполагали согласования «с руководством» ее действий по договорной работе с предприятиями республики.

Судом не отражено в приговоре, почему именно показания, данные на предварительном следствии, взяты в основу, а не показания в судебном заседании. Вышеизложенное является нарушением ст.360 п.1 УПК РБ.

 

Невыясненными ни по одному из предприятий остались и доводы, приведённые в приговоре (л.45) из показаний Пискуновой.

В судебных заседаниях на дату заключения договоров, сроков оплаты ни по одному предприятию не было установлено:

- наличие денежных средств на расчётном счёту ООО «Виторжье»;

- условия оплаты по договору;

- наличие заявки предприятия - поставщика на взаимозачёт;

- наличие договоров перевода долга, уступки права требования и т.д.

Из выводов суда (л.45 приговора) не ясно, о какой дате совещания у директора идёт речь, о каких предприятиях идет речь и т.п., поэтому вышеописанные мною показания свидетелей в приговоре приведены неправомерно.

 

Свидетель Ермакова (л.46 приговора) на судебное заседание не явилась, показания в судебном заседании не давала, судом не была выяснена причина её неявки в суд в течение года (с 18.02.2008г. по 09.12.2008г.). 

Из показаний, данных ею на предварительном следствии, явствует, что, проработав ставшим диспетчером до 2005 года (всего менее 6 месяцев), она (т.16 л.д.142-146) на совещаниях присутствовала только несколько раз, сама со мною никакие заявки, договора, отгрузку не согласовывала, а предполагает, что «это делалось по согласованию с руководством фирм».

В результате того, что Ермакова в ходе судебных заседаний не допрашивалась, её показания нельзя признать достоверными, тем более никакими материалами дела они не подтверждаются.

 

В своих показаниях Лось не утверждает, что ей доподлинно известно, как я участвовала в сделках, так как (т.109 л.д.127) она «предполагает, что работники шли к Бочурной для согласования рентабельности сделок», при этом она не присутствовала и «не может сказать, о каких договорах идет речь, в том числе о поставке или отгрузке товара, и не знает к кому, какой работник ООО «Виторжье» или ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, когда, в каком году, с каким вопросом ходил».

Суду не были представлены и не изучались расчёты рентабельности, сделанные и подписанные Лось, руководством и т.д. 

 

 

В то время, как мною был представлен суду «расчет рентабельности сделки», сделанный и распечатанный бухгалтером Саппо, «план командировки», сформированный и утвержденный Дукшинской В.В., которые свидетели подтвердили, в приговоре это не отражено (л.90 Приложения 2 к «Замечаниям на протокол судебного заседания»).

Кроме того, судом в несоответствии с диспозицией ст.424 УПК РБ, гл.35 как «преступление вопреки интересам службы», инкриминируется мне контроль за рентабельной работой руководимого мною предприятия как уголовно наказуемое деяние, что противоречит ст.3 УК РБ, предписывающей «Преступность деяния… определяется только настоящим Кодексом. Нормы Кодекса подлежат строгому толкованию», а вышеизложенное служить «вопреки интересов службы» - не может.

 

Показания свидетеля Дмитриева (л.47 приговора) приведены в нарушение ст.286 п.4 УПК РБ, так как на судебном заседании Дмитриев не допрашивался, причина его неявки в течение 69 судебных заседаний судом не выяснялась (т.110 л.д.192). 

В показаниях, данных им правоохранительным органам, (т.13 л.д.44-48) и зачитанным на суде (в нарушение ст.333 п.1 2) УПК РБ по вышеуказанным причинам), не определено ни по одному предприятию, с которыми работал Дмитриев:

- когда от какого предприятия, какую информацию он получал;

- что и с кем он согласовывал;

- содержание коммерческих заявок;

- кто, когда их подписывал;

- какие договора, с какими предприятиями, кто, когда смотрел, какие формы расчёта предполагали договора, за какой товар;

- какое предприятие, кому, на какую сумму было должно, какими документами это подтверждалось;

- какие законодательные акты при этом и кем были нарушены, или договора заключались в рамках действующего законодательства.

 

 

При допросе в зале судебных заседаний по каждому предприятию Сельвича (т.109 л.д.112), Барковец (т.110 л.д.98), Цвиклинской (т.110 л.д.182), Афанасьевой (т.110 л.д.174), Параскива (т.109 л.д.32), Бодуновой (т.109 л.д.96), Михайловского (т.109 л.д.1), которые лично заключали сделки, получали товар, в том числе на основании доверенностей, ни один свидетель, ни по одному договору не сообщил суду о том, что «Бочурная давала им указания искать товар, заключать договора, указывала условия сделок» и т.д.

Так:

- показания Сельвича: «Собственники решали вопросы, кто, как решал, по каким сделкам - я не знаю, это их личное дело, я мог только догадываться»;

- показания Бодуновой: «По поводу сделок я все вопросы решала с Юрием Михайловичем, какой лучше взять товар, и с диспетчерской. Бочурная по моим договорам не контролировала ни форму оплаты, ни ассортимент, ни количество товара. Закрывали мы тоже сами»;

- показания Афанасьевой: «Мы сами изучали спрос, предложения на товары, подчинялись в своей работе Бочурному Юрию Михайловичу. Я почти всегда работала по бартеру, сразу работали под заявку, узнавали, что предприятиям надо, закрывали их, все были довольны»;

- показания Михайловского: «Договаривалась о получении товара, условиях оплаты Цвиклинская, подписывала договора или она, или Бочурный Ю.М. (если был на месте), отвезти или получить товар мог я, иногда получала и Цвиклинская»;

- Показания Параскива: «Кто поручал мне искать товар, не помню, условия оплаты у поставщиков типовые, со всеми работают с отсрочкой, договор их»;

- Показания Барковец: «Условия оплаты были разные, зависело от предприятия или товара, от их потребности. Цены и ассортимент я согласовывала с диспетчерской и коммерческим директором».

 

В приговоре же показания вышеперечисленных свидетелей искажены и не отражают сути данных ими показаний, в том числе и противоречат Протоколу судебного заседания (т.т.109, 110).

Исходя из вышеизложенного, в судебном заседании ничем не подтверждено утверждение суда в приговоре о том, что я «давала указания, распоряжения на заключение договоров купли - продажи с оплатой в безналичной форме с отсрочкой платежа».

Судом в приговоре (л.47) приведено, что Указом Президента Республики Беларусь от 15 августа 2005 года № 373 «О некоторых вопросах заключения договоров и исполнения обязательств на территории РБ» до 01.01.2009г. было запрещено заключение предусмотренных статьями Гражданского Кодекса договоров, предусматривающих не денежное прекращение обязательств, что значительно усложнило взаиморасчёты, в том числе и для ООО «Виторжье», и его контрагентов. Однако, должной оценки сложная экономическая ситуация, постоянно меняющееся законодательство, неплатежи между субъектами хозяйствования РБ в 2002-2005г.г. в приговоре не получили.

 

Судом в приговоре (л.50) искажена суть хозяйственных отношений между субъектами хозяйствования. Согласно ст.1 Гражданского Кодекса РБ я - физическое лицо - Бочурная Е.М, не являлась участником гражданского оборота, так как в договорных отношениях с субъектами хозяйствования не состояла.

Исходя из вышеизложенного, я, как физическое лицо, не имею никаких обязательств согласно Гражданского Кодекса РБ (ст.ст.2, 3, 7 ГК РБ), определённых договорами между субъектами хозяйствования для юридических лиц.

В соответствии с п.1.12 Устава ООО «Виторжье» я, являясь директором и участником общества, не несу ответственность по обязательствам общества (т.1 л.д.67-73).

Судом же в приговоре (л.50) фактические обстоятельства дела искажены и не соответствуют материалам моего уголовного дела, так как в ходе судебного разбирательства не установлено никаких «взаимоотношений Бочурной со 140 предприятиями республики».

Изложенные предполагаемые (л.л.50-148) хозяйственные отношения субъектов хозяйствования не содержат признаки уголовно наказуемого деяния, совершены согласно законодательства РБ, большинство которых (в том числе после возбуждения уголовного дела и изъятия документов) рассмотрены Хозяйственными судами РБ, определена подведомственность споров. Частных определений о признаках совершения кем-либо преступного деяния Хозяйственными судами не вынесено.

Ни на одном из указанных 140 предприятий я не была, переговоры не вела, договора не заключала, товар не получала, товаром не распоряжалась, корыстного преступного умысла ни на завладение товаром, ни в иных целях не имела, противоправных действий при этом не совершала, действовала в соответствии с Уставом ООО «Виторжье» и Контрактом с директором.

Все гражданско-правовые, хозяйственные сделки осуществляли соответствующие службы ООО «Виторжье», согласно п.п.1.3; 1.5; 1.15 Контракта с директором, на основании изданных мною приказов (т.87 л.д.85, 86, 87).

