ЕСЛИ НЕВИНОВНЫ, ЗАЩИЩАЙТЕСЬ!

В 1990 году супруги Евгения Бочурная и Владимир Журба учредили ООО «Виторжье» (г.Новополоцк, Витебская область). 
Четыре года потребовалось на то, чтобы построить двухэтажное административно-бытовое здание, цех по производству столярных изделий и производству светильников, здания магазина со столовой, гараж на 12 автомашин, арочный склад для хранения и предпродажной подготовки хозяйственных товаров и строительных материалов, бетонную площадку для хранения и торговли металлопрокатом. 
За это же время введено в строй подсобное сельское хозяйство с огородом и садом, выращен питомник с плодовыми деревьями и ягодными кустарниками. Было организовано производство и ремонт мягкой мебели, действовала станция технического обслуживания. Оборудован единственный в Витебской области цех хранения и бутилирования подсолнечного масла. Фирмы осуществляли в больших объемах импорт в РБ красок, стеклянной и фарфоровой посуды, обоев, линолеума, подсолнечного масла. Все эти годы супруги работали практически по 12-16 часов в сутки.
Постепенно годовой оборот предприятия в рублевом эквиваленте достиг миллиардной отметки. 9 ноября 2005 года началась проверка финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье». Она продолжалась по 20 января 2006 года. По её итогам было выявлено, что ООО «Виторжье» имеет некоторую кредиторскую задолженность перед поставщиками товаров. Нарушений же действующего законодательства, тем более уголовного, проверкой не обнаружено.
Тем не менее, 13 декабря 2005 года против Евгении Бочурной возбуждают уголовное дело, 31 марта 2006 года её заключают под стражу.
Впереди было 119 судебных заседаний, 65 этапов, четыре голодовки в местах лишения свободы.

ХРОНИКА СОБЫТИЙ

8 ноября 2006 года начались судебные слушания по уголовному делу Евгении Бочурной по обвинению ее в совершении преступления, сначала предусмотренного ст.209, затем ст.210 УК РБ.
21 июня 2007 года Витебским областным судом вынесен приговор: шесть лет лишения свободы за злоупотребление служебным положением с конфискацией имущества и поражением в гражданских правах по ст.424 УК РБ.
18 сентября 2007 года судебной коллегией Витебского областного суда действия Бочурной Е.М. в очередной раз переквалифицированы на ст.242 УК РБ, определен срок наказания – два года лишения свободы, отменено решение о конфискации имущества, восстановлены гражданские права, иски исключены из приговора за неподведомственностью, так как все они уже рассмотрены хозяйственными судами по взаимоотношениям субъектов хозяйствования.
27 декабря 2007 года - освобождение из-под стражи по амнистии в соответствии с Указом Президента РБ.

