Нарушения законодательных актов,

допущенные правоохранительными органами

при изъятии документов,

касающихся производственной и финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО г.Новополоцк с 30.11.2005г. по 30.03.2006г., имеющие признаки преступления, предусмотренного ч.3 ст.395 УК РБ.

 

 

В ходе обысков и изъятия документов на ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО в 2005-2006г.г. сотрудниками ОБЭП ГОВД г.Новополоцка Скуманом В.Л., Свирбутовичем В.М., Каландой И.В., а также руководителем следственной группы - заместителем начальника СУ ПР УВД г.Новополоцка Малышевым О.А. были грубо нарушены:

ст.ст.173, 174, 204, 208, 209, 210, 212 УПК РБ;

«Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств, денег, ценностей, документов и иного имущества по уголовным делам», утвержденная совместным решением ГП РБ №07/09 от 25.04.1995г., МВД РБ №18 от 25.04.1995г., ГТК РБ №108-ОД от 28.04.1995г., КГБ РБ №8 от 25.04.1995г., МЮ РБ №4-Н от 28.04.1995г., ВС РБ, ГГНИ РБ №5 от 25.04.1995г., ГУПВ РБ №12/1634 от 26.04.1995г. – далее «Инструкция» (1995г.);

Постановление МВД РБ №88 от 16.04.2004г. «Об утверждении инструкции о порядке изъятия (истребования) документов, касающихся производственной и финансово-хозяйственной деятельности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, и (или) их копий органами внутренних дел» - далее «Инструкция» (2004г.), а именно:

В соответствии со ст.208 УПК РБ «основанием для проведения обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо помещении или ином месте, либо у какого-либо лица находятся орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела…», основанием же для проведения выемки «являются достаточные данные о наличии определенных предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, если точно известно, где и у кого они находятся».

Однако в нарушение ст.173 ч.2 УПК РБ, которая наделяет ОВД правом лишь на истребование материалов до возбуждения уголовного дела, 9 ноября 2005г. старшим оперуполномоченным ОБЭП ГОВД г.Новополоцка В.Л.Скуманом было принято «Постановление об изъятии оригиналов документов», утвержденное 09.11.2005г. начальником ГОВД г.Новополоцка полковником милиции А.В.Жеглановым.

До 09.11.2005г. сведениями о совершении мной - директором ООО «Виторжье», уголовно-наказуемых деяний Скуман В.Л. не располагал, материалы проверки №2495 (на которые идет ссылка в Постановлении) таких сведений также не содержали (имеются в материалах моего уголовного дела).

Так (т.1 л.д.2) в рапорте на имя начальника ГОВД г.Новополоцка №2495 от 26.10.2005г. за подписью Скумана В.Л. сообщается, что «ООО «Виторжье» имеет долг перед поставщиками и не имеет возможности с ними рассчитаться. Прошу разрешения на регистрацию рапорта и проведение проверки».

Никакими сведениями о совершении преступления мною - директором ООО «Виторжье» Скуман В.Л. не располагал, поэтому подготовил отношение на имя начальника УБЭБ ГУ МВД Мингорисполкома подполковнику милиции Линнику И.Н. с указанием п.5 «Истребовать у администрации ОАО «Коммунарка» заявление о привлечении руководства ООО «Виторжье» к уголовной ответственности за наличие кредиторской задолженности ООО «Виторжье»», поручение датировано 27.10.2005г., подписано Жеглановым А.В. (т.1, л.д.7, 8).

Там же (т.1) имеется ответ от ОАО «Коммунарка» о том, что договор с ООО «Виторжье» - типовой, взаимоотношения субъектов хозяйствования рассмотрены Хозяйственным судом, ни в чем никто не обманывал, не настаивал.