 

Факты, изложенные на листах приговора 50-148 не подтверждены подлинными бухгалтерскими учётными документами ООО «Виторжье», не проверены судом в сопоставлении с ними, не подтверждены данными бухгалтерского учёта ООО «Виторжье», в нарушение ст.104 УПК РБ, не оценены судом с точки зрения относимости, достоверности, так как основаны только на копиях или подлинных документах, изъятых у предполагаемых контрагентов ООО «Виторжье».

Кроме того, (л.л.50-148 приговора) искажены данные, имеющиеся в материалах моего уголовного дела, сведения, сообщённые свидетелями, допрошенными в ходе судебных заседаний.

Так, свидетели Дукшинская (т.110 л.д.178), Пальчевский (т.109 л.д.54), Бодунова (т.109 л.д.96), Барковец (т.110 л.д.98), Цвиклинская (т.110 л.д.182), непосредственно заключавшие договора, сами определяли условия расчёта, о чем сообщали суду:

- Бодунова (т.109 л.д.98): «С поставщиками я не обговаривала условия, что буду закрывать деньгами, им нужны были товары изначально», «Никто не мог заключить договор без денежной формы оплаты, так как он не прошел бы по бухгалтерскому отчёту, поэтому в договоре указывали и денежную оплату, а работали по встречным поставкам».

- Пальчевский (т.109 л.д.54, 57): «Все договора были взаимозачётные. Заранее так договаривались, мы всех всегда закрывали».

(т.109 л.д.60): «Работали бартером, а в августе 2005 года был запрет на бартер, стали делать два договора на встречные поставки».

- Дукшинская (т.110 л.д.178): «Сами предприятия при заключении с нами договоров были не против того, чтобы мы предлагали им товар, а не деньги, так как у большинства предприятий были закрыты счета, поэтому они не могли рассчитаться сами деньгами».

 

Однако, вышеизложенное не учтено, выводы суда (л.л.50-148 приговора) не соответствуют материалам моего уголовного дела, исследованным в ходе судебных заседаний. 

Данные противоречия выводов суда фактическим обстоятельствам изложены в прил.№15 к настоящим Дополнениям.

 

Выводы суда (л.148 приговора) о том, что в результате не произведённых расчётов и выбытия имущества 140 субъектам хозяйствования причинен имущественный ущерб в общей сумме 889 892 416 рублей не соответствует ни материалам уголовного дела, ни фактическим обстоятельствам, ни законодательству Республики Беларусь по следующим основаниям:

- Исходя из вышеизложенных мною опровержений выводов суда (л.50-148 приговора), суммы кредиторской задолженности ООО «Виторжье» в ходе судебных заседаний не определены.

- Кроме того, судом сделан вывод (л.44 приговора) о том, что в основу решения по делу могут быть положены выводы, отраженные в Акте КРУ МФ РБ по Витебской области от 13.10.2008г. (т.т.100-101) с учётом их достоверности.

- В связи с тем, что с 01.08.2008г. в отношении ООО «Виторжье» возобновлено дело о банкротстве, Акт подписан и антикризисным управляющим ООО «Виторжье» Пукало В.Ф.

Однако в сопроводительном письме №169/VI-08 от 21.01.2009г. (копия письма прилагается, прил.№16) к «Отчёту…» и в ходатайстве на имя судьи Хозяйственного суда Витебской области Шильченка В.Ф. №172/VI-08 (копия письма прилагается, прил.№17) АКУ Пукало В.Ф сообщает, что «вся финансово-хозяйственная документация ООО «Виторжье» отсутствует, данные представлены только кредиторами ООО».

Из данных «Отчёта управляющего ООО «Виторжье» в конкурсном производстве» от 03.11.2008г. (исх.№081-128/VI 08) видно, что (л.4. Отчёта) «общая сумма задолженности на 20.08.2008г. ООО «Виторжье» составила 309,3 млн. белорусских рублей».

Приложением №2 (л.л.50-52 Отчёта) определена сумма задолженности – 500 165 141 рубль (копии списков кредиторов, определённых Пукало В.Ф. прилагаются, прил.№18, прил.№19).

 

Выводы суда о взаимоотношениях со 140 субъектами хозяйствования, изложенные на л.л.50-148 приговора, в судебном заседании в нарушение ст.ст.104, 105 УПК РБ, не были проверены в сопоставлении с подлинными документами ООО «Виторжье», не оценены судом с точки зрения относимости, допустимости, достоверности.

Судом не установлен ни по одному эпизоду сам факт поставки товаров на склады фирм, не установлены даты поставки, количество поставленного товара, факт оприходования его бухгалтерией и т.п.

 

 

Документы, подтверждающие вышеизложенное и признанные вещественными доказательствами, из уголовного дела изъяты, ни в г.Новополоцкий суд, ни в Судебную коллегию по уголовным делам Витебского областного суда, ни в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда РБ не представлены, судами и инстанциями не исследовались, их местонахождение неизвестно.

 

Считаю, что приговор Судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда должен быть отменён и в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Судом, после Определения Президиума Витебского областного суда от 26.12.2007г., в нарушение ст.277 УПК РБ не определено «основание, препятствующее рассмотрению уголовного дела», а именно: отсутствие всех вещественных доказательств (т.78 л.д.155-233, 261-278) при деле, подтверждающих сам факт осуществления субъектами хозяйствования ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО финансово-хозяйственной деятельности.

В материалах моего уголовного дела нет ни одного документа, из числа изъятых в ходе обысков на ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО.

В справке по уголовному делу (т.80 л.д.247-275) указано:

«8. Вещественные доказательства: бухгалтерские документы, решения Хозяйственных судов, переписка, другие документы, приобщены к материалам дела и направлены в суд» (т.78 л.д.156-233, 261-287).

В судебном заседании 19.02.2008г. (т.92 л.д.5) был определён порядок исследования доказательств по делу, в том числе предусмотрен осмотр вещественных доказательств.

Однако, только в судебном заседании 16.04.2008г. (л.13 приложения №3 к «Замечаниям на протокол судебного заседания») судьёй Петровым Л.Г. сообщено участникам судебного разбирательства о том, что «документы, изъятые на ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО с 13.12.2005г. по 30.03.2006г. и признанные вещественными доказательствами по делу, в суд не поступили».

Судом не отражено в приговоре и не принято к сведению (хотя обстоятельства суду были известны), что изъятие документов следственной группой СУ ПР УВД Витебского облисполкома было проведено с грубым нарушением ст.210 УПК РБ.

Кроме того, суду было известно, что с ноября 2005г. по настоящее время местонахождение документов, как признанных «вещественными доказательствами» (т.78 л.д.155-233, 261-287), так и «иных» (в соответствии со ст.100 УПК РБ) - неизвестно.

Суду было известно, что следствием не возвращена на ООО «Виторжье», несмотря на многочисленные заявления в СУ ПР УВД Витебского облисполкома, ГОВД г.Новополоцка в нарушение ст.100 УПК РБ документация ООО «Виторжье», так как отсутствие первичных учётных документов без наличия даже копий препятствовало продолжению хозяйственной деятельности предприятия. Однако в выводах суда это отражения не нашло, и факты, исследованные в ходе судебных заседаний, искажены без описания мотивов сделанных выводов, что нарушает требование ст.350 п.3. УПК РБ.

Мною в ходе судебных заседаний было заявлено более 300 ходатайств, письменных и устных, часть из которых отражена в Протоколе судебного заседания (т.92 л.д.5; т.109 л.д.48, 96, 130; т.110 л.д.44) о том, что первичные учётные бухгалтерские документы, изъятые на фирмах «Я прошу, в соответствии со ст.100 УПК РБ предоставить мне для защиты, а в соответствии со ст.337 УПК РБ - вещественные доказательства для исследования и осмотра судом и сторонами».

Мои ходатайства судом были удовлетворены, приняты определения суда, однако в ходе судебных заседаний документы, признанные вещественными доказательствами, судом не исследовались, не изучались, сторонами не осмотрены.

Таким образом, в нарушение ст.337 УПК РБ, в ходе судебного разбирательства все подлинные бухгалтерские документы, подтверждающие сам факт осуществления хозяйственной деятельности ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО не предъявлялись сторонам, суду, свидетелям, и я лишена была возможности доказать свою невиновность в совершении преступления.

 

В ходе судебных заседаний не были предоставлены сторонам для осмотра и вещественные доказательства, определённые следствием (т.79 л.д.1, 2) и оставленные на складах ООО «Виторжье».

Кроме того, в приговоре (л.165) Судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда указано:

«Вещественные доказательства: ... документы (т.78 л.л.156-223, 261-287)… хранить при деле».

 

Обращаю внимание, что для рассмотрения в суде кассационной инстанции Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РБ моей кассационной жалобы вышеуказанные документы не переданы, их местонахождение в настоящее время не известно.

 

 

Таким образом, из материалов моего уголовного дела изъяты и суду (в нарушение ст.337 УПК РБ) не представлены все первичные учетные бухгалтерские документы, определённые законодательством РБ, как обязательные для использования в финансово-хозяйственной деятельности, включая: главные книги, кассовые документы, товарно-транспортные накладные, договора, документы отдела кадров, бухгалтерские справки, расчёты, калькуляции, сертификаты и т.п. (всего около 30 000 листов документов, подтверждающих хозяйственную деятельность ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, начиная с 2002г.).

