Допрос Казимировой Любови Викторовны 09.06.2008 г. 

Сокращения: С – председательствующий судья Петров Л.Г., А – адвокат Ивкина Н.В., Е – Бочурная Е.М., О – государственный обвинитель Волков А.В., К – свидетель Казимирова Л.В.

С: Вопросы защиты.
А: У меня нет вопросов.
С: У обвиняемой?
Е: Да. Хочу попросить предъявить свидетелю копии протоколов обыска от 30.03.2006 года и копию ее записки на имя Журбы после полного изъятия всех документов. О том, какие товары были изъяты. Пожалуйста, я прошу их предъявить суду. Мы о чем сейчас говорим: о каких товарах, о какой материальной ответственности?
С: Вопросы, пожалуйста.
Е: То есть на 1-ое апреля 2006 года по моим сведениям никаких документов не было. О чем мы говорим: изъятие, материальная ответственность? Знаком вам этот документ?
С: Значит, вы просите для предъявления копию заявления Казимировой от 30.03.2006 г.: «Директору ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО Журба В.П. заведующей магазина Казимировой Л.В. заявление. Сообщаю вам, что 30 марта 2006 года сотрудниками Новополоцкого ГОВД были произведены обыск и изъятие всех документов в магазине, без предъявления постановления на обыск и изъятие документов. Дата - 30.03.06 г., подпись».
С О: Предъявите, пожалуйста.
О предъявляет заявление К: Подпись ваша?
К: Да, моя.
С Е: Пожалуйста, вопросы.
Е: Скажите, пожалуйста, как происходило изъятие, и чем это было вызвано?
К: Приехали где-то к обеду 4 сотрудника милиции и 3 или 4 женщины. Может быть, это заведующие других магазинов, я не знаю, они не представились. Что-то стали искать, спрашивать у меня, я уже точно не помню, деньги, документы. Я так поняла, что они следователи какие-то. Они стали кассовые книги проверять, ленту кассовую. Я не могла понять, что они у меня в магазине ищут, потому что у меня ничего такого криминального не было. Всю документацию по магазину я вела сама, все отчеты сама делала. Когда я сказала, что «Я не понимаю, что вы у меня ищите», сотрудники ГОВД предложили мне показать какие-то тетради, какие-то книги записные. Они изъяли у меня и ежедневники мои и личные блокноты. Потом они взяли коробки, сложили все документы, все, что было можно и что они посчитали нужным, я так понимаю. Запечатали их. А потом я не помню: привозил кто-то, не привозил. Я не помню.
Е: У меня еще вопрос в связи с этим, я хотела бы подробнее уточнить. Скажите, пожалуйста, когда к вам приехали, кто это был? Они каким-то образом представились? Предоставили какие-нибудь документы на бланках?
К: Нет, не было. Ну, удостоверения они показали.
Е: А что за удостоверения были?
К: Ну, номер я не записывала.
Е: А фамилии какие? Должности, полномочия, что за женщины приехали?
К: А вот женщины они сначала хотели сделать, как я поняла, они думали, что у нас в магазине большие склады. Они думали их там опечатать. Ну, а склад у нас – маленькое помещение, то есть то, что можно было сразу на витрины выложить. Они хотели делать ревизию, но они посмотрели – кто-то из них был заинтересован ревизию делать, кто-то говорит: «Ай, поехали отсюда». Так они ничего и не делали.
Е: То есть они забрали все документы?
К: Все, что у меня накопилось в кабинете.
Е: Скажите, пожалуйста, давались ли вам копии и подробные описи изъятых документов? Подробные, в соответствии с УПК. Я просто скажу: должно быть, например, чековая лента, дата - с такого-то по такое-то, количество наименований.
К: Они ничего не дали.
Е: А кто это был, вы сейчас можете вспомнить хоть одну фамилию? Какие удостоверения? И какие документы были предъявлены при обыске вам?
К: По-моему, когда вот эти вот коробки сложили. Во время обыска они все документы, бумаги, отчеты – все, что там было, они все складывали в коробки, потом скотчем заклеили, бумажки наклеили, печатями закрепили.
Е: Скажите, пожалуйста, товарно-транспортные накладные там были?
К: Да.
Е: Что вам сказали, где они будут находиться и когда ими можно будет воспользоваться?
К: Сказали, что нужны для рассмотрения дела.
Е: Вам предложили присутствовать при осмотре этих документов в ГОВД, в ОБЭПе?
К: Нет.
Е: Вам известно местонахождение на сегодняшний день этих документов?
К: Нет. Ежедневники мои, блокноты – это все мне вернули, а остальное - нет. Финансовые книги операционистов они не вернули.
Е: А накладные, договора?
К: Договоров у меня не было.
