В Судебную коллегию по уголовным делам

Витебского областного суда содержащейся под стражей Бочурной Е. М.,

осужденной приговором суда г. Новополоцка Витебской области 21 июня 2007 г.

по ч. 3 ст. 424 УК РБ.

(через суд г. Новополоцка, ул. Дружбы, 21 г. Новополоцк)

 

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА ( на приговор суда г. Новополоцка, Витебской области от 21.06.07г)

 

Я, Бочурная Евгения Михайловна, 21.06.07г приговором суда г. Новополоцка, осуждена по ст. 424 ст. 3 УК РБ к шести годам лишения свободы с конфискацией имущества и лишением права занимать организационно-распорядительные и административно-хозяйственные должности на предприятиях, в организациях и учреждениях, а также заниматься индивидуальной предпринимательской деятельностью пять лет.

Считаю, что приговор суда должен быть отменён, и производство по делу прекращено, так как выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Суд расценил мои действия, как уголовно-наказуемое деяние, хотя в данном деле имеются лишь гражданско-правовые и хозяйственно-правовые отношения.

Л. 3 Приговора подтверждено, что инкриминируемое мне как совершенное преступление свелось к тому "что ООО Виторжье г. Новополоцка систематически не исполняло свои договорные обязательства перед поставщиками в части своевременной оплаты полученного товара..." Однако Уголовным Кодексом РБ не предусмотрена уголовная ответственность "за ненадлежащее исполнение договорных обязательств" субъектами хозяйствования, тем более привлечение к ответственности ее руководителя и участника ООО.

В соответствии с действующим законодательством, уставом ООО (п 1.12), я не несу ответственность по обязательствам общества ни имущественной (только в рамках уставного фонда), ни тем более уголовной.

Ни один из договоров частично или полностью не исполненный ООО и определенный судом как "вред" Поставщику я не заключала, не вела ни предварительных, ни последующих переговоров, не подписывала и не согласовывала ни форму оплаты, ни ассортимент приобретаемого товара, не была ни на одном предприятии, товар не получала, поступившим товаром не распоряжалась, не контролировала его реализацию.

Все полученные ТМЦ были оприходованы бухгалтерией ООО, имели прозрачные схемы движения, распределялись соответствующими службами ООО, что и подтвердило в полной мере судебное разбирательство.

Это и подтверждено имеющимися в материалах моего уголовного дела приказами "О распределении обязанностей на предприятии".

Сама же я в 2002-2005 годах на ООО была оформлена на 0,25 ставки, в соответствии с которой занималась лишь организационно-распорядительными функциями в соответствии с контрактом, заключенным со мной ООО, и никаких других доказательств моей уголовно-наказуемой деятельности судом не выявлено, никакими исследованными доказательствами в суде не подтверждено.

ООО "Виторжье" и "МИГ-ЛТД" до даты возбуждения уголовного дела работали прибыльно, о банкротстве или ликвидации не объявляли, не имели ни налоговой, ни просроченной таможенной или кредитной задолженности.

Суд пришел к выводу (л. 37 Приговора), что единственной моей "корыстной целью" было "сохранение и продолжение хозяйственной деятельности ООО "Виторжье" и "МИГ-ЛТД", одним из учредителей которых она являлась", что полностью соответствует целям и задачам, поставленным перед руководителем субъекта хозяйствования и уставу ООО (ст. 2 Устава ООО).

Корыстная же цель в уголовном процессе (п. 10, ст. 4 УК РБ), п.п. 12-14 ст. 424 Комментарий к УК РБ Минск, 2003г) – это или стремление извлечь материальную выгоду или другие противоречащие интересам службы не имущественное побуждение личного характера, что в ходе судебного заседания выявлено не было.

Таким образом, приговор мотивирован двумя взаимоисключающими выводами (л.37 приговора), что исключает применение статей главы 35 "Преступления против интересов службы" УК РБ.

Неправомерно и определение суммы так называемого "вреда", т. к. нанесение "тяжких последствий" возможно в соответствии с Примечанием к главе 35 УК РБ 1000 и более раз превышающий размер базовой величины от совершения преступления.

Л. 37 Приговора свидетельствует, что речь идет лишь об общей сумме кредиторской задолженности "в совокупности по всему обвинению", а не в соответствии с фактами, изученными в ходе судебного разбирательства.

Не было выполнено требование п.13 Постановление Пленума ВС РБ от 28.09.2001г №9 "О приговоре суда" и не сделаны мотивированные выводы о квалификации каждого преступления, по каждой статье УК РБ, ее пункту либо части.

Так же в соответствии ч.2 ст.352 УПК РБ не было ни исследовано, ни отражено в приговоре обязательное для моего уголовного дела условие: "если лицо обвиняется в совершении нескольких преступлений (по делу - 203), суд разрешает вопросы по каждому преступлению в отдельности, в том числе является ли это деяние преступлением, и по какой статье УК РБ предусмотрена ответственность за его совершение".

В числе кредиторов ООО предприятия различных форм собственности в том числе ИП договора различные по форме, содержанию, обстоятельствам и местам их заключения, действовавших в разные годы различные правовые акты, требования к заключению договоров. Одни договора исполнены полностью, по другим – долг составляет менее десяти базовых величин (исключена уголовная ответственность в 2006г даже при хищении), другие частично или сальдо в пользу ООО.

Часть товара находится на складах. Договоры заключали, подписывали различные должностные лица.

Часть товара реализована или находится у дебиторов ООО, другие товары использованы на собственные хознужды ООО, или выданы в счет заработной платы.

По сделкам, проводимым в 2002, 2003 и частично 2004гг, истекли сроки исковой давности, и задолженность списана.

Ни один из фактов вменяемых мне преступлений в ходе судебных заседаний не исследовался в соответствии с требованиями УПК РБ, не просчитывался, более 80% свидетелей от предприятий поставщиков не опрашивалось, как и работники ООО по конкретным фактам и обстоятельствам.

В описательно-мативировочной части приговора ссылки лишь на показания, данные свидетелями правоохранительным органам в ГОВД, РОВД и под их нажимом в ходе предварительного расследования (т.т. 1-79 УД), чем грубо нарушен п.4 ст.286 УПК РБ.

Приговор подлежит отмене с учетом вышеизложенного по ст.388 УПК РБ на основании "существенного нарушения уголовно процессуального закона".

В ходе судебных заседаний я неоднократно настаивала на допросе всех вызывавшихся свидетелей, однако судом эти ходатайства фактически удовлетворены не были.

Суд счел достаточным допросить из 387 вызванных свидетелей – 46 человек.

А из 157 подавших заявление в правоохранительные органы на возбуждение уголовного дела в отношении меня – ни одного.

Допросы всех явившихся в суд лиц свелись к общему понятия работы фирм без выяснения обстоятельств, предусмотренных ст.89 УПК РБ, ни один из свидетелей свои показания ничем не подтвердил, не сообщил и источники информации, что так же грубо нарушает УПК РБ (ст.94 п.2).

Считаю неправомерным и определение суда о прекращении уголовного преследования в отношении меня по ст.427 УК РБ, в связи с истечение срока исковой давности, так как помимо вышесказанного, в моих действиях нет состава преступления и самого общественно-опасного деяния по этой статье, что подробно изложено в моем последнем слове, приложенном к протоколам судебных заседаний.

Считаю неправомерным и удовлетворение гржданских исков по ряду обстоятельств: 1.Иски (за исключением 12) в ходе судебного заседания не рассматривались, не просчитывался ни один иск, мне в нарушении ст.55 УПК РБ копии исков предоставлены не были, доказательств, подтверждающих факты, изложенные в исках, ни по одному иску не представлены.

2. Все иски, аргументировались противоправными действиями по завладению товаром предприятиями, хищением или мошенничеством со стороны должностных лиц ООО; каких лиц – суд не установил, мошенничество или хищение не выявлено.

По тем же основаниям, обстоятельствам, все иски рассмотрены Хозяйственными судами, определена их подсудность, иски удовлетворены, начато их исполнение в отношении ООО, так как решение Хозяйственных судов вступили в законную силу.

Удовлетворение иска субъектов хозяйствования России и Украины противоречат п.43 Минской конвенции 1993г.

Определение нанесения "вреда" вызванного дебиторской задолженностью у предприятия-поставщика, не соответствует законодательству РБ, в том числе ст.460 УК РБ.

Не исполнение договорных обязательств между субъектами хозяйствования "вредом" не является, а определено счетами бухгалтерского учета как "реализации", то есть "доход" предприятия (согласно Постановлению МФ РБ №3 от 30.05.2003г), и никакого отношения к "вреду", рассматриваемому в уголовном процессе /хищение, утрата, порча/ не имеет.

 Неправомерно судом принято решение о конфискации моего имущества, так как все нажитое в совместном браке с моим супругом приобреталось до 1996 года на задекларированные в налоговых органах доходы, и к моему уголовному делу отношения не имеет (тем более "хищение"... не подтвердилось).

 Необоснованно судом принято решение взыскать с меня 87 833 244 рубля государственной пошлины, что не соответствует ст.ст.148, 162 УПК РБ, так как (ст.148 ч.2) истцы "при предъявлении гражданского иска в уголовном процессе освобождаются от госпошлины".

 Исходя из вышеизложенного и в соответствии со ст.ст.11 ч.1 УК РБ, 380, 385, 388, 390, 391, 395 УПК РБ, Прошу: 1. Отменить приговор, вынесенный в отношении меня судом г.Новополоцка 21.06.07г, и прекратить производство по уголовному делу 2. Отменить определение суда г. Новополоцка 21.06.07г, как принятое по нереабилитирующим меня основанием и прекратить производство по обстоятельствам "отсутствия общественно-опасного деяния".

3. Приостановить до окончания рассмотрения моего уголовного-дела кассационными и надзорными инстанциями области и в случае необходимости – Республики (учитывая наличие неоспоримых данных, свидетельствующих о явном нарушении закона), решение суда г. Новополоцка о конфискации имущества.

В противном случае это может нанести существенный непоправимый "вред" интересам лиц, сотрудничающих с фирмами "Виторжье" и МИГ-ЛТД, неуплате налогов, других бюджетных отчислений.

 4. В соответствии со ст.382 УПК РБ прошу рассмотреть моё уголовное дело в моем присутствии.

25.06.2007г Бочурная Е.М.

 

 

 

 

 

                                                                                                       В Судебную коллегию по

                                                                                                       уголовным делам

                                                                                                       Витебского областного суда

 

                                                                                                       содержащейся под стражей

                                                                                                       Бочурной Е. М.,

                                                                                                       осужденной приговором

                                                                                                       суда г. Новополоцка

                                                                                                       Витебской области 21 июня 2007г.

                                                                                                       по ч.3 ст.424 УК РБ.

                                                                                                      

                              ДОПОЛНЕНИЕ К КАССАЦИОННОЙ ЖАЛОБЕ

    ( на приговор суда г. Новополоцка, Витебской области от 21.06.07г)          

 

               Я, Бочурная Евгения Михайловна, 21.06.07г. приговором суда г. Новополоцка, осуждена по ч.3 ст.424 УК РБ к шести годам лишения свободы с конфискацией имущества и лишением права занимать организационно-распорядительные и административно-хозяйственные должности на предприятиях, в организациях и учреждениях, а также заниматься индивидуальной предпринимательской деятельностью пять лет.

              

               Прошу судебную коллегию Витебского областного суда в соответствии со ст.385 УПК РБ п.1 3) – отменить приговор суда г. Новополоцка и прекратить производство по уголовному делу по следующим основаниям:  при постановлении Приговора Судом не соблюден действующий закон, не соблюдено его применение к установленным в ходе судебного разбирательства фактам.

               Судом не учтено определение Постановления Пленума Верховного Суда РБ №9 от 28.09.01г. "О приговоре суда" п.6: "Исходя из принципов состязательности, изменение обвинения в суде на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам  от обвинения, по которому назначено судебное разбирательство, возможно лишь по ходатайству государственного обвинителя (ч.2 ст.301 УПК РБ).

               Если государственный обвинитель не заявил такого ходатайства, суд постановляет приговор в пределах предъявленного обвинения.

               Разъяснить судам, что более тяжким обвинением признается обвинение, квалифицированное по закону, предусматривающему... ухудшающее положение обвиняемого.

               Существенно отличающимися от первоначального по фактическим обстоятельствам считается такое обвинение, которое связано с вменением другого преступления, изменение формулировки обвинения, нарушающими право обвиняемого на защиту".

              

               Приговор должен быть отменен и по обстоятельствам, изложенным в п.1 3) ст.388 УПК РБ – "существенное нарушение уголовно процессуального закона".

               Судом грубо нарушена ст.301 УПК РБ "Пределы судебного разбирательства, п.5 которая определяет, что "Суд вправе изменить квалификацию преступления независимо от позиции государственного обвинителя, если это не ухудшает положения обвиняемого и не требует изменения сущности обвинения".

               В ходе 46 судебных заседаний разбирательство моего уголовного дела проводилось только по обвинению меня в совершении преступления, предусмотренного ст.ст.210 ч.4 и 427 ч.1 УК РБ.

               Выступление в прениях прокурора подтвердило его позицию о доказанности моей вины в совершении преступлений, предъявленных мне по вышеуказанным статьям.

               Однако только в приговоре я признана судом виновной в совершении преступления, предусмотренного ст.424 ч.3 УК РБ.

               Обращаю ваше внимание, что ст.424 ч.3 предусмотрена другой главой УК РБ, а именно: главой 35 "Преступления против интересов службы", в отличие от главы 24 "Преступления против собственности", к которой отнесена ст.210 ч.4 УК РБ.

               Преступления по ст.424 ч.3 и 210 ч.4 имеют совершенно различные объективные и субъективные признаки, основания и условия уголовной ответственности и т.п., т.е. изменена сущность обвинения.

               Я же, в нарушение ст.43 УПК РБ "Права и обязанности обвиняемого" полностью была лишена права на защиту, а именно,  до вынесения приговора я не знала, что меня обвиняют в действиях "вопреки интересам службы"; в нарушение ст.243 УПК РБ "Предъявление обвинения" – мне не было предъявлено обвинение по ст.424 ч.3 УК РБ.

               Судом нарушена глава 35 УПК РБ "Судебное следствие", новое обвинение мне предъявлено не было, допрошена судом по новому обвинению я не была. Я была лишена возможности осуществлять принадлежащее мне право на защиту своей невиновности всеми законными средствами и способами в соответствии с УПК РБ, УК РБ, Конституцией РБ.

 

               Все факты, изложенные в приговоре до стр.36 – это несостоятельные доводы обвинения в инкриминировании мне преступления, предусмотренного ст.210 ч.4 УК РБ, в ходе судебного разбирательства не подтвержденные.

               Это и подтверждено выводом суда (л.36, абз.3, абз.4, абз.8):

- абз.3: "...органами уголовного преследования Бочурная Е.М. по всем эпизодам обвинения обвинялась в завладении имуществом, совершенном должностным лицом с использованием своих служебных полномочий, в особо крупном размере, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.210 УК РБ";

- абз.4: "Оценив в совокупности собранные по делу доказательства, суд не находит оснований для квалификации действий Бочурной Е.М. как хищение путем злоупотребления служебными полномочиями";

- абз.8: "...доказательств, подтверждающих, что Бочурная Е.М. завладела имуществом – товаром двухсот трех поставщиков ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" с намерением безвозмездно обратить его в свою собственность и использовала при этом свои служебные полномочия – суду не представлено".

               Поэтому обвинительный приговор должен быть отменен с прекращением производства по моему уголовному делу и по ст.395 УПК РБ

1)         за отсутствием общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом (ст.29, п.1 1));

2)         если доказательствами, исследованными судом первой инстанции, предъявленное лицу обвинение не подтверждено, и нет оснований для нового судебного разбирательства.

 

               Итак, считаю переквалификацию статьи 210 ч.4 УК РБ на ст.424 ч.3 УК РБ неправомерным действием суда по следующим обстоятельствам:

1.      Судом превышены пределы судебного разбирательства, определенные ст.301 УПК РБ.

     2. Судом не выявлено ни одного факта совершения мною преступления вопреки интересам службы, что является необходимым признаком состава преступления, предусмотренного ст.424 УК РБ, содержащегося в гл.35 УК РБ "Преступления против интересов службы".

               Комментарии ем к УК РБ /под общ.редакцией А.В.Баркова, Мн., Тесей, 2003/, стр.1059, определено (п.7) "Совершать служебные действия вопреки интересам службы, значит, нарушить публичный интерес, свойственный всякой служебной деятельности".

               На стр.1060 Комментария уточняется: "Публичный интерес (финансовый, экономический, социальный) в области соответствия принятых служебных решений эффективности финансово-хозяйственной деятельности предпринимательской структуры – вопрос о противоречии служебных решений интересам службы должен рассматриваться, прежде всего, с позиции собственника(собственников), который несет весь риск негативных последствий от принятия соответствующих решений управляющим субъектом".

               Поскольку я с моим мужем, Журбой В.П., являемся единственными учредителями и участниками обеих фирм, ООО"Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО (у каждого из нас по 50% уставного фонда и там, и там), только мы можем заявлять, что принятые решения на фирмах могли или не могли быть вынесены вопреки интересам службы (нанести урон финансовым, экономическим, социальным и др. интересам ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО).  Нарушения такого рода интересов ни мною, ни моим мужем, ни предварительным следствием, ни судом не установлены.

               До момента возбуждения уголовного дела фирмы работали прибыльно, не имели задолженности ни налоговой, ни таможенной, что и подтверждено выводами суда (л.31 абз.10 Приговора).

               Свои должностные обязанности и служебные полномочия, определенные Уставом ООО, Законом РБ "О предприятиях", я исполняла строго в интересах ООО, что и подтвердил суд выводом (л.37 абз.6 Приговора) об использовании своих действий в целях "сохранения и продолжения хозяйственной деятельности ООО".

               Объявление по приговору суда меня виновной в совершении преступления, предусмотренного ст.424 ч.3 УК РБ, осуществлено в нарушение и ст.166 УПК РБ, т.к. в ходе судебного разбирательства не были обнаружены сведения, указывающие напризнаки преступления по вышеуказанной статье.

               Других поводов, предусмотренных Уголовным законом для привлечения меня к ответственности в уголовном порядке, у суда не имелось, а именно (ст.166 УПК РБ):

1.заявлений граждан,

2. явки с повинной,

3. сообщений должностных лиц государственных органов, предприятий, учреждений, организаций, объединений о совершении преступления, предусмотренного ст.424 ч.3 УК РБ (т.е. по смыслу данной статьи – предприятий ООО "Виторжье" или ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО, поскольку, по этой статье, могут учитываться только их интересы),

4. сообщения о преступлении в средствах массовой информации.

               Государственным обвинителем не предъявлено мне в ходе судебного разбирательства нового обвинения в соответствии со ст.301 п.2 УПК РБ. Более того, как и в прениях, так и в протесте в кассационную инстанцию, "Кассационном протесте" от 29.06.07г. № 02-06-2007 Головков И.М. настаивает, что в моих действиях есть состав преступления лишь по ст.210 ч.4 УК РБ, а переквалификация на ст.424 ч.3 (л.3 Кассационного протеста) моих действий неправомерна.

               Судом же с полной достоверностью установлено отсутствие состава преступления, предусмотренного ст.210 ч.4 УК РБ.

 

       Судом при переквалификации моих действий не учтено, что в диспозиции ст.424 ч.3 УК РБ общими (типовыми) признакамисостава преступления, согласно Постановлению Пленума ВС РБ от 29.03.01г. № 4 "О судебной практике по делам о злоупотреблении служебными полномочиями, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге" (по состоянию на 01.10.02г.) и Комментария к УК РБ /под общ.ред.А.В.Баркова, Мн., Тесей, 2003/, стр.1058, являются:

а) совершение должностным лицом;

б) по характеру связано с использованием должностным лицом полномочий по службе;

в) служебные полномочия используются вопреки интересам службы;

г) причиняется существенный вред или ущерб в крупном размере;

д) имеется причинно-следственная связь между действиями по службе и наступившими последствиями с учетом специфики их проявления,

и должны быть установлены судом.

               При рассмотрении моего уголовного дела не определено, какими должностными лицами, в т.ч. с учетом временных обстоятельств нахождения меня в качестве директора предприятия, какие действия по службе были совершены, имеющие признаки преступления.

               П.3 вышеуказанного Постановления определяет: "Лицо, временно исполняющее обязанности по определенной должности или осуществляющее специальные полномочия, может быть признано субъектом должностного преступления при условии, если указанные обязанности или полномочия возложены на данное лицо в установленном законом порядке".