4 января 2008 года – повторно заключена под стражу без предъявления нового обвинения, на основании Постановления президиума Витебского областного суда от 26 декабря 2007 года. В постановлении говорилось, что «исходя из объема обвинения, следует признать, что назначенное обвиняемой наказание не соответствует принципам уголовной ответственности в силу мягкости и при новом судебном разбирательстве суду следует учесть данное обстоятельство».
18 февраля 2008 года – первое судебное заседание по возобновлению уголовного дела Бочурной Е.М. Обвинение по ст.210 УК РБ, приостановление судебного разбирательства, затем обвинение по ст.424 УК РБ.
09 декабря 2008 года обвиняемая доставлена в зал судебных заседаний, где ее знакомят с приговором, согласно которому Бочурная Е.М. приговаривается по ст.424 ч.3 УК РБ к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества и лишением права занимать организационно-распорядительные должности, связанные с руководством деятельностью учреждений, организаций, предприятий сроком на 5 лет, иски удовлетворены частично.
17 апреля 2009 года состоялось заседание Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РБ по рассмотрению кассационной жалобы Бочурной Е.М. на приговор Витебского областного суда. Приговор изменен - Бочурная Е.М. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст.216 ч.2 УК РБ (нанесение имущественного ущерба без признаков хищения), и приговорена к 3,5 годам лишения свободы в ИК общего режима, иски удовлетворены частично.
8 октября 2009 года Евгения Бочурная освобождена из ИК-4 г.Гомеля, отбыв в местах лишения свободы 3 года и 6 месяцев.
- Евгения Михайловна, по итогам ревизии, положившей начало событиям, были установлены только факты наличия кредиторской задолженности. А Вас пытались привлечь к ответственности за хищение. Что называется, «почувствуйте разницу».
- Ни на одной из страниц моего 82-томного дела нет сведений о фактах хищений, в которых я была бы виновна. Фактов хищений не обнаружено и не доказано. Потому что их не было и в жизни. Настоящие же, не выдуманные хищения, начались после моего заключения под стражу. Расхищались наши фирмы…
-Кем?
- На имущество и товарно-материальные ценности предприятий был наложен арест. А ответственность за их сохранность ни на кого не была возложена. Я, как известно, находилась под стражей, а муж занимался разрешением моего и своего уголовных дел в Витебске и Минске. Фирмы начали разваливаться. Люди поувольнялись. Территория площадью в два гектара осталась без охраны. 
С 15 декабря 2005 года по 16 февраля 2006 года была изъята в 4 приема папками, коробками и мешками вся бухгалтерская и другая финансовая документация. Судам изъятые документы представлены не были, не смотря на мои многочисленные ходатайства об этом, их местонахождение в настоящее время неизвестно, а ведь это около 30 000 листов документов, которые подтверждают хозяйственную деятельность предприятий за период с 2002 по март 2006 года.
Изъятие всей документации, в том числе и в продовольственном магазине, принадлежавшем ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, было проведено без постановления, без описи – просто перечислили количество папок и всё. Это развязало руки некоторым недобросовестным работникам. Начали разворовываться продукты в магазине, на складах, а те, что оставались целы, пришли в негодность, похитители разукомплектовывали автомобильную технику,  
На мои письменные заявления в правоохранительные органы – я и мой супруг их подавали шесть раз – о необходимости организации охраны имущества и ТМЦ ООО «Виторжье» и привлечения к ответственности лиц, виновных в хищениях, ответа не поступало.

 - Предприятия имели задолженность по налогам к моменту возбуждения уголовного дела?
- До 1 января 2006 года задолженность отсутствовала полностью. А вообще за 2001-2006 годы заплачено более миллиарда рублей налогов. ПКФ «МИГ-ЛТД» имело даже переплату по налогам. Но вернуть её не было возможности, потому что изъятая бухгалтерская документация, как следовало из заявления антикризисного управляющего, сделанного в ходе судебного заседания, восстановлению не подлежала. На фирму постоянно приезжали десятки физических и юридических лиц для получения справок, отчетов, зарплаты, налогов, передачи претензий, но как можно было удовлетворить их требования, не имея документации. Не было возможности сделать расчет переплаты НДС в сумме 60,45 млн. рублей, дебиторской задолженности от 80 до 100 млн. рублей от государственных предприятий.

- Как отреагировали Ваши деловые партнеры на возбуждение уголовного дела?
- Никто из них не предъявил ко мне претензий по собственной инициативе. Они знали, что со временем наши предприятия вернут долг. Но по поручению следственной группы нашим партнерам были разосланы письма. В письмах предлагалось заполнить бланки заявлений по привлечению меня к уголовной ответственности за то, что я якобы путем обмана и злоупотребления доверием, заключив договор на поставку товара, завладела им, а взятые на себя обязательства не выполнила и оплату не произвела. В общем, деловых партнеров превратили в свидетелей - доносчиков. Все они заявили, что суть их претензий ко мне сводится к несвоевременной оплате за товар, поставленный в адрес субъекта хозяйствования. Однако некоторые руководители (их меньшинство) написали заявления, заполнив пустографки. мотивы подобных действий могу только предположить, все заявления подобного рода писались в отделениях ГОВД, РОВД республики по неоднократному поручению следователя, расследовавшего мое уголовное дело. На суды же, которые проходили с ноября 2006 года декабрь 2008 года, ни один из руководителей не явился, а ведь суды извещали их неоднократно надлежащим образом.
Значительная же часть руководителей предприятий вообще отказалась от подобных заявлений, предпочитая, как и следует по закону, решать подобные вопросы в хозяйственном суде.