02.12.2005г., то есть по истечении 40 дней с даты рапорта Скумана В.Л., 7-и дней после изъятия документов на ООО «Виторжье», после 3-х кратного требования руководству предприятия об обращении в ГОВД г.Новополоцка по вопросу наличия задолженности между двумя субъектами хозяйствования, в ГОВД поступило письмо с просьбой «принять меры в возврате основного долга в сумме 5 180 775 рублей» (т.1 л.д.4). Однако ни заявления о привлечении кого-то к уголовной ответственности, ни о совершении преступления в письме не сообщалось.

Тем не менее, до возбуждения уголовного дела, без на то оснований, в нарушение ст.ст.173, 174, 208, 209 УПК РБ на ООО «Виторжье» были дважды изъяты более 500 документов, относящиеся к производственной и финансово-хозяйственной деятельности.

13.12.2005г. в 12.08 мне в помещении ГОВД г.Новополоцка в кабинете следователя Малышева О.А. был предъявлен акт КРУ МФ РБ по Витебской области «Ревизии отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье»» от 13.12.2005г., и через 20 секунд – Постановление о возбуждении уголовного дела и принятия его к производству от 13.12.2005г. по ч.3 ст.209 УК РБ, принятое Малышевым О.А. не смотря на то, что оснований для возбуждения уголовного дела у следователя не было.

Акт КРУ МФ РБ по Витебской области, на основании которого было возбуждено уголовное дело, не содержал данных о совершении мною или кем-либо из сотрудников ООО «Виторжье» уголовно-наказуемого деяния. ОАО «Коммунарка» и ОАО «Речицкий текстиль», продукцию которых, как указывалось в Постановлении от 13.12.2005г. я «похитила», о моих незаконных действиях ГОВД не информировали, привлечь меня к уголовной ответственности за хищение не просили, материалами, изъятыми на ООО «Виторжье», факт не подтверждался, у следствия имелись лишь данные о хозяйственных отношениях ООО с вышеназванными субъектами хозяйствования, сумма же оставшихся платежей не определена до настоящего времени, так как изъятые в ходе обысков документы не представлены ни в Витебский областной суд, ни возвращены на ООО «Виторжье».

В материалах моего уголовного дела (т.1 л.д.56) имеется письмо за подписью заместителя начальника отдела ГУ МФ РБ по Витебской области Е.С.Прудникова от 13.12.2005г., в котором он сообщает, что направляет «акт проверки отдельных вопросов, связанных с расчетом ООО «Виторжье» с поставщиками», об уголовно-наказуемых фактах в акте речь не идет.

Тем не менее, 13.12.2005г., 14.12.2005г., 10.01.2006г., 14.02.2006г., 30.03.2006г. следственными органами были изъяты документы, отражающие всю производственную, финансово-хозяйственную деятельность ООО «Виторжье», ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, ЧТПУП «Виторжье-1», предпринимательскую деятельность ИП Журбы В.П., ИП Бочурной Е.М. (за 2001-2006г.г.).

Изъятие проводилось с грубым нарушением действующего законодательства.

После проведенных обысков и изъятия документов администрация ООО «Виторжье», ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, ЧТПУП «Виторжье-1», ИП Журба В.П. и ИП Бочурная Е.М. были полностью лишены возможности осуществлять производственную и предпринимательскую деятельность.

В связи с тем, что все изъятые документы не были представлены ни суду г.Новополоцка, ни судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда, ни президиуму Витебского областного суда, не рассматривались на судебных заседаниях по моему уголовному делу Витебским областным судом, ни Судебной коллегии Верховного суда РБ – я была лишена возможности осуществлять свою защиту в уголовном процессе.

В нарушение ст.204 п.3 предварительным следствием не было определено, какие документы могут иметь отношение к уголовному делу, во время всех «изъятий документов» изымались папки с документами, относящиеся к различным периодам работы предприятия (начиная с 2000г.), в том числе находившиеся в подсобных помещениях (включая документы индивидуальных предпринимателей, оказывавших ООО услуги), личные вещи сотрудников (включая чайные пакетики, ложки и т.д.).