               Рассмотренную в ходе судебных заседаний хозяйственную деятельность ООО в качестве должностных лиц, уполномоченных в установленном законом порядке на заключение договоров, ведение переговоров, получения ТМЦ и т.п. вели: директора ООО. Заместители директоров, заместители коммерческого директора, индивидуальные предприниматели, работающие и отвечающие по своим обязательствам с ответственностью юридического лица, согласно ст.22 ГК РБ.

               Распределение ТМЦ, согласование ассортимента, цен, количества было определено полномочиями старших диспетчеров, заместителями директоров.

               Судом, в нарушение ст.352 УПК РБ, не указано и в ходе судебного разбирательства не определены действия как мои, так и вышеуказанных лиц по каждому эпизоду обвинения.

               Судом не учтено, что "служебные полномочия лиц, занимающих соответствующие должности на предприятиях, в учреждениях и организациях, функционально ограничиваются пределами указанных коллективных образований и временными рамками нахождения лица при исполнении служебных полномочий" (Комментарий к УК РБ /под редакцией А.В.Баркова, Мн., Тесей, 2003г./ стр. 1058, и определение вышеуказанного Постановления Пленума ВС РБ, п.9: "Должностным злоупотреблением могут быть признаны такие действия должностного лица, которые вытекали из его служебных полномочий и были связаны с осуществлением прав и обязанностей, которыми это лицо наделено в силу занимаемой должности, но совершены вопреки интересам службы".

               В ходе предварительного расследования и в судебных заседаниях не установлен круг и характер полномочий, предоставленных мне, которыми я могла бы злоупотребить как с целью совершения действий "вопреки интересам службы", т.е. ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО, так и вопреки интересам предприятий, с которыми указанные ООО сотрудничали.

               Суд не определил, какие конкретно действия были совершены мною в первом и во втором случае, т.к. эти два последствия моих "преступных" действий взаимоисключают друг друга.

               Вред, нанесенный субъектам хозяйствования РБ, РФ и Украины, не является результатом моих действий "вопреки интересам службы", т.к. мои полномочия не распространяются на деятельность иных, кроме ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО, субъектов хозяйствования.

                 Вред, причиненный субъектам хозяйствования, не подчиненных мне по службе, не может рассматриваться в диспозиции ст.424 УК РБ, т.к. не является вредом, совершенным вопреки интересов возглавляемого мною предприятия, т.е. "вопреки интересов службы", как того требует Уголовный закона в соответствии со статьями главы 35 УК РБ.

               Судом не установлена причинная связь между моими действиями, совершенными мною, как считает суд, вопреки интересов ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО и наступившими последствиями, а именно: наличие кредиторской текущей задолженности ООО предприятиям и наступившим ущербом этим же предприятиям или вреда, рассматриваемым в уголовном процессе (как результат хищения, недостач, порчи имущества предприятий), как того требует уголовный закон и Постановление Пленума ВС РБ № 4 от 29.03.01г., п.8.

               Не определена судом и "степень отрицательного влияния" "противоправного деяния" на нормальную работу предприятий РБ, РФ и Украины, и размер понесенного ими материального ущерба.

               Ни один из допрошенных в суде и в ходе предварительного расследования свидетелей от предприятий-поставщиков ТМЦ фирмам не сообщил суду (и в актах КРУ не отражено) даже, какой процент в общей дебиторской задолженности этим предприятиям составляют долги ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО.

               Допрошенные в суде свидетели не имели ни малейшего представления о возможности отрицательного влияния долга ООО на "нормальную работу" их предприятий, что еще раз подтверждает абсурдность инкриминируемого мне преступления.

               В ходе судебного разбирательства не выявлена и корыстная заинтересованность в совершении преступления мною по ст.424 УК РБ, о чем было сказано выше.

               В добавление вышеописанного, считаю, что сдача в аренду ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО основных средств, техники, автотранспорта, малоценного имущества его учредителями – это не корыстная цель, рассматриваемая в уголовном процессе, как трактует ст.4 п.10 УК РБ, а действия ее учредителей, произведенные в соответствии с главой 34 "Аренда" ГК РБ, и направленные на благо хозяйственной деятельности ООО, а не вопреки интересам фирм.

               Судом не выявлено ни одного факта использования арендованных объектов, автотранспорта в личных целях ее учредителями или членами их семьи.

               В течение более чем 4-х лет ИП Бочурная Е.М. и ИП Журба В.П. являются одними из самых крупных кредиторов ООО, т.к. арендная плата ни мною, ни Журбой В.П. от ООО за аренду вышеуказанных объектов не получалась. Сэкономленные же таким образом средства ООО по решению собрания учредителей направлялись на пополнение оборотных средств ООО.

 

               В приговоре (л.1 абз.4) неверно определены, и в ходе судебного заседания не изучены полномочия директора – "заключать договора от имени Общества, в т.ч. материальные, без ограничения суммы сделок".

               Фактическое обстоятельство дела:

               п.7.12 Устава ООО – "Директор ООО имеет право принимать решения по всем вопросам, не отнесенным к компетенции общего собрания Участников Общества"

               п.7.5 Устава определено, что "к компетенции Общего Собрания Участников Общества относится: ф) решение вопросов, связанных с отчуждением или приобретением ООО имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов ООО на дату принятия решения о заключении сделки".

               Я, как директор, не была наделена полномочиями общего собрания участников общества п.7.5 ф).

               Однако, судом эта сумма на момент заключения каждой сделки просчитана не была, мои  полномочия определены не были, в приговоре мои полномочия искажены.

               Учитывая вышеописанное, даже не учитывая, что ни по одному эпизоду, вменяемому мне как преступное деяние, я сделок не заключала, у меня и не было полномочий заключать сделки выше указанной суммы, и в случае превышения своих полномочий, я несла бы ответственность только перед общим собранием участников общества, но не перед кредиторами и, тем более, уголовным законом.

               В приговоре определен период времени, в который, по мнению суда, я совершила преступные действия, а именно, "с 16 апреля 2002г. по 26 декабря 2005г.", и место совершения преступлений – "на территории базы Виторжье".             Однако, этот период времени не мог быть проанализирован  судом, так как: документы, отражающие хозяйственную деятельность предприятий за 2002 год, частично за 2003, 2004 и до 13 декабря 2005 года, частично изъяты без предоставления копий в нарушение УПК РБ, частично приложены (однако никак судом не анализировались) в ходе суда, т.к. были найдены на полу в бухгалтерии, частично до сих пор находятся на базе ООО, т.к. в моменты обысков были - в  диспетчерской, кабинетах директора, заместителей, инженеров отдела сбыта; 13 декабря 2005г. в ООО были изъяты документы следствием; в актах КРУ, на основании которых были возбуждены уголовные дела, сроки деятельности фирмы определены:

               - предписанием 481 от 08.11.05г. – с 01.01.2003г. по 01.09.2005г.,

               - заключением на возражение по акту ревизии, за подписью Н.Н. Богдана – с 01.01.2001г. по 30.09.05г.,

               - на 1-ом листе акта, рассматриваемом в суде "Ревизируемый период – 2003-2005г., документы, приложенные к акту, – 2003-2006гг.

               В вышеуказанный судом период времени я находилась в командировках, в т.ч. длительных зарубежных (странах СНГ и дальнего зарубежья), находилась на лечении в больницах, отпусках, на учебе и т.п.

               В мое отсутствие и.о. директора исполняли: заместители директора, заместитель коммерческого директора в соответствии с приказом по предприятию; судом не проанализировано: ни фактическая дата заключения сделки (по каждому из вменяемому мне эпизоду), ни обстоятельства, ни место заключения сделки и т.п., чем нарушена ст.89 УПК РБ.

               Не определена и не изучалась моя роль и участие в заключении сделок, не доказана неправомерность моих действий, наличие общественно-опасного деяния в каждом инкриминируемом мне преступлении.

               Из свидетельских показаний Цвиклинской, Пальчевского, Барановой, Михайловского следует, что договора как правило, заключались вне г. Новополоцка в ходе командировок на фирменных типовых бланках договоров предприятий-поставщиков по доверенностям на их фамилии или, при согласовании ассортимента, количества, условий оплаты и ее формы, с заместителями директоров Дукшинской, Бочурным или старшими диспетчерами.

               Ни в приговоре суда, ни в материалах моего уголовного дела нет ни одного конкретного факта, разобранного судом в подтверждение указанных в приговоре утверждений и выводов, описанных мною выше.

               В приговоре неправомерно указаны: как способ совершения преступления (л.1 абз.4) "используя свои служебные полномочия".

               Согласно ч.2 п.1 Постановления Пленума Верховного Суда РБ от 16.12.04г. №12 "О судебной практике по делам о преступлениях против интересов службы", в ходе судебного разбирательства необходимо устанавливать круг и характер служебных полномочий должностного лица.

               Как указывалось выше, временные рамки судом не определялись, не исследовались.

               Судом определено, как взаимоисключающий вывод, (л.37 абз.6 Приговора)

- неправомерность, или, в диспозиции ст.424 УК РБ – злоупотребление служебными полномочиями вопреки интересам службы.

               Судом на л.1 абз.4 Приговора не дана оценка тому факту, что все заключенные договора производились в интересах ООО "Виторжье" и "МИГ-ЛТД", т.е. в интересах службы (а не вопреки, как того требует диспозиция ст.424 и главы 35 УК РБ)..

               Исходя из материалов моего уголовного дела, Уставов ООО, свои полномочия я использовала в соответствии с Законами РБ "О предприятиях РБ", "Об акционерных обществах, обществах с ограниченной и обществах с дополнительной ответственностью", и не имела и не использовала их в управлении и распоряжении имуществом других юридических лиц, т.к. мои полномочия не распространялись на указанных лиц.

               Судом же при этом не установлено ни превышения, ни несоответствие выполняемых мною действий предоставленными мне полномочиями, как того требует диспозиция ст.424 УК РБ, в т.ч. злоупотребление ими.

               Комментарием к УК РБ, Мн., Тесей, 2003, стр.1058, определено, что "злоупотребление властью или служебными полномочиями представляет собой умышленное использование должностным лицом предоставленных ему служебных полномочий для совершения действий вопреки интересам службы". "Под действиями должностного лица имеются в виду действия по службе, которые обусловлены характером его компетенции и объемом должностных полномочий".

               Интересы же службы мною соблюдались неукоснительно, что и подтверждено на л.37 абз.6 Приговора, обжалуемого мною, а именно, где определена "корыстная заинтересованность" в моих действиях: Бочурная Е.М., "злоупотребляла служебными полномочиями (судом не доказано), преследовала корыстную цель, а именно, - сохранение и продолжение хозяйственной деятельности ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО г.Новополоцка, одним из учредителей которых она являлась".

               Судом неправомерно сделан вывод о наличии в моих действиях "по сохранению и продолжению хозяйственной деятельности ООО" уголовно-наказуемого деяния.

               Ст.4 п.10 УК РБ трактует корыстное побуждение как "мотивы, характеризующиеся стремлением извлечь из совершенного преступления для себя и близких выгоду имущественного характера, либо намерением избавить себя или близких от материальных затрат".

               Судом не выявлено ни одного факта, характерного для инкриминируемого мне преступления, в т.ч. получение каких-либо выгод от совершенного преступления.

               Предполагаемый корыстный мотив (л.37 абз.3 Приговора) – Бочурная Е.М. является "одним из участников хозяйственных обществ, текущие расходы и платежи которых были оплачены за счет имущества кредиторов", она же "является одним из собственников объектов недвижимости, расположенных на производственной базе ООО "Виторжье", ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО (л.37 абз.4 Приговора), и то, что "за Бочурной Е.М. зарегистрировано 2 автомобиля", совершенно не состоятелен по следующим основаниям:

  1. Имущества кредиторов на базе ООО не было, им никакие расчеты ни с кем не проводились. В соответствии со ст.224 ГК РБ ООО было собственником всего имущества, полученного по договорам, и у него было право распоряжения им.
  2. Текущие расходы и платежи ООО в судебных заседаниях не анализировались, в актах КРУ они не отражены.
  3. Фактов использования имущества кредиторов или получения каких-либо других имущественных личных выгод, не связанных с деятельностью ООО, вопреки интересам службы судом не выявлено.  Об этом же свидетельствует вывод суда (л.37 абз.7 Приговора) об отсутствии противоправного "безвозмездного завладения имуществом".

 

               Выводы суда о том, что я, Бочурная Е.М., (л.1 абз.4 Приговора) "умышленно давала указания подчиненным ей по службе инженерам отдела сбыта ООО "Виторжье" зарегистрироваться индивидуальными предпринимателями" судом не доказано по следующим основаниям:

- В ходе судебных заседаний не доказан умысел, рассматриваемый в уголовном законе (ст.22 УК РБ): не были установлены факты, свидетельствующие о сознании мною общественной опасности вышеуказанного деяния и предвидения мною наступления общественно-опасных последствий от этого.

               Регистрация ИП и предложение этого от кого бы то ни было любому гражданину РБ не является уголовно-наказуемым деянием.

               В ходе судебных заседаний не выявлено ни одного факта принуждения к этому.

               Показания свидетелей, Поздняковой, Артемовой, Барановой, Цвиклинской и др. свидетельствует о том, что предложение (а не приказы и распоряжения, рассматриваемые в уголовном процессе как обязательные к исполнению и изданные в установленном порядке в соответствии со ст.40 УК РБ) о регистрации ИП к работникам, высказывающим желание иметь дифференцированную оплату труда, поступали от работников отдела кадров, юриста, главных бухгалтеров, коммерческого директора, заместителя иректора Дукшинской В.В., которая сама ИП зарегистрирована не была, т.к. не желала этого, и в своих свидетельских показаниях сообщила, что никто ее к этому не принуждал.

               В соответствии с "Единым квалификационно-тарификационным справочником работ и услуг", утвержденным Министерством по труду и соцзащите РБ, в свидетельствах ИП были указаны "услуги юридическим лицам за вознаграждение" по различным направлениям деятельности ООО, заключены соответствующие договора подряда, вознаграждение выплачивалось или на расчетные счета в банке, или товаром с обязательным оформлением ТТН и ежеквартальным информированием налоговых органов о суммах доходов ИП, полученных от ООО.

               Из свидетельских показаний Барановой Н.П. следует, что она, как и многие другие лица, оказывающие услуги ООО, пришли на фирму уже будучи зарегистрированными ИП, т.к. ранее оказывали вышеуказанные услуги различным юридическим лицам.

               Правомерность вышесказанного подтверждается ст.10 Уставов ООО, п.10.4: "Для обеспечения реализации целей и задач, определенных п.2.1 ст.2 Устава, в соответствии с нормами гражданского законодательства Общество на договорной основе может пользоваться услугами индивидуальных предпринимателей, юридических лиц и граждан", и никакого нарушения, наказуемого в уголовном порядке, не составляет.

               Неправомерно представлено в Приговоре как уголовно-наказуемое деяние, личная и материальная заинтересованность и ответственность ИП.

               В соответствии с действующим законодательством ИП несут личную и материальную ответственность всем своим имуществом, что и определено ст.ст.22,23,24 ГК РБ, статья же 1 ГК РБ прямо указывает на то, что "Предпринимательская деятельность – это самостоятельная деятельность юридических и физических лиц, осуществляемая ими в гражданском обороте от своего имени, на свой риск и под свою имущественную ответственность".

               Судом необоснованно инкриминируется мне как преступные действия – "обязала их заниматься поиском ТМЦ у различных субъектов хозяйствования для последующего заключения ими договоров купли–продажи товаров не от своего имени, а от имени ООО "Виторжье".

               Заключение "договоров купли-продажи у различных субъектов хозяйствования", их "поиск" соответствует Основным целям деятельности  общества – ст.2 Устава ООО и видом деятельности ООО, утвержденными этой же статьей Устава – "Оптовая торговля", "Розничная торговля", и не является уголовно-наказуемым деянием мои стремления  развивать эти направления деятельности, тем более "вопреки интересам службы", как требует диспозиция ст. 424 УК РБ.

               Работники ООО, занимающиеся торговой деятельностью, обязаны были заключать договора купли-продажи в соответствии с их должностными инструкциями /в материалах моего уголовного дела имеются/ и договорами подряда с ИП. Невыполнение этих действий вышеуказанными лицами является основанием для прекращения правоотношений с ними, в т.ч. договоров подряда с ИП, и относится к сфере гражданско-правовых отношений, регулируемых ГК РБ, а не нарушением уголовного закона.

               Неправомерно утверждение (л.2, абз.-1) суда о том, что я, Бочурная Е.М., "достоверно" знала о неплатежеспособности ООО "Виторжье", т.к. это могло быть лишь предположением. Ни в ходе судебных заседаний, ни актами КРУ по Витебской   области, платежеспособность предприятия не анализировалась в соответствии с действующим законодательством, в том числе Уголовным Законом, а именно в соответствии с Постановлением МФ, МЭ и др. от 27.04.2000г. №46/76/1850/20 по коэффициенту  текущей ликвидности по "Правилам по анализа финансового состояния и платежеспособности субъектов предпринимательской деятельности" /стр.631 комментария к УК РБ, под общей редакцией А.В.Беркова, МН., Тесей, 2003г./.

               Факты "умысла" при распоряжении мною инженерам отдела сбыта ООО заключать какие-либо договора: во-первых, не изучены и не доказаны никакие, кроме одного, изложенного на л.37, абз.6 – продолжение хозяйственной деятельности ООО...", то есть в соответствии с моими должностными обязанностями, и поэтому не могут рассматриваться в диспозиции главы 35, ст.424 УК РБ, как действия обвиняемого, совершенные "вопреки интересам службы или злоупотребление служебными полномочиями".

               Умысел,  рассматриваемый в уголовном процессе (ст.22 УК РБ) судом не доказан, заключение договоров между субъектами хозяйствования не является уголовно наказуемым деянием.

               1. Согласно ст.391 ГК РБ, "гражданские и юридические лица свободны в заключении договоров".

               2. Условия договора определяются по усмотрению сторон в порядке и пределах, предусмотренных законодательством (ст.392 ГК).

               Рассмотренные  в ходе судебного заседания материалы моего УД, исследование заключенных договоров показало, что большинство договоров согласовали до 15 служб предприятий-кредиторов, в т.ч. юристы, сотрудники служб экономической безопасности.

               Так,

               – договор ООО с Минским ЗСЛ и ТО (т.53), согласовывало 8 служб, (т.53, л.292), товар, не нашедший сбыта, коммерческим директором ООО предлагался к возврату на завод  (т.53, л.293), однако товар принят на завод не был, так как предприятие не имело на свой товар сбыта.

               - договор с Жодинским Кузнечным заводом тяжелых штамповок (т.33, л.20)  – 7 подписей,

               - договор с Добрушским фарфоровым заводом (т.31, л.267) – 6 подписей и так далее.

               Судом никак не было проанализировано: обстоятельства, место, время, субъект указаний, содержание указаний, в диспозиции ст.ст.89 УПК РБ и ст.40 УК РБ.

               Инженеры отдела сбыта не занимались заключением договоров поставки в силу своих должностных обязанностей, ИП же, занимавшиеся поставкой товара по договорам подряда, не являются лицами, исполнение которыми моих распоряжений является обязательным.

               В своих действиях они руководствовались лишь договорами подряда с ООО, денежное вознаграждение получали в зависимости от объема выполненной работы и были заинтересованы в максимально большом количестве заключенных договоров и полученного товара.

               Вышесказанное подтверждено свидетельскими показаниями Лось, Дукшинской, Булевич, Ермаковой, Михайловского, Барановой и др.

               Заключение договоров с отсрочкой платежа, как правило, происходило по инициативе контрагентов ООО.

               Из свидетельских показаний следует, что продукция предприятий по предоплате не продавалась из-за низкой ликвидности товара. Кроме того, свидетель подтвердила, что сроки отсрочки платежей утверждались соответствующими министерствами и ведомствами.

               Контрагентам ООО предоставлено право не только самим проверять финансовое состояние ООО, но и требовать все необходимые им документы для защиты сделок как и воспользоваться "Способами защиты гражданских прав" в соответствии со ст.11 ГК РБ при заключении договоров.

               Суд не учел, что: финансовое положение предприятия, система оплаты труда, поставщики и получатели продукции, формы и методы работы предприятия являются коммерческой тайной в соответствии с "Положением о коммерческой тайне" предприятий и организаций, утвержденных Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 06.11.1992г. №670 и ст.ст.96,97,98 Закона Республики Беларусь "О предприятиях" от 01.01.1991г. с изменениями и дополнениями от 23.04.1992г.

               Статья 4 Устава ООО п.4.3.3. прямо запрещает "разглашать информацию, являющуюся коммерческой тайной общества,  (объем и состав сведений, являющихся конфиденциальной информацией, определяет общее собрание Участников Общества); неисполнение этого требования мною или работниками предприятия (все были ознакомлены с "Положением о коммерческой тайне предприятия"), разработанным в полном соответствии с вышеуказанными законами вело бы: в первом случае  - к исключению меня из состава Участников ООО, во втором -  служило бы основанием для прекращения трудовых договоров и договоров подряда с ООО.