- В ходе судебного заседания прозвучали обвинения в том, что финансовое положение фирм не позволяло исполнять взятые на себя договорные обязательства.
- Определение платежеспособности оговорено законодательством РБ. Оно определяется расчетом и подтверждается подлинными бухгалтерскими документами субъекта хозяйствования, которые были изъяты, но суду представлены не были, как мною указывалось выше. В моем уголовном деле расчеты никто не производил ни в ходе проверок КРУ, ни в ходе судебных заседаний, а так – предположили, так как больше предъявить мне было нечего.
А между тем, из наших магазинов поступала выручка, остаток товара на складах предприятий значительно превышал суммы долга по заключенным договорам, постоянно перечислялись денежные средства в счет погашения задолженности.
Оснований для объявления банкротства, ликвидации не было, мы собирались активизировать свою деятельность.
Было организовано производство мягкой мебели, автосервис, начато активное проведение энергозачетов, работа по обеспечению государственных крупномасштабных строек оборудованием, строительными материалами. В 2004, 2005 годах проводилась работа по обеспечению системы исполнения наказания Республики Беларусь продуктами питания, фирмой "МИГ-ЛТД" ООО был открыт первый продовольственный магазин. Рассматривались другие перспективные проекты.
По бизнес-планам, определенным собранием кредиторов 14 сентября 2005 года, планировалось полностью погасить кредиторскую задолженность в течение 2006 года. Для этого был заключен кредитный договор с РРБ банком, осуществлены поставки подсолнечного масла, создан единственный в области цех разливочного масла, зарегистрированы бренды на его бутилирование в торгово-промышленной палате.
В моем уголовном деле рассматривалось менее 3% сделок, осуществленных ООО «Виторжье» в 2002-2005 годах, и то полностью или частично неисполненными оказались договора, по которым товар получался во второй половине 2005 года, так как вмешательство в незаконченную хозяйственную деятельность предприятий неправомерными действиями правоохранительных органов, в том числе изъятием в нарушение УПК всех документов ООО "Виторжье", лишило нас возможности исполнить взятые на себя обязательства.

- Какая сумма Вам инкриминировалась?
- В прениях, состоявшихся 7 июля.2007 года была названа цифра 2 662 469 000 рублей, потом эта сумма менялась более шести раз и ни одна из них судебным следствием не была подтверждена. Почему она прозвучала в прениях – не понятно. 
Вообще цифры «хищений» высчитывались каким-то странным способом. Приведу только один, чрезвычайно показательный пример. Как-то на мероприятии, которое проводилось представителями белорусского бизнес-сообщества в Витебске, директор одного из заводов предложил нам гвозди, которые его предприятию приносили только убыток. Они привозили товар сами, и сами забирали наш товар. И, тем не менее, мне было предъявлено обвинение в хищении почти 10 тонн гвоздей.
В ходе судебного заседания рассматривались товарно-материальные ценности, поступившие на ООО «Виторжье», и изначально инкриминируемые мне, как похищенные. В результате выяснялось, что все они реализовывались по совершенно прозрачным схемам. 
Что оставалось делать?! За период с декабря 2005 года по апрель 2009 года, не поверите, я была обвинена последовательно по шести статься УК РБ, то есть по одним и тем же фактам ничем не подтвержденной кредиторской задолженности мне инкриминировались, затем переквалифицировались семь раз статьи УК РБ, а именно: ст.ст.209, 210, 427, 424, 242, 210, 424, 216.
Ни КРУ, ни предварительное расследование так и не определили сумму кредиторской и дебиторской задолженностей, и не дали это сделать нам, изъяв документы, как ООО, так и ИП, включая и черновики. Меня же лишили возможности разобраться в этих цифрах, заключив под стражу.

