14.03.2011г. на судебном заседании в суде первой инстанции Судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда Бочурной Е.М. было предъявлено новое обвинение о совершении якобы ею преступления по ч.2 ст.216 УК РБ.

 

 

Постановление

о привлечении в качестве обвиняемого

г. Полоцк          14 марта 2011 г.

Государственный обвинитель, старший прокурор отдела по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам и анализу судебной практики прокуратуры Витебской области, младший советник юстиции Сузанский В.В., рассмотрев материалы уголовного дела в отношении Бочурной Е.М.,

УСТАНОВИЛ:

Бочурная Евгения Михайловна, 3 августа 1954 года рождения, будучи учредителем и директором ООО «Виторжье» г. Новополоцк, являясь должностным лицом, злоупотребляя служебными полномочиями, будучи согласно положениям Устава общества (зарегистрирован решением Витебского облисполкома №126 от11.03.2002г.) ответственной за результаты работы Общества, соблюдение требований Устава, в том числе за, осуществление хозяйственной деятельности Обществом в соответствии с порядком, определенным законодательством Республики Беларусь, выполнение обязательств перед общим собранием Общества, наделенной правом заключать договора от имени Общества, в том числе материальные, без еограничения суммы сделок, издавать приказы и давать указания, обязательные для всех работников общества (п.п. 7.12, 7.13, 7.14, 9.1), осуществляя согласно требованиям Контракта от 01.08.2001 общее руководство предприятием (п. 1.3) впериод времени с 2003 по 2005 года на территории ООО «Виторжье», расположенного в г. Новополоцке, местечко Виторжье, умышленно, злоупотребляя доверием поставщиков путем использования доверительных отношений, сложившихся наосновании гражданско-правовых договоров между, собственниками товарно-материальных ценностей и руководимым ею Обществом, используя служебныеполномочия в виде права на поручение ведения направлений финансово-экономической, производственно- хозяйственной и коммерческой деятельности подчиненным работникам (п. 1.5 Контракта), а также на выдачу им доверенностей на право заключения сделок, представления интересов Общества на предприятиях (п. 1.15 Контракта), обязывала подчиненных ей по службе коммерческого директора, заместителей директора и инженеров отдела сбыта заниматься поиском товарно-материальных ценностей для последующего заключения ими договоров на поставку товаров в адрес ООО «Виторжье» от субъектов хозяйствования Республики Беларусь.

При этом, Бочурная Е.М., используя свои служебные полномочия и зарегистрированное ею как учредителем общество «Виторжье», будучи осведомленной о неплатежеспособности возглавляемого ею предприятия и отсутствии денежных средств на расчетном счете, систематическом приостановлении операций по расчетному счету в виду неуплаты обязательных платежей, в условиях устойчивого роста кредиторской задолженности у предприятия, роста количества неоплаченных платежных требований поставщиков — картотеки, роста количества неисполненных решений хозяйственных судов Республики Беларусь о взыскании сумм задолженностей с ООО «Виторжье» за поставленные товары, давала указания подчиненным ей работникам на заключение договоров (контрактов) на поставку товарно-материальныхценностей с оплатой в безналичной денежной форме с отсрочкой платежа, а также заключала такие договоры, (контракты) лично, достоверно зная о нереальности исполнения Обществом принимаемых договорных обязательств и нереальности соблюдения 000 «Виторжье» требований ст.486 Гражданского кодекса Республики Беларусь и п.З Положения о поставках товаров в Республики Беларусь (утвержденопостановлением Кабинета Министров Республики Беларусь от 08.07.1996г. №444) в части расчетов с поставщиками за поставленные товары.

Используя служебные полномочия, Бочурная ILM. контролировала подчиненных работников в части выполнения ее требований по поиску товарно-материальных ценностей и заключению договоров (контрактов) на поставку товаров в адрес 000 «Виторжье».

Во исполнение поручений и указаний директора ООО «Виторжье» Бочурной Е.М. подчиненные ей работники предприятия, не осведомленные о нереальности принимаемых Обществом договорных обязательств, на основании выданных доверенностей, заключали договора и контракты на поставку на предприятие товарно-материальных ценностей с их оплатой в безналичной денежной форме с отсрочкой платежа.

В результате незаконных и необоснованны?! действий директора Бочурной Е.М в нарушение ст:486 Гражданского кодекса Республики Беларусь и п.З Положения о поставках товаров в Республике Беларусь (утверждено постановлением Кабинета Министров Республики Беларусь от 08.07.1996г. №444) 000 «Виторжье» договорные обязательства систематически не исполняло, расчетов с поставщикамисогласно условиям договоров в безналичной денежной форме не производило.