               Судом не выявлено ни одного факта предоставления фиктивных, подложных или каким-либо другим образом не соответствующих действительному положению дел, документов работниками ООО при заключении сделок.

               Предоставление же данных о кредиторской задолженности, картотеки по расчетному счету, количестве исполненных или не исполненных решений Хозяйственных судов по нашим вопросам, какие суммы похищены, какие договора остались не исполнены, сколько в каком-либо периоде заключено наших договоров и прочее не только не предусмотрено никакими законодательными актами, но и не требовались работниками предприятий-поставщиков.

               При допросе свидетелей в ходе судебных заседаний было выявлено, что все необходимые для заключения сделок документы ООО предоставлены были.

               Предоставление же рекламных объявлений, фотографий и т.п. предусмотрено Законом "О рекламе", затраты на рекламу регламентированы постановлением  Министерства Финансов, и является неотъемлемой частью деятельности торговой организации.

               Фактов предоставления недостоверной информации в ходе судебного заседания не установлено.

               В приговоре (л.2, абз.4) как уголовно-наказуемое деяние инкриминирована "надлежащая организация складского учета, движения товарно-материальных ценностей", что в сопоставлении с выводами суда является взаимоисключающим.

               Утверждения суда, изложенные на л.2 абз.4 Приговора, как совершенные вопреки интересам службы, не подтверждены никакими доказательствами и противоречат тексту абз.4 п.2 Приговора, а именно: не доказаны факты нецелесообразности закрытия долгов по ранее образовавшейся задолженности для финансового оздоровления ООО или незаконности последнего.

               Не определено, когда, при каких обстоятельствах, где, кому я давала, какие распоряжения, при какой корыстной заинтересованности, в чем преступный умысел этих распоряжений, какая часть какого товара, где и кем, при каких обстоятельствах получены.

               Обращаю ваше внимание, что в соответствии с выводами суда в абз.4 л.2 Приговора мне инкриминируются 2 взаимоисключающих признака преступления, в связи с тем, что корыстная цель судом (л.37, абз.-6) определена как действия в соответствии с моими должностными полномочиями и во исполнение интересов службы, а именно: "сохранение и продолжение хозяйственной деятельности ООО", и одновременно обвинение основано на признаке "вопреки интересов службы".

               Свидетельскими показаниями Барановой, Ермаковой, Пальчевского, Степанович подтверждено, что выводы суда необоснованны в части утверждения, что реализация всего товара (какого – не определено) согласовывалась с Бочурной Е.М., тем более по моему "указанию через        ПКФ "МИГ-ЛТД"... товар реализовывался различным субъектам хозяйствования на территории РФ".

               Судом не рассмотрено в соответствии с требованиями ст.89, ст.352 УПК РБ, "если лицо обвиняется в совершении нескольких преступлений, суд разрешает вопросы, указанные в п.п.1-7 ст.352 УПК РБ по каждому преступлению в отдельности, в т.ч. является ли деяние преступлением, и по какой статье УК РБ предусмотрена ответственность за его совершение".

               В ходе судебного расследования не доказан ни один факт реализации товара с нарушением действующего законодательства, в том числе за наличный расчет субъектам хозяйствования в РФ. С 1992 года, как ООО "Виторжье", так и ООО МИГ-ЛТД" занимались в соответствии с законодательством РБ, РФ внешнеэкономической деятельностью с обязательным оформлением сертификатов, отгрузочных ТТН, др.документов, обязательных для этого вида деятельности.

               Выводы суда о томчто какой-либо товар (не определено – какой, когда, кем, по каким документам или без, на какую сумму, каким субъектом хозяйствования, по какой форме оплаты реализовывался) и какие денежные средства, "вырученные от продажи этого товара, в т.ч. наличные денежные средства, без зачисления на расчетный счет предприятия" (какого предприятия? какой расчетный счет? какие денежные средства, если не наличные?) "и надлежащего учета в кассе ООО ""Виторжье"" и ПКФ "МИГ-ЛТД" (в актах КРУ по Витебской области отмечен надлежащий учет в кассе ООО, других данных судом не рассматривалось, нарушения не выявлялись, никаких доказательств обвинения не предоставлялось) сделаны только на основании предположений, не подтверждены, как отмечалось выше никакими доказательствами.

               Это противоречит ст.356 УПК РБ и п.2 Постановления Пленума ВС РБ № 9 от 28.09.2001г. "О приговоре суда", в соответствии с которыми "обвинительный приговор не может быть основан на предположении".

               Утверждение суда (л.2 абз.4 Приговора) "вырученные от продажи этих товаров (каких?) в т.ч. наличные денежные средства ... по указанию Бочурной Е.М. направлялись на уплату налогов, выплату заработной платы работникам фирмы ООО ""Виторжье"" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО, собственные нужды обоих предприятий и др.цели, не предполагающие получение выручки для расчета с поставщиками "– неправомерно, ничем не обосновано, сделано в нарушение вышеуказанных нормативных актов и п.3 вышеуказанного Постановления Пленума ВС РБ "Приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном разбирательстве" по следующим основаниям:

               В ходе судебного заседания не выяснялось, когда, какие средства, в какой форме расчета, а именно: платежными поручениями, акцептом платежного требования, оплата аккредитивом и т.п. по моему указанию или при подписании мною платежных документов, в соответствии с правом первой подписи, были осуществлены платежи.

               Судом не рассмотрены и не учтены платежи за полученный товар (т.77 УД л.11) с Урюпинским МЭЗ – 2,4 млн.руб. РФ; ОАО "Белхудожпромыслы" ВЛВЗ – 9 916 010 руб. (т.56 л.9); "Агропродукт" (т.56 л.л.95, 96) – 6 платежей; Гомельский ЛВЗ (т.56 л.164) – на 16 270 253 руб. и т.д.

               В ходе судебных заседаний я трижды просила приложить к материалам моего уголовного дела, протоколу судебных заседаний декларации о доходах моих и моего супруга, Журбы В.П., полученных в период с 1998 года. Судом мои ходатайства отклонены безосновательно, о чем свидетельствует л.32 абз.1 Приговора – ссылки на аргументы, предоставленные суду в подтверждение вышесказанного мною, не имеется, возможность выдачи денежных средств для займа учредителей ООО, при уплате налогов, выдачу заработной платы, сделанные в соответствии с законодательством РБ, судом были отклонены "как надуманные доводы", без рассмотрения.

               Других фактов (кроме займов учредителей) нарушений финансовой дисциплины в ходе судебного разбирательства не выявлено, о чем свидетельствуют, в т.ч., выводы суда на л.30 абз.7 Приговора "расходные ордера не сохранились" и т.д.

               На л.3 абз.2 Приговора факты предполагаемой судом суммы задолженности ООО "Виторжье" перед поставщикамибездоказательны, т.к. судом не просчитывались, актами КРУ не подтверждены, первичными учетными бухгалтерскими документами не удостоверены.

               К протоколу судебного заседания должны быть приложены доказательства несостоятельности выводов КРУ по Витебской области действительному положению дел, соответствующие анализы и расчеты ООО "Виторжье" и ООО "МИГ-ЛТД", составляющие "возражения на акты проверки КРУ" на 209 листах по ООО "Виторжье" и по ООО "МИГ-ЛТД".

               Специалист Головченко Н.А., допрошенный в ходе судебных заседаний, в нарушение ст.62 п.3 5), в соответствии с которой "обязан давать пояснения по поводу выясненных им действий", не дал пояснений по замечаниям по 141 предприятию и не ответил ни на один поставленный мною вопрос о законности проводимых им действий в ходе ревизий.

               Схемы несоответствий задолженности прилагается.

               Судом неверно определено понятие "вред", как не соответствующий "имущественному вреду", рассматриваемому в уголовном процессе /хищение, порча, уничтожение/, что в ходе судебного разбирательства доказано не было.

               В ходе судебного заседания специалист Головченко Н.А. не подтвердил приложения 2080 к акту ревизии, заменив ее таблицей "размер задолженности ООО "Виторжье"  с учетом внесенных изменений", т.е. приложение с выводами КРУ о нанесении "вреда" из акта КРУ было исключено.

               В ходе судебного заседания никакой "вред" не был выявлен, не рассчитывался, обвинение никаких доводов о том, что Бочурной Е.М. кому-то или какому-то субъекту хозяйствования нанесен "вред", суду предоставлено не было.

               Выводы суда (л.3 абз.2 Приговора) о том, что существенный вред государственным и общественным интересам "выражен" в том, что ООО "Виторжье"  г.Новополоцка систематически не исполняло свои договорные обязательства перед поставщиками в части оплаты полученного товара, не состоятельны по следующим основаниям:

               1. Неисполнение обязательств по договору, на которое ссылается КРУ как на "нарушение ст.366 ГК РБ" – это в соответствии со ст.1 ГК РБ "правовое положение участников гражданского оборота", предусмотрено Гражданским кодексом и не является нарушением уголовного закона.

Комментарием к ГК /под рук.В.Ф.Чигира, Мн., ПТП, 2003г./ т.1 стр.699 к ст.366 определено "Неисполнение обязательств не относится ни к работникам, ни к неустойкам".

               В соответствии с Постановлением МФ РБ от 26.12.03г. №181 "Об утверждении инструкции по бухгалтерскому учету "Доходы организаций", гл.2 определяет, что "Полная сумма дебиторской задолженности при продаже продукции и товаров, выполнении работ, оказании услуг на условиях отсрочки оплаты является выручкой от реализации",  которая в свою очередь в соответствии с п.5 этой же главы "является доходом организации"... "Выручка от реализации принимается к бухгалтерскому учету в соответствии с учетной политикой организации, и в случае признания ее по мере отгрузки (что было при заключении договоров с ООО) – доход (а не "вред") фиксируется в момент передачи товаров.

2. В соответствии со ст.460 УПК РБ (п.2, п.4) и ст.14 ГК РБ ( на что ссылается УПК РБ), в уголовном процессе это: "нарушенное право, утрата или повреждение имущества".

Нарушение права (хищение в т.ч.) судом не доказано. Утрата или повреждение имущества мною судом не рассматривалось, обвинение не предъявлялось.

В соответствии с "Типовым планом счетов бухгалтерского учета", утвержденным постановлением МФ РБ от 30.05.2003г. № 89 – выручка от реализации продукции определяется счетом 90 Плана счетов "Реализация" и никакого отношения к "вреду" не имеет.

3. "Вред" в уголовном процессе, подлежащий возмещению /ст.460 УПК РБ и ст.933 ГК РБ/, это возмещение лицом, причинившим вред.

 

Судом неверно сделан вывод о том, что, являясь руководителем предприятия, я несу материальную ответственность за "вред", как результат невыполнения обязательств предприятия по заключенным договорам.

В нарушение ст.462 УПК РБ, судом не определен вид причиненного вреда, из вышеизложенного дебиторская (а у ООО кредиторская) задолженность не является "вредом".

Пределы же материальной ответственности работников определены Уставом предприятия и ст.ст.400-409 ТК РБ.

Ст.403 ТК РБ определяет только случаи нанесения "вреда" действиями руководителей организаций, структурных подразделений:

               1. За неправильную постановку учета и хранения материальных средств /не более 3 минимальных зарплат/ - по заявлению собственника (ст.408 ТК РБ), т.е. ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО;

               2. Если имущество выдано под отчет, при этом выявленные факты недостачи, уничтожения, хищения и т.п. – по заявлению собственника, то есть Собрания Учредителей ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО.

               Судом же эти факты и требования законодательства искажены без рассмотрения в ходе судебного разбирательства.      

       3. В соответствии с Уставом ООО п.7.13 "директор несет ответственность за результаты деятельности общества перед собранием учредителей общества", то есть перед самой собой и Журбой В.П., что также судом искажено.

 Никаких заявлений от собственников ООО на причинение моими действиями уголовно-наказуемого вреда ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО или действий "совершенных вопреки интересам службы", как того требует диспозиция ст.424 УК РБ, в правоохранительные органы не поступала, обвинением не предъявлялось, в ходе судебных заседаний не рассматривалось.

Кроме того, судом не учтено установленное законом правило (ст.460 УПК РБ и ст.14 ГК РБ) определения денежного выражения "вреда", как "расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утраты или повреждения имущества". "Упущенная выгода...возмещению не подлежит". Товары, полученные ООО, оприходывались бухгалтерией по  приходным ценам, в которые включено: себестоимость продукций, налоги, прибыль.

Ни КРУ, ни судом не определены указанные выше "расходы предприятий" в соответствии с постановлением МФ РБ "Расходы предприятия".

Суду не предоставлены и судом не рассматривались калькуляции затрат на производство каждой единицы продукции, на что обязывает вышеуказанное постановление МФ РБ и ст.460 УПК РБ п.4.

Неправомерно утверждение суда о (л.7 абз.2 Приговора) о нанесении "вреда" ОАО "Урюпинский МЭЗ" (РФ) и ЗАО "Креатив" г.Кировоград (Украина), по следующим основаниям:

               Обвинение в нанесении "вреда" рассматривалось в уголовном процессе, предъявлено мне приговором в нарушение ст.6 УК РБ и ст.ст.469-473 УК РБ и положений Конвенции "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делами", Минск, 1993г.

В компетенцию правовых органов РБ подобное определение не входит, судебное разбирательство не может осуществляться без соблюдения строгой процедуры определенной вышеуказанной Конвенцией, т.к. в России            (Урюпинский МЭЗ) и в Украине ("Креатив") мои действия и их результат не признаны Преступлением, и компетентные органы этих стран, принимая во внимание применимое материальное право к договорам с этими предприятиями (глава 75 ГК РБ),  в официальном порядке не обратились в МВД РБ со специальным поручением в рамках оказания правовой помощи.

Произвольное же толкование понятия "вред" как сумма кредиторской задолженности одного субъекта хозяйствования другому, ничем не обосновано, денежное выражение "вреда", рассматриваемое в уголовном процессе, не определено, и наличие его ничем не смотивировано.

               Выводы суда о погашении образовавшейся задолженности подсолнечным маслом противоречат документам, предоставленным суду "РРБ-Банком" г. Витебск /список предприятий-дебиторов ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО, которым поставлено подсолнечное масло за денежное возмещение/, показаниям свидетелей Дукшинской, Степанович и др., бухгалтерским документом, изъятым (без оставления копий) ОБЭП г. Новополоцка.

Судом не исследовались, несмотря на мои ходатайства, документы по реализации масла, выводы суда ничем не обоснованы, никакого отношения к уголовно-наказуемым деяниям не имеют.

               Ст.38 Минской Конвенции, определяет полное законное право собственности на имущество, переданное ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО предприятиями-нерезидентами по договорам, и распоряжение им правомерно; умышленно или не умышленно  оно совершено, и должно в соответствии с целями и задачами ООО быть направлено на получение прибыли предприятий, удовлетворение потребностей ее работников и т.д., что и было сделано.

               Оплата же за поставленное масло производилась с расчетного счета ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО в соответствии с заключенными договорами, в т.ч. Урюпинскому МЭЗ было оплачено 91,5%  суммы контракта в 2005 году, ЗАО "Креатив" – около30% суммы контракта (после возбуждения УД и изъятия всех документов ООО не имели возможности производить дальнейшие расчеты; подсолнечное масло на момент возбуждения УД находилось на складах ООО, в цистернах ООО (емкости на территории ООО), в магазине ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО.

 

Вывод суда о нанесении мною "незаконными действиями существенного вреда государственным и общественным интересам, повлекший тяжелые последствия" не соответствует определению уголовным законом вышеуказанного.

Комментарием к УК РБ /под общ. ред. А.В.Баркова/ к ст. 424 УК РБ  (стр.1062) тяжкие последствия – это "имущественный ущерб в особо крупном размере". "Для определения окончательного размера ущерба допускается сложение сумм стоимости ущерба, причиненного нескольким субъектам, если такой ущерб охватывается единым умыслом.

Судом не только не исследовались временные рамки исполнения мною должностных обязанностей (указанное ранее обстоятельство подтверждает, что я в период с 16.04.2002г. по 26.12.2005г. находилась на рабочем месте как директор ООО "Виторжье" не более 15-20% времени), как требует диспозиция ст.424 УПК РБ (Комментарий к УК РБ /под общ. ред. А.В.Баркова, Мн., Тесей, 2003г./, стр.1058): "служебные полномочия лиц, занимающих соответствующие должности на предприятиях... функционально ограничиваются пределами указанных коллективных образований и временными рамками нахождения лица при исполнении служебных полномочий, но и не учтено следующее:

В рассмотренном судом уголовном деле фигурирует кредиторская задолженность предприятий различных форм собственности (включая ИП без образования юридического лица, различные исполнители при заключении договоров, ведении переговоров, согласовании форм, сроков оплаты, ассортимента и количества приобретенного товара.

В ходе судебного заседания не анализировались по каждому эпизоду /по мнению суда – преступления/ место, время и обстоятельство совершения так называемых противоправных действий /ни одного из 203/, как того требует ст.89 УПК РБ.

Судом не рассматривалось наличие единого умысла (по вышеуказанным аргументам) у кого-либо из работников ООО и тем более у меня, поэтому "единый умысел" не был доказан судом, исходя из чего выводы суда о наступлении "тяжких последствий" неправомерны.

Комментарий к УК РБ /под общ. ред. А.В.Баркова, Мн., Тесей, 2003г./, (стр.1062) ст.424 УК РБ определяет, что "К тяжким последствиям следует относить имущественный ущерб в особо крупном размере. Такой размер /более 1.000 базовых величин/ судом ни по одному предприятию не просчитывался, обвинением подтверждающих документов не представлено, КРУ в соответствии с Порядком проведения ревизий органами КРУ не выявлено, суду не представлялось.

Неправомерно и утверждение суда (л.7 абз.3) о причинении мною "существенного вреда государственным и общественным интересам", т.к. противоречит диспозиции ст.424 УК РБ (Комментарий к УК РБ /под общ. ред. А.В.Баркова, Мн., Тесей, 2003г./, стр.1060), который "носит оценочный характер". Оценка причиненного вреда в качестве существенного должна быть мотивированасудом не только указанием на характер причиненного вреда, но и обоснованием его существенности.

Судом вышеизложенное сделано в приговоре не сделано по причине отсутствия оснований для признания "вреда" существенным.

В ходе судебных заседаний:

- ни совершение другого преступления (суд посчитал кредиторскую задолженность как одно преступление, имеющее признаки продолжаемого преступления /ст.41 УК РБ/;

- ни совершение преступлений другими лицами;

- ни сокрытие совершенного преступления;

- ни умышленного тяжкого телесного повреждения и т.д.;

- ни причинение морального вреда;

               - ни подрыв авторитета государственной власти

и т.д.по диспозиции ст.424 УК РБ не выявлено, выводы не мотивированы.

 

               Сведение "тяжких последствий" и "существенного вреда" (л.7 абз.3 Приговора) к тому, что ООО "Виторжье"  и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО г.Новополоцка не выполнили свои договорные обязательства по оплате ТМЦ, полученных от 203  субъектов хозяйствования РБ, РФ и Украины, противоречит диспозиции ст.424 УК РБ, исходя из вышеизложенного.

               Выводы суда (л.9 абз.5 Приговора) о том, что Бочурный Ю.М. (коммерческий директор ООО) "все решения принимал только по согласованию с обвиняемой" ничем и никакими документами, свидетельскими показаниями не подтверждены. Коммерческий директор, как и заместитель директора, Дукшинская, Журба, заместители коммерческого директора Цвиклинская, Богданова были уполномочены моими приказами к принятию самостоятельных решений на вверенном им участке работы, это же отражено в их должностных инструкциях, с которыми они были ознакомлены и имеются в материалах моего уголовного дела.

               Ни в судебном заседании (Бочурный Ю.М., являясь родным братом, отказался давать показания, ссылаясь на ст.27 Конституции РБ), ни в ходе предварительного расследования (протокол допроса в материалах УД имеется), Бочурным Ю.М. вышеуказанный факт никак не подтвердился, никакими доказательствами, исследованными в суде, последнее не доказано и в приговоре не мотивировано.

               Приведенные в Приговоре как доказательства моего личного участия в каждой из 1794 сделок, совершенных ООО в исследуемом периоде, показания свидетелей Дмитриева, Дукшинской, Пальчевского, Цвиклинской, Сельвига, Афанасьевой и Михайловского, Бодуновой, Пирог, не состоятельны, т.к. они не содержат ни одного факта, обязательного для показаний свидетелей, допрошенных в судебном процессе (ст.60 п.4 УПК РБ), а именно: ни один не сообщил, что он был свидетелем данного согласования, места, времени, обстоятельства этого, не сообщил источника информации о фактах всех согласований.