Все выводы суда в приговоре (в нарушение ст.ст.104, 105 УПК РБ) основаны на доказательствах без сопоставления их с подлинными бухгалтерскими документами ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, без оценки доказательств с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, и поэтому служить основанием подтверждения моей виновности в совершении преступления не могут.

 

Определением Президиума Витебского областного суда от 26.12.2007г. о направлении дела на новое судебное разбирательство не было определено, с какой стадии должно быть начато разбирательство, этот вопрос должен быть решён Витебским областным судом, однако, судом грубо нарушены ст.281, 282, 283, 316 УПК РБ, а именно:

 

1. Судьёй не было принято решение о назначении судебного разбирательства, и не были определены вопросы:

- о месте и времени судебного разбирательства;

- о коллегиальности рассмотрения дела;

- об участии в судебном разбирательстве защитника;

- о лицах, подлежащих вызову в суд;

- о квалификации предъявленного мне обвинения.

В Отношении суда г. Новополоцка от 03.01.2008г. №44У-207-208 (т.95 л.д.54) было отражено, что «в Судебную коллегию по уголовным делам Витебского областного суда направляется уголовное дело Бочурной Е.М. по обвинению по ч.3. ст.424 УК РБ для рассмотрения судом 1-й инстанции», мне же 23.08.2006г. обвинение было предъявлено по ч.4 ст.210 УК РБ.

 

2. В нарушение ст.281 п.4 УПК РБ сторона защиты (ни я, ни адвокат) о назначении судебного разбирательства предупреждены не были, копия Постановления о привлечении в качестве обвиняемого в нарушение ст.283 УПК РБ мне выслана не была.

В судебном заседании 18.02.2008г. судьёй Петровым Л.Г. была зачитана (т.92 л.д.1, 2) моя расписка в том, что я получила Постановление суда г.Новополоцка о назначении судебного разбирательства 30.10.2006г.(!!!).

Мною и моим адвокатом Ивкиной Н.В. в соответствии со ст.316 УПК РБ в судебном заседании 18.02.2008г. были заявлены ходатайства о соблюдении ст.281 УПК РБ и об отложении на 5 дней судебного заседания для подготовки к защите (т.92 л.д.1-4), однако, судебное разбирательство отложено не было.

 

Судьёй Петровым Л.Г. в ходе судебного разбирательства были нарушены:

1. Ст.290 УПК РБ, так как в судебном заседании не была создана обстановка равенства прав сторон, не сохранена объективность и беспристрастность. В суде по его вине была создана атмосфера страха, напряженности, нервозности, унижения человеческого достоинства, пренебрежительного отношения и явной неприязни к обвиняемой и её родственникам, а также к свидетелям, дающим показания, существенно отличающиеся от данных ими показаний в кабинете следователя в ходе предварительного расследования;

2. «Кодекс чести Судьи Республики Беларусь» ст.ст.3, 5, 11 (принят на первом съезде судей РБ 05.12.1997г.); «Кодекс РБ о судопроизводстве и статусе судей» ст.ст. 4, 6, 8, 11, 89 (№139-3 от 29.06.2006г). 

Судьей Петровым Л.Г. проигнорировано в демонстративно - пренебрежительной форме более 300 моих ходатайств в письменном и устной форме, определения по которым им не выносились, в Протоколе судебных заседаний (т.т.92, 109, 110) не отражены.

На мои ходатайства для объективного рассмотрения дела предъявить свидетелям при допросе о финансовой деятельности фирмы, составе активов, размерах задолженности ООО «Виторжье» и прочее хоть какие-нибудь подлинные или хотя бы копии бухгалтерских документов судья Петров Л.Г. отвечал угрозой удаления меня из зала судебного заседания без объяснения причин, продолжал демонстративно выражать своё пренебрежение и личную ко мне неприязнь, повышал голос, оскорблял.

02..09.2008г. в 13.30 прокурором Волковым А.В. был начат допрос бывшего главного бухгалтера ООО «Виторжье» Пискуновой О.В. (которая испытывает ко мне неприязненное отношение, поскольку я уволила её за прогулы), и продолжен до 16.00. В 16.00 мне была предоставлена возможность задать ей вопросы. Я успела спросить Пискунову О.В. (под диктофонную запись): «Имеются ли у нее какие-нибудь сведения о совершении мной любых противоправных действий в отношении имущества, полученного ООО «Виторжье» или ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, а именно: хищения, присвоения товаров, денежных средств и.т.п., что соответствует диспозиции ст.210 УК РБ или любой другой статье УК РБ» и успела получить аргументированный отрицательный ответ. Почти сразу судья Петров Л.Г. прервал меня и, резко повысив голос, объявил, что лишает меня права задавать вопросы свидетелю (без объяснения причин), тут же объявил перерыв до 03.09.2008г., хотя обычно судебное заседание длится до 17.00 -17.30 и быстро, почти бегом, вышел из зала.

При этом прокурор Волков А.В. допрашивал Пискунову О.В. 2,5 часа, задавая вопросы, явно свидетельствующие о его полной неосведомлённости в законодательных актах, регулирующих хозяйственную деятельность, однако судьёй Петровым Л.Г. эти вопросы поощрялись. Свидетелю Пискуновой О.В. ни прокурор, ни суд даже не пытались показать имеющиеся в уголовном деле балансы предприятий, сведения о движении денежных средств по расчётным счетам ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, сведения о поступлениях на валютный счёт ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО от ООО «Дарина», ООО «Залюхово» и других российских предприятий, таможенные декларации (их более 600) о пересечении товарно-материальными ценностями таможенной границы РБ и РФ и т.д. Наличие картотеки ООО «Виторжье» судья Петров Л.Г. и прокурор Волков А.В. выясняли не путём предъявления подлинников бухгалтерских документов, а на пальцах: «Картотека большая или маленькая?», «ООО «Виторжье» много должно или мало?», «Цена большая или маленькая, подъемная или неподъёмная?».

На мои неоднократные ходатайства и просьбы предоставить все изъятые и признанные вещественными доказательствами бухгалтерские документы ООО «Виторжье» судья Петров Л.Г заявил: «Бочурная, я скоро выложу перед вами эту кучу бумаг» (т.е. для судьи Петрова Л.Г. вещественные доказательства, которые он должен тщательно исследовать в ходе судебного разбирательства, - это «куча бумаг»). На моё ходатайство о предоставлении этих документов и на мой вопрос, где же они находятся, судья Петров Л.Г ответил вопросом: «Бочурная, а деньги где?», «Отдайте деньги!».

Во время перерыва в ходе судебного заседания 04.09.2008г. свидетель Лапковский Н.Я. был приглашен судьей Петровым Л.Г. на беседу в кабинет, после чего в ходе продолженного допроса Лапковский Н.Я. заявил, что неоднократно разговаривал лично со мной перед заключением сделки. Я же в это время находилась в командировке на Украине (г.Кировоград, Киев, Донецк и др.), что подтверждено распечатками командировок и о чём суду известно.

 В ходе допроса выяснилось, что указанный в обвинении номер накладной не соответствует заявленному свидетелем номеру накладной, по которой был получен товар. На мою просьбу разобраться, по какой же накладной был получен товар и был ли он получен вообще, судья Петров Л.Г. сказал, что это не имеет никакого значения: «Ну, не та накладная и не та».

В ходе судебных заседаний судья Петров Л.Г. позволил свидетелям оскорблять меня. Свидетель Сельвич: «С ней разговаривать можно только при помощи бейсбольной биты» (и показал прямо в зале суда удар), свидетель Григорьев: «Это существо в клетке». Более того, в ходе судебных заседаний 03.09.2008г., услышав ответ свидетеля Сафронова В.В. о том, что он не знает меня, судья Петров Л.Г. заявил, что «Вам повезло, что вы не знаете эту гражданку».

В ходе судебного заседания 05.09.2005г., при предоставлении истцом Слуцкого сыродельного комбината иска, после моего требования предоставить мне (согласно ст.55 УПК РБ), копию этого иска, или подробно сообщить о его содержании, что является основополагающим в таких случаях, я была удалена из зала суда судьей Петровым Л.Г без объяснения причин. Судья пояснил только, что «Суд разрешает иски!». Удаление из зала сопровождалось его криками: «Быстрее выводите её из зала!», «Убирайте её!», «Конвой, применяйте силу!», «В СИЗО!», «Чтоб я её не видел!». При этом судья раскидал тома моего уголовного дела.

При предъявлении мне нового постановления о привлечении в качестве обвиняемой 03.10.2008г. я обратила внимание судьи Петрова Л.Г. на то, что листы постановления не сшиты и не пронумерованы, на что получила ответ, что «Суд - это вам не нотариальная контора», в протокол судебного заседания моё замечание внесено не было,

На моё ходатайство о внесении в протокол судебного заседания всех моих заявлений и ходатайств, судья Петров Л.Г. заявил, что «Суд сам знает, что включать, а что не включать», при этом продолжал давать указания секретарю, что «Это - не включать» и «Это - не включать» в нарушение ст.308 УПК РБ, обязывающей суд вносить в протокол судебного заседания «все действия суда и участников судебного разбирательства».