После получения товаров и продукции на ООО «Виторжье», Бочурная Е.М., используя свои служебные полномочия, умышленно, из корыстной и иной личной заинтересованности, выразившиеся в сохранении и продолжении хозяйственной деятельности 000 «Виторжье», одним из учредителей которого она являлась, за счет материальных средств других субъектов хозяйствования, обязывала подчиненных ей работников использовать поступившие на 000 «Виторжье» товарно-материальные ценности для погашения ранее возникших задолженностей перед другими предприятиями путем зачета встречных однородных требований через поставку товаров от 000 «Виторжье» («встречная поставка»).

По указаниям и поручениям Бочурной Е.М. поступившие от поставщиков товарно-материальные ценности через подконтрольную ей фирму ПКФ «МИГ-ЛТД»ООО (г. Новополоцк, местечко Виторжье), где она также являлась учредителем и заместителем директора, реализовывались подчиненными ей работниками на территории Российской Федерации, а также реализовывались на территорииРеспублики Беларусь при выездной торговле.

Полученные от реализации денежные средства на расчетный счет ООО «Виторжье» не поступали и не использовались для расчета с предприятиями за поставленные товары, а направлялись на цели, обусловленные сохранением деятельности ООО «Виторжье» - на уплату налогов и других обязательных платежей, выплату заработной платы работникам предприятия и другие собственные нужды предприятия, не предполагающие получение выручки для расчета с поставщиками.

Таким образом, Бочурная Е.М., используя служебные полномочия, злоупотребляя доверием поставщиков, выразившегося в использовании официально зарегистрированного предприятия, где она являлась учредителем, используя видимость его благополучного финансового положения и возможности производить расчеты за поставленную продукцию денежными средствами, сложившуюся практику доверительных отношений между субъектами хозяйствования в гражданско-правовой сфере правоотношений, презумпцию обязательности исполнения взятых обязательств по сделкам, путем систематического неисполнения и нарушения договорных обязательств, с 2003 г. по 2005 г., своими незаконными и необоснованными действиями причинила имущественный ущерб в крупном размерепоставщикам - собственникам товарно-материальных ценностей по следующим сделкам:

(Прим. Е.М. – подтверждение отсутствия доказательств у государственного обвинителя по указанным сделкам – см. рубрика «Абсурд в зале судебных заседаний. Продолжение»).

Указанные необоснованные и незаконные действия Бочурной Е.М., совершенные с использованием доверительных отношений с поставщиками и в целях незаконного извлечения имущественной выгоды в виде избавления руководимого ею и находившегося в неблагополучном финансовом положении предприятия от расходов по оплате поставленных товаров, повлекли наступление имущественного ущерба, поскольку были нарушены законные права 140 субъектов хозяйствования на оплату поставленных ими товарно-материальных ценностей, предусмотренные ст.486 Гражданского кодекса Республики Беларусь и п.З Положения о поставках товаров в Республики Беларусь (утверждено постановлением Кабинета Министров Республики Беларусь от 08.07.1996г. №444), в результате чего из-занепроизведенных расчетов и выбытия имущества им был причинен имущественный ущерб в общей сумме 889 892 416 рублей, то есть в крупном размере.

Таким образом, Бочурная Е.М., работая директором ООО «Виторьже» в 2003 - 2005 годах, причинила имущественный ущерб субъектам хозяйствования в крупном размере посредством извлечения имущественных выгод в результате злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, то есть преступление,предусмотренное ч.2 ст.216 УК Республики Беларусь.

На основании изложенного, принимая во внимание, что по уголовному делу имеются достаточные доказательства, дающие основания для предъявления обвинения Бочурной Евгении Михайловне, руководствуясь ст.ст. 241, 243, 301 УПК Республики Беларусь, -

ПОСТАНОВИЛ:

1. Привлечь Бочурную Евгению Михайловну, 3.08.1954 года рождений, уроженку г. Орджиникидзе Северо-Осётинской АССР (Российская Федерация), гражданку Республики Беларусь, в качестве обвиняемой по настоящему уголовному делу и предъявить ей обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.216 УК Республики Беларусь, по признакам причинение имущественного ущерба в крупном размере посредством извлеченияимущественных выгод в результате злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения.

2. Вручить обвиняемой Бочурной Е.М. постановление о привлечении в качестве обвиняемого.

3. Копию настоящего постановления представить судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда.

Государственный обвинитель: В.В. Сузанский 

Старший прокурор отдела по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам и анализу судебной практики прокуратуры Витебской области младший советник юстиции

Постановление мне объявлено: обвиняемая Бочурная с постановлением ознакомлена, обвинение предъявлено в моем присутствии: защитник Н.Р.Травкина.