- У Вас не создалось впечатления, что существует некий сговор, участники которого почему-то решили загнать Вас в ловушку?
- Нет. Ведь были и структуры, которые вели себя в данной ситуации с достоинством, присущим профессионалам. Учитывая создавшуюся ситуацию и то, что фирма после возбуждения уголовного дела в отношении меня фактически была лишена возможности осуществлять хозяйственную деятельность, ИМНС по г.Новополоцку подала в Хозяйственный суд Витебской области заявление о рассмотрении вопроса о банкротстве. Однако ИМНС настаивала и на защитном периоде и на восстановлении платежеспособности.
3 января 2006 года заявление ИМНС было рассмотрено и решено, что расставлять всё на свои места должен временный управляющий высокой квалификации. Мы же от долгов не отказывались.
4 января 2006 года определением Хозяйственного суда Витебской области было возбуждено производство по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) ООО «Виторжье» и установлен защитный период. В связи с отсутствием у суда кандидатуры временного управляющего, этим же определением производство по делу было приостановлено на неопределенный срок.
- И когда этот «неопределенный» срок закончился?
- 10 мая 2006года. Определением Хозяйственного суда Витебской области временным управляющим был назначен Назаров Виталий Александрович, но к выполнению своих обязанностей он почему-то не приступил, имущество не принял, инвентаризацию имущества не произвел, и вообще на предприятии не появлялся.
А спустя некоторое время мой муж Владимир Журба обнаружил, что господин Назаров работает в ресторане г.Новополоцка «Плаза Вернисаж» крупье. В результате Назарова отстранили от обязанностей временного управляющего, но это не помешало ему предоставить судье Хозяйственного суда Витебской области отчет «о деятельности временного управляющего в деле об экономической несостоятельности ООО «Виторжье», датированный 2 августа 2006 года.
В этот отчет он вложил взятые из материалов моего уголовного дела инвентаризационную ведомость от 29.03.2006 года, оборотно-сальдовую ведомость по счету 62 от 31.12.2005года, хотя к исполнению своих обязанностей господин Назаров приступил, как я уже сказала, 10 мая 2006 года.
Несмотря на протесты, с которыми выступал мой муж, отчет был судьей принят, защитный период завершен.
1 августа 2008 года, то есть через два года после завершения защитного периода, определением Хозяйственного суда Витебской области производство по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) ООО «Виторжье» было возобновлено.

- На этот раз повезло с антикризисным управляющим?
- Увы… Управляющим по делу был назначен Владимир Пукало. Ему было определено «принять в ведение имущество и дела должника, провести инвентаризацию и оценку имущества, провести первое общее собрание кредиторов, провести анализ финансово-хозяйственной деятельности предприятия, представить суду заключение о финансовом состоянии и платежеспособности должника, принять от руководителя должника, бывшего управляющего бухгалтерскую и иную документацию, печати и штампы, материальные и иные ценности должника, а также выполнить другие действия в соответствии с Законом «Об экономической несостоятельности (банкротстве)».
Мой муж, будучи учредителем, предложил новому антикризисному управляющему помещения для работы и проживания, выделил помещение для хранения бухгалтерской документации, предложил помощь бывших сотрудников фирмы - бухгалтеров, диспетчеров. Исполняющий обязанности главного бухгалтера предложил свою помощь в работе с документацией и в выявлении кредиторов и дебиторов. Новому управляющему было также предложено создать комиссию из бывших работников фирмы для проведения инвентаризации остатков товарно-материальных ценностей, которые находились на складах ООО «Виторжье».
Но господин Пукало появлялся на предприятии только дважды: 22 августа и 3 сентября 2008 года. На предприятии он пробыл в общей сложности около 2-х часов. Связаться с ним было невозможно – на телефонные звонки он не отвечал, а его помощник давал невнятные объяснения.