17.09.2008г. при допросе представителя РУП «Светлогорское «Химволокно» на мою просьбу предъявить мне и адвокату исковое заявление от данного предприятия, судья Петров Л.Г. удалил меня из зала с криком: «Конвой, убирайте её скорее и больше ни приводите!».

Во всех случаях удаления меня из зала судебных заседаний предварительные замечания мне не делались, суд на месте не совещался, определения об удалении меня из зала судебного заседания не выносились, сроки удаления меня из зала мне и сторонам не объявлялись, что нарушало мои права на защиту и ст.305 УПК РБ.

Тон обращений ко мне во всех заседаниях был унижающим моё женское и человеческое достоинство.

Во время моих пояснений суду судья демонстративно меня не слушал, разговаривал с народными заседателями, смотрел через окно на улицу, смеялся, иронизировал по поводу моих пояснений.

Народные заседатели во время моих пояснений меня не слушали, так как в это время они беседовали с судьёй или искали нужные тома уголовного дела и подавали судье или прокурору, или дремали, прикрыв лица руками. Одна из народных заседателей после резкого пробуждения вскочила со стула и уронила Государственный Флаг РБ.

На мой вопрос по поводу неявки свидетеля Должикова, судья Петров Л.Г. иронично пояснил: «Он зарабатывает в Москве деньги для оплаты за ваши пылесосы».

Судья Петров Л.Г. беспричинно отклонил неоднократно заявленные мной ходатайства об ознакомлении меня с новыми томами уголовного дела №94-97. При этом ревизорам КРУ МФ РБ по Витебской области, проводившим проверку (ревизию) отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье», он беспрепятственно представил все тома моего уголовного дела, которые больше трёх месяцев находились в здании Витебской областной прокуратуры, в то время, когда шло судебное следствие. В очередной раз, отклонив моё ходатайство об ознакомлении с вышеуказанными томами, судья Петров Л.Г. заявил: «Я вам, Бочурная, уже зачитывал эти тома, это уже ваши капризы».

Мои ходатайства о том, что так называемая «ревизия» проводилась в здании Витебской областной прокуратуры без подлинных документов, на основе моего уголовного дела, с грубейшими нарушениями «Инструкции о порядке проведения проверок (ревизий)» и я не была ознакомлена с постановлением о проведении проверки, судья Петров Л.Г. демонстративно проигнорировал, в протокол судебного заседания ходатайства занесены не были.

Судья Петров Л.Г. допустил к допросу 03.06.08г. свидетеля Григорьева Г.К., который:

- находился в состоянии алкогольного опьянения;

- высказывал оскорбления и угрозы в адрес свидетелей, в случае существенных расхождений между показаниями в суде и данными ими предварительному следствию (допрос Чигириной (05.06.2008г.), Мащена (06.06.2008г.), Пирог (05.06.2008г.);

- угрожал моим родственникам (06.06.2008г.) и т.д.

 

На действия судьи Петрова Л.Г мною были поданы жалобы:

- 11.06.2008г., 05.09.2008г., 28.10.2008г. через ИВС г.Полоцка с просьбой возбудить дисциплинарное производство в отношении судьи Петрова Л.Г. в адрес Витебского областного суда,

- 28.10.2008г. (исх.№304 от 31.10.2008г. ИВС г.Полоцка) в адрес Верховного суда РБ на имя Председателя суда.

В своих жалобах я указывала на конкретные факты нарушения законодательства РБ судьёй Петровым Л.Г. и просила председателя Витебского областного суда принять меры к недопущению судьей Петровым Л.Г. нарушений при дальнейшем разбирательстве моего дела и при необходимости возбудить дисциплинарное производство в отношении судьи для наложения дисциплинарного взыскания по изложенным в жалобах фактам.

Однако, в ходе судебных разбирательств нарушения законодательных актов не прекратилось. Так, 3, 5, 16, 17.09.2008г. я была удалена из зала суда в нарушение ст.ст.290, 292, 43 (п.26), 55 (п.1, 2), 325 (п.2), 327 (п.1), 294 УПК РБ, вследствие чего была лишена возможности осуществлять свою защиту в судебном заседании 3, 5, 16, 17, 18, 19 сентября 2008 года.

Я лишена была возможности допрашивать свидетелей, давать пояснения по предъявленным мне гражданским искам и материалам моего уголовного дела, оглашенным в суде.

Во время удаления меня из зала, судом было вызвано около 100 свидетелей, несколько десятков гражданских истцов, сторонам (защите - только в лице адвоката) зачитано 53 тома моего уголовного дела из 91, причём оглашались лишь те материалы и так, что создавалось впечатление, что я могу быть лишь виновной в совершении какого-либо преступления, предусмотренного УК РБ, так как пояснений я не давала.

В связи с явными нарушениями УПК РБ при судебном разбирательстве моего уголовного дела, 23.09.2008г. мною (в порядке ст.79 УПК РБ) был заявлен отвод судье Петрову Л.Г. (т.110 л.д.140), который, я считаю, Судебной коллегией по уголовным делам Витебского областного суда отклонён неправомерно.

 

В нарушение ст.293 УПК РБ, при замене государственного обвинителя Волкова А.В. на Колосову Е.В. (с 03.09.2008г. по 03.10.2008г. Волков А.В. на заседаниях не присутствовал) ей не было представлено время для подготовки к участию в судебном разбирательстве, вследствие чего её участие в судебном заседании было чисто формальным, что усложнило судебное следствие, её неосведомлённость о наличии тех или иных документов в материалах моего уголовного дела привела к затягиванию судебного разбирательства.

Судом необоснованно (в нарушение ст.322 УПК РБ) отклонено моё ходатайство (т.110 л.д.189) о вызове в суд специалистов КРУ МФ РБ по Витебской области, проводивших проверку финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье», в связи с существенными нарушениями законодательства, допущенными специалистами при её проведении (Возражения на «Акт проверки отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье» г.Новополоцк» от 13.10.2008г. прилагается, прил.№5).

В нарушение ст.301 УПК РБ после предъявления мне 03.10.2008г. обвинения (по ч.3 ст.424 УК РБ в преступлении, совершенном вопреки интересам службы) существенно отличающегося по своему содержанию от ранее предъявленного по ч.4 ст.210 УК РБ, (совершенному против собственности и порядка осуществления экономической деятельности), я не была допрошена по новому обвинению.

Мне не было предоставлено время, необходимое для подготовки к защите.

Так, обвинение в совершении мной преступления по ч.3. ст.424 УК РБ на 30 листах мне было предъявлено в 15.15 03.10.2008г., вручено в 16.10 03.10.2008г. Следующее судебное заседание было начато 09.10.2008г. в 10.05, то есть менее чем через 5 суток (т.110 лд.159, 160), чем было нарушено и Постановление Пленума Верховного суда РБ №6 от 26.09.2002г. (в ред.Постановления Пленума Верховного суда РБ №13 от 22.12.2005г.) п.17, определяющий, что в случае составления нового Постановления о привлечении в качестве обвиняемого суд должен «…предоставить стороне защиты для подготовки к защите не менее 5 суток».

Моё ходатайство о предоставлении мне более длительного срока для подготовки к защите судьёй Петровым Л.Г. было проигнорировано (л.48 Приложения №3 к «Замечаниям на Протокол судебного заседания»).

Копия обвинения мне была предоставлена в не прошитом и не пронумерованном виде (л.47 Приложения №3 к «Замечаниям на Протокол судебного заседания»).

На судебном заседании 26.06.2008г. (т.109 л.д.221) было принято Определение суда о том, что в связи недостаточностью доказательств для постановления приговора в соответствии со ст.302 УПК РБ судебное разбирательство приостановлено для получения новых доказательств по моему уголовному делу.

В рамках проведенных обвинением следствий (копия письма №9438 от 19.08.2008г. за подписью начальника Новополоцкого ГОВД полковника милиции С.Б. Бессараба прилагается, приложение №20) в адрес СУ ПР Витебского облисполкома были переданы все «документы, связанные с финансово-хозяйственной деятельностью ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, изъятые в ходе расследования уголовного дела».

Однако, в судебное заседание 28.08.2008г. (т.110 л.д.1) изъятые документы, признанные вещественными доказательствами и переданные 19.08.2006г. следствию, прокурором Волковым А.В. представлены не были, а представлены были (т.98 ,99): 

- паспорта на основные фонды;

- акты осмотра базы ООО «Виторжье»;

- данные по движению по расчётному счёту ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО;

- протоколы допроса свидетелей 

и др. документы, которые или уже имелись в материалах моего уголовного дела, или не имеют никакого доказательного значения.

 

В нарушение ст.302 УПК РБ, после представления прокурором Волковым А.В. «новых» доказательств моей виновности в совершении преступления по п.4 ст.210 УК РБ, в судебном заседании не исследовались в обычном порядке:

 

- Я не была допрошена по представленным доказательствам, свидетели не были вызваны в суд и не допрашивались и т.д.