 

 

 ============================================================================ 

Изучив предъявленное 14.03.2011г. Бочурной Е.М. обвинение, Бочурная Е.М. пришла к выводу, что в нарушение УПК РБ Постановлений Президиума Верховного Суда Республики Беларусь ни один факт, изложенный в Обвинении, ни подтвержден никакими доказательствами, ни соответствует диспозиции ст.216 УК РБ. Обвинение не определяет само общественно-опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания, факты, изложенные в Обвинении, ничем не подтверждены.

18.04.2011г. на судебном заседании Бочурной Е.М. было зачитано Возражение на «Постановление о привлечении в качестве обвиняемой» по ч.2 ст.216 УК РБ от 14.03.2011г. с анализом по каждому эпизоду предполагаемой кредиторской задолженности ООО «Виторжье» субъектам хозяйствования с доказательствами отсутствия как самого общественно-опасного деяния, так и фактов, изложенных в Обвинении.

(ниже приводятся вышеуказанные «Возражения»)

 

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Витебского областного суда

Судье Андрушенко А.А.

 

 

Обвиняемой по ч.2 ст.216 УК РБ

Бочурной Е.М.

проживающей по адресу:

ул.Молодежная, д.120 кв.42

г.Новополоцк

м.т. 8(029)648-51-07

 

 

Возражения на «Постановление о привлечении в качестве обвиняемой» по ч.2 ст.216 УК РБ от 14.03.2011г.

 

В ходе судебного заседания по моему уголовному делу 14.03.2011г. государственным обвинителем Сузанским В.В. мне было объявлено «Постановление о привлечении в качестве обвиняемого» от 14.03.2011г.

В соответствии с предъявленным мне Постановлением я обвиняюсь в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.216 УК РБ.

Я не согласна с предъявленным мне Постановлением

по следующим основаниям:

 

1. Факты, отраженные в Постановлении, не соответствуют диспозиции ст. 216 ч.2 УК РБ, и не имеют признаков какого-либо другого ООД, запрещенного под угрозой наказания.

2. Для уголовного преследования меня начиная с 13.12.2005г. по 14.03.2011г. оснований ни у предварительного следствия, ни у судов не было и нет (Факты, подтверждающие отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела в отношении Бочурной Е.М., прил.№1, помещены в рубрику «А был ли мальчик?»).

Мною в ходе судебных заседаний будет подано ходатайство о вынесении частного определения в отношении руководителя следственной группы О.А.Малышева в связи с нарушениями УПК РБ и законодательства РБ при возбуждении УД в отношении меня.

3. В материалах моего УД нет никаких доказательств в подтверждение тех фактов, которыми обвинение обосновывает наличие ООД в моих действиях.

Мои утверждения подтверждает и то, что с начала возбуждения уголовного дела 13.12.2005г. у прокуратуры Витебской области и Генеральной прокуратуры РБ отсутствует единая позиция обвинения, основанная на признаках совершения какого-либо преступления, предусмотренного УК РБ.

Это привело к тому, что в нарушении требований ч.2 ст.3 УК РБ, а именно: «Преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом. Нормы Кодекса подлежат строгому толкованию», в ходе уголовного преследования меня мои действия 10-ю (!) гособвинителями, 8(!) раз последовательно переквалифицировались по 6 (!) разным статьям УК, а именно: ст.ст.209, 427, 210, 424, 242, 210, 424, 216 УК РБ, которая также была отменена 26.11.2010г. Президиумом ВС РБ (анализ предъявленных мне обвинений прокурорами РБ прилагается, прил.№2).

Обвинения меня по одним и тем же обстоятельствам, не являющимся преступлением согласно УК РБ, а именно: ничем не подтвержденной кредиторской задолженности возглавляемого мною предприятия, предъявлявшиеся мне на стадиях уголовного преследования, были из различных разделов, содержали разные диспозиции статей УК РБ, подбирались разные составы преступлений в соответствии с инкриминируемой мне статей.

Обращаю Ваше внимание, что этот же прокурор, Сузанский В.В., по тем же основаниям18.08.2007г. при рассмотрении кассационной жалобы на приговор суда г.Новополоцка, доказывал, что в действиях Бочурной Е.М. имеется состав преступления, предусмотренный ч.3 ст.424 УК РБ и возражал против удовлетворения кассационных жалоб на приговор суда (л.10 Определения СК по УД ВОС от 18.09.2007г.) (т.90 л.д.61).

 

В обвинении отсутствует описание какого-либо ООД, запрещенного под угрозой наказания, в том числе, предусмотренного ч.2 ст.216 УК РБ.

 

I. Так, в обвинении не определен субъект преступления, предусмотренного ст.216 УК РБ.

Согласно Комментария к УК РБ под общей редакцией А.В.Баркова, В.М.Хомича, Мн. ГИУСБ БГУ 2007г., к ст.216: «Субъект преступления – частное лицо, достигшее 16-летнего возраста», а не должностное лицо субъекта хозяйствования, не состоящее ни в трудовых, ни в гражданско-правовых отношениях с другим юридическим лицом.

Кроме того, в Обвинении определено, что доверительные отношения сложились не между мною и потерпевшими, а на основании «сложившихся гражданско-правовых договоров между собственниками товарно-материальных ценностей и руководимым ею обществом», что подтверждает наличие лишь гражданско-правовых отношений между субъектами хозяйствования, а не совершение частным лицом деяния, запрещенного уголовным кодексом под угрозой наказания, как того требует диспозиция ст.216 УК РБ.

Товарно-материальные ценности по всем эпизодам, отраженным в Обвинении, были получены работниками предприятия, товары в установленном законом порядке были реализованы субъектам хозяйствования РБ, России или на момент возбуждения уголовного дела находились на складах ООО «Виторжье», что и подтверждено материалами моего уголовного дела (Акт КРУ МФ РБ по Витебской области «документальной ревизии отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Виторжье» от 17.08.2006г.» (т.64 л.д.2-194).

Учитывая очень объемные и многоплановые организационные и распорядительные функции, осуществляемые мною в 2003-2005гг., а также поиск новых более эффективных методов работы, я не знала и не могла знать о заключаемых договорах, наличии тех или иных товаров на складах ООО «Виторжье».

Я, Бочурная Е.М., с субъектами хозяйствования, указанными в Обвинении, ни в трудовых, ни в гражданско-правовых отношениях не состояла.

 

В Обвинении не отражено ни одного факта подтверждающего не только неправомерность моей деятельности, как руководителя предприятия, или доверительные отношения с потерпевшими, но и ни одного документа, ни одного показания свидетелей, подтверждающих вообще какие-либо мои действия, а именно: платежные документы, договора, кассовые документы, протоколы совещаний, расчеты, распоряжения, и т.п. с моей подписью, визой и т.д. Все документы, подтверждающие хозяйственную деятельность ООО «Виторжье», были изъяты в нарушение ст.210 УПК РБ в ходе обысков и к материалам моего уголовного дела не приложены, их местонахождение в настоящее время неизвестно.

 

В обвинении искажена суть хозяйственных отношений между субъектами хозяйствования. Согласно ст.1 Гражданского Кодекса РБ я - физическое лицо - Бочурная Е.М, не являлась участником гражданского оборота, так как в договорных отношениях с субъектами хозяйствования не состояла.

Обвинением же фактические обстоятельства дела искажены и не соответствуют материалам моего уголовного дела.

 

II. Субъективная сторона преступления, предусмотренная ст.216 УК РБ, характеризуется прямым умыслом. «Лицо сознает, что путем обмана и злоупотребления доверием …извлекает материальную выгоду из имущества потерпевшего, предвидит, что своими действиями оберегает сове имущество от необходимых расходов, и тем самым причиняет потерпевшему ущерб в значительном размере и желает этого» (Комментарий к УК РБ под общей редакцией А.В.Баркова, В.М.Хомича, Мн. ГИУСБ БГУ 2007г., стр.444).

Отсутствие субъективной стороны преступления подтверждается следующим:

 Умысел, рассматриваемый в уголовном процессе (ст.22 УК РБ), в Обвинении не определен и не указан, как и то, что я желала нанесения имущественного ущерба предприятиям-кредиторам, что обязательно для состава преступления, предусмотренного ст.216 УК РБ.

Заключение же договоров между субъектами хозяйствования не является уголовно-наказуемым деянием, так как согласно ст.391, 392 ГК РБ, гражданские и юридические лица свободны в заключении договоров, и условия договора определяются по усмотрению сторон.

В материалах моего УД нет доказательств, подтверждающих фактов обмана при заключении договоров. Большинство договоров согласовывали до 15 служб предприятий-кредиторов, в том числе юристы, сотрудники службы экономической безопасности. Заключение договоров с отсрочкой оплаты платежа происходили по инициативе контрагентов ООО «Виторжье». Из материалов дела (свидетельских показаний) следует, что продукция предприятий по предоплате не продавалась из-за низкой ликвидности товара, сроки отсрочки платежей утверждались соответствующими министерствами и ведомствами и были одинаковыми для всех покупателей. Контрагентам же ООО «Виторжье» предоставлялось право не только самим проверять финансовое состояние ООО, но и требовать все необходимые им документы для защиты сделок, как и воспользоваться способами защиты гражданских прав в соответствии с ГК РБ (в т.ч. ст.11 ГК РБ) при заключении договоров.

 

В обвинении не учтено, что финансовое положение