- Но с ним всё-таки удавалось поговорить?
- Когда все-таки удавалось, он сообщал, что не может приступить к выполнению своих обязанностей, потому что отсутствует документация, активным поиском которой он занимается в КГК по Витебской области, в КРУ по Витебской области, в Витебском областном суде, в прокуратуре Витебской области, и нигде не может ее найти.
Почему-то он, как и его предшественник, приезжал на территорию предприятия именно в то время, когда моего мужа там не было, хотя оба управляющие заранее предупреждались о времени отсутствия мужа.
14 октября 2008 года в 11.00 в актовом зале Хозяйственного суда Витебской области Пукало должен был провести первое собрание кредиторов должника. На собрание он явился с опозданием на два часа, сославшись на ремонт автомобиля. Явку кредиторов на собрание не обеспечил - явились только два кредитора из сорока двух, указанных в реестре.
Причем, Пукало составил реестр кредиторов, включив в него даже те организации, которые в договорных отношениях с ООО «Виторжье», не состояли. Из-за этого сумма исковых требований к ООО «Виторжье» увеличилась более, чем на 65 миллионов рублей.
Как и предыдущий антикризисный управляющий, Пукало сообщил в Хозяйственный суд Витебской области, что у ООО «Виторжье» имущество отсутствует, хотя в момент назначения управляющим Назарова на территории предприятия было 54 склада с различными товарно-материальными ценностями. Но по его данным, имелась только машина ГАЗ-53.
Пукало заявил, что документацию ему передадут в КГК по Витебской области. Муж был вынужден совершать безрезультатные поездки из Новополоцка в Витебск, вести деловую переписку с государственными органами по ее поиску, так как хотел лично принять участие в приеме-передаче документации от правоохранительных органов.
Как мне стало известно из достоверных источников, на знакомство с актом, который состоял из 160 листов текста, у него ушло 15 минут. Тысячи цифр, номеров ТТН, договоров, актов сверок, справок от предприятий… Он подписал этот акт - не имея документации, не зная финансово-хозяйственной деятельности предприятия, реального положения дел, реального размера кредиторской и дебиторской задолженности, сведений о наличии товаров на складах. И это несмотря на то, что определением Хозяйственного суда Витебской области таких полномочий ему предоставлено не было. Этот акт был приложен к моему новому обвинению от 3 октября 2008 года задним числом.
Копию акта на руки Пукало не получил, а мужу заявил, что акт ревизии будет предъявлен мне и возражения на него я должна дать в течение пяти дней. 
Я находилась в СИЗО-2 г.Витебска, в камере площадью 12 м², где отсутствует вентиляция, где искусственное освещение, при котором просто невозможно читать и писать, где дают пищу, которую невозможно есть, где одновременно едят, спят, курят, оправляют естественные надобности 10 человек. В таких условиях нужно было за пять дней дать возражения на акт ревизии, состоящий из сотен страниц, тысяч цифр?!
Второму антикризисному управляющему я «обязана» тем, что в моем обвинении от 3 октября 2008 года стали фигурировать 72 новые товарно-транспортные накладные и 121 новый договор, которых ранее в материалах уголовного дела не было. Из-за этого сумма в перепредъявленном мне 3 октября 2008 года обвинении была увеличена более чем на 600 миллионов рублей.
В общем, вместо того, чтобы восстановить деятельность фирмы, оказать ей помощь, и всячески содействовать тому, чтобы её директор на свободе смогла продолжить погашение кредиторской задолженности, Пукало поступал с точностью до наоборот.
Результат не замедлил сказаться. Определением от 26.11.2009г. Хозяйственный суд Витебской области «освободил управляющего Пукало В.Ф. от исполнения обязанностей антикризисного управляющего по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) ООО «Виторжье» в связи с ненадлежащим образом исполнением своих обязанностей, недобросовестным управлением делами должника на основании следующего.
Из материалов дела усматривается, что управляющий длительное время не принимал мер по получению документации общества, находящейся в отделе внутренних дел Новополоцкого горисполкома, не представлял в суд необходимые документы для вынесения решения по делу.
В нарушение п.1.30 Указа Президента РБ от 12.11.2003г. №508 антикризисный управляющий не представлялось в суд ежемесячные отчеты о своей деятельности, на что неоднократно судом обращалось внимание.
В связи с невыполнением судебных постановлений, хозяйственный суд реагировал путем направления в адрес управляющего писем о необходимости представления отчетов о проделанной работе, документов. В адрес Департамента по санации и банкротству МЭ РБ направлялись письма о привлечении управляющего к административной ответственности за неисполнение (ненадлежащее) исполнение своих обязанностей, о проведении проверки деятельности антикризисного управляющего.