Е: Только накладные. На сегодняшний день кто-либо после этого случая вам предлагал вернуть или ознакомиться, или сделать описи, или о их местонахождении?
К: Нет, я дальнейшую судьбу их не знаю.
Е: То есть на 1-ое апреля 2006 года, я так понимаю, у вас не было никаких документов.
К: Нет.
Е: Ваша честь, прошу занести в протокол судебного заседания, что обыск в магазине был сделан с грубым нарушением ст.33 УПК РБ. Дальше. Скажите, пожалуйста, кто-либо вас уполномочивал, как администрацию, присутствовать при обыске? То есть, были ли вы представителем администрации при обыске? Были ли у вас полномочия представителя администрации?
К: Не могу сказать.
Е: Дали ли вам возможность позвонить, сообщить, что происходит повальное изъятие всех документов? Кому-нибудь вы сообщали?
К: Я после обыска позвонила Владимиру Петровичу.
Е: После обыска. Дали ли они вам возможность до обыска позвонить?
К: Нет. «Не имеет значения» сказали.
Е: Ваша честь, прошу занести в протокол судебного заседания.
К: Я им объяснила, что магазин не мой.
Е: Скажите, пожалуйста еще раз: полномочия проводить обыск… По проведению обыска не помните что-нибудь было предъявлено?
К: Нет.
Е: Ваша честь, прошу занести в протокол судебного заседания и прошу учесть мое устное ходатайство о выяснении обстоятельств проведения обыска в магазине «Смачны». На сегодняшний день местонахождение изъятых документов не известно. Кто делал обыск - не известно. С какой целью – не известно. Кто давал санкцию – не известно. Ходатайствую заявить запрос в правоохранительные органы РБ (может быть, это область приезжала, может Полоцк, может Новополоцк, может быть это КРУ) выяснить обстоятельства повального изъятия документов без предоставления описи. Дальше у меня следующий вопрос. Скажите, пожалуйста, что вы помните по лишению лицензии? Все, что вы помните, скажите, пожалуйста.
К: Евгения Михайловна, меня Владимир Петрович даже не информировал.
Е: Ясно. В таком случае прошу принять к сведению решение Новополоцкого горисполкома от 26.04.2006 г. о лишении лицензии. Скажите, пожалуйста, от 26-го апреля решение исполкома, копию я прошу включить в протокол судебного заседания. Действительно, ПКФ «МИГ-ЛТД» лишили лицензии по следующим основаниям: наличие в продаже товаров с истекшим сроком годности (перечисляется), несоблюдение обязательного минимального ассортиментного перечня товара, отсутствие в продаже мороженого и так далее (перечисляется). Проверкой установлены следующие нарушения правил розничной торговли отдельными видами товара. Я дам вам копию. Скажите, пожалуйста, кто отвечал за соблюдение всех этих позиций?
К: Частично я.
Е: А частично…
К: Частично директор фирмы.
Е: А каким образом, скажите, пожалуйста? То есть, вот наличие товара с истекшим сроком годности.
К: Это наша вина на 100%.
Е: Несоблюдение обязательного минимального перечня?
К: Это директор.
Е: Скажите, пожалуйста, каким образом отвечал директор за это?
К: Потому что нам не отпускали предприятия товар, потому как там была задолженность.
Е: Скажите, пожалуйста, конкретно к кому вы обращались по этому вопросу?
К: Я и вам говорила, и Владимиру Петровичу говорила.
Е: Вот ко мне по каким позициям, давайте вспомним.
К: Я уже точно не помню. Ну, ликероводочные.
Е: Что, у нас не было водки в продаже?
К: Водка у нас была временами в магазине. Как оплатим, так и привозили.
Е: Тогда у меня вопрос к вам: я вам давала указание получать без оплаты ликероводочные изделия, а потом их похищала в собственность или их надо было обязательно в ассортиментном перечне?
К: Их надо было обязательно в ассортиментном перечне.
Е: Ваша честь, прошу обратить внимание, в обвинении мне инкриминируется хищение ликероводочных изделий или незаконное указание по приобретению. Свидетель же свидетельствует о том, что у нас наоборот не хватало водки. Прошу в протокол судебного заседания это все занести. Дальше смотрим: «неправильное оформление вывески». Кто отвечал за это?
К: И я и директор. Он должен был мне помогать.
Е: Журба Владимир Петрович?
К: Да.
Е: И «неправильное соблюдение инструкции о реализации образовавшихся остатков табачных изделий». Что это за история, скажите, пожалуйста? Я давала указание не реализовывать табачные изделия с дальнейшим изъятием и хищением? Такое было?
К: Нет, не было.