               В нарушение ст.9 п.2 УПК РБ судом эти показания квалифицированы как доказательства выводов суда, что неправомерно.

               Вышеописанные выводы суда взаимоисключают и противоречат выводам в этом же абзаце Приговора, приведенными судом ниже (л.9 абз.5): "Договора подписывали у руководителей фирмы либо сами на основании доверенности, выданной обвиняемой от имени фирмы".

               Однако, вывод суда о том, что все доверенности подписаны обвиняемой, ничем не обоснованы.

               В материалах моего уголовного дела представлены доверенности, подписанные заместителями директора ООО. Выводы сделаны несмотря на то, что эти документы в ходе судебного заседания изучались, и я обращала внимание суда на это обстоятельство.

               Все эти обстоятельства подтверждаются и Приказом по ООО "Виторжье" № 16/1 от 02.08.2003г. "О распределении обязанностей на предприятии", приказами, изданными в 2004, 2005 годах, и имеющихся в материалах уголовного дела, и выводами суда (л.10 абз.2 Приговора) "свидетель Дукшинская в судебном заседании подтвердила, что после назначения ее на должность заместителя директора, она каждую сделку согласовывала с обвиняемой либо Бочурным Ю.М".

               Суду же – какую сделку и с кем конкретно и по каким обстоятельствам, Дукшинская не сообщила, судом не определено, как и причины подобных действий, вопреки вверенных ей полномочий приказом от 16.03.05г.

               В Приговоре (л.10 абз.3 Приговора) не определено, какие именно показания подтвердили свидетели Параскив и Михайловский при очных ставках с обвиняемой (л.д.167-173 т.15 и 173-178 т.16), что является нарушением ст.105 УПК РБ, п.4 Постановления Пленума ВС РБ от 28.09.2001г.№ 9 "О приговоре суда".

               Изложенные в приговоре факты (л.10 абз.4-11, л.11 абз.1,2 Приговора), являются изложением форм, методов осуществления хозяйственной деятельности ООО, и отношения к уголовно-наказуемым действиям, тем более совершенными "вопреки интересам службы", отношения   не имеет, а лишь подтверждает нормальную, осуществляемую в соответствии с законодательством деятельность субъекта хозяйствования.

               Выводы суда (л.11 абз.3 Приговора) о том, что ООО "Виторжье" с расчетным счетом не работало, а именно: "Согласно данным бухгалтерского учета ООО "Виторжье" в течение 2004-2005 годов расчеты с поставщиками в денежной форме не производились, а за 2003 г. такие расчеты были проведены лишь в пределах суммы 651 076 руб., бездоказательны.

               В ходе судебного заседания не определено, какими данными бухгалтерского учета могут быть подтверждены расчеты.    Каким образом, когда, какие данные, от кого получены, кем завизированы, в какую дату – в судебном заседании не рассматривалось, мне данные для ознакомления предоставлены не были, пояснений по ним я не давала и не имела такой возможности, тем самым были нарушены мои права на защиту, предусмотренные ст.325 п.3 УПК РБ. "Обвиняемый с разрешения председательствующего вправе давать показания в любой момент судебного следствия."

 

               Кроме того, выводы суда необоснованны, т.к. в ходе судебного заседания не учтены и не рассматривались с тщательностью, обязательной для суда, расчеты с кредиторами по договорам перевода долга, уступки права требования и т.д.

               Оглашенные в ходе судебных заседаний (т.32 л.д.144) расчеты с Белфа (г.Жлобин), /т.37 л.д.96/, расчеты с Молодеченским комбинатом и т.д. опровергают вышеописанные выводы суда.

               Учитывая, что большинство договоров имели предусмотренное в них право Покупателя на различные формы расчета, что и осуществлялось ООО, договорные обязательства в части форм оплаты ООО не нарушало. В соответствии со ст.301 ГК РБ "исполнение альтернативного обязательства" именно должнику принадлежит право выбора исполнение обязательства, если из законодательства или условий обязательства не вытекает иное".

               Приведенный как доказательство моей преступной деятельности (л.11 абз.4 Приговора) рост кредиторской задолженностиООО "Виторжье" с 2001 года, не состоятельно по следующим основаниям:

1.           Вышеуказанное не является уголовно-наказуемым деянием ее руководителя, и лишь отражает (частично, т.к. не анализировалось ни судом, ни предварительным расследованием, ни КРУ по Витебской области) финансовое состояние предприятия в той части, которая учитывается при расчете баланса или платежеспособности в соответствии с утвержденным совместным постановлением МФ, МЭ, Министерства по управлению государственным имуществом и приватизации, Министерства статистики и анализа от 27.04.2000г. № 46/76/1850/20 (в диспозиции ст.240, 241 УК РБ).

2.           Ни КРУ по Витебской области, ни следственная группа, ни судебное разбирательство так и не выяснило сумму кредиторской задолженности, не дали этого сделать работникам ООО, неоднократно, 13.12.2005г., 14.02.2006г. и т.д. изъятием документов, в нарушение ст.204, 210 УПК РБ, без изготовления администрации ООО копий документов и их описи.

О вышесказанном свидетельствуют и противоречия в выводах суда

- /л.11 абз.4 Приговора/ - задолженность у ООО "Виторжье" ...составляла по состоянию на 01.10.2005г. 1 450 510 300 руб.

- /л.3 абз.2 Приговора/ - задолженность ООО "Виторжье" перед поставщиками за полученный и оплаченный товар составляла – 1 293 921 888 руб.

               В материалах моего уголовного дела (т.14 л.д.243) имеется справка о наличии картотеки на расчетном счете ООО "Виторжье", из которой видно, что картотека в течение 2004-2005 годов имела тенденцию к моменту возбуждения уголовного дела к снижению, однако судом это принято во внимание не было.

               В ходе суда по моей просьбе этот лист дела был озвучен, я обратила на этот факт внимание суда, попросила приложить к материалам судебного дела мои пояснения по этому поводу, однако судом это обстоятельство не было учтено.

               Кроме того, считаю, судом включены в приговор факты роста кредиторской задолженности ООО, как доказательства "преступной" деятельности ее директора, неправомерно, т.к. изложенные в приговоре данные – это изложение финансового состояния субъекта хозяйствования в сложных экономических условиях.

               На основании данных, опубликованных как в государственных, так и в независимых средствах массовой информации, в Интернете и тому подобное, сложная экономическая ситуация подтверждается выводами, анализом, отчетами руководства страны, данными предприятий и организаций.

               - "Народное слово"  №44 от 19.04.07г. Годовой отчет  ОАО "Веста" за 2006 год:

               Кредиторская задолженность – 17.378 млн. руб.

               Дебиторская задолженность  - 0.609 млн. руб.

               /разница в 30 раз/

               - "Новая Газета" № 39 от 18.05.07г. Бухгалтерский баланс на 01.01.07г. "Верасы"

               Кредиторская задолженность – 533 млн. руб.

               Дебиторская задолженность – 51 млн. руб.

               /разница в 3 раза/

               - "Республика" от 04.04.07 года Бухгалтерский баланс ОАО "Энэргоэффей" г. Минск

               Кредиторская задолженность – увеличилась с 429 до 658 млн. руб. (за 2006 год), т.е. на 153 %

               Дебиторская задолженность уменьшилась с 51 до 6 млн. руб. (за 2006 год)

               (Разница между Дт и Кт – 105 раз!!)

               Так сегодня работает торговля, если и не эффективно, но не может быть уголовно-наказуемо при отсутствии признаков преступления.

               Рост кредиторской задолженности в т.ч. просроченной допустили подавляющее количество предприятий республики в 2004, 2005, 2006 гг. ("Беларусь и рынок" №6 от 12.02.07г., "Свободные новости плюс" 19-26.07.06г., "Новая газета" №56 от 21.07.06г., и т.д.).

               Финансовое положение, платежеспособность, состав активов и пассивов подлежит обсуждению, принятию соответствующих решений на собраниях акционеров, в министерствах и ведомствах, на общих собраниях учредителей, но не в судебном заседании по уголовному делу.

               Приведенные в приговоре (л.11 абз.7) в доказательство моей "преступной деятельности" показания свидетелей Пальчевского, Цвиклинской, Дмитриева, Сельвиг, Пирог о том, что они "докладывали обвиняемой о требовании поставщиков заключить договор (не определено: какой договор, кто требовал, кем предоставлено, какого числа, при каких обстоятельствах, от кого) с оплатой товара только в денежной форме и с небольшой отсрочкой платежа" не состоятельны и не могут служить доказательствами какой-либо незаконной деятельности по следующим основаниям:

               Нарушено требование ст.89 УПК РБ "Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу".

               Кроме вышеописанных, не определенных судом обстоятельств, эти свидетельские показания изложены неточно, и выводы суда противоречат рассмотренным в ходе судебного заседания договорным отношениям.

               Так, указанные в этом абзаце приговора (л.11 абз.7) индивидуальные предприниматели и инженеры ООО, заключали договора: с ПЧУП "Промбриз" г.Брест (т.23, л.д.174), "Витэкс" г.Витебск   (т.25, л.д.182), "Витьба" г.Витебск (т.27, л.д.19), "Волмет" г.Волковыск (т.27, л.д.162), "Прогресс" г.Гомель (т.28, л.д.177), "Овощесушильный завод" г.Копцевичи (т.29, л.д.18, 23), "Надежда" г.Гомель (т.29, л.д.89), ГЭМЗ г.Гомель (т.30, л.д.270) и др., предусматривающие различные формы расчета за поставленный товар, в т.ч. встречные поставки товаров, договора перевода долга и т.п.

               Все они были оглашены в ходе судебного заседания, я обращала внимание суда на право ООО на альтернативную форму расчета, предусмотренную каждым из рассмотренных договоров, и частное или полное проведение расчета по ним.

              

               Суд неправомерно вынес решение об удовлетворении 167 гражданских иска, предъявленных: к ООО "Виторжье", ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО, руководству ООО "Виторжье", ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО, должностным лицам ООО "Виторжье", ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО, обвиняемой Бочурной Е.М., указывая, при том, в качестве ответчика: "ООО "Виторжье" просьба взыскать ущерб с ООО "Виторжье", ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО и т.д."

               Суд не учет в приговоре (л.38 абз.4) определение Постановления Пленума ВС РБ № 9 от 28.09.01г. "О приговоре суда", п.23: "В описательно-мотивировочной части обвинительного приговора необходимо привести  мотивы решения в отношении гражданского иска, с обязательной ссылкой  на нормы действующего законодательства, регулирующего основания, объем и способ возмещения вреда, причиненного преступлением".

               Ни одно из предприятий – кредиторов не предъявило иск в уголовном деле до момента получения ими требования правоохранительных органов об обязательном заявлении гражданского иска "в связи с возбуждением в отношении Бочурной Е.М. уголовного дела по ст.209 УК РБ "Мошенничество", затем – по ст.210 УК РБ "Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями" (л.д.1-3 и далее перед материалами, касающимися всех субъектов хозяйствования – партнеров ООО "Виторжье" в каждом томе моего уголовного дела).

               Суду же обстоятельства были известны.

               "Поручения об оперативно-розыскных мероприятиях", в которых были требования к ОВД городов и районов Беларуси "истребовать доверенность должностному лицу (предприятия) на право представления интересов в органах предварительного следствия и в суде", "признать (предприятия) гражданским истцом по настоящему уголовному делу", "на основании вышеуказанной доверенности признать должностное лицо (предприятия) представителем гражданского истца" были разосланы во все УВД, на территории которых были расположены предприятия – кредиторы ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО.

               Поручения, как правило, были повторные, даже по третьему разу, с предупреждением о возможности применения к неисполнившим поручения "принятия соответствующих мер реагирования".

               Таким образом, исходя из вышеизложенного, в ходе судебных заседаний были установлены факты нарушения Конституции РБ, ст.2 ГК РБ, т.к. "вмешательство в частные дела не допускаются", и ряда других обязательных для соблюдения правоохранительными органами законодательных актов органами предварительного расследования по моему уголовному делу, участниками судебного процесса были рассмотрены, однако судом к сведению не приняты, в приговоре не учтены, несмотря на мои неоднократные ходатайства, частным определением вышеперечисленные факты не вынесены на рассмотрение соответствующих инстанций.

               Законом Республики Беларусь от 26.06.97г. № 47-З "О мерах по борьбе с организованной преступностью и             коррупцией", действующим на момент возбуждения уголовного дела в отношении меня, ст.8, определено: "Правоохранительным органам запрещается вмешательство в деятельность ... предприятий и организаций, если это не входит в круг их обязанностей. Нарушение требований, предусмотренных настоящей статьей, служит основанием для увольнения лиц со службы в порядке, установленном законодательством".

              

               В приговоре (л.38 абз.4-10) судом неправильно сделана ссылка на нормы действующего законодательства, обосновывающего удовлетворение гражданских исков по моему уголовному делу:

1. Суд мотивирует "Кредиторы, предъявляя иски в уголовном деле (л.38 абз.5), исходят из факта причинения им ущербаненадлежащим исполнением обязательств должника по оплате полученного товара. Товар отгружался ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО" и, в противоречие с признанием удовлетворения иска к Бочурной Е.М., добавляет: (л.38 абз.8) "в соответствии со ст.933 ГК РБ, вред, причиненный имуществу юридического лица, возмещается лицом, причинившим такой вред".

               Решением хозяйственных судов (л.д.45-48 т.4, 228-231 т.18, 59-61, 99-101, 150 т.19, л.д.101 т.20) определено лицо, несущее ответственность за неисполнение договорных обязательств: ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО; решения хозяйственных судов вступили в законную силу, начато исполнительное производство.

               Судом определена подведомственность дел в соответствии со ст.ст.39, 27, 172 ХПК РБ и совместным Постановлением Пленума ВС РБ и Пленума ВХС РБ от 22.06.2000г. № 413 (с изменениями и дополнениями от 25.03.04 № 216) "О разграничении подведомственности дел между общими и хозяйственными судами".

               Судом г.Новополоцка не принято к сведению (п.13 вышеуказанного постановления), что "вступившее в законную силу судебное постановление о подведомственности обязательно для иных судов..." "В случае несогласия судьи общего или хозяйственного суда с определением о подведомственности спора, он вправе поставить вопрос о его отмене перед соответствующим вышестоящим судом".

               В своем ответе на запрос ООО об отмене решений хозсудов, в июле 2007 года Высший Хозяйственный Суд РБ в своем письме сообщил, что "не видит оснований для отмены их решений, т.к. все они вступили в законную силу и будут исполнены" (прилагается).

               Обращаю Ваше внимание, что в судебных заседаниях по моему уголовному делу иски удовлетворены по тем же основаниям, обстоятельствам, предмету, по которым рассмотрены и удовлетворены хозсудами, что неправомерно.

               Считаю, что удовлетворение гражданских исков судом было неправомерно и в силу того, что органом предварительного расследования я была признана гражданским ответчиком ("Постановление о признании гражданским ответчиком" от 24.08.06г. за подписью Малышева О.А. на основании ст.54 УПК РБ).

               Судом при рассмотрении вышеуказанного Постановления не учтено, что я не несу никакой материальной ответственности за вред, причиненный в ходе осуществления хозяйственной деятельности возглавляемым мною предприятием субъектам хозяйствования – контрагентам ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО.

               Судом (кроме 12) в судебных заседаниях не рассматривались,  ни один из имеющихся в материалах моего уголовного дела не просчитывался, несмотря на мои ходатайства об этом.

               Судом не учтено, что иски в уголовном процессе рассматриваются лишь как (ст.ст.2,6 УПК РБ):

– последствие хищения, недостачи, повреждения имущества собственника (которым являлись ООО "Виторжье" или ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО, а не предприятия – кредиторы); и в соответствии со ст.14 ГК РБ: "Возмещение убытков", ст.460 УПК РБ "Вред, подлежащий возмещению" – "фактические затраты и прямые убытки, понесенные юридическим лицом". "Упущенная выгода ... возмещению не подлежит".

               На листах Приговора 39-61 представленные суммы включают в себя данные, рассмотренные хозсудами с учетом затрат на производство продукции, налогов и т.п. и доходы предприятий, включенные в цену продаваемой для ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО продукции, т.е. упущенную выгоду.

               Такие иски не могут быть рассмотрены в уголовном процессе, тем более, что (л.38 абз.10) Приговора свидетельствует, что "гражданские истцы и обвиняемая Бочурная Е.М. в договорных отношениях не состояли".

               Фактов же "пользования чужими денежными средствами" мною (в связи с применением судом ст.366 ГК РБ) в ходе судебного заседания не выявлено, ответственность я, как частное лицо, за просрочку в оплате возглавляемого мною предприятия по договору контрагенту так же не несу, согласно Устава ООО и законодательства РБ, о чем я указывала выше.

              

               Кроме того, в ходе судебного разбирательства были нарушены мои права как гражданского ответчика, согласно ст.55 УПК РБ: я не была ознакомлена с содержанием предъявленных к ООО, должностным лицам, руководству ООО, Бочурной Е.М. исков, т.к. они не оглашались в судебном заседании, не рассматривались по существу, мне не представлены копии исковых заявлений (ст.53 УПК РБ п.2 2) "Права и обязанности гражданского истца").

               Гражданскими истцами не представлены документы, подтверждающие исковые требования и право предъявления иска в уголовном процессе, исходя из чего я лишена была права давать пояснения по предъявленным искам.

               8 ноября 2006 года я заявила Ходатайство о допуске в качестве представителя гражданского ответчика в соответствии со ст.55 п.1 18) УПК РБ юрисконсульта ООО "Виторжье" в связи с преимущественными исками не к физическому лицу – Бочурной Е.М., а к ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО. Судом, в нарушение вышеуказанной статьи УПК РБ, мне было отказано по причине "ответчиком по уголовному делу является не ООО "Виторжье", а обвиняемая". Однако, по приговору иски, предъявленные к ООО "Виторжье", были признаны удовлетворенными судом.

               При определении размера каждого иска суд должен был опираться на неоспоримые факты самого существования задолженности и только выверенные суммы   при анализе представленных документов.

               К настоящим Дополнениям прилагается таблица "Сравнительный анализ данных по кредиторской задолженности ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО из разных источников, исследованных в ходе судебных заседаний, в которой по всем 167 предъявленных исков есть несоответствия в расчетах.

               Кроме того, при удовлетворении исков судом не учтено:

1.        Суммы исков не подтверждаются никакими первичными учетными документами.

Пример: письменное отношение следователю СО ПР Первомайского района г.Витебска Мохначу И.С. (прилагается), в котором утверждается, что "не представляется возможным в короткие сроки представить копии всех ТТН". В дальнейшем ТТН так и не были представлены.

2.        Справки о состоянии задолженности от руководителей предприятий, на которое опирается суд, не являются достоверными.

Пример: справка от директора ЧУП "Ружанская мебельная фабрика", в которой утверждается, что "расчеты со стороны ООО "Виторжье" не проводились", однако, сумму долга указывает меньшую, чем сумма полученного товара.

3.        Суд не учел оригиналы первичных учетных документов, переданных обвиняемой в суде, приобщенные к делу по согласию всех участников судебного разбирательства.

Пример: обвиняемой был представлен оригинал ТТН на поставку продукции в адрес ОАО "Коммунарка" от ООО "Виторжье", найденная на полу в бухгалтерии ООО "Виторжье" после последнего изъятия документов. На данной ТТН имеются отметки служб ОАО "Коммунарка" о получении товара. На общей сумме задолженности в Приговоре это никак не отразилось, т.е. сумма долга осталась без изменений.

4.        Судом (самостоятельно или с помощью ревизоров КРУ) не выверены суммы задолженности по многим предприятиям.

Пример: директор ОАО "Светлбытсервис" Е.А.Панова в своем письме от 22.12.05г. № 1383 утверждает, что продукция была получена на сумму 4 945 373 руб. (оригинал прилагается). Также прилагается оригинал ТТН на поставку в адрес этого предприятия продукции на сумму 282 314 руб. Суд в приговоре утверждает, что основной долг – 4 945 373 руб.

               Имеют место факты самостоятельного определения судом размера причитающейся задолженности. Часть предприятий, иски которых предъявлены ко мне, ревизорами КРУ не проверялось. Пример: имеется письмо от 19.08.05г. № 996 от и.о.директора Гомельской зеркальной фабрики с требованием оплатить имеющуюся задолженность в размере 823 427 руб. основного долга. Суд же в приговоре определяет основной долг в размере 946 369 руб.