 

Значительная же часть подлинных документов, относящихся к деятельности ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО осталась: в бухгалтерии – товарно-транспортные накладные, договора, сертификаты и т.п. на полу в измятом состоянии и грязном виде со следами обуви; в кабинетах – коммерческих работников (5 кабинетов), в кассе, в диспетчерской, кабинете юриста, отделе кадров, в кабинете заместителя директора, директора.

 

Более 100 ТТН, договоров по ходатайству стороны защиты были приложены к материалам уголовного дела уже в ходе судебных заседаний как Новополоцкого суда, так и Витебского областного. Однако, к учету данные, отраженные в них, судами не принимались к рассмотрению, в том числе вследствие отсутствия всех остальных изъятых документов.

При изъятии документов было нарушено требование ст.204 п.4 УПК РБ «все обнаруженное и изъятое при осмотре должно быть предъявлено участникам осмотра». Все документы изымались папками, содержимое которых никак не устанавливалось, не сверялось с названиями папок, количество листов, наименований, находящихся в них документов, никак никем не определялось, участникам изъятия не предъявлялось.

Так, в протоколе выемки от 10.01.2006г. (2 листа) (выемку производил капитан милиции Скуман В.Л. по поручению следователя) при изъятии 67 ! папок с документами имеется запись директора ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО Журбы В.П. замечания по поводу выемки и содержания протокола: «Содержание каждой папки мне неизвестно, какие документы мне также неизвестно». В протоколах выемок использовались фразы: «Папок с белыми завязками», «Документы в папке бирюзового цвета» и т.п.

В нарушение ст.210 п.9, ст.204 п.9 УПК РБ обыск и выемка 14.12.2005г., 14.02.2006г., 30.03.2006г. основного объема документов проводились без участия или присутствия представителей администрации ООО «Виторжье», ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО и ЧТПУП «Виторжье-1».

Так, следователь Малышев О.А., уверив меня 14.02.2008г. в своем кабинете (в связи с тем, что мой адвокат не предупрежден заранее об очередной выемке документов и не успеет приехать из Минска), что никакие следственные действия 14.02.2006г. проводить не будет; дождался моего отъезда и моего супруга - Журбы В.П. в г.Витебск и организовал вскрытие ворот, срыв замков, порчу дверей на базе ООО «Виторжье», изъяв охапками документы, черновики, личные вещи сотрудников фирм.

Старший оперуполномоченный Скуман В.Л. путем шантажа и угроз расправы с сыном бывшего заместителя директора ООО «Виторжье» Дукшинской В.В. (уволена 12.02.2006г.), о чем она заявляла дважды в судах г.Новополоцка и Витебского областного суда, насильно удерживал ее на территории ООО во время выемки, однако содержимое папок ей не предъявлял. От подписи в качестве представителя предприятия Дукшинская В.В. отказалась, так как не имела таких полномочий, фактически в выемке не участвовала. Аналогично происходила выемка документов и во всех остальных случаях.

При проведении обысков, осмотров, изъятий документов предварительным следствием были грубо нарушены ст.204 п.12, 193, 194 УПК РБ. В случае отсутствия представителей администрации Ф.И.О. должностных лиц неправомерно были внесены в протоколы следственных действий (с целью скрыть явные нарушения законодательства), и в протоколах не указывалась причина отсутствия подписи должностного лица.

В нарушение ст.194 п.2 УПК РБ не была сделана пометка об отказе от подписи, причинах не подписания протокола, факта присутствия должностного лица, представителя администрации при изъятии документов или их отсутствия.

В нарушение ст.210 п.5 УПК РБ предписывающей «до начала проведения обыска или выемки, что следователь, дознаватель обязаны предъявить постановление об их проведении», вышеуказанные постановления не предъявлялись 14.02.2006г., 30.03.2006г. и др.