Е: Дальше. Вы сказали, что какие-то позиции со мной согласовывали. Вы не помните, я вам давала указание приобретать обманным путем продукцию или вы могли подойти ко мне и сказать, что не хватает там чего-то?
К: Могла.
Е: И если помните, когда конкретно подходили?
К: Я подходила по каким-либо вопросам и мы с вами договаривались, что по ассортиментному перечню нам для магазина нужно приобрести то, то и то.
Е: А конкретно можете назвать предприятие, с которого я заставляла вас…
К: Нет. Вы меня не заставляли.
Е: Я не заставляла. Я прошу занести это в протокол судебного заседания. Дальше у меня еще такой вопрос: скажите, пожалуйста, я прошу предъявить ассортиментный перечень, который доводил до нас исполком. Скажите, пожалуйста, что вы можете сообщить по этому поводу суду? Ваша честь, я хочу предъявить.
С: Этот вопрос не относится к делу. Это вопрос снимается.
Е: Я хочу пояснить тогда. Мне инкриминируют, что я заставляла работников фирмы получать товар с отсрочкой платежа, а потом похищала. Я хочу спросить, является ли обязательный ассортиментный перечень, доведенный исполкомом, как обязательный либо я заставляла работников получать сырки, пиво, масло и прочее, а затем отчуждала в свою собственность путем злоупотребления служебными полномочиями. Разве это не имеет отношения к делу?
С: Кто разрабатывал ассортиментный перечень?
К: Горисполком.
С: А чего не соблюдали, причина?
К: Я уже сказала, что несвоевременная оплата за продукты питания.
Е: Скажите, пожалуйста…
С (перебивает Е, кричит): Суд задает вопрос!
Е: Конечно.
С: Суд задает вопрос!
Е: Зачем кричать?
С: Бочурная! Сядьте!
К: Я работала с теми договорами, откуда мы получали товар. То есть я знала об отсрочке платежа. Какое-то предприятие давало отсрочку 30 дней, какое-то 15, где-то 10. «Витебский мясокомбинат» 10 дней отсрочки давал нам. Если товар пришел 10-го, то 20-го я должна оплатить за этот товар. Я постоянно Евгении Михайловне, она меня за это ругала, говорила, «чтобы у меня своевременно списки были на столе». В бухгалтерию я, конечно же, эти списки всегда подавала: кому, когда, какой долг. Я работала с отделами сбыта, они мне звонили, были у нас контактные телефоны, мы с ними созванивались: «Так, у вас там осталось 3 дня заплатить, потому что потом мы ставим на предоплату». Списки я постоянно подавала в бухгалтерию. Но если, конечно, бухгалтерия тормозила это…
С: То есть, это причина?
К: Да.
С: Задавайте вопросы, пожалуйста.
Е: Скажите, пожалуйста, какое конкретно предприятие мы обсуждали, и я лично вам давала указание брать продукцию, а потом не платить?
К: Мы с вами вместе обсуждали брать продукцию, но речь не шла о том, что мы платить им не будем. Я не понимаю, как не платить?
Е: Объясняю: я заставляла обманным путем заключать договора, брать продукцию, реализовывать, затем денежные средства отдавать мне.
К: Такого не было. В основном товар приходил напрямую к нам в магазин. С фирмы там очень мало было.
Е: Скажите, пожалуйста, я не помню, кто из свидетелей говорил, что диспетчерская давала им накладные на скоропортящуюся продукцию. Было такое?
К: Нет, это все приходило прямо в магазин. 
Е: А оформлялись документы каким образом?
К: Оформлялись документы на фирме. То есть они оприходовали на склад, а потом они мен отписывали обратно на магазин. То есть все документы проходили через фирму.
Е: Было ли такое, что я заставляла вас подписывать накладные, а сама забирала продукцию? Я – Бочурная Евгения Михайловна?
К: Нет. Такого не было.
Е: Еще раз, ваша честь, обращаю ваше внимание, народные заседатели, что я заключена под стражу в марте 2006 года и на 1-ое апреля никаких документов не было в магазине. Скажите, обращался к вам Владимир Петрович по поводу недостач?
К: Да. Он мне писал бумагу, что я и мои продавцы похитили у него в магазине товара на сумму 31 миллион.
Е: Вы разбирались с этим случаем?
К: Нет. Почему он написал 31 миллион, почему не 41, 51, 52?
Е: А как на сегодняшний день реально разобраться: по предположению Владимира Петровича, что вы похитили или по вашему предположению он забрал у вас в кассе деньги? Как реально разобраться в этой ситуации?
С: Вы как хозяин со своими подчиненными сами разберетесь. Гос.обвинитель хочет огласить том 18.
Е: По ст.210 ко мне претензий нет в данном случае.
С: Сейчас мы объявляем перерыв минут на 10.