В адрес управляющего хозяйственным судом было вынесено частное определение в связи с невыполнением им требований суда в части представления в суд списка имущества и долгов предприятия, а также в связи с отсутствием сведений о рассмотрении управляющим обращений граждан о выдаче справок, ненадлежащим исполнением обязанностей.
По результатам проверки, которая проводилась Витебским областным территориальным отделом по санации и банкротству в суд был представлен акт выборочной проверки деятельности управляющего в производстве по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) ООО «Виторжье».
В данном акте сделаны выводы о том, что управляющим не в полной мере осуществлено принятие дел и имущества должника, обеспечение его сохранности, нарушены правила проведения инвентаризации, не установлены фактические размеры активов должника и суммы недостачи по ним, не приняты меры по возмещению ущерба, нанесенного в результате необеспечения сохранности имущества должника предыдущим управляющим.
Несвоевременно и ненадлежащего качества и в непредусмотренном Законом виде представлены в хозяйственный суд документы, касающиеся финансового положения должника, что явилось причиной неоднократных переносов судом рассмотрения по делу (ст.76, 118, 119 Закона).
Не выполнены обязанности перед должником по исполнению полномочий руководителя ООО «Виторжье» и его органов управления в части предоставления сведений бывшим работникам должника, необходимых для оформления пенсионного обеспечения.
В соответствии с постановлением о наложении административного взыскания за допущенные нарушения управляющий в производстве по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) ООО «Виторжье» ИП Пукало В.Ф. привлечен к административной ответственности.
Таким образом, антикризисным управляющим Пукало В.Ф. ненадлежащим образом исполнялись свои обязанности, предусмотренные ст.76 Закона «Об экономической несостоятельности (банкротстве)».
По запросу Департамента по санации и банкротству МЭ РБ была представлена кандидатура другого управляющего в производство по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) ООО «Виторжье»».
- С какими планами Вы вернулись домой?
- Пребывание в местах лишения свободы я воспринимала подобно ученому - врачу, который, намереваясь выяснить, как повлияет новое лекарственное средство на больных, предварительно испытывает его на себе. Только вместо лекарства я изучала нашу пенитенциарную систему. Сейчас я досконально знаю, как должен вести себя человек, которому предъявили незаслуженное обвинение и дали срок. Я занялась изучением уголовного, административного, хозяйственного, гражданского права уже на следующий день после возбуждения моего уголовного дела. Штудировала кодексы, стремясь выяснить, какое же преступление мною совершено, самостоятельно вела защиту на всех 119 судебных заседаниях. В ходе судебных разбирательств мною заявлено несколько сот ходатайств, заявлен отвод судье, написаны в соответствующие инстанции жалобы на адвоката, которая фактически не исполняла свои функции. 
Как результат – переквалификации, различные сроки наказания, различные дополнительные наказания по одним и тем же ничем не подтвержденным фактам наличия кредиторской задолженности у субъектов хозяйствования, при том, что ни по одному инкриминируемому мне эпизоду я не участвовала в сделках, не вела переговоров, не подписывала договора, никогда не была на предприятиях – поставщиках, не получала товар, не распоряжалась им и в силу многочисленных должностных обязанностей директора в большей части даже не знала об их движении. Все сделки совершались соответствующими службами предприятия. Оправдания я пока не добилась, но занимаюсь этим в настоящее время.
В местах заключения я работала со своим делом по 8-10 часов в сутки и очень изучила уголовно-процессуальное, хозяйственное, гражданское, земельное и др. право.
Обращаю внимание, что при вынесении мне приговора грубо нарушена ст.11 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого на Генеральной Ассамблее ООН 16.12.1966г. и ратифицированного Республикой Беларусь, гласящая, что «Никто не может быть лишен свободы на том только основании, что он не в состоянии выполнить договорные обязательства», тем более, что это не мои договорные обязательства, а обязательства предприятия.
Поэтому я намерена довести свое уголовное дело до конца, помогала и буду помогать людям, которым, как и мне, предъявлены неправомерные обвинения. Я уверена: если человек знает, что невиновен, он обязан защищать своё доброе имя, свою репутацию, бороться за свободу, отстаивать свою собственность. Поэтому обращаю внимание всех, кто попал в безвыходную, на первый взгляд, ситуацию с обращением: защищайтесь! 

ЛЮБОВЬ СВЕТЛАНОВА

«Антикризисное управление» 
ежемесячная газета№12(18) декабрь 2009г.