               Совершенно не понятны расчеты, произведенные судом в части просрочки оплаты. Договора заключались с разной отсрочкой платежа, есть договора прямого бартера, однако суд определяет срок оплаты с момента получения товара. Пример: претензионное письмо директора РУПП "Березатара", в котором он указывает, что товар был получен 21.10.04г., были определены условия оплаты, однако суд начал исчислять просрочку с 21.10.2004г.

               Оригиналы перечисленных документов могут быть представлены в любое время для рассмотрения кассационной жалобы.

               Суд в приговоре, несмотря на мое заявление, также принял во внимание порядка 100 накладных, вшитых в материалы дела предварительным следствием, без голограмм, без подписей, без штампов и печатей, без номеров и просто нечитаемые.

               Так же, несмотря на мое заявление, суд в приговоре учел 183 договора, не соответствующие законодательству – без подписей, без дат, номеров, без сроков и формы оплаты, без существенных условий.

               Наконец, в течение трех заседаний суда, при опросе гражданских истцов, я отсутствовала (была удалена из зала суда только за то, что потребовала предоставить мне копии исков, т.е. потребовала исполнить нормы процессуального законодательства), а следовательно – не могла задавать вопросы истцам.

              

               Доказательств показаний свидетелей (л.11 абз.7 Приговора) о личном согласовании со мной каких-либо условий договоров суду не предоставлено, т.к. я не занималась договорной работой по республике.

               Это же подтверждает обстоятельства, изученные в ходе судебного разбирательства, и вывод суда: "Договора, в основном подписывали: коммерческий директор Бочурный Ю.М. и заместитель директора Дукшинская В.В."

               Вывод же суда "Бочурная Е.М. свою подпись в договорах не ставила" не точен, т.к. не отражает показаний свидетелей о непричастности меня к согласованию условий договора (л.л.13-20 Приговора).

               Показания свидетеля, допрошенного в судебном заседании, Должикова В.Н. (л.11 абз.6-8), не могут быть приняты судом как доказательства моей виновности в совершении какого-либо неправомерного действия, т.к. у вышеуказанного работника были явныеоснования к оговору меня по причине расторжения с ним трудового договора по инициативе нанимателя.

               Должиков В.Н. был уволен по причине невыхода на рабочее место в связи с длительным злоупотреблением алкоголем, из менее чем 100 рабочих дней (с октября 2005г. по январь 2006г.) 15 дней он прогулял по причине пьянства, на заседания хозяйственных судов появлялся в нетрезвом состоянии, на 3 заседаниях Витебского хозсуда не присутствовал, хотя командировочные удостоверения и деньги на командировку получил. На заседания был доставлен из ИВС г.Новополоцка под конвоем (за пьянство и бродяжничество).

               В приговоре приведены показания (л.11 абз.8) Должикова В. о том, что он "докладывал обвиняемой о заведомо невыгодности и неисполнимости договоров поставки товара с отсрочкой платежа в денежной форме, которые приносили ему на согласование инженеры отдела сбыта, он от Бочурной Е.М. получал указания визировать такие договора, не вмешиваться в работу коммерческого отдела".

               Эти доводы Должикова В.Н. судом не проверены, несмотря на то, что судом не рассматривался ни один договор с визой Должикова; ни один работник ООО не подтвердил его участия в договорах, на совещаниях, проводимых мною, он не присутствовал по причине прогулов, командировок и плохого самочувствия после прогулов.

               29.01.07г. в суде заявил 7 фактов, очевидцем которых он якобы был, и которые при разбирательстве судом были опровергнуты, в т.ч. и тот факт, что Бочурная Е.М. не планировала рассчитаться с РРБ-Банком, в котором ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО взяло кредит, и не имело для этого возможности, и не знал, что к 29.01.07г. кредит был  уже почти погашен.

              

               Судом не определено в приговоре (л.11 абз.8), в чем была "заведомо невыгодность договоров", что противоречит п.11 Постановления Пленума ВС РБ № 12 от 16.12.04г., который обязывает в обязательном порядке определить, какие "требования законности нарушены или объективной необходимости при принятии решения в соответствии с возложенными на должностное лицо полномочиями".

               Показания свидетелей, принятые судом как бесспорное доказательство (л.12 абз.-3) моей "преступной деятельности" основанное на заявлениях "имеющегося на складе товара на всех кредиторов не хватало" – несостоятельно по следующим основаниям:

               - никто из перечисленных по п.12 Приговора свидетелей не имеет никакого представления о кредиторской задолженности (ни на какую дату) ни о ООО "Виторжье", ни о ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО. Никто в своих показаниях не приводит никакие суммы, количество, наименование товаров, никто не доводил до сведения работников судебного процесса, какие склады имелись в виду, как их заявления подтверждаются инвентаризационными описями, количеством товара в магазинах, на базе, никто не анализировал дебиторскую задолженность ООО, товары в пути, денежные средства на расчетных счетах. Все выводы вышеуказанных свидетелей основаны на предположениях, ничем в суде не подтвержденных.

               В ходе проведения "ревизии отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО" специалистами КРУ инвентаризация сделана не была, не соблюдены положения приказа МФ РБ от 30.12.1999г., №391 об утверждении Инструкции "О проведении проверок финансово-хозяйственной деятельности предприятий", п.19, – проведение проверки фактического наличия ценностей позволило бы суду оперировать конкретными цифрами и анализом движения ТМЦ ООО, что сделано не было.

               Инвентаризация, проведенная ОБЭП ГОВД г.Новополоцка и членами следственной группы 29-31 марта 2006 года в отсутствие работников ООО никаких недостач, пересортиц, несоответствие с данными бухгалтерского учета не выявила, общая сумма ТМЦ на складах ООО ни КРУ, ни следствием, ни в ходе суда выявлено не была.

               Допрошенная в ходе судебного заседания 22.02.2007г. свидетель, член комиссии Петрова Г.И., по проведенной ОБЭП инвентаризации сообщила суду, что инвентаризации был подвергнут только 1 склад, проводился только количественный учет хранящихся там ТМЦ, т.к. никаких бухгалтерских документов ОБЭП г.Новополоцка комиссии представлено не было о товарах, расположенных в других складах ООО "Виторжье" , ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО, на территории базы и т.д.

               Допрошенный в суде специалист, Шестаков А.Н. сообщил, что участвовал в снятии остатков масла подсолнечного, находившегося на территории ООО в марте 2006г., однако, по неизвестным суду причинам этот акт вообще в материалах уголовного дела не попал, в ходе судебных заседаний не рассматривался, т.к. итоги ревизии к материалам моего уголовного дела приложены не были.

               Выводы суда о недостаточности товаров на складах ООО для погашения кредиторской задолженности, как подтверждение моей "преступной деятельности", не могут быть и правомерны, т.к.

- судом не анализировалась вся финансово-хозяйственная деятельность предприятия, а только "отдельные вопросы", о чем свидетельствуют документы проверки КРУ и показания специалистов КРУ, данные суду 23.03.07г. Головченко Н.А. и Прудниковым Е.С.;

- выводы суда противоречат оглашенным в ходе судебных заседаний (т.8, л.д.105-133) спискам товаров на 01.01.05г. на сумму 830 000 000 руб. (с наценкой ООО) и справке за подписью заместителя Председателя Высшего Хозяйственного Суда РБ Смирнова, подтверждающие, что на момент начала ревизии имущества ООО "Виторжье"  и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО хватало для расчета как в денежной, так и в бартерной форме с предприятиями.

               До возбуждения уголовного дела, т.е. 13.12.05г., как ООО "Виторжье", так и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО работали с прибылью, банкротом себя не объявляли, заявления на ликвидацию подано не было, не имели ни налоговой, ни таможенной, ни какой-либо другой бюджетной задолженности, в т.ч. по заработной плате, что и подтверждено в информации, имеющейся в материалах моего уголовного дела и оглашенной в ходе судебного разбирательства.

               В ходе собрания кредиторов 14.09.2005г. ООО "Виторжье" и в течение 2 месяцев после него ООО согласовало с согласия и непосредственном участии судебного исполнителя ВХС РБ графики и условия погашения кредиторской задолженности перед всеми кредиторами ООО. Это подтверждено свидетельскими показаниями допрошенных свидетелей по моему уголовному делу.

               Так, в материалах моего уголовного дела, оглашенных в ходе судебного разбирательства, при рассмотрении каждой из организаций, я обращала внимание суда на эти согласования, взаимные письма, предложения.

               К материалам уголовного дела приложен "Отчет о командировке" Бабича В.С. в г.Новополоцк на ООО "Виторжье", где он подтверждает вышеописанное мною и информирует руководство комбината о возможности и выгодности погашения долга ООО.

               Анализ показаний свидетелей (л.12 абз.2): "о выполнении указаний обвиняемой о порядке проведения переговоров по договорам с поставщиками на заключение только договоров поставки с условием отсрочки оплаты" неконкретен, не может служить описаниям преступного деяния, противоречит выводам суда (л.37, абз.1) "частичный или полный расчет, в т.ч. встречной поставкой товара по заключенным договорам" и анализам заключенным договоров, оглашенных в ходе судебных заседаний. 

               Подавляющее количество договоров имели различные формы расчета, что и делалось ООО.

               Исходя из вышеизложенного, приговор должен быть отменен и в связи с тем, что в приговор, в нарушение ст.360 п.1 УПК РБ, включены данные, не являющиеся описанием преступного деяния, и доказательствами, на которых основаны выводы суда о виновности в совершении преступления обвиняемой.

                Это же противоречит п.10 Постановления Пленума ВС РБ от 28.09.01г. № 9 "О приговоре суда".

               Это же подтверждает и вывод суда (л.12 абз.3) о том, что "доводы обвиняемой о том, что ИП, работавшие в ООО "Виторжье", не ставили ее в известность обо всех обстоятельствах заключения ими договоров поставки товара, а поэтому она не могла давать им каких-либо указаний, суд расценивает как надуманные и направленные на то, чтобы сложить с себя ответственность за содеянное", т.к.:

  1. судом не доказано мое личное участие во всех 1724 договорах, по которым ООО работало в 2002-2005 годах,
  2. участие в договорной деятельности предприятия не может инкриминироваться ни руководителю, ни какому-либо работнику предприятия как уголовно-наказуемое при отсутствии признаков преступления, а является реализацией или исполнением своих служебных обязанностей в соответствии с Уставом ООО и должностными обязанностями,
  3. судом не учтены разъяснения Постановления Пленума ВС РБ от 28.09.01г. № 9, п.10, и не раскрыто "какие преступные действия и каким образом" были совершены из вышеописанного абзаца приговора. Не описано, что мною "содеяно" преступного, и по какой статье УК РБ это запрещено.

 

               Как уголовно-наказуемое деяние руководителя судом инкриминировано:

- (л.12 абз.5) информация работников ООО о "наличии собственной розничной сети (до 2004г. ООО "Виторжье"  имело одновременно работающих 14 фирменных магазинов в Полоцке, Новополоцке, Браславе, Поставах, Миорах, Верхнедвинске и других городах),рекламу торговых знаков (ТПП РБ зарегистрировала 1992 году товарный знак ООО "Виторжье", о чем выдано Свидетельство о регистрации товарного знака" и т.п.;

- судом неправомерно включены выводы о (л.13 абз.2) предоставлении "неверной информации о благополучном положении их фирмы". Неверная информация, рассматриваемая в уголовном процессе, это – "внесение заведомо ложных сведений и записей в официальные документы либо подделка документов и т.п. (ст.427 УК РБ), "подделка официальных документов" (ст.380 УК РБ).

               Никакой "неверной информации", тем более, подложных или поддельных документов ни одним работником никому не предоставлялось. И это судом не выявлено.

               Согласно ст.391 ГК РБ, граждане и юридические лица свободны в заключении договора, все контрагенты ООО могли сами проверить финансовое состояние фирм, никто не скрывал от них наличия картотеки на расчетном счету, наличие накопленных обязательств перед другими предприятиями.

               Законодательством РБ не предусмотрено, что сведения о каких-либо договорных обязательствах перед другими юридическими лицами, являются обязательными сведениями, о которых необходимо сообщать в устном или письменном виде перед заключением договора субъектами хозяйствования.

               Никто из кредиторов до вмешательства правоохранительных органов не заявил в суд в соответствии со ст.179 ГК РБ о признании сделки недействительной, как "совершенной под влиянием обмана или заблуждения", и никто не имеет для этого основания.

               Формулировка вывода суда "неверная информация о благополучном положении их фирм" не имеет для уголовного процесса никакого значения как термин, рассматриваемый и примененный в диспозиции статей УК РБ, т.к. термин "благополучие" отражает лишь количество имеющихся благ у физического лица, полученных в результате каких-либо действий.

               Никаких справок о "благополучии" ООО никем из контрагентов ООО не запрашивалось.

 

               Приведение в приговоре показаний свидетелей, не явившихся на суд без уважительных причин, исключающих их присутствие в зале суда, неправомерно, т.к. нарушает положения ст.333 п.1 УПК РБ "Оглашение показаний потерпевшего и свидетелей" и ст.60 п.4 УПК РБ "Свидетель обязан:

  1. явиться по вызову органа, ведущего уголовный процесс,
  2. правдиво сообщить все известное по делу и ответить на поставленные вопросы.

 

               В ходе судебных заседаний я неоднократно с 04.12.2006г. (в каждом судебном заседании) настаивала на допросе в судебном заседании свидетелей по "Списку лиц, подлежащих вызову в судебное заседание", утвержденных судом – всего 386 человек, оповещенных о вызове в суд надлежащим образом; и возражала против оглашения показаний свидетелей, данных ими в ходе предварительного расследования правоохранительным органам в помещениях ГОВД, под их нажимом, и поэтому (как известно из материалов уголовного дела, имеющих двукратные и трехкратные требования, допросить определенных свидетелей по заранее поставленным  вопросам наводящего характера), не содержащих подлинных сведений обстоятельств моего уголовного дела.  

               Судом в нарушение ст.290 УПК РБ не обеспечено создание "необходимых условий для всестороннего полного и объективного исследования обстоятельств уголовного дела": из 386 вызванных в суд свидетелей в суде было допрошено только 46человек, в т.ч. 5 человек как свидетелей защиты.

               Судом я лишена была права, предусмотренного УПК РБ, в т.ч. ст.330 п.3, о праве на допрос вызванных в суд свидетелей, на основании показаний которых были возбуждены уголовные дела в отношении меня.

               Судом не принято во внимание Постановление Пленума ВС РБ от 28.09.2001г. № 9 "О приговоре суда", п.3 "ссылка в приговоре на показания... а также на протоколы следственных действий и иные документы допустимы, если они оглашены с соблюдением требований ст.ст.328, 338 УПК РБ".

               Считаю, что включение в приговор показаний свидетелей, не допрошенных в ходе судебных заседаний, неправомерно по вышеуказанным причинам, и доказательством моей вины в совершении какого-либо противоправного деяния служить не могут (л.л.13-20 Приговора). Выводы же суда, что эти показания могут быть приняты во внимание, вступают в противоречие с самими фактами, в них изложенными.

               В показаниях, оглашенных в ходе суда, отсутствуют данные о совершении мною противоправных действий, рассматриваемых в уголовном процессе, а лишь подтверждают, что:

- между ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО и субъектами хозяйствования существовали осуществляемые в соответствии с ГК РБ "Положения о поставках продукции" гражданско-правовые отношения;

- от контактов после приобретения товаров работники ООО не уходили, а предпринимали всевозможные меры для закрытия образовавшейся задолженности.

               Свидетели Вашкевич (л.17 абз.2 Приговора), Дубчак (л.17 абз.3 Приговора), Сафаралиева  (л.18 абз.3 Приговора), Юранова  (л.17 абз.3 Приговора) и др. показали, что частичная и полная оплата за поставленный товар была проведена ООО по согласованию сторон. Договора согласовывали от 3-х до 12 служб предприятий, часть товара поставщики привозили на базу ООО сами, своим транспортом.

               Требование же поставщиков в оплате товаров только в денежной форме, на которое делает упор суд, сделаны под давлением правоохранительных органов и противоречит условиям заключенных договоров и фактам осуществления хозяйственных отношений.

               Так, (л.20 абз.2 Приговора) из показаний Калнинской Г.И. явствует, что договор типовой завода, из-за низкой ликвидности товара, типовая применимая для всех покупателей отсрочка платежа, предусмотрены все виды расчета, частично долг погашен.

               Заявление о привлечении меня к уголовной ответственности предприятие не подавало, договора подписаны заместителем директора ООО, даже иск в хозяйственный суд до вмешательства в отношения между субъектами хозяйствования правоохранительных органов, предприятие не подавало, все вопросы решались путем переговоров, согласовании сторонами хозяйственных операций.

               Мне же вышеуказанное судом инкриминируется как уголовно-наказуемое деяние вопреки интересам службы.

              

               Выводы суда об определении общего размера "неисполненных обязательств" ООО "Виторжье" перед поставщиками за период с 16 апреля 2002г. по 26 декабря 2005 г. (л.21 абз.2 Приговора), ничем не подтверждается, т.к. в суде не просчитывался, КРУ, несмотря на полуторогодовые расчеты, уточнения, изменения и т.п. попытки выяснить подлинное положение дел, не определен.

               На замечания (по моей просьбе приложенные к материалам моего уголовного дела) на акты КРУ 28, 29 марта 2007г., изложенные мною в письменном виде на 209 рассмотренных в ходе судебных заседаний организаций (всего 891 замечание), КРУ ответило далеко не на все, и то неточно, неконкретно, без предоставления суду первичных учетных документов, что описывалось мною выше.

 

               Судом при постановлении приговора используются термины (л.27 абз.4 Приговора), не используемые в уголовном процессе и не являющиеся основанием для привлечения меня к уголовной ответственности.

               "Общий размер обвинения" и его определение не предусмотрены диспозицией ст.424 УК РБ, ни одной статьей УПК РБ.

              

               Судом не приняты во внимание доводы Барановой, Михайловского, Пискуновой, Русак, Поздняковой, Лось, Дукшинской в том, что доход ИП рассчитывался ООО, исходя из объема выполненных работ (от 1,5 до 5% от суммы сделки, проведенной ими), и подтверждение их показаний в суде документами, приложенными к материалам моего уголовного дела по моему ходатайству.

               Учитывая вышеописанное утверждение суда (л.20 абз.4), "работники предприятия будучи индивидуальными предпринимателями и действуя в личных интересах" не принято судом во внимание" – неправомерно при постановлении Приговора и нарушает п.10 Постановления ПВС РБ № 9 от 28.09.2001 г., и в соответствии со ст.388 УПК РБ% "несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам дела" – приговор подлежит отмене. 

               "Общий размер обвинения" в уголовном, гражданском, административном или хозяйственном праве не классифицируется и не определяется, поэтому во внимание судом при постановлении приговора приниматься не должен.

               Вывод суда в приговоре (л. 27, абз. 6) об общем размере суммы неоплаченного товара ООО ""Виторжье"" перед поставщиками в размере 1 293 921 888 рублей ничем не обоснован, т.к. в ходе судебного заседания не просчитывался, с данными КРУ не совпадает, с первичными бухгалтерскими документами, частично находящихся в ОБЭП Новополоцкого ГОВД, частично в материалах моего уголовного дела, частично в кабинетах ООО "Виторжье" и т.п. не сопоставлялся, актами сверки расчетов не подтвержден, поэтому не может служить основанием для постановления приговора.

               Судом не описано (л. 27 абз. 6) на основании чего суд вносит поправки в сумму задолженности  ООО перед отдельными предприятиями Республики, что противоречит ст. 350 п.3 УПК РБ. "Приговор должен быть мотивирован..."

               Судом неправомерно в Приговоре делается ссылка на "приведенные выше акты ревизии" (л. 28, абз. 1), так как указанные при этом сроки проверки ревизорами периода с 01.01.01 г. по 30.09.05 г. от 12.12.05 г. ранее в приговоре не упоминался.

- В предписании № 481 от 08.11.05 г. период проверки с 01.01.98 г. по 01.09.03 г., потом ручкой исправлено с 2003 г. на 2005 год.

-  В заключении на возражения по акту документальной ревизии, подписанном начальником КРУ Богданом Н.Н., сроки указаны с 01.01.01 г. по 30.09.05 г., однако на 1-м листе акта документальной ревизии (по этому заключению) "Ревизируемый период 2003-2005 гг." (без указания конкретной даты).

-   Согласно вышеуказанному предписанию № 481 от 08.11.05 г. "начало и конец проведения ревизии 08.11.05 г. – 10.12.05 г." Никаких предписаний на проведение ревизии с указанием других сроков или "тем проверки", как того требует Приказ МФ РБ от 13.12.99 г. № 391 "Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения ревизий и проверок КРУ" п. 10, кроме вышеописанного мне не предъявлялось, проверки не проводились, о результатах проверок меня никто не информировал. Подтверждением о невозможности проведения каких-либо проверок, ревизий, инвентаризации после 13.12.2005 г. служит тот факт, что вся документация (т.14, т.18 УД) ООО была изъята ОБЭП ГОВД без предоставления администрации копий, без описи, в нарушение ст. 210 п. 15 УПК РБ, и место нахождение которой до сих "П.О.Р." мне не известно.