В нарушение ст.210 п.7 УПК РБ в ходе обысков 14.02.2006г., 15.02.2006г. (факт зафиксирован на видеокассете, приложенной к материалам моего уголовного дела) и др., при отсутствии необходимости повреждения запоров дверей, замков, были повреждены двери складов, офисных помещений, наличники дверей, полы в кабинетах, поломаны стеллажи, шкафы, спилены десятки замков при отсутствии не только администрации предприятий, но и всех работников фирм. При этом использовались возможности подразделения МЧС по г.Новополоцку, топоры, ломы, гвоздодеры. В результате взломов, повреждений запирающих устройств товарно-материальные ценности ООО долгое время оставались без соответствующей сохранности, первичные документы, отражающие производственную и финансово-хозяйственную деятельность, оказались частично увезены в неизвестном направлении, частично находились в кабинетах в измятом, порванном состоянии.

В ходе осмотров, обысков грубо нарушена ст.210 п.15 УПК РБ, предписывающая правоохранительным органам учитывать, что Законом определено: «Администрация предприятий, учреждений, организаций и объединений вправе в присутствии лица, производящего выемку, изготовить копии с изъятых документов и иных носителей информации. Об изготовлении копий и соответствие их изымаемым подлинникам производится отметка в протоколе выемки. Копии не соответствующие изъятым подлинникам, являются недействительными».

В ходе изъятия документов, начиная с 13.12.2005г., возможность изготовления копий следствием администрации предоставлена не была, на просьбу об этом следователем в грубой форме было сообщено, что администрация не имеет права вмешиваться в следственные действия, что может помешать следствию и что копии в ГОВД г.Новополоцка изготовят сами и на фирму передадут, когда все систематизируют, осмотрят и т.д.

При изъятии документов 30.11.2005г. и 02.12.2005г. копии изъятых документов оставались в соответствующих папках с документами, в протоколах указывалось количество изъятых копий и оригиналов документов, однако при последующих обысках без предоставления права изготовления копий отснятых документов изъяты были и все копии, отснятые 30.11.2005г. и 02.12.2005г., тем самым деятельность фирм была полностью парализована, местонахождение изъятых документов до настоящего времени неизвестно, ни суду г.Новополоцка, ни Витебскому областному суду они не предъявлены.

В нарушение гл.2 «Инструкции» (2004г.) при изъятии документов после возбуждения уголовного дела 13.12.2005г. факт изъятия документов отражался в «Протоколах обыска» несоответствующим утвержденной форме (приложение №1 к «Инструкции» (2004г.)). В «Протоколах обыска» не отражалось: наименование документа, дата составления, номер, количество листов документа, указания на то, что изъят оригинал или копия, сколько всего изъято документов (цифрами и прописью), выданы добровольно или принудительно, сколько всего оригиналов, сколько копий.

Не отражено содержание замечаний или заявлений с указанием Ф.И.О. лица их сделавшего. Не указывалось в протоколах и где будут находиться изъятые документы, что в последствии стало причиной безуспешного 5-хлетнего поиска пропавшей документации.

Администрации ООО «Виторжье» не было разъяснено (предусмотрено в приложении №1) в течение какого срока документы могут быть востребованы для продолжения хозяйственной деятельности предприятия.

В ряде обысков администрации не была вручена копия протокола о самом факте изъятия, наименовании, количестве изъятых документов администрации фирм долгое время ничего не было известно.

Тем самым был нарушен «Порядок изъятия документов», определенный гл.2 «Инструкции» (2004г.), предписывающей п.4: «При изъятии большого объема документов… протокол и опись составляется в 2-х экземплярах… при обязательном участии руководителя юридического лица, ИП (их представителей)». П.5: «Протокол и опись предъявляются для ознакомления руководителю юридического лица».

Следствием преднамеренно с целью фальсификации документов в нарушение п.6 гл.2 «Инструкции» (2004г.) в протоколах изъятия не указывалось, отказался ли руководитель от подписания протокола, дачи объяснений и т.п., получения протокола, или он отсутствовал при обыске и изъятии и был лишен права сделать замечания на следственное действие, сделать копии изымаемых документов, получить копию протокола и т.д.