- Судом не была дана оценка новым доказательствам с точки зрения их достаточности для постановления приговора и судебное разбирательство моего уголовного дела не было прекращено в соответствии с положением ст.302 п.5 УПК РБ «вследствие недостаточности предъявленных доказательств для постановления приговора», что было очевидно суду.

- В нарушение ст.ст.305, 322 УПК РБ судом не было вынесено определение на заявленные мною в ходе судебного разбирательства 402 ходатайства суду («Замечания на протокол судебного заседания»).

- В нарушение ст.306 УПК РБ судом не были созданы условия для безопасности участников уголовного процесса. Так, мною 19.02.2008г., 20.02.2008г, 03.05.2008г. в связи с плохим самочувствием, суду была высказана просьба вызвать скорую медицинскую помощь, на что судья Петров Л.Г. заявил: «Хватит симулировать, у вас этот номер не пройдет, вам никакая помощь не нужна». В результате значительной задержки медицинской помощи 03.05.2008г. с 11.50 до 12.20 я неоднократно теряла сознание, ударялась головой и спиной, лежала на холодном бетонном полу без сознания, в то время как судья Петров Л.Г. проводил допрос свидетеля.

 

В связи с нарушением уголовно-процессуального закона при рассмотрении моего уголовного дела я вынуждена дважды - 19.02.2008г. и 17.09.2008г. - объявить бессрочный отказ от пищи до решения вопросов в ходе судебного разбирательства в соответствии с УПК РБ, что негативно сказалось на моём здоровье.

В нарушение ст.306 п.4 УПК РБ в судебном заседании 03.06.2008г. свидетель Григорьев был допрошен, хотя находился в состоянии алкогольного опьянения: сильный запах спиртного, неуверенная походка - подойти к столу секретаря для подписи сам не смог, употреблял нецензурную брань, оскорблял меня, моих родственников, находящихся в зале и т.д.

Мое ходатайство об освидетельствовании Григорьева судьёй Петровым Л.Г. было проигнорировано, определение суда не принималось, судья лишь распорядился секретарю самой подойти к свидетелю и получить его подпись.

 

Судом (в нарушение ст.322 УПК РБ) не удовлетворено моё ходатайство о вызове в судебное заседание и допросе 175 лиц, подписавших и подавших в правоохранительные органы заявление о привлечении меня к уголовной ответственности, в связи с несвоевременной оплатой ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО за поставленные товары (т.110 л.д.189), согласно их заявлений, имеющихся в материалах моего уголовного дела (пустографка и 2 из 175 написанных 1:1 по ней заявлений о возбуждении уголовного дела прилагаются, прил.№20).

 

Ходатайство подавалось мною в письменном и устном виде неоднократно по следующим основаниям:

- Все заявления были поданы руководителями предприятий после 2-х, 3-хкратных требований сотрудников РОВД, ГОВД области в рамках поручений об ОРМ, поступивших от следователя О.А.Малышева после возбуждения уголовного дела. 

- Показания лиц, подписавших заявления, были даны в помещениях РОВД, ГОВД республики, что не может считаться свободным волеизъявлением, убеждением лиц, подписавших заявления на заранее подготовленных О.А.Малышевым пустографках с моей фамилией и констатацией того, что мною совершено преступление. 

- Сведения, которые лица, подписавшие заявления о совершении мною или работниками руководимых мною фирм противоправных действий, должны были сообщить в судебном заседании, а не в кабинете сотрудника РОВД, ГОВД РБ, имеют первостепенное значение для моего уголовного дела, тем более при обвинении меня в таком тяжком преступлении. 

- Заявления были поданы не только по обвинению меня в «хищении» (ст.210 УК РБ), но и в связи с наличием обмана, мошенничества и т.д. однако, судом ходатайство моё и адвоката (т.110 л.д.189) неправомерно отклонено.

 

В приговоре (в нарушение ст.356 п.1 УПК РБ), как доказательство моей вины, приведены показания свидетелей, как не допрошенных в судебном заседании, так и не подтвердивших в суде показания, данные ими в ходе предварительного расследования моего уголовного дела, тем самым судом был нарушен принцип непосредственности исследования доказательств, суд допустил в приговоре бездоказательность выводов.

 

Судом был утверждён список лиц, подлежащих вызову в суд, состоящий из 386 свидетелей.

19.02.2008г. (т.92 л.д.5) в судебном заседании был определён порядок исследования доказательств по делу, который предписывал допрос всех, подлежащих вызову в суд свидетелей.

Однако при неявке в суд 343 свидетелей из 386 судом вопрос окончания судебного разбирательства в отсутствие не явившихся свидетелей (кроме 35 человек) (т.110 л.д.190) не рассматривался, мнение сторон не выяснялось. Мною (т.110 л.д.190) было подано письменное ходатайство о невозможности окончания судебного разбирательства в отсутствие не явившихся свидетелей, однако судом оно было безосновательно отклонено в нарушение ст.322 п.2 УПК РБ, так как определения о мотиве отказа в его удовлетворении судом вынесено не было (т.110 л.д.190).

Свидетели: Юхневич (л.26 приговора), Булочкин (л.26 приговора), Дмитриев (л.29 приговора), Булевич (л.31 приговора), Ермакова (л.33 приговора), Шапкина (л.34 приговора), Гусева (л.35 приговора), Баулина (л.35 приговора), Граховская (л.36 приговора), Поль (л.36 приговора), Чермошей (л.37 приговора), Эпштейн (л.37 приговора), Воробьева (л.37 приговора), показания которых приводятся в приговоре неоднократно, в судебном заседании не допрашивались, и я была лишена возможности задавать им вопросы для получения ответов, которые подтвердили бы мою невиновность.

Показания Юхневич не оглашались в судебном заседании, однако в приговоре (л.26) приводятся, как исследованные в ходе судебного разбирательства.

В нарушении ст.333 УПК РБ в ходе судебных заседаний были оглашены показания свидетелей, не явившихся в судебное заседание при возражении стороны защиты.

Мною в письменном виде подано ходатайство суду о невозможности окончания судебного следствия в отсутствии всех не явившихся свидетелей (т.110 л.д.190), однако судом, в нарушение ст.ст.333 п.1 2), 323 УПК РБ, было принято определение об окончании судебного разбирательства в отсутствии 35 вызванных свидетелей, по остальным 309 свидетелям, не явившимся для дачи показаний в суд, решение вообще не принималось, показания их не зачитывались.

Судом, в нарушение ст.333 п.1 2) УПК РБ ни по одному из свидетелей, показания которых были неполно оглашены в суде, не были выяснены обстоятельства неявки в суд.

Из заявлений, поступивших в суд и оглашенных в суде (т.110 л.д.168-170) следует, что ни одному свидетелю, показания которого оглашены, нельзя сделать вывод о наличии обстоятельств, исключающих их явку в суд, а именно (причины неявки свидетелей, оглашенные судьёй Петровым Л.Г. в судебном заседании 09.10.2008г., 27.10.2008г., 28.10.2008г., прилагаются, прил.№22):

1. Ермакова – «дверь никто не открывает» (сообщение из Полоцкого ГОВД);

3. Булевич – «дверь никто не открыл» (справка Новополоцкого ГОВД);

7. Насекайло – «удалённость суда»;

10. Тревога – «по семейным обстоятельствам»;

21. Добровольская – «болею»;

22. Эпштейн – «дальность поездки»;

26. Тимошенко – «по семейным обстоятельствам»;

30. Медушевский – «в связи с переходом на другую работу»;

34. Лебедев – «загружен на работе»;

40. Булочкин – «загруженность на работе»;

41. Чермошей – «по состоянию здоровья»;

48. Граховская – «по семейным обстоятельствам»;

49. Воробьёва – «преклонный возраст»;

52. Жичко - «в связи с болезнью»;

66. Белявская - «я член комиссии по выборам депутата»;

86. Поль – «больная мать»;

87. Борисова – «загруженность на работе»;

88. Шапкина – «финансовое положение»;

91. Пиллипук - «прибыть не могу»;

95. Ходжаев – «прибыть не могу».

 

Судом ни по одному из вышеизложенных свидетелей причины неявки не были выяснены.

Учитывая, что судебные заседания проходили с 18.02.2008г. по 09.12.2008г. (всего 69 заседаний) считать невозможными, исключающими явку в суд вышеназванные причины нельзя.

Таким образом, в Судебную коллегию по уголовным делам Витебского областного суда в связи с рассмотрением моего уголовного дела 

- поступило от свидетелей - 95 заявлений; 

- подлежало вызову в суд - 386 свидетелей, (43 из которых допрошены в судебных заседаниях); 

- 343 свидетеля в судебных заседаниях допрошены не были (ни по одному из 343 человек ни были выяснены причины, исключающие их явку в суд).

 

Более того, в соответствии со ст.60 п.4 УПК РБ считаю, что не явившиеся свидетели являются злостно уклонившимися от явки в суд, так как не являются повторно (учитывая судебное разбирательство в суде г.Новополоцка).

 

При том, что исковые требования заявлены по 140-м предприятиям, по ним судом сделан вывод (л.148 приговора) о нанесении имущественного вреда, в судебных заседаниях: 

- ни по одному не были заслушаны свидетели, подлежащие вызову в суд, 

- никто не подтвердил моё личное участие в сделках, нанесение вреда, не подтвердил исковое заявление, 

- ни по одному из 140 эпизодов не представлены первичные бухгалтерские документы, подтверждающие сам факт наличия задолженности ООО «Виторжье», как на день возбуждения уголовного дела (13.12.2005г.), так и на день вынесения приговора.

 

Судом неправомерно было отказано мне и моему адвокату (т.110 л.д.195) в удовлетворении ходатайства о проведении по уголовному делу комплексной бухгалтерской и финансово-экономической экспертизы с предоставлением экспертам первичных учётных бухгалтерских документов, подтверждающих финансово-хозяйственную деятельность ООО «Виторжье».

В материалах моего уголовного дела имеются: 6 промежуточных (т.1 л.д.57-147; т.2 л.д.1-24, 33-275; т.3 л.д.56-70, 78-190; т.5 л.д.172-202, 204-262; т.6 л.д.1-273; т.7 л.д.1-147, 173-327) и 2 сводных от 17.08.2006г. и 13.10.2008г. (т.т.64-75; т.т.100-101) Актов КРУ МФ РБ по Витебской области проверки (ревизии) «отдельных вопросов» финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье», в данных и выводах которых имеются сотни противоречий, несоответствий по одним и тем же обстоятельствам хозяйственных взаимоотношений между субъектами хозяйствования, и которые были составлены с нарушением законодательных актов РБ.

Мною суду было заявлено около 300 ходатайств о том, что все цифры, номера накладных, акты сверок, договора, взаиморасчёты должны быть в соответствии со ст.104, 105 УПК РБ проверены на достоверность, допустимость, относимость.

Мною поданы суду возражения: на акты КРУ; на обвинение от 03.10.2008г.; на исковое заявление от 24.10.2008г., в которых был дан подробный анализ несоответствий имеющихся в них доказательств как материалам моего уголовного дела, фактическим обстоятельствам, так и данным в вышеуказанных документах по каждому предприятию - контрагенту ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО (прил.№12).

В соответствии с Постановлением МВД РБ от 14 ноября 2006 года №303 «Об утверждении Инструкции об особенностях проведения экономической экспертизы в Государственном экспертно-криминалистическом центре МВД РБ» п.14 Инструкции определяет, что «экономическая экспертиза, как правило, назначается в случаях:

- противоречия результатов проведения ревизий или проверок иным материалам дела;

- обоснованного сомнения в правильности расчётов ревизором суммы причиненного вреда, в том числе из-за применения не соответствующей законодательству методики, не принятие к рассмотрению отдельных оправдательных документов и т.д.;

- наличие противоречий в выводах нескольких проведенных ревизий и проверок и т.д.»,

что в своих ходатайствах я и мой адвокат Ивкина Н.В. подробно изложили.

Суду было известно, что в материалах моего уголовного дела отсутствуют все первичные бухгалтерские документы ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, изъятые в ходе обысков.

Однако судом не были предприняты исчерпывающие меры для проверки моих доводов о недостоверности, недостаточности, неотносимости к моему уголовному делу представленных стороной обвинения доказательств, так как суд отказал (необоснованно) в проведении комплексной бухгалтерской финансово-экономической экспертизы (т.110, л.д.195).

 

Судом при подготовке к приобщению к материалам уголовного дела Протокола судебного заседания была грубо нарушена ст.308 УПК РБ, как и не соблюдено требование п.21 Постановления Пленума Верховного суда Республики Беларусь №6 от 26.09.2002г. «О некоторых вопросах применения уголовно-процессуального закона в суде первой инстанции» (в ред. Постановления Пленума ВС РБ №13 от 22.12.2005г.).

Протокол судебного заседания, состоящий из 3-х томов (т.т.92, 109, 110) лишь частично отражает действия суда и участников уголовного процесса.

В протоколе, в том числе, не отражено:

- 751 вопрос, заданный свидетелям;

- 709 ответов на них свидетелей;

- 396 ходатайств, заявлений, возражений, поданных мною в ходе судебного заседания;

- 50 пояснений, данных мною в ходе судебных заседаний;

- 72 просьбы об удостоверении в Протоколе судебного заседания фактов, которые, по моему мнению, следовало бы отразить.

В Протоколе судебного заседания имеются десятки несоответствий, искажений, неточностей (отраженных мною на 38 листах «Замечаний на Протокол судебного заседания» от 02.02.2009г. с приложениями на 156 листах (всего 194 листа)), что в значительной степени усложнило обжалование приговора.

Так, например, в Протоколе отсутствуют показания свидетеля Пальчевского Л.Н. на допросе Судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда 19.05.2008г.:

Гос.обвинитель Волков А.В.: «Так что, объясните, следователь не так записал?»

Пальчевский Л.Н.: «А он дал мне только подписать, я даже не читал. Он мне не дал прочитать. Было уже 7 часов вечера, сначала общий разговор был, потом начали печатать, потом начали спешить, потом их начали вызывать куда-то, потом он сказал быстро-быстро подписать и все».

Гос.обвинитель Волков А.В.: «Судьба человека решается, а если бы там было написано, что Бочурная Е.М. кого-то убила?» Дальше продолжает зачитывать показания на предварительном следствии: «… после этого мне и другим работникам отдела Бочурной Е.М. давались указания созвониться с этими кредиторами, и сбрасывать им прайс-лист наших товаров на складе, которые готовила диспетчерская». «Верно записано, или неверно?»

Пальчевский Л.Н.: «Я хорошо помню, все вопросы я решал только с Бочурным Ю.М.»

Гос.обвинитель Волков А.В.: «А почему везде написано «Бочурная Е.М.»?

Пальчевский Л.Н.: Я везде говорил: «Бочурный Ю.М.», а может следователь писал везде «Бочурная Е.М.».

Гос.обвинитель Волков А.В.: «… было ли такое, что кредиторы не соглашались брать товар?»

Пальчевский Л.Н.: «По моим предприятиям такого не было. Я уже сказал, что я не читал протокол допроса».

Гос.обвинитель Волков А.В. (продолжает и зачитывает протокол до конца): «Можно ли свидетелю предъявить протокол, его ли там подпись?».

Пальчевский Л.Н.: «Да, моя».

Гос.обвинитель Волков А.В.: «Фраза «С моих слов записано верно, мною прочитано». Почему подписали, если не прочитали?»

Пальчевский Л.Н.: «Эта фраза стандартная. Как просят, так и пишем».

 

А также показания свидетеля Пирог Р.Н. на допросе Судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда 05.06.2008г.:

Гос.обвинитель Волков А.В.: «Скажите, пожалуйста, давали ли вы такие показания?»

Пирог Р.Н.: «Я уже не помню, как я давала показания. Ничего такого, чтобы куда-то что-то девалось. Ездили, заключали договора. Привозили на склад».

Гос.обвинитель Волков А.В.: «Давали ли вы такие показания на предварительном следствии или нет?»

Пирог Р.Н.: «Я разговаривала с Малышевым устно, и он вначале ничего не писал, а потом он написал и я расписалась. Я не читала, что он именно написал, так как он торопился на футбол. Он сказал: «Давай быстренько подпиши и пошли». И все на этом».

 

В подтверждение изложенного в «Замечаниях на Протокол судебного заседания», адвокатом в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда РБ будут представлены аудиозаписи всех 69 судебных заседаний, которые прошу рассмотреть и учесть в ходе заседаний суда кассационной инстанции.

«Замечания на Протокол судебного заседания» от 02.02.2009г. к материалам моего уголовного дела должны быть приложены в соответствии с требованием ст.310 УПК РБ (исх. СИЗО-2 Б-17 от 03.02.2009 г.).

 

 

 

Неправомерен и вывод суда (л.156 приговора) о том, что мною причинён имущественный вред юридическим лицам, взаиморасчёты с которыми (на 13.12.2005г. то есть на дату возбуждения уголовного дела и изъятия всех документов), суд предполагает - не были закончены ООО «Виторжье».

Суд считает, что предполагаемая кредиторская задолженность субъекта хозяйствования, директором которого и являлась; подлежит мною, частным лицом, возмещению на основании искового заявления заместителя прокурора Витебской области Коренько Г.А. от 24.10.2008г.

Считаю, что решение суда в части удовлетворения исков неправомерно и не соответствует ни одному законодательному акту Республики Беларусь, ст.ст.52, 53, 148, 149, 150, 155 УПК РБ, Постановлению Пленума Верховного суда Республики Беларусь от 28.06.2001г. №7 (с изменениями и дополнениями) «О применении норм гражданско-процессуального кодекса при рассмотрении дел в суде первой инстанции».

В Судебную коллегию по уголовным делам Витебского областного суда не представлено субъектами хозяйствования - контрагентами ООО «Виторжье» ни одного искового заявления ко мне в соответствии с требованием законодательства.