               Судом необоснованно отклонены мои неоднократные ходатайства о признании  недействительными и не соответствующие требованиям законодательства акты КРУ, не принято к сведению, вызванные для "объяснений о совершенных ими действиях" "специалисты КРУ" Прудников Е.С. и Головченко Н.А. не ответили ни на один из 19 разделов (в каждом по 5-6 вопросов) моих вопросов, поданных в письменном виде суду и специалистам и приложены к материалам моего уголовного дела, чем специалистами нарушена ст. 62 п. 3,5 УПК РБ,
               Судом (л. 28, абз.1) используются термины, не имеющие место в судебном процессе и в документах не фигурирующие.

               Ссылка суда на "сводный акт ревизии" неправомерна, т.к. к материалам моего уголовного дела "сводного акта" ревизии не прилагалось и в суде не рассматривалось.

               Исходя из вышеописанного, суд в приговоре допустил неточность, некомпетентность и сослался на обстоятельства, не исследованные в судебном разбирательстве, чем нарушил ст.350 п.2 УПК РБ "Требования, предъявляемые к приговору".

               Судом неправомерно сделан вывод со ссылкой на "сводный акт ревизии" о том, что "складской учет в ООО "Виторжье" был организован с нарушением Закона РБ "О бухгалтерском учете и отчетности" (л.д.115-203 т.87), т.к. материалы уголовного дела в томах 80 и далее формировались в ходе судебных заседаний.

               25.08.06г. мне для ознакомления были предоставлены 79 томов моего уголовного дела. В ходе судебного заседания аргументирование выводов, фактов, в нарушение вышеуказанного Закона, ни Головченко Н.А., ни Прудниковым Е.С. не представлено. Судом не определено, какие конкретно пункты вышеуказанного Закона не соблюдались ООО, никакими доказательствами, изученными в суде, последнее не подтверждалось.

               Эти же выводы противоречат выводам суда (л.2 абз.4 Приговора) о "надлежащем" складском учете движения товарно-материальных ценностей в ООО. Неправомерна ссылка (л.28 абз.2 Приговора) суда :"в частности, ООО не соблюдались требования Положения о приеме товаров по количеству и качеству, утвержденного Постановлением Кабинета Министров РБ № 285 от 26.04.96г., а также не выполнялся Приказ Минторга РБ № 12 от 27.01.97г. "Об использовании специализированных форм первичных учетных документов, применяемых в торговле", в которых по выводам суда "учет ТМЦ на складе должен осуществляться на основании книг складского учета, ведомостей учета остатков материалов на складе. Документы со склада должны передаваться по реестру приемки-сдачи документов".

               Выводы суда несостоятельны по следующим основаниям:

Ст.6 Закона РБ "О бухгалтерском учете и отчетности" (обращаю внимание, что в приговоре нет ссылки, какой конкретно закон имеется в виду) определяет, что "ведение бухгалтерского учета в организации осуществляется согласно учетной политики организации, сформированной в соответствии с законодательством РБ и утвержденной решением руководителя организации".

               "Учетная политика организации включает в себя:

- применяемые организацией формы первичных документов и регистров бухгалтерского  учета, если они отличаются от типовых;

- регламентацию движения первичных документов и регистров в бухгалтерском учете организации (график документооборота);

- на ООО существовала четко отрегулированная система учета ТМЦ на складах. Показания кладовщиков (л.28 абз.4 Приговора), опрошенных как свидетелей, Героцкого, Кириллова, Волох, Чигириной, Григорьева в приговоре отражены неверно. Ни один из них не заявил об отсутствии каких-либо необходимых для материально-ответственного лица условий для ведения учета на складе. Более того, из материалов моего уголовного дела следует, что администрация ООО неоднократно указывала заведующим складами на неточности ведения учета вверенных им ТМЦ, требовала устранить их, что и делалось материально-ответственными лицами.

               В показаниях всех материально-ответственных лиц - сведения о проводимых в соответствии с законодательством инвентаризации ТМЦ ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО.

               Ни одним из указанных в приговоре нормативным документом не предусмотрены ни "книги складского учета", ни "карточки складского учета", ни "реестры". Судом не описано, в каком нормативном документе фигурируют вышеуказанные термины, конкретный пункт или статья нормативного документа .

               В ходе судебного разбирательства Героцкий, Кириллов, Волох, Чигирина, Григорьев подтвердили, что ни одного случаяотпуска товара со склада без оформления документов, предусмотренных законодательством, не было с начала существования фирм, при этом каждый добавлял эмоционально: "Узнала бы директор, что я что-то отпустил без документов, уволила бы сразу!"

               Ни в ходе проверки КРУ, ни в ходе предварительного расследования моего уголовного дела, ни в ходе судебного разбирательства не выявлен ни один факт неточности складского учета. У каждого кладовщика оставался один экземпляр накладной и сверки наличия товара с диспетчерской. Проводились ежедневно в конце рабочего дня, при необходимости – несколько раз в день по мере отпуска товара и в обязательном порядке один раз в неделю.

               О соответствии законодательству системы учета свидетельствует и то, что в соответствии с Постановлением Госкомстата СССР от 28.12.89г. № 241 "Об утверждении форм первичной учетной документации для предприятий и организаций" "...допускается возлагать с согласия материально-ответственного лица ведение карточек складского учета на учетчиков (операторов", что и было организовано в ООО при полном дублировании материально-ответственным лицом.

               Допрошенный в суде бывший завскладом Кириллов подтвердил, что он готов представить суду несколько третьих экземпляров накладных, по которым он контролировал отгрузку товаров, и которые он (т.к. он не появился на работу из-за болезни) хранит до сих пор дома, что противоречит должностной инструкции.

               Факты, изложенные в приговоре "кладовщики принимали и отпускали товар по накладным", противоречат описанному "прием и отпуск товара со склада осуществлялся без оформления документов, предусмотренных законодательством".

               Утверждение суда о том, что инвентаризация ООО не проводилась, не только голословно, но и противоречит показаниям свидетелей.

               Так, показаниями завсклада Героцкого подтверждено в суде, что "в результате инвентаризации у него была выявлена недостача в сумме 15 450 руб.", которые он добровольно внес в кассу ООО.

               В соответствии с Законом РБ "О бухгалтерском учете и отчетности", ст.7 – "главный бухгалтер обеспечивает контроль за движением имуществом и выполнением обязательств", что также было предусмотрено ее должностной инструкцией, приложенной к материалам дела. "Указания и распоряжения главного бухгалтера в пределах его компетенции обязательны для всех структурных подразделений и работников", этими полномочиями главные бухгалтера были наделены, осуществляли их в полной мере, другого в ходе судебного заседания не установлено. Никаких разногласий в вопросах совершения хозяйственных операций, учета и т.п., рассматриваемых в уголовном процессе (письменные распоряжения руководителя в обязательном порядке, подлежащие исполнению главным бухгалтером, в диспозиции ст.40 УК РБ), судом рассмотрено не было.

               Исходя из вышеописанного, всю полноту ответственности за указанные действия передо мною, как руководителем предприятия, несли главные бухгалтера, и никакого отношения к моему уголовному делу это иметь не может.

               Проведенными налоговыми органами в 2003-2005 годах комплексными проверками, не отмечено ни одного факта нарушения требований к складскому учету, как и специалистами КРУ. Ссылка же суда на "сводный акт ревизии" (л.28 абз.1) неправомерна, т.к.не содержит вышеуказанных фактов и в суде они не рассматривались.

                Показания же Степанович Г.Н., данные ею в суде, не могут быть положены в основу приговора по следующим причинам:судом не установлено, когда, при каких обстоятельствах, о чем конкретно Степанович докладывала и кому конкретно, связанные со складским учетомСудом не определено, как эти вопросы решала Степанович, что предусмотрено е должностными обязанностями и контрактом, заключенным с ней.

               Судом не рассматривались должностные обязанности Степанович, не приняты во внимание и протоколы совещания у директора, где она обязывалась устранить те или иные недоработки и несоответствие в учете ТМЦ (т.17 у.д.).

               Судом не учтено и в приговоре не отражено, что Степанович была принята на работу заместителем директора по диспетчерской работе, учитывая ее опыт организации складского учета и несла передо мной ответственность в соответствии со ст.ст.197-204 ТК РБ как за совершение дисциплинарного проступка.

               Заявление же в суде (л.28 абз.7) было сделано лишь с целью снять с себя ответственность за непрофессиональность, и возможно, умысел личного корыстного характера в ненадлежащем учете ТМЦ, о чем В.П.Журба неоднократно информировал Новополоцкий ГОВД.

              

               Показания свидетелей (л.29 абз.2) о том, что "часть товара со склада по указанию Бочурной Е.М. забирал для реализации в РФ Бочурный Ю.М.", не может служить доказательством моей "преступной деятельности", т.к. в соответствии со ст.105 УПК РБ "Оценка доказательств", п.2, "не способны устанавливать или опровергать подлежащие доказыванию обстоятельства", поэтому судом приведены в приговоре безосновательно.

               Ранее в настоящих дополнениях мною указывалось, что с 1992 по 2005 год ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО занимались внешнеэкономической деятельностью, экспортировали и импортировали товары в соответствии с законодательством  республики. На момент возбуждения уголовного дела ООО не имели задолженности по ВЭД.

               Судом не выяснено, какая часть, какого товара, с какого склада (ООО или поставщиков), по каким документам, на какую сумму, когда, куда вывозился, по каким договорам, кем договора подписывались, кто какой товар получал, кому сдавал, продавал и т.п. сведения, необходимые для "установления обстоятельств, имеющих значение для данного дела", как того требует ст.89, ст.105 УПК РБ.

               В приговоре необоснованно, как не имеющие достоверности сведения (в нарушение ст.105 УПК РБ), приведены как доказательства моей "преступной деятельности" уточнения Булевич, допрошенной в ходе судебного заседания, а именно: "Бочурный Ю.М. мог получить на складе товар не по накладной, а по компьютерной распечатке   ТТН, которая выполняла роль пропуска на выезд транспортного средства с территории базы". На мой вопрос, заданный ей, что значит "мог получить", откуда у нее такие сведения и т.п., она пояснить суду ничего не смогла.

               Тем самым судом не принято во внимание требование ст.94 УПК РБ, а именно: "не могут служить доказательствами сведения, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности".

               Информация Булевич о компьютерной распечатке ТТН является лишь подтверждением строго соблюдения ООО Закона "О бухгалтерском учете и отчетности": "первичные учетные документы могут составляться на бумажных и машинных носителях информации", и не является подтверждением или отрицанием уголовно-наказуемого деяния руководителя предприятия.

               Судом не выяснено, когда, кто изготовил "компьютерные распечатки", были ли в них нарушения требований, предъявляемых к оформлению ТТН, было ли это административным нарушением или нарушением Указа Президента РБ № 40 от 16.01.2002г., или признаки совершения уголовно-наказуемого деяния.

               В случае последнего, судом не выяснено: является ли Булевич соучастником преступления, т.к. именно в ее должностные обязанности входила распечатка накладных, и подлежит ли она уголовной ответственности по ст.16 УК РБ "Соучастие в преступлении", и в качестве кого.

               Судом не определено, являются ли сообщаемые сведения признаками хищения, и самое главное – какое отношение вышеописанное имеет к диспозиции ст.424 ч.3 УК РБ, моим "преступным действиям" "вопреки интересам службы", какой при этом и с какой целью был нанесен моими действиями "вред" интересам ООО "Виторжье" или ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО, и какая причинная связь между вышеуказанными действиями работника ООО, мною и "нормальной работой предприятия", как того требует диспозиция ст.424 ч.3 УК РБ.

 

               Неправомерно указано в приговоре на показания Параскива и Михайловского, как противоречащие п.10 Постановления ПВС РБ № 9 от 28.09.2001г., как не имеющие "доказательственного значения" (л.29 абз.3).

               Судом не исследовано ни одно из обстоятельств, на которые ссылается суд в приговоре. Не определено: что такое "несколько раз" – когда, с каким товаром, куда, при каких обстоятельствах Бочурная Е.М. давала какие указания на отвоз товара. Свидетель Параскив, заявив в суде о его поездке с товаром в Россию, не смог вспомнить ни дату поездки (даже год сделки), ни организацию, куда отвозился товар, только вспомнил, что по бартеру привозил макароны. Информировал суд о том, что организацию, куда он ездил, нашел сам, т.к. работал в отделе сбыта, и это входило в его функциональные    обязанности. Документы оформлял отдел ВЭД, они соответствовали законодательству, товар отвозился и поступал на ООО по накладным, договора подписывал "кто-то из руководства ООО", кто – не помнит, переговоры вел он сам.

               Судом не подтверждено ни одного факта нарушения финансово-хозяйственной дисциплины при проведении сделок Михайловским и Параскивом, в т.ч. не установлены факты нарушения Е.М.Бочурной, обстоятельства получения денежных средств (каких, сумма, дата, время, от кого полученных, в чьем присутствии и т.д.) в суде не подтвердилось, что и соответствует показаниям Параскива и выводу суда (л.29 абз.3): "никакими документами эта передача не подтвердилась".

Исходя из вышеописанного, в приговор включены описания свидетельских показаний в нарушение ст.105 п.7 УПК РБ, как недостаточные, т.к. их совокупность, которая в суде добыта не была, не позволяет "установить обстоятельства подлежащие доказыванию по уголовному делу".

Судом не учтено, в приговоре не отмечено, что у Параскива имелись основания  для оговора меня, о чем я предупредила суд до начала дачи им свидетельских показаний, т.к. он подавал в суд на ООО в связи с невыплаченной ему заработной платой.

В суд г. Новополоцка по гражданскому делу Параскивым были поданы подложные документыподделана подпись на справке, суд его требования не удовлетворил, посчитал претензии необоснованными.

 

Включение в описательно-мотивированную часть приговора свидетельских показаний Пискуновой, Хрол, Русак, Ермаковой о фактах наличия на (л.29 абз.4 Приговора) ООО испорченных накладных, которые «хранились в диспетчерской предприятия в отдельной папке», противоречит свидетельским показаниям Французевич О.В. (л.29 абз.6 Приговора) «которая подтверждала, что вела наряд испорченных накладных. При этом таких накладных было очень много. Все они подшивались в отдельную папку и хранились отдельно в бухгалтерии фирмы.»

Вышеуказанные факты, изложенные в свидетельских показаниях, не только противоречат друг другу и проверены судом не были, что делает взаимоисключающими и поэтому недостоверными, но и подтверждают отсутствие умысла  в моих действиях и действиях моих работников ООО на утаивание сведений, в них содержащихся, с целью прикрытия каких-либо незаконных действий.

Проведенной в 2005г.  Комплексной проверкой ГНИ по г. Новополоцку все накладные, в т.ч. испорченные и приложенные к бухгалтерским отчетам, были проверены, сверены с учетными данными на них налоговой инспекции, в итоговом акте проверки (имеется в ОБЭП г. Новополоцка и ГНИ по г. Новополоцку)  замечаний не отмечено. Учет, порядок хранения и использования бланков строгой отчетности ООО осуществлялся в строгом соответствии с Постановлением МФ РБ «Об утверждении положения о порядке использования бланков строгой отчетности №21 от 21.02.02г. (с изм. и доп.), других фактов, составляющих совокупность доказательств по уголовному делу, суду не предоставлено.

Свидетельские же показания (л.29 абз.7 Приговора) о том, что «Бочурный Ю.М. реализовывал какой-либо товар в нарушение кассовой дисциплины за наличный расчет, после чего денежные средства использовались на нужды предприятия", ничем не подтверждены, свидетели Ермакова, Пискунова, Марцелева (л.29 абз.7 Приговора) в судебном заседании не подтвердили (т.к. ни один из них не был свидетелем того, о чем  сообщили суду), а лишь предположили, что "Бочурный Ю.М., как и «инженеры отдела быта» (л.29 абз.2 Приговора), "реализовывали полученный на складе фирмы (какой – не уточняли) товар в Российской Федерации за наличный расчет. Наличные деньги Бочурный Ю.М. передавал обвиняемой, которая принимала решение об использовании этих денег. Деньги использовались на выплату заработной платы работникам фирмы, оплату налогов, текущих платежей за энергоносители, услуг связи и других платежей, необходимых для текущей деятельности предприятия» (л.30 абз.1)

Включение вышеприведенных свидетельских показаний в описательно-мотивировочную часть обвинительного приговора, постановленного в отношении меня, неправомерно по следующему основанию:

Вышеописанное является нарушением «Инструкции о правилах ведения кассовых операций в РБ от 31.07. 1996г. №90» и при выявлении фактов ее нарушения рассматривается как административное правонарушение, что и предусмотрено вышеуказанной инструкцией.

Проверка финансово-хозяйственной деятельности ООО и индивидуальных предпринимателей, в т.ч. соблюдение кассовой дисциплины, возложена на контрольно-ревизионные управления МФ РБ и по областям (по постановлению  правоохранительных органов) в соответствии с «Инструкцией о взаимодействии работников контрольно-ревизионных подразделений министерств, других республиканских органов государственного управления, государственных организаций, подчиненных Правительству Республики Беларусь, местных исполнительных и распорядительных органов, налоговых, таможенных органов, органов уголовного преследования и судов по организации и проведению проверок (ревизий) финансово-хозяйственной деятельности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», утвержденной Постановлением МФ, КГК, Прокуратуры, МВД, Министерства по налогам и сборам, Минюста, КГБ РБ от 12.06. 02г. №83\33\16\149\62\14\18\35.

Судом не принято во внимание, что проверкой КРУ по Витебской области в акте отмечено соответствие организации учета денежных средств в ООО «Виторжье» и «МИГ-ЛТД» «Инструкции о правилах ведения кассовых операций в РБ» от 31.07.1996г. №90.

Никаких нарушений кассовой дисциплины КРУ не выявлено. Рассмотрение в судебном заседании вышеуказанных фактов и их оценка, выводы и утверждение о виновности или невиновности возможны в соответствии со ст. 105 УПК РБ только при оценке предъявленных суду доказательств, которых в суде не было.

Судом не принято во внимание  п.3 ст.105 УПК: «Допустимыми признаются доказательства, полученные органом, ведущим уголовный процесс, в установленном настоящим Кодексом порядке и из предусмотренных законом источников», чем и являются в уголовном процессе в соответствии с вышеуказанной «Инструкцией…» от 12.06.02г. – управления КРУ и составленные ими по итогам проверок (ревизий) акты.

Неправомерно включение в описательно-мотивировочную часть приговора как основания для обвинения меня в действиях «вопреки интересам службы» «нумерации складов в компьютерном учете фирм» (л.29 абз.5 Приговора).

Ведение учета движения ТМЦ, выписка накладных, разбивка товара по складам, товарам, количеству, ассортименту, фирмам и т.п. была мною по приказу и в соответствии с должностными инструкциями возложена на диспетчеров ООО.

Контроль за правильностью ведения учета был возложен на старших диспетчеров, заместителей директора по диспетчерской работе. Это подтвердили в судебном заседании бывшие старшие диспетчеры Баранова, Ермакова и заместитель директора по диспетчерской работе Степанович. В своих свидетельских показаниях Степанович указала, что она сама «не знала как нумеровались склады, по какому признаку, каким товаром, делалось так, как было удобно работать диспетчерам.»

Никаких доказательств, подтверждающих выводы суда о «левых» или «бестоварных» складах, суду представлено не было ни свидетелями, ни актами КРУ, ни предварительным расследованием.

В ходе судебного разбирательства не анализировалась вся финансово-хозяйственная деятельность ООО, актами КРУ суду представлены (очень неточно) лишь факты наличия кредиторской задолженности ООО, т.к. ревизия, как показал в суде 23.03.07г. Головченко Н.А. (специалист КРУ), была проведена лишь «отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО»

Судом не рассматривались, несмотря на мои Ходатайства, заявленные в суде и в ходе предварительного расследования на имя Малышева О.А. об анализе всей деятельности (финансово-хозяйственной) ООО, (движения всех товаров за ревизируемый период) вся деятельность ООО в комплексе.

В результате вышеизложенного в суде не исследовались факты использования ТМЦ, денежных средств на выдачу заработной платы, вознаграждений за услуги сторонних организаций, ИП, услуги связи, договора перевода долга, уступки права требования, дебиторская задолженность ООО, оплата услуг и содержания лиц, направленных ДИН МВД РБ для отбывания наказания в виде ограничения свободы и т.д.