По вышеуказанной причине ни в одном протоколе после возбуждения уголовного дела в нарушение п.8 «Инструкции» (2004г.) нет отметки о предоставлении руководителю возможности изготовления копий изъятых документов.

Следователем Малышевым О.А. нарушен п.8 гл.2 «Инструкции» (2004г.), определяющей срок «до 5-ти дней с даты изъятия документов для передачи изготовленных органами внутренних дел копий изъятых документов руководителю юридического лица, в связи с не предоставлением возможности изготовления копий при обыске в день изъятия документов».

В протоколах отсутствует запись об отказе юридического лица от изготовления копий и получении их от ГОВД г.Новополоцка.

Более того, руководством ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО было направлено несколько десятков ходатайств в ГОВД, прокуратуры, суды, СУ ПР УВД, как о возврате изъятых документов, не являющихся «вещественными доказательствами» по уголовному делу, так и о получении копий изъятых документов для продолжения хозяйственной деятельности субъектов хозяйствования, однако до сих пор, то есть по истечении 5-ти лет, документы и не возвращены на фирмы и не представлены суду

В нарушение п.9 «Инструкции» (2004г.) при изъятии документов, помещении их в коробки на бирках не было подписей руководителя юридического лица, все упаковывалось без присутствия представителей ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, или не опечатывалось, или опечатывалось штампом «Для специальных отметок Новополоцкого ГОВД», что создавало прямые условия для изъятия одних документов и вложения других, не изъятых у субъектов хозяйствования, то есть фальсификации доказательств по уголовному делу.

П.9 «Инструкции» (2004г.) определяет запрет на подобные действия, так как предписывает, что «Характер упаковки должен исключать возможность замены, изъятия, вложения документов».

При описи документов, которая должна была быть произведена согласно п.9 «Инструкции» (2004г.) «в срок не позднее 3-х дней с момента изъятия документов, с соблюдением условий п.п.4-7 «Инструкции» (2004г.)».

О дате осмотра изъятых документов руководство ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО ничего не было известно.

В материалах моего уголовного дела (т.78 л.д.80-150) имеется «Протокол осмотра предметов и документов» от 22.08.2006г. Осмотр в нарушение п.10 «Инструкции» (1995г.) произведен без участия понятых, единолично Малышевым О.А.

 

В нарушение п.п.4-7 «Инструкции» (2004г.), п.12 «Инструкции» (1995г.) в «Протоколе осмотра…» от 22.08.2006г. не были указаны «качественные характеристики документов…, позволяющие выделить объект из числа ему подобных и обуславливающие его доказательственное значение» для уголовного дела, указанные документы были определены Малышевым О.А. (несколько десятков тысяч документов) «вещественными доказательствами» моей виновности в хищении продукции предприятий – поставщиков на ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО.

В «Протоколе осмотра» не указано:

какой экземпляр ТТН осмотрен – 1-ый «грузополучателя», 2-ой «грузоотправителя», или 3-4-ый «перевозчика», что имеет первостепенное значение при расчете взаимной задолженности субъектов хозяйствования;

не определено какие осмотрены договора, а именно: отгрузки от предприятий – кредиторов, отгрузки от ООО «Виторжье», возврат товара, возврат тары и т.д., так как перечисленные договора в десятках случаев определены лишь датой заключения без указания номера, контракта, места заключения и т.д. и других «качественных характеристик, позволяющих выделить документы от других и обуславливающие их доказательственное значение»;

ТТН, договора, и прочие с какими субъектами хозяйствования отражают взаиморасчеты, так как опись содержит данные на одну и ту же дату, один и тот же номер 2-х и даже 3-х документов;

количество листов каждого документа;

оригинал или копия документ и т.д.

Все осмотренные О.А.Малышевым документы, отраженные на 70 страницах «Протокола…» от 22.08.2006г., признаны им же в тот же день «вещественными доказательствами» (т.78 л.д.156-233).

В «Постановлении о признании предметов (документов) вещественными доказательствами» от 22.08.2006г. указано, что осмотру подвергнуты документы, изъятые в ходе расследования моего уголовного дела, однако вещественными доказательствами признаны не все изъятые документы, а лишь часть из них, изъятая на предприятиях - поставщиках.

В вещественные доказательства не включены все документы, изъятые на ООО «Виторжье», ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, ЧУПТП «Виторжье-1», ИП Бочурная Е.М., ИП Журба В.П., а именно: документы, отражающие кассовые операции, протоколы совещаний у директора, анализы наличия кредиторской задолженности ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, акты сверок, первичные учетные документы по сч.сч.60, 62, дебиторская задолженность фирм и др., имеющие первостепенное значение для уголовного дела.

 

Вышеизложенное позволило предварительному следствию, стороне обвинения в судах возбудить в отношении меня уголовные дела, дважды заключить меня под стражу, обвинив в совершении «тяжкого преступления», 31.03.2006г. и 04.01.2008г.;

сфабриковать:

обвинение в отношении меня по ч.4 ст.210 от 10.03.2006г.

обвинение в совершении преступления по ч.3 ст.424 от 03.10.2008г.

девять актов, а затем сводный «Акт проверки отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО от 17.08.2006г.

«Акт проверки отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье» от 13.10.2008г.

исковое заявление в интересах 183 субъектов хозяйствования, предъявленное мне заместителем прокурора Витебской области Коренько Г.А. от 24.10.2008г.

 

вынести неправомерные, ничем не доказанные:

приговор суда г.Новополоцка от 21.06.2007г. по обвинению меня в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.424 УК РБ

определение судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда от 18.09.2007г. по обвинению меня в совершении преступления, предусмотренного ст.242 УК РБ

постановление президиума Витебского областного суда от 26.12.2007г. об отмене вышеуказанных приговора и определения «в силу мягкости» принятых решений

приговор Витебского областного суда от 09.12.2008г. по обвинению меня в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.424 УК РБ

определение Верховного суда РБ от 17.04.2009г. по обвинению меня в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.216 УК РБ

так как изъятые документы были изъяты из уголовного дела, «отобраны, систематизированы и государственным обвинителем представлены в судебное заседание», остальные же спрятаны от суда и защиты, предполагаю уничтожены.

 

В вышеперечисленных документах, подтверждающих мои «преступные действия», а фактически лишь отражающих взаиморасчеты субъектов хозяйствования по одним и тем же обстоятельствам, между одними и теми же субъектами хозяйствования, в одних и тех же временных рамках цифры взаимной задолженности субъектов хозяйствования разнятся от нескольких рублей до сотен миллионов рублей, не соответствуют номера сотен ТТН, даты, условия оплаты, договоров, суммы полученных товаров и т.п.

Я при этом была преднамеренно лишена возможности опровергать предъявленные мне факты, так как от суда и защиты все изъятые документы были спрятаны, предполагаю уничтожены, так как они подтверждают мою невиновность в совершении преступлений, предусмотренных УК РБ.

 

03.12.2009г. я, мой супруг Журба В.П., мой брат Бочурный Ю.М. на основании предварительно направленного в адрес председателя Витебского областного суда Хамиченка Н.Н. заявления были ознакомлены со всеми имеющимися в архиве суда материалами по моему уголовному делу.

В результате ознакомления выяснилось, что документы, изъятые в ходе предварительного следствия, в суде при моем уголовном деле не хранятся, их местонахождение неизвестно.

 

В ходе судебного заседания 29.10.2008г. обвинителем Волковым А.В. суду были представлены какие-то документы (5 папок), якобы «отражающие деятельность ООО «Виторжье» и являющиеся подлинными доказательствами», однако на мое ходатайство назвать источники их появления го.обвинитель ответить не смог, а я тут же судьей была удалена из зала судебных заседаний. Документы судьей были приобщены к материалам уголовного дела.

В ходе судебных заседаний сторона защиты неоднократно заявляла ходатайство о предоставлении копий или во временное пользование для защиты по уголовному делу в соответствии со ст.100 УПК РБ «иные документы», не являющиеся «вещественными доказательствами», однако ни суду, ни защите вышеуказанные документы представлены не были, до настоящего времени их местонахождение неизвестно.

В ходе судебных заседаний Витебского областного суда судья Петров Л.Г. неоднократно заявлял, что «вещественные доказательства», как и «иные носители информации по уголовному делу в Витебский областной суд переданы не были».

 

Заявляю, что при работе с изъятыми документами преднамеренно были нарушены:

«Порядок учета, хранения и передачи изъятых документов», определенный главой 4 «Инструкции» (2004г.);

«Хранение вещественных доказательств», определенное ч.3 «Инструкции» (1995г.), что привело к отсутствию необходимых документов на судебных заседаниях в нарушение ст.337 УПК РБ.

 

Кроме того, в ходе предварительного расследования уголовного дела О.А.Малышевым (т.79 л.д.1, 2, 14) признаны «вещественными доказательствами» товарно-материальные ценности, имевшиеся в марте 2006г. на складах ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, в том числе продукты питания, согласно инвентаризационной ведомости от 29.03.2006г.

Сохранность вышеуказанных «вещественных доказательств» Малышевым О.А. обеспечена не была, так как преднамеренно ни на кого не была возложена ответственность за их сохранность.

В результате нарушения п.38 «Инструкции» (1995г.) продовольственные товары не были изъяты и переданы на реализацию в специально определенные торговые объекты, а частично разворованы и  приведены в непригодность, так как не было обеспечено их хранение.

Промышленные товары, подсолнечное масло частично были разворованы бывшими сотрудниками ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, о чем учредитель предприятий Журба В.П. более 10 раз информировал ГОВД г.Новополоцка, УВД Витебского облисполкома, Новополоцкий горисполком с целью срочного принятия мер к недопущению хищения ТМЦ, однако никаких мер вышеуказанными органами предпринято не было.

 

Считаю, что с учетом вышеизложенных грубых нарушений законодательства при обысках, изъятии документации, вынесении определений о признании документов, предметов «вещественными доказательствами» по моему уголовному делу, следователем Малышевым О.А. и другими должностными лицами, участвующими в уголовном преследовании в ходе предварительного расследования моего уголовного дела с 13.12.2005г. преднамеренно, не были обеспечены сохранность и полнота передачи изъятых документов в суд, а вышеуказанные лица подлежат в соответствии с гл.6 п.27 «Инструкции» (2004г.) и п.90 «Инструкции» (1995г.) привлечению к установленной Законом ответственности.

При подтверждении фактов преднамеренной фальсификации доказательств, выразившейся в уничтожении (полном или частичном) или изъятии из моего уголовного дела, привидении в состояние не подлежащее восстановлению для изучения в ходе судебного разбирательства по уголовному делу изъятых документов, как доказательств, оправдывающих меня, ПРОШУ:

 

- рассматривать действия заместителя начальника отдела СУ ПР УВД Витебского облисполкома Малышева О.А., оперуполномоченных ОБЭП ГОВД г.Новополоцка Скумана В.Л., Свирбутовича В.М., Каланды И.В., как преступление, предусмотренное ч.3 ст.395 УК РБ - «Фальсификация доказательств» повлекшее «тяжкие последствия» , учитывая, что я отбыла наказание в течение 3-х лет 6-и месяцев в местах лишения свободы в соответствии с ч.3 ст.395 УК РБ (научно-практический комментарий к УК РБ под общей редакцией А.В.Баркова, В.М.Хомича. Мн. ГИУСТ БГУ, 2007г. стр.843).