Все субъекты хозяйствования были надлежащим образом неоднократно извещены о месте и времени судебных заседаний, в соответствии со ст.149 п.1 УПК РБ имели возможность предъявить иск самостоятельно, представить необходимые документы, изложить и аргументировать свои требования в суде, в течение календарного года, а именно с 26.12.2007г. по 09.12.2008г.

Оснований для предъявления иска ко мне заместителем прокурора Витебской области Коренько Л.А. не было. Никто из субъектов хозяйствования в прокуратуру Витебской области с исковым заявлением ко мне о возмещении причинённого преступными действиями, тем более «вопреки интересов службы», не обращался. 

Заместитель прокурора Витебской области Коренько Г.А. 24.10.2008г. подал исковое заявление «в интересах 183 субъектов хозяйствования» в нарушение, в том числе, ст.82 ГПК РБ, так как в адрес субъектов хозяйствования прокурор Коренько Г.А. не выслал даже поданные без их ведома, но «в их интересах», копии искового заявления, чем грубо нарушил УПК, ГПК РБ.

Исковое заявление заместитель прокурора Коренько Г.А. подал в нарушении установленных правил (ст.37 ГПК РБ) и законодательных актов о подведомственности гражданских исков.

Все споры между субъектами хозяйствования были рассмотрены Хозяйственными судами республики, определена их подведомственность в соответствии со ст.27, 39, 172 ХПК РБ и совместном Постановлении Пленума ВС РБ и Пленума ВХС РБ от 22.06.2000г. №413 (с изменениями и дополнениями от 25.03.2004 г. №216) «О разграничении подведомственности дел между общими и хозяйственными судами». Частных определений о признаках преступлений ни по одному спору вынесено не было.

Судом не принято к сведению, что (п.13 вышеуказанного Постановления) «вступившее в законную силу судебное постановление о подведомственности обязательно для иных судов…». «В случае несогласия судьи общего или хозяйственного суда с определением о подведомственности спора, он вправе поставить вопрос о его отмене перед вышестоящим судом». 

Решения Хозяйственных судов не отменены.

Кроме того, суду было известно (т.т. 18-63; т. 90 л.д.61-245), что все иски в Хозяйственных судах удовлетворены и начаты исполнительные производства по тем же основаниям, обстоятельствам, предмету, что и в исковом заявлении заместителя прокурора Коренько Г.А.

Суд, таким образом, повторно удовлетворил тождественные иски, что в соответствии с вышеуказанными законодательными актами недопустимо.

Мною через СИЗО-2 (Исх.№159 от 05.12.2008г.) были высланы в адрес Витебского областного суда на имя судьи Петрова Л.Г. «Возражения на исковое заявление от 24.10.2008г.», предъявленное мне от имени заместителя прокурора Витебской области старшего советника юстиции Г.А.Коренько в ходе судебного разбирательства моего уголовного дела, на 239 листах, так как я была удалена из зала судебного заседания и о сроке удаления мне ничего не было известно.

Мне неизвестно, приложены ли мои «Возражения на исковое заявление» к материалам моего уголовного дела, так как ответ на моё ходатайство об ознакомлении с т.т.94 и далее (исх.№Б-145 от 21.11.2008г. СИЗО-2) судьёй Петровым Л.Г. мне дан не был (прил.№12).

Мною в «Возражениях на исковое заявление» подробно изложены многочисленные несоответствия выводов, изложенных в исковом заявлении, законодательству РБ, материалам моего уголовного дела и фактическим обстоятельствам.

Судом нарушены ст.ст.148, 149, 151, 152, 155 УПК РБ, так как судом не исследовались поданные мною «Возражения на исковое заявление», в том числе основания, суммы в исковом заявлении (т.110 л.д.186). Не были оглашены данные ни по одному предприятию. 

Нарушено требование ст.155 п.1 УПК РБ о том, что «Размер имущественного вреда подлежит возмещению, определяется судом исходя из стоимости имущества на день вынесения приговора».

Цифры взаимной задолженности, указанные в исковом заявлении, основываются на данных на даты от 2003 года до июня 2008 года.

В исковом заявлении не учтено, что имущественный вред, нанесенный субъекту хозяйствования не может включать в себя упущенную выгоду, и, согласно ст.460 п.4 УПК РБ, состоит в уголовном процессе из «фактических затрат и прямых убытков», понесенных субъектом хозяйствования, то есть без прибыли, налогов и т.п.

 

Моё ходатайство о том, что факты, документы, цифры, изложенные в исковом заявлении, должны быть исследованы в суде, судом проигнорировано.

 

В нарушение ст.148 УПК РБ в судебное заседание не было представлено доказательств по гражданскому иску, в том числе ни одного первичного бухгалтерского документа ООО «Виторжье», подтверждающего сам факт существования хозяйственных связей между субъектами хозяйствования.

Ранее, 17.11.2008г., мною из СИЗО-2 (исх.№Б-140 от 18.11.2008г.) направлено в адрес Витебского областного суда на имя Петрова Л.Г. ходатайство с просьбой подробно изучить в судебном заседании предъявленное мне 27.10.2008г. исковое заявление.

В ходатайстве я просила, в соответствии со ст.ст.148, 149 УПК РБ, ст.83 ГПК РБ, вынести определение суда о привлечении к участию в судебных заседаниях по рассмотрению искового заявления заместителя прокурора Витебской области Коренько Г.А. Моё ходатайство судом было проигнорировано.

Иск же в судебных заседаниях не рассматривался, однако Определением суда (т.110 л.д.186) его приобщили к материалам моего уголовного дела.

Исходя из вышеизложенного, в ходе судебного разбирательства были нарушены мои права, как гражданского ответчика, согласно ст.55 УПК РБ, так как иски в суде не рассматривались, мои пояснения («Возражения на исковое заявление») в судебных заседаниях проигнорированы, не приняты к сведению и не нашли своего отражения в приговоре.

 

Судом при постановлении приговора не учтены положения Постановления Пленума ВС РБ №8 от 23.09.1999г. «О практике назначения судами конфискации имущества по уголовным делам» п.4: «Если санкция статьи уголовного закона предусматривает возможное применение или неприменение конфискации имущества в качестве дополнительного наказания, суд должен обсудить вопрос о его назначении и указать в приговоре мотивы принятого решения».

Судом в приговоре (л.162) не указан мотив конфискации имущества.

Суд был проинформирован (т.110 л.д.31; т.т.98, 99) и в материалах моего уголовного дела имеются доказательства (т.9 л.д.141), а именно: справка Новополоцкого бюро Полоцкого филиала РУП Витебского агентства по ГР и ЗК №811 от 20.12.2005г. о том, что принадлежащий мне на праве совместной собственности санитарно-бытовой комплекс «Нева-1» и склад арочный (без пристроенных бытовых помещений) мною были приобретены на задекларированные доходы в начале 90-х годов и к уголовному делу отношения не имеют.

Судом неверно (в нарушение п.10 вышеуказанного мною Постановления Пленума Верховного суда №8 от 23.09.1999г.) и в противоречие вышеуказанным данным материалов моего уголовного дела определено, что взыскание должно быть обращено на:

- санитарно-бытовой комплекс «Нева-2»;

- пристроенные бытовые помещения к арочному складу; 

- мебель и компьютерную технику, транспорт, 

владельцем которых я никогда не являлась, и суду об этом было известно из материалов уголовного дела (т.9 л.д.141, 116-117). 

Конфискация назначена не смотря на то, что судом в ходе судебных заседаний не установлена моя личная корыстная цель и факты неправомерного использования в личных целях какого-либо чужого имущества или принадлежащего ООО «Виторжье».

Выводы суда об обращении взыскания на моё личное имущество не мотивированы и противоречат выводам суда в приговоре (л.2, 3, 149) о том, что мои действия были направлены в течении 13 лет «на сохранение и продолжение хозяйственной деятельности ООО «Виторжье», в том числе уплату налогов, других обязательных платежей, выплату заработной платы и другие нужды предприятия», что не может служить основанием для конфискации имущества.

 

Суду было известно о грубых «Нарушениях законодательных актов, допущенных правоохранительными органами при изъятии документов, подтверждающих хозяйственную деятельность ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО в ходе обысков с 30.11.2005г. по 30.03.2006г.» при том, что вышеизложенные нарушения имели явные признаки преступления, предусмотренного ч.3. ст.395 УПК РБ. (прил.№22), о чём мною было суду сообщено.

 

Суду было известно о том, что предварительным следствием были нарушены:

- ст.7 Конституции Республики Беларусь;

- ст.2 Гражданского Кодекса РБ;

- Закон РБ от 26.06.1997г. №47-3 «О мерах по борьбе с организованной преступностью и коррупцией» (ст.8) (действовавший на момент возбуждения уголовного дела в отношении меня), которым определено: «Правоохранительным органам запрещено вмешательство в деятельность... предприятий и организаций, если это не входит в круг их обязанностей. Нарушение требований, предусмотренных настоящей статьёй, служит основанием для увольнения лиц со службы в порядке, установленном законодательством».

В материалах моего уголовного дела (т.т.18-63) по каждому из 224 предприятий имеются «поручения об оперативно-розыскных мероприятиях», в которых указано требование следователя Малышева О.А. об истребовании от субъекта хозяйствования заявления о привлечении Бочурной Е.М. к уголовной ответственности за хищение товарно-материальных ценностей, о подаче субъектом хозяйствования документов в Хозяйственный суд, о подаче заявлений на признание гражданскими истцами.

В случае невыполнения «требований» правоохранительных органов предприятиям направлялись 2-х и 3-хкратные требования с предупреждением «при неисполнении требования привлечь руководителя предприятия к ответственности» (повторное поручение об ОРМ, требования написать заявления о привлечении Бочурной Е.М. к уголовной ответственности прилагаются, прил.№23).

Таких документов в материалах моего уголовного дела более 500.

Допросы всех свидетелей производились в помещении РОВД, ГОВД, все заявления подписывались там же, что удостоверено материалами дела. На суд более 340 свидетелей из 386 не явились, показаний не дали.

Судом же действиям правоохранительных органов в ходе предварительного расследования оценка не дана.

Суд не воспользовался правом, представленным ему ст.33 п.3 УПК РБ о вынесении частного определения в случае выявления нарушений законодательства, допущенных при предварительном расследовании уголовного дела.

 

Судом было отклонено мое ходатайство о приобщении к материалам моего уголовного дела «Экспертного юридического заключения» Association for Human Rights Defense International от 03.04.2008г. по моему уголовному делу («Заключение» прилагается, прил.№23а).

 

Судом я лишена была права произнести «Последнее слово», так как удаление меня из зала судебного заседания было судьёй Петровым Л.Г. совершено в нарушение УПК РБ. Порядок судебного заседания я не нарушала. Ходатайство суду о предоставлении стороной обвинения источника появления новых доказательств, ранее не имевшихся в моём уголовном деле, я заявила 28.10.2008г. (в соответствии с правом, предоставленным мне ст.43 п.27, 292 УПК РБ).

Суд на месте не совещался, определение об удалении меня из зала судебного заседания не принималось, срок, на какой я была удалена, я не знала.

(«Последнее слово» прилагается, прил.№24).

 

Определение в приговоре (л.157), что «при назначении наказания суд учитывает… личность виновной…» при этом считает, что «цели уголовной ответственности… могут быть достигнуты путем назначения наказания в виде лишения свободы», назначив «отбывание наказания в исправительной колонии», свидетельствует о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, материалам моего уголовного дела.

В судебных заседаниях не изучалась моя производственная характеристика, суд ограничился характеристикой «по месту содержания под стражей» (л.157 приговора), что свидетельствует о полном отсутствии в ходе судебного разбирательства данных о личности обвиняемой.

Судом определено как главная составляющая информации о моих личностных характеристиках - взыскания, полученные мной за период отбывания под стражей, которые на дату вынесения приговора отсутствовали, однако в приговоре отражены, как имеющиеся.

Судом не учтены и в ходе судебных заседаний не оглашались никакие данные, характеризующие меня, как гражданина РБ.

Я имею: два высших образования, 36 лет непрерывного трудового стажа на ответственной комсомольской, партийной и хозяйственной работе, 16 лет возглавляла, создав вместе с моим супругом Журбой В.П. на пустыре, без начального капитала, за счёт собственной энергии, ума, образования и ежедневного 12-16-тичасового рабочего дня, частные предприятия с миллиардными годовыми оборотами, прибылью.

Вместе с моим супругом и соучредителем фирм являюсь внутренним инвестором в экономику страны, уплатив миллиарды рублей налогов, создав в разные годы от 70 до 200 рабочих мест, организовав сеть розничных магазинов во всех районных центрах Витебской области, производство мягкой мебели, питомник плодовых деревьев, автосервис, оптовую торговлю товарами повседневного спроса, рассчитанного на потребителей со средним достатком, начиная с 1993 года по 2005 год, что судом во внимание принято не было. 

Я не пью спиртные напитки (совсем), веду здоровый образ жизни, не курю, преданная мать, жена, и (до смерти матери, умершей в 2005г.) дочь. Ни к уголовной, ни административной ответственности за 36 лет трудового стажа не привлекалась, несмотря на очень сложные экономические условия (в том числе постоянного меняющееся законодательство), в которых работали фирмы. Являлась и являюсь членом Республиканских, Международных Союзов и Советов по развитию предпринимательства, неоднократно представляла частный бизнес республики за рубежом.

В силу производственной необходимости, образования, тяги к получению знаний и самообразованию обладаю глубокими знаниями гражданского, хозяйственного, административного права. 

 

С 13 декабря 2005 года по настоящее время глубоко ознакомлена с принципами уголовной ответственности, определённой Уголовным и уголовно-процессуальным Кодексом РБ, в том числе с сотнями Постановлений Пленумов Верховного Суда, Указов президента РБ, МВД РБ, судебной практикой, выступлениями в прессе и опубликованными в специализированных юридических изданиях и в интернете заключений специалистов права, и с полной ответственностью и убежденностью заявляю, что

в моих действиях как руководителя, усилия которого были направлены на «сохранение и продолжение хозяйственной деятельности предприятий» (л.2 приговора) нет уголовно наказуемого деяния, запрещённого уголовным законом под угрозой наказания.

 

Все исследованное в ходе заседаний по моему уголовному делу - лишь факты незаконченной хозяйственной деятельности предприятия, прерванной неправомерными действиями правоохранительных органов СУ ПР УВД Витебского облисполкома и ОБЭП ГОВД г.Новополоцка, и отражающие сложные экономические условия, в которых работали, начиная с 2000 года, и работают субъекты хозяйствования РБ.

 

Считаю, что к таким личностям, как я, надо подходить в государственной позиции, не подвергать наказанию в исправительной колонии, так как такие личности надо не исправлять, а создать условия, используя которые личности могли бы (тем более в условиях мирового финансового кризиса) с максимальной отдачей служить на благо своей страны.

С учетом вышеизложенного ПРОШУ, руководствуясь ст.388 УПК РБ:

 

1. Учесть настоящие «Дополнения к кассационной жалобе» от 16.12.2008г. на приговор Судебной коллегии Витебского областного суда, вынесенный в отношении меня 09.12.2008г.;

2. Отменить приговор от 09.12.2008г. и прекратить производство по уголовному делу в соответствии со ст.385 п.1.3 УПК РБ.

 

«__» ____________ 2009г. Е.М.Бочурная

 

 

 

 

 

 

 

 

Приложения:

 

1. Копия Устава ООО «Виторжье»;

2. Копия 2-х листов из «Отчета управляющего в конкурсном производстве ООО «Виторжье» от 03.11.2008г.;

3. Список организаций – контрагентов ООО «Виторжье»;

4. «Возражения на «Акт проверки отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье» от 13.10.2008г.;

5. «Реестр требований кредиторов ООО «Виторжье» (по состоянию на 10.10.2008г.)»;

6. Письмо председателя Хозяйственного суда Витебской области от 21.10.2008г.;

7. Выписка из ЕГРЮЛ МИ ФНС РФ по ООО «Дарина»;

8. Выписка из ЕГРЮЛ МИ ФНС РФ по ООО «Залюхово»;

9. Информация о деятельности ООО «Дарина» (распечатка с сайта);

10. Информация о деятельности ООО «Залюхово»;

11. «Сравнительный анализ данных по кредиторской задолженности ООО «Виторжье»;

12. «Возражения на «Исковое заявление» заместителя прокурора Витебской области Коренько Г.А. от 24.10.2008г.»;

13. «Нарушения законодательных актов, допущенные правоохранительными органами при изъятии документов ООО «Виторжье»;

14. Копия сопроводительного письма управляющего ООО «Виторжье» Пукало В.Ф. от 21.01.2009г.;

15. Изложение противоречий выводов суда фактическому положению дел по 140 предприятиям, указанным в Приговоре;

16. Ходатайство от 22.01.2009г. управляющего ООО «Виторжье» Пукало В.Ф. судье Хозяйственного суда Витебской области Шильченку В.Ф.;

17. Список долгов ООО «Виторжье» (из «Отчета» от 21.01.2009г. Пукало В.Ф.);

18. Перечень предприятий – кредиторов ООО «Виторжье» (из «Отчета» от 21.01.2009г. Пукало В.Ф.);

19. Копия письма начальника Новополоцкого ГОВД от 19.08.2008г.;

20. Пустографка заявления о привлечении Бочурной Е.М. к уголовной ответственности;

21. Список не явившихся свидетелей с указанием причин их неявки;

22. Копия письма зам.начальника Управления КГБ РБ по Витебской области Г.А.Герасименко от 18.01.2008г.;

23. Копии Поручений об ОРМ;

23а. «Экспертное юридическое заключение» от 03.04.2008г.;

24. «Последнее слово» Бочурной Е.М.

 

Всего на 944 (девятисот сорока четырех) листах.