В свидетельских показаниях допрошенного в суде Домутя И.А. (17.05.07г.) – начальника ИУОТ №15 г. Новополоцка, имеются доказательства (в т.ч. договор между ООО и УДИН по Витебской области «О содержании осужденных») того, что за почти пять лет сотрудничества ДИН МВД РБ и ООО на содержание осужденных были израсходованы (в соответствии с договором) значительные материальные ценности, а именно: мебель, постельные принадлежности, посуда,  шторы, коврики, одеяла, подушки, матрацы, спецодежда, обувь и т.д., которые (наряду с продуктами питания, выдаваемыми в счет заработной платы), диспетчерской несвоевременно списывались. Эти и другие факты могли быть причиной образования «бестоварных» складов или что-либо еще в связи с неточностью или неоперативностью работы конкретного диспетчера. Каким конкретно образом, какие ТМЦ учитывались в диспетчерской ООО, судом не рассматривалось.

Свидетельскими показаниями Ермаковой, Русак, Степанович, Барановой подтверждено, что  указания по учету ТМЦ в диспетчерской, составлению реестров, оформлению и обработке накладных, они получали от главных бухгалтеров ООО, куда и сдавали ежедневно первичные учетные документы, отчеты, сводные ведомости и т.д.

В соответствии с Законом РБ от 18 октября  1994 года №3321-XII «О бухгалтерском учете и отчетности» (с изм. и доп.) ст.7: «Главный бухгалтер обеспечивает контроль за движением имущества и выполнением обязательств»,  что и было определено должностными инструкциями главных бухгалтеров.

Вменять же мне, как уголовно-наказуемое деяние «вопреки интересам службы» возможные несоответствия фактическому положению дел данные диспетчерского учета (которые в ходе судебного разбирательства выявлены не были) по вышеуказанным основаниям неправомерно.

Это же подтверждено выводами суда (л.30 абз.4) в том, что выездная торговля, осуществляемая работниками ООО с машин на рынках Витебской области, помогала решать вопросы в области заработной платы. «Реализованный во время выездной торговли товар зачислялся на «бестоварный» склад, а затем списывался на получение работниками заработной платы». Каких-либо нарушений при этом ни КРУ, ни предварительное расследование, ни судебное расследование (нарушений законодательства) не выявило.

Свидетельские показания (л.30 абз.5,6,7) Поздняковой, Саппо, Здитовец, данные ими в ходе судебных заседаний, ничем не подтверждены, и доказательством моей «преступной деятельности" "вопреки интересам службы» служить не могут по следующим основаниям:

Судом не учтена и к материалам моего уголовного дела не приложена декларация о доходах моих и моего супруга, из которой видно, что я имела возможность из собственных средств выдать для решения хозяйственных вопросов ООО, (учредителями которых мы являемся) заемные средства, о чем я описывала выше. Оформление займов производилось в соответствии с законодательством РБ и нарушениями, наказуемыми в уголовном законе не является.

Выдача «денежных средств на выплату заработной платы, внесение наличных денег на расчетный счет предприятия (какого?) и уплаты налогов» в счет займа учредителей, предусмотрена Законом РБ «Об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью и обществах с дополнительной ответственностью», и уголовно-наказуемым деянием не является.

Указанные как подтверждение моих неправомерных действий (л.31 абз.2), отраженные в Приговоре результаты обысков у Пискуновой, Саппо и Кириллова лишь полностью подтверждают мои доводы в моей невиновности.

Так (л.31 абз.3) обыск 04.04.06г. в квартире Пискуновой не выявил ни одного предмета, документа, которые могут иметь значение для уголовного дела, или подтверждать неправомерность моих действий. Из протокола обыска (л.д.75 т.14) следует, что изъятые /неправомерно, т.к. не имели отношения к уголовному делу/ ТТН за моей подписью удостоверяют легальный, с уплатой всех налогов, как ООО, так и ИП, Пискуновой расчет (на бланках строгой отчетности) с ней за услуги ООО, что в полной мере отражено в проводках ООО.

Предположения суда, что перечисленные в накладных товары Пискуновой не получались, ничем не подтверждены, получение подтверждено личной подписью Пискуновой, внесено ей же в отчеты ООО и о своих доходах для налогообложения.

При описании протокола обыска от 04.04.06 в квартире Саппо судом включены в Приговор искаженные, не имеющие отношения к моему уголовному делу, факты.

Так, констатация, что при обыске изъяты неучтенные расходные ордера, ведомости, по которым заработная плата работникам выдавалась наличными деньгами (л.д.77 т. 14, л.д. 6-93 т. 16) – неправомерна. В ходе обыска не выявлено ни одного документа, ордера, ведомости с моей подписью, что и противоречит выводам суда и показаниям Саппо (л.30 абз.6 Приговора) о том, что «заполненные бланки расходных ордеров она должна была заполнить и вернуть Бочурной Е.М. обратно".

В ходе судебного заседания по фактам, изложенным выше, разбирательства не было, расходные дела не изучались, подписи получивших денежные средства, источники получения денежных средств, их отражение в бухгалтерских проверках не расследовались. Факты нарушения при этом кассовой дисциплины не установлены.

Обращаю внимание, что обыски в квартирах Пискуновой и Саппо были проведены после заключения меня под стражу, с расходными ордерами я ознакомилась только в сентябре 2006 года (до этого не имела о них никакого представления) в момент ознакомления с материалами моего уголовного дела в СИЗО-2 г. Витебска.

Судом не выявлено, и никакой совокупностью доказательств не доказано, как того требует ст.104, 105 УПК РБ, что эти факты смогут иметь значение для уголовного дела.

Подтверждением этого являются и изложенные в приговоре (л.31 абз.5 Приговора) протокола выемки (л.д.41 т.61 Приговора) у Кириллова М.А. ТТН: «Со слов Кириллова, под видом товара, на сумму, указанную в накладных, он получал наличные деньги», т.е.в приговор включены не поверенные, не исследованные судом доказательства, так как суд не выяснил – кто выдавал деньги, их источник, когда, как это отражено в бухгалтерских проводках, и тому подобное, необходимое для всесторонней, полной и объективной проверки доказательств моей виновности. Это же подтверждено и  тем, что на накладной имеется подпись Кириллова, и накладная учитывалась в декларировании его доходов по его заявлению.

 

Приговор должен быть отменен по причине, определенной ст.388 УПК РБ (п.1.3) «существенное нарушение уголовно-процессуального закона»: в описательно-мотивировочной части приговора (л.31 абз.6 Приговора) включено описание доказательств, полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности,  не в соответствии с УПК РБ, чем грубо нарушена ст.101 УПК РБ.

Изъятие бухгалтерских документов и системных блоков компьютеров, на которое указывает суд (л.31 абз.6), было совершено в нарушение ст.210 УПК РБ, а именно:

- при изъятии документов нарушен пункт 13 ст.210 УПК РБ, т.к. работники ОБЭП и дознаватель не ограничились изъятием предметов и документов, которые могут иметь отношение к уголовному делу. Изъятию подверглись документы и личные вещи, принадлежащие работникам ООО (включая чайные пакетики, салфетки и т.п.). Одновременно с этим не были изъяты около ста документов, имеющих отношение к уголовному делу, в т.ч. товарно-транспортные накладные на приход и расход товаров, сертификаты, анализ движения подсолнечного масла, расчеты с банком, за полученный кредит и т.п.

Все неизъятые документы были обнаружены работниками ООО после обысков и выемок на полу бухгалтерии в скомканном, мятом виде, со следами обуви лиц, проводивших обыск, в грязи.

Часть документов, которые могли иметь отношение к материалам моего уголовного дела, находились в диспетчерской, кабинетах коммерческих отделов, у заместителей директора, в моем кабинете.

По моей просьбе в ходе судебного заседания часть этих документов со следами документов, протекторов обуви, помятые были приложены к материалам моего дела, однако, ни в ходе предварительного расследования (по описанным выше причинам), ни в ходе судебного заседания не изучались и в приговоре не учитывались, в нарушение ст.105 УПК РБ;

- обыски и выемка в помещениях ООО были проведены в нарушение ст.210 п.9, ст.209 п.9 УПК РБ без присутствия представителей администрации;

- при проведении всех выемок документов (2005, 2006 гг.) администрации ООО не было предоставлено право, предусмотренное ст.210 п.15 «в присутствии лица, производящего выемку, изготовить копии с изъятых документов и иных носителей информации».

В протоколах выемки (т.13 л.д.69) нет отметок об изготовлении копий и соответствии их изымаемым подлинникам в нарушение вышеуказанной статьи УПК п.15;

- ООО «Виторжье» и «МИГ-ЛТД» администрация до сих пор не располагает никакими сведениями о документах, изъятых в ходе выемок на ООО, т.к. в протоколах обыска и выемки отсутствует в нарушение ст.212 УПК РБ описание изъятых документов, их количество, наименование, признаки, принадлежность к конкретному предприятию, ИП, личные вещи. В нарушение ст.212 п.4 УПК РБ при выемках 2006 года как документов, так и системных блоков компьютеров, копия протоколов администрации вручена не была;

- при осмотре изъятых документов (т.13 л.д.116, т.14 л.д.1) в нарушение ст.204 п.4,п.5,п.6 не были привлечены понятые, подозреваемый, специалисты.

Администрация ООО была лишена права, предоставленного ст.204 п.6 УПК РБ на «обращение внимания следователя, дознавателя на все то, что, по их мнению, может способствовать выяснению обстоятельств уголовного дела», т.к. осмотр проводился  О.А. Малышевым, Скуманом В.А. единолично, и поэтому доказательством по моему уголовному делу служить не может;

- ситуация усугубляется тем, что из протоколов осмотра изъятых документов (т.14 л.д.1-30) невозможно определить, что конкретно изъято, т.к. осмотр ограничился фразами (л.27): «Папка-скоросшиватель зеленого цвета с различными документами 468 листов», «Папка с белыми завязками с документами» и т.п.

Антикризисный управляющий Назаров В.И., назначенный по решению Хозяйственного суда г. Витебска (областного), на заседании суда по вопросу о защитном периоде в ООО «Виторжье» заявил, что документы ООО – ОБЭП ГОВД г. Новополоцка «приведены а полную непригодность» для исследования и «восстановлению не подлежат».

Судом, при включении фактов, изложенных в протоколах обыска и изъятия (л.д. 69-70, 75, 76 т.13) не учтено определение Постановления Пленума ВС РБ № 9 от 28.09. 01г. «О  приговоре суда» п.4 «Доказательства, полученные с нарушением Закона, не имеют в соответствии со ст.27 Конституции РБ и ч.3 ст.8, ч.5 ст.105 УПК РБ юридической силы».

Несмотря на неоднократные мои Ходатайства о признании обысков и осмотров документов ООО по вышеперечисленным причинам, как «не имеющих юридической силы» судом они удовлетворены не были, в суде мною озвученные факты нарушений не рассматривались, отказ, мотивированный причинами не рассмотрения моих ходатайств мне доведен до сведения не был, в нарушение ст.137 УПК РБ;

- до сих пор документы, изъятые правоохранительными органами и необходимые мне для защиты по моему уголовному делу, не возвращены, как и системные блоки. Один из блоков в марте 2006 года был обнаружен снятым с компьютера с сорванной пломбой в приемной ООО «Виторжье» случайным посетителем. О сохранении или не сохранении в нем информации в полном объеме после «исследования» его в правоохранительных органах ничего не известно, в судебном заседании не исследовалось;

-приговор должен быть отменен, исходя из вышеизложенного, по причине (ст.388, 389 УПК РБ) «в связи с односторонностью или неполнотой судебного следствия», т.к. «вследствие необоснованного отклонения ходатайства обвиняемого остались невыясненными некоторые такие обстоятельства, установление которых могло иметь существенное значение при постановлении приговора».

В приговор включены данные, которые «не имеют доказательственного значения» в нарушение п.10 Постановления Пленума ВС РБ №9 «О приговоре суда».

Так (л.31 абз.7) в Приговор включены:

- данные «часть товарно-материальных ценностей …проходит по учету склада №9 (л.д. 226-244 т.75);

- «определить стоимость, дату поступления и принадлежность к поставщику не представляется возможным ввиду отсутствия документов складского учета» (л.31 абз.8) на товар;

- «Из материалов, полученных из Великолукской таможни РФ следует, что ООО «Виторжье» систематически вывозило товары в Российскую Федерацию (л.31 п. 9)-(л.д.216-218 т.14);

- «согласно справке ИМНС по г. Новополоцку задолженности по уплате налогов ПКФ «МИГ-ЛТД» в бюджет не имеется, имеется задолженность по уплате налогов в бюджет ООО «Виторжье»  и ООО «Виторжье-1», которая погашается ежеквартально согласно графику (л.д.210 т.9).

При этом судом допущены грубые неточности в констатации ни о чем не говорящих фактов. Так ссылка (л.31 абз.9) в Приговоре на л.д.216-218 т.14 неправомерна, т.к. на этих листах в материалах моего уголовного дела документы, подтверждающие внешнеэкономическую деятельность не ООО «Виторжье», а «МИГ-ЛТД».

Ни в одном, ни во втором случае констатация наличия систематической внешнеэкономической деятельности ООО не является уголовно-наказуемым деянием для ее руководителя. Фактов нарушения законодательства, регламентирующего ВЭД судом не выявлено.

Ссылка же на «акт инвентаризационной ведомости (л.д.38-52 т.14) товаров на складе ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО неправомерна по причине, описанной мною выше (л. Дополнений). Кроме того, как видно из вышеизложенного, комиссией даже не было определено, какой товар принадлежит какому предприятию, акт оформлен не в соответствии с требованиями законодательства, т.е. гвозди – в штуках, например, в акте не указаны цены, по многим позициям – количество, наименование товара и т.п.

Отсутствие задолженности по налогам у ООО не опровергает, а лишь подтверждает, что мною не совершались никакие действия вопреки интересам службы.

 

Суд необоснованно не учел мое Ходатайство о запросе в «Беларусбанк» сведений, подтверждающих о документальном проведении операции по займу учредителей ООО, хотя я на этом настаивала, эти же данные подтвердил в своих свидетельских показаниях и бухгалтер Здитовец А., данных им суду.

В протоколе судебных заседаний (от 18.01.07г.) должны быть зафиксированы и отражены вышеописанные показания.

Предоставить же бухгалтерские документы, подтверждающие осуществление займов из своих личных средств, которые использовались на текущие нужды предприятий, я не имею возможность, т.к. 31 марта 2006г. заключена под стражу, а местонахождение и состояние изъятых бухгалтерских документов ООО мне не известно, и судом, несмотря на мои Ходатайства, не определено.

Таким образом, выводы суда (л.32 абз.1) «о надуманности и не соответствии» моих доводов о займе «противоречат требованию п.34 Постановления Пленума ВС РБ №9 от 28.09.01г. «О приговоре суда» - «приговор может быть основан на тех доказательствах, которые непосредственно исследованы в судебном разбирательстве».

 

Выводы суда, основанные на показаниях в судебном заседании свидетелей (л. 32, абз. 2) Пискуновой, Русак, Ермаковой, Булевич, Крюковой, Хрол, неправомерны в части: "списание реализованного товара на заработанную плату и выездную торговлю не давало возможности скрыть реальную недостачу товара на складе". Ни один из вышеназванных свидетелей о недостатке в своих показаниях не говорил, никакие  данные о недостачах в ходе судебных заседаний не рассматривались. Ни судом, ни предварительным следствием, ни актами КРУ недостачи не выявлено.

Судом не конкретизировано, какой товар был реализован в Российской Федерации, сумма, дата реализации. Почему этот вывод суда является основанием для обвинения меня в действиях "вопреки интересам службы"? Судом не определено и в описательно-мотивировочной части приговора не отражены факты, доказанные судом, наличия  подложности документов, в нарушение ст. 89 УПК РБ, п. 10 Постановления Пленума ВС РБ № 9 от 28.09.01 г. – а именно, не указанно "место, время, способ совершения подлога, формы моей вины, мотив, целей и последствий преступления".

Последующие выводы суда "отгрузка регистрируется в таможенных органах и оформляется в банке" проведенных сделок опровергает их подложность, до этого ничем не подтвержденная.  

               Утверждение суда "Оплата от фирм "Залюхово" и "Дарина" за товары не поступила", противоречит материалам моего уголовного дела (т.76, л.д.1-97), ревизия финансово-хозяйственной деятельности ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО, документам, полученным в результате выемки документов в "РРБ-Банке" г.Витебска.

               Не соответствует предмету, рассматриваемому в уголовном процессе, а именно, деяния, запрещенные законом, а именно, "созданы по инициативе" фирмы на территории суверенного государства.

               В уголовном процессе противоправным действием "по регистрации юридического лица в качестве субъекта, осуществляющего предпринимательскую деятельность, рассматриваются фактически установленные факты: подачу заявления в регистрирующие органы и т.д." /Комментарий к УК РБ под общ.ред.А.В.Баркова, Мн., Тесей, 2003г./, как того требует диспозиция ст.234 УК РБ (стр.609 Комментария).

               Подобные факты ни предварительным следствием, ни  судом не установлены, более того, директора предприятий "Дарина" и "Залюхово" подтвердили в данных для правоохранительных органов, что фирмы зарегистрированы ими (т.61, л.д.127). Главный бухгалтер "Дарины", Баулина, прямо заявила, что печать предприятия "всегда находилась у меня".

               В ходе судебного разбирательства не рассматривались данные о движении денежных средств, на фирмах "Дарина" и "Залюхово", нет данных компетентных органов РФ о том, что эти фирмы фиктивные, подставные, не осуществляют никакой хозяйственной деятельности и т.п.

               Отношения между субъектами хозяйствования не признаны в РФ преступлением, руководители этих предприятий не обращались в компетентные органы своей страны с подобным заявлением, претензий к ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО от этих субъектов хозяйствования не поступало, что является непременным условием, предшествующим уголовному преследованию в РБ в соответствии с Минской конвенцией 1993 года.

               Исходя из вышеизложенного, судом не соблюдены положения ст.ст.470, 471, 472 УПК РБ.

               Судом в описательно-мотивировочной части (л.32, абз.4)  приводятся ничем не подтвержденные данные.

               Так, суд определяет: "Из показаний в Судебном заседании Молоток И.И., Хрол М.В., следует, что печати фирм "Залюхово" и "Дарина" хранились лично у Бочурной Е.М."

               Из показаний: Пискуновой О.В. (06.12.06г.): "Печать "Залюхово" хранилась у меня  в сейфе, я их ставила на документы, которые готовила бухгалтерия и отдел ВЭД"; Лось (05.12.06г.): "Печать "Дарины" я видела у Пискуновой  в сейфе"; и вышеописанные данные Баулиной (главного бухгалтера "Дарины"): "Печать хранилась у меня  постоянно".

               Никаких подтвержденных фактов использования мною печатей, бланков, юридического адреса и проч., в судебных заседаниях не подтверждено, судом не доказано.

               Это же подтверждает вывод суда (л.32, абз.5 Приговора), но без указания, когда, кем, какие документы, с какой целью они оформлялись, "кем-то из бухгалтеров, а документы, представленные таможенному органу, оформлялись инженерами ВЭД".

               Судом в нарушение положений Постановления Пленума ВС РБ № 9 от 28.09.01г. "О приговоре суда", п. 10 "Ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу лиц..., необходимо изложить ту часть показаний, которая имеет доказательственное значение (л.32 абз.6 Приговора) приговора, приводятся показания свидетеля Хрол М.В. "По указанию Бочурной Е.М. несколько раз выполнила подписи за должностных лиц российских фирм "Залюхово" и "Дарина" в бухгалтерских документах, которые необходимо было представить в банк или на таможню" и которые никакими доказательствами в ходе судебного заседания не подтвердись.

               В представленном мне обвинении от 26.09.06г. о том, что я "с цлью сокрытия хищения на сумму 2 662 469 000 туб. совершила должностной подлог, указано, что подложными явились документы о совершении сделки между ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО  и ООО "Залюхово", г.Смоленск.

               83 договора поставки, 23 допсоглашения к договорам поставки, 141 ТТН, 122 счет-фактуры, 42 спецификации – всего 411 документов, оформленных в соответствии с законодательством, имеющих подписи десятков должностных лиц, печатей фирм, компетентных организаций РФ и РБ, отметки таможенных органов, банков, предприятий по договорам перевода долга и т.п.

               О совершении сделок между ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО и ООО "Дарина", г.Псков.

               12 договоров, 5 допсоглашений, 12 ТТН, 9 счетов-фактур, 7 спецификаций, а всего 39 документов с аналогично вышеописанным оформлением.

               При этом в ходе судебного разбирательства не выяснено и в приговоре не отражено: если судом (л.36 абз.4 Приговора) определено, что "оценив в совокупности собранные по делу доказательства, суд не находит оснований для квалификации действий Бочурной Е.М. как хищение путем злоупотребление служебными полномочиями. С какой целью, "корыстной или иной", эти действия мною были совершены?

В ходе судебного заседания мне другой корыстной цели и другого обвинения, кроме как по ст.210 УК РБ (хищение) не предъявлялось и в приговоре не описано.

Учитывая, что наличие корыстных побуждений является квалифицирующим признаком состава преступления по ст.ст.210, 424, 427 УК РБ, считаю, что вышеуказанные факты, приведенные в приговоре, не могут рассматриваться как уголовно-наказуемое деяние.

Выводы же суда о наличии на ООО недостач, ничем не подтверждены, в материалах дела отсутствуют и противоречат выводам суда (л.31 абз.8 Приговора) и описанных мною выше фактам.

Судом не определено:

- ассортимент недостающего товара,

- за какой период образовалась недостача,

- на какую сумму,

- кем, когда, какими документами подтверждена недостача,

- по какой причине образовалась недостача,

- какое материально-ответственное лицо допустило недостачу,

- рассмотрены ли были факты недостачи руководством предприятия,

- на каком предприятии – ООО "Виторжье", ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО, УП "Виторжье-1", ИП Бочурная Е.М., ИП Журба В.П. – образовалась недостача,

- определен ли органами дознания факт уголовно-наказуемого деяния в действиях материально-ответственных лиц по ст.211 УК РБ, и что это – присвоение или растрата.

              

               В ходе судебного заседания не выяснено, какие документы подложны, по каким признакам, рассматриваемым в диспозиции ст.427 УК РБ, кем конкретно исполнен подлог.

               Судом не проведена почерковедческая экспертиза, несмотря на заявленное мною ходатайство об этом, направленное 11.09.06г. в адрес органа предварительного расследования и обязательное по моему ходатайству для рассмотрения судом.

               Не определен судом субъект преступления, т.е. лицо, которое непосредственно осуществляет подготовку подложного документа.

               Судебным следствием не установлены лица по каждому предъявленному мне обвинением документу, фактически вносившие подложные сведения; обстоятельства, цель, содержание или причина внесения ложных сведений.

               05.12.06г. свидетель Хрол сообщила суду, что "Именно главный бухгалтер давала распоряжения мне на выписку накладных от фирм "Дарина" и "Залюхово", ей же передавала подписанные договора".

               Никаких конкретных данных, указывающих, что подписание, составление подложных документов делалось по моему указанию, судом не добыто.

               Это же подтверждает Хрол в своих показаниях: "Оформленные документы я сдавала в бухгалтерию, кто их подписывал, я не знаю".

               Никаких распоряжений, указаний, рассматриваемых в уголовном процессе в соответствии со ст.40 УК РБ, данных мною для оформления вышеуказанных документов мною не давалось, и судом не установлено.

               Данных о нарушении законодательства в расчетах между субъектами хозяйствования, таможенного законодательства, законов РФ и РБ, регламентирующих ВЭД, в материалах дела нет, и судом не установлено.

               Ничем не подтверждено и уверение Шапкиной, Гусевой, Баулиной о том, что они самостоятельно хозяйственную деятельность не осуществляли. Никакими совокупными с оглашенными  в ходе судебного заседания показаниями вышеуказанных граждан России не подкреплено отсутствие движение по счету этих организаций, наличие хозяйственных связей с субъектами России и т.д.

               Судом искажены в описательно-мотивировочной части Приговора показания секретаря Артемовой (л.32 абз.7), т.к. в суде она пояснила, что она "по электронной почте постоянно получала документы от фирм "Дарина" и "Залюхово", и готовила и отправляла по электронной почте в адрес различных фирм,  различные документы", что подтверждает функционирование вышеуказанных фирм на территории России.

               Это же подтверждено показаниями Марцелевой, Хрол и другими.

               Так, в своих свидетельских показаниях бухгалтера Марцелевой, данных ею 04.12.06г.: "Я с документами ездила в Псков, в фирму "Дарина". Возила документы, которые передавала бухгалтеру. Фирма расположена по юридическому адресу, имеется вывеска, есть рабочий кабинет директора Гусевой и бухгалтера Баулиной".

               Смысл, цели составления подложных документов судом выявлено не было.

               Бланки же с реквизитами, в т.ч. вышеуказанных фирм, не могут служить доказательством моей вины в чем-либо по следующим основаниям:

  1. винчестеры компьютеров в ООО были изъяты с нарушением УПК, о чем я указывала выше, и поэтому не могут служить доказательствами в уголовном деле в соответствии со ст.105 УПК РБ,
  2. в компьютерах хранилась информация, в т.ч. бланки с реквизитами, более тысячи предприятий РБ и РФ, с которыми ООО сотрудничала в течение многих лет,
  3. показания секретаря Артемовой опровергают выводы суда.

               Судом не учтены мои показания о том, что я физически не могла ни осуществить подлог, ни  давать каких-либо указаний по его совершению, ни контролировать эти вопросы.

               В ходе судебных заседаний я неоднократно просила суд приложить к материалам моего уголовного дела таблицу "даты командировок (отпусков, отсутствия на работе по болезни и т.п.) и даты оформления якобы подложных накладных и счет-фактур по хозяйственным отношениям ООО и "Дарины" и "Залюхово" (прилагается к дополнениям к кассационной жалобе)".

               В приговоре судом излагаются доводы, взаимоисключающие друг друга. В приговоре (л.32 абз.2) как доказательство моей преступной деятельности приводится вывод суда, основанный на показаниях свидетелей "оплата от фирм "Залюхово" и "Дарина" не поступала".

               (л.33 абз.3 Приговора) суд утверждает обратное, что и подтверждается выводом суда "Из протоколов выемки документов в отделе расчетно-кассового обслуживания юридических лиц филиала № 214 "Беларусбанк" г.Новополоцка (л.д.2 т.10), из которого следует, что в банке изъята выписка движения денежных средств по расчетному счету ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО (л.д.3-22 т.10) и копии документов, подтверждающих внешнеторговые операции ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО с ООО "Залюхово".

               Из изъятых документов видно, что движение по счету осуществлялось в полном объеме сделок, за исключением разовых, на небольшие суммы (до 1000 долларов США), по которым фирмами осуществлялся фактический возврат товаров.

               Однако судом делается упор только на эти разовые сделки.

               Судом не обращено внимание, что только в мае 2005 года на расчетный счет ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО с расчетного счета "Дарины" поступило 1600000 руб. РФ, в т.ч. которыми и был произведен расчет с Урюпинским маслоэкстракционным заводом в сумме 180 835 333 руб. РБ.

               Задолженность ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО перед "УМЭЗ" составила 18520129 руб. РБ. Судом не отмечено, что окончательный расчет суммы задолженности не был произведен вовремя по единственной причине: первоочередной плате с расчетного счета ООО за кредит, выделенный фирме РРБ-Банком, и несвоевременным проведением платежей от покупателей за поставленное им масло.

               Судом в приговоре не учтено, что (т.13 л.д.138-172) в материалах моего уголовного дела, оглашенными в ходе судебного заседания 12.12.06г. и исследованными в ходе суда, имеются полные сведения о движении масла подсолнечного, полученного от ОАО "УМЭЗ" и ЗАО "Креатив", поэтому вывод суда "учета движения масла подсолнечного в бухгалтерии ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО нет" ни на чем не основан.

               На момент исследования этих материалов судом в бухгалтерии ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО, действительно, отсутствовал вышеуказанный учет, т.к. за год до этого, 13.12.05г., все документы были изъяты ОБЭП г.Новополоцка способом и при обстоятельствах, указанных мною выше.

               Сведения, изложенные судом в приговоре (л.34 абз.2-5) являются не относящимися к уголовному делу, т.к. в соответствии со ст.105 УПК РБ не способны устанавливать или опровергать подлежащие доказыванию обстоятельства, тем самым нарушает определение Постановления Пленума ВС РБ № 9 от 28.09.01г.

               Описание фактов поставки товаров от предприятий, факта оплаты за товар, реализация масла предприятию по заключенным договорам, в т.ч. за оказанные транспортные услуги, лишь подтверждает наличие гражданско-правовых отношений, совершение сделок в соответствии с действующим законодательством РБ, РФ и Украины.

               При этом в ходе судебного разбирательства не оглашался и документами не подтверждался "Договор перевода долга" о переводе от ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО обязательств на частное лицо – Бочурную Е.М.

               Предполагаю, что это – техническая ошибка при составлении приговора, компьютерной системы, и не выверенная судом.

               Приговор должен быть отменен по обстоятельствам, изложенным в ст.388 УПК РБ, п.1 2) "несоответствие выводов суда, изложенным в приговоре, фактическим обстоятельствам дела", и ст.390 УПК РБ "выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могут повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности обвиняемого, на правильность применения уголовного закона или определения меры наказания":

1.      Факты, изложенные в приговоре (л.34 абз.5), о том, что ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО поставило масло, не отвечающее стандарту, никакого отношения не имеет к поставкам ЗАО "Креатив", который произвел поставки масла больше, чем через год после событий, описанных в приговоре.    

               Долг между ООО "Виторжье" и Полоцким молочным комбинатом, переведенный на ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО, образовался 27.04.04г. (т.38 л.д.272-313), в результате поставки ящиков для тары, не используемых в производстве Полоцким молочным комбинатом. Фактов поставки от ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО несоответствующего стандартам масла подсолнечного производства ЗАО "Креатив", судом не установлено, никакими документальными доказательствами не подтверждено, и вышеуказанный факт не имеет к рассмотренному уголовному делу никакого отношения, т.к. судом не определена моя роль в возможных нарушениях технологического процесса предприятия-производителя масла, расположенного  в Воронежской области, и моими действиями "вопреки интересам ООО", инкриминируемых мне как преступления.

  1. Факты, изложенные в приговоре (л.34 абз.6), и выводы суда об  имеющихся "фактах неоплаты поставленной продукции до настоящего времени" противоречат выводам суда (л.33 абз.8 Приговора) "Оплата за поставленный товар произведена частично, задолженность составила 305 292 260 руб. РБ". В первом и во втором случае речь идет о расчетах между ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО и ЗАО "Креатив".

 

               Судом не учтено положение Постановление Пленума ВС РБ № 9 от 28.09.2001г., а именно: "Ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу лиц и иные документы, подтверждающие по мнению суда те или иные фактические обстоятельства, необходимо изложить ту часть показаний, которая имеет доказательственное значение".

               Никакого значения для уголовного дела показания Ходжаева А.С. (л.34 абз.6, л.35 абз.1), изложенные в приговоре, не имеет, т.к. в основном (за исключением самого факта получения масла), описанные – это ничего не доказывающие, ничем не подтвержденные данные из свидетельских показаний Ходжаева гражданином не то России, не то Украины предварительному расследованию. В суд Ходжаев не явился, мои возражения на его показания судом не анализировались.

               В Украине гражданско-правовые отношения между ПКФ "МИГ-ЛТД" и ЗАО "Креатив" не признаны преступлением и заявления о возбуждении уголовного дела не было, что противоречит выводам суда об оказании правовой защиты вышеуказанному субъекту хозяйствования в соответствии с положениями Минской "Конвенции" 1993 года.

               Кроме того, судом не учтены определения (п.4) ПП ВС РБ где указано: "...принятие одних и признание недостоверным других доказательств должно быть мотивировано судом".

               В приговоре не определено, почему мои показания, данные как в ходе предварительного расследования при очной ставке с Ходжаевым, на которую суд ссылается в своем приговоре (л. 34, абз. 7) и в ходе судебного заседания 20.04.2007 г., отклонены и не приняты во внимание.

               Задержка в оплате за масло ЗАО "Креатив" была вызвана неисполнением обязательств по оплате за масло дебиторами "МИГ-ЛТД" и тем фактом, что в нарушение заключенного Контракта масло от ЗАО "Креатив" поступило с опозданием в четыре!!! месяца, когда цены на масло в РБ упали.

               Суд в своем приговоре сослался лишь на не подтвержденные показания Ходжаева на предварительном следствии о, якобы, "возможном нежелании оплаты за поставленное масло". В приговоре приводится фраза (л.35, абз. 1): "Таким образом, по мнению Ходжаева, Бочурная Е.М. изначально не имела никакого намерения по расчету с ЗАО "Креатив"".

                Судом не учтено, и не принят во внимание тот факт, что с ЗАО "Креатив" расчет был произведен частично, в размере 1/3 части от всего долга. Кроме того, судом не принят во внимание тот факт, что при очной ставке с Ходжаевым, последний подтвердил достигнутую договоренность о снижении цены на масло.

                Таким образом, изложенное выше, подтверждает, что Приговор суда г. Новополоцка подлежит отмене по ст. 388 УПК РБ и по основаниям ст. 389 УПК РБ "односторонность или неполнота судебного следствия", т.к. в ходе судебного разбирательства "...не были исследованы доказательства, имеющие значение для правильного разрешения дела, о существовании которых было известно суду".

               Доводы суда (л. 35, абз. 2) в Приговоре в подтверждение моей "преступной деятельности", о том, что иски предприятий РБ удовлетворены Хозяйственными судами, никакого документального значения не имеют в уголовном процессе, ничего не доказывают и не оспаривают, а лишь подтверждают, что между ООО и субъектами хозяйствования существовали лишь гражданско-правовые отношения.

               К доказательству моей вины изложены (л.35 абз.2) факты, не относящиеся, как я считаю, к делу, и нарушают ст.105 УПК РБ "Оценка доказательств" как "не относящиеся к делу".

               Ничем не мотивированы выводы суда (л.35 абз.3): "Доводы обвиняемой о том, что на складах ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО находится продукция на сумму их кредиторской задолженности, опровергаются как вышеуказанными доказательствами, так и копией акта о невозможности исполнения исполнительного документа судебного исполнителя ВХС РБ ввиду отсутствия имущества, необходимого для погашения долга (л.д.36 т.19).

               Вышеуказанные выводы в Приговоре противоречат материалам моего уголовного дела, исследовавшихся в суде, но не приведенным в приговоре, а именно (т.8 л.д.105-133):

- письмом за подписью Первого Заместителя Председателя Высшего Хозяйственного Суда РБ Смирнова.

- сведениями, содержащимися в Постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 25 августа 2005 года Новополоцкого ГОВД (л.д.206-208 т.8).

               Таким образом, судом не учтены вышеуказанные данные о достаточности имущества ООО, и в нарушение п.4 вышеуказанного мною постановления Пленума ВС РБ, "Признание одних доказательств достоверными и признание других недостоверными должно быть мотивировано судом", мотивы вышеуказанного в приговоре не изложены.

               Обращаю Ваше внимание, что информация, приведенная в приговоре как достоверный неоспоримый факт отсутствия имущества ООО, не является достоверным, как того требует ст.105 УПК РБ, по следующим основаниям:

               Акт о невозможности исполнения основан на данных 2003 года о наличии объектов недвижимости на ООО "Виторжье" и единиц автотранспорта (ответ в ВХС предоставлен 27.11.03г. Витебским бюро по государственной регистрации и земельному кадастру № С-564, и от 16.12.03г. от МРЭО ГАИ Новополоцкого ГОВД).

               По юридическому адресу М.А.Ушацкий, судебный исполнитель, составивший акт о невозможности исполнения в связи с отсутствием ТМЦ на складах, не появлялся, наличие бухгалтерских документов ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО не анализировал (ему такие документы бухгалтерией не представлялись).

               В соответствии со ст.528 ГПК РБ "Исполнение исполнительных документов в отношении юридических лиц" производство по исполнению решений хозяйственных судов производится с учетом следующего имущества должника:

- ценные бумаги, денежные средства, валютные ценности, легковой автотранспорт, предметы дизайна офисов и т.п.;

- готовая продукция на складах;

- объекты недвижимого имущества, сырье, материалы, станки, оборудование, другие основные средства;

- имущество, переданное другим лицам.

               Вывод, сделанный М.А.Ушацким в акте, на который сослался суд, "Все вышеизложенное (т.е. отсутствие автотранспорта и дорогостоящих основных фондов) свидетельствует об отсутствии возможности исполнения исполнительного документа в полном объеме" – отнесена к предприятиям-кредиторам, ни  на чем не основанная.

               В суде состояние активов ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО не исследовалось, на что мною указывалось выше и противоречит выводам суда (л.31 абз.8) в Приговоре.  

 

               Судом при постановлении приговора (л.38 абз.3) не учтено Постановление Пленума ВС РБ № 8 от 23.09.1999г. "О практике назначения судами конфискации имущества по уголовным делам", п.4: "Если санкция статьи уголовного закона предусматривает возможное применение и неприменение конфискации имущества в качестве дополнительного наказания, суд должен обсудить вопрос о его назначении и указать в приговоре мотивы принятого решения".

               Судом не указан мотив принятого решения о конфискации моего имущества, тем более, в полном объеме.

               Судом в ходе судебного разбирательства не выявлено ни одного факта неправомерного использования чужого имущества в личных целях, в т.ч. и имущества ООО, директором и совладельцом которого я являюсь.

               Корыстная цель в приговоре свидетельствует, в соответствии с выводом суда, о том, что мои усилия были направлены в течение более чем 16 лет на "сохранение и продолжение хозяйственной деятельности ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО г.Новополоцка, при этом я и мой супруг, Журба В.П., являлись одними из наиболее крупных кредиторов обществ, т.к. ИП Бочурная Е.М. и ИП Журба В.П. по решению общего собрания учредителей посчитали возможным, в связи со сложным финансовым положением обществ, отсрочить получение арендной платы за арендуемые ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО основные фонды на несколько лет, до улучшения ситуации.

               Не смотря на то, что в ходе судебных заседаний я неоднократно просила суд учесть вышеизложенное, судом это принято во внимание не было. В ходе судебных заседаний это не изучалось и в описательно-мотивировочной части Приговора свое отражение не нашло.

               Суд был проинформирован, и в материалах моего уголовного дела имеются доказательства, а именно, справка Новополоцкого бюро Полоцкого филиала РУП ВА по ГРиЗК о том, что основные средства были мною приобретены на задекларированные доходы в начале 90-х годов, и к уголовному делу приобретение мною собственности значения не имеет, но судом в Приговоре это не учтено.

 

               Наконец, с удом не принято во внимание определение Постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь № 11 от 10.12.1993г. "О практике применения законов, обеспечивающих право на защиту в уголовном процессе", п.п.18, 19, в части ознакомления с протоколами суда.

               П.18: "После провозглашения приговора председательствующий обязан разъяснить осужденному, оправданному срок и порядок обжалования приговора, его право ознакомиться с протоколом судебного заседания и подать замечания на него".

               Заместитель председателя суда г.Новополоцка, председательствующий в судебном заседании по моему уголовному делу, Федюкевич А.И., ограничился фразой "Протоколы мы Вам предоставим", и всё, чем нарушил требования Постановления.

               Судом не обеспечена возможность ознакомления мною с протоколами судебного заседания, о чем я подробно изложила в своей жалобе в адрес Судебной коллегии Витебского областного суда от 10.07.2007г.

               20.07.2007г. в СИЗО я получила на мою жалобу ответ за подписью Председателя Витебского областного суда Т.В.Вороновича, в котором "Председателю суда г.Новополоцка Левченку П.В. указано "принять меры к недопущению судьями суда подобныхнарушений действующего законодательства".

               Однако, несмотря на указание Областного суда "принять необходимые меры", 25.07.2007г. материалы моего уголовного дела были переданы в Судебную коллегию Витебского областного суда (исх.№ 9962 от 25.07.2007г. суда г.Новополоцка) без ознакомления меня с протоколами судебного заседания.

               Исходя из вышеизложенного, я лишена была возможности, в нарушение п.19 вышеуказанного Постановления, ст.ст.308, 309, 310 УПК РБ, ознакомиться с протоколами судебного заседания, подать замечания на протоколы, получить мотивированное постановление суда об удостоверении правильности замечаний либо об их отклонении.

               Считаю, что вышеуказанное нарушение не позволит Судебной коллегии объективно разобраться в правильности, законности, обоснованности вынесенного в отношении меня приговора судом г.Новополоцка, кроме как при подробном разбирательстве прилагаемых к материалам моего уголовного дела распечатки с диктофонных записей, которые сторона защиты в соответствии со ст.287 п.6 УПК РБ вела на двух диктофонах с первого и до последнего дня суда.

 

              

               Итак, приговор не законен и подлежит отмене по основаниям, предусмотренным ст.388 УПК РБ, в связи с

- односторонностью и неполнотой судебного следствия,

- несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела,

- существенным нарушением уголовно-процессуального закона,

- неправильным применением уголовного закона.

              

              

 

21 августа 2007 г.                                                            Е.М.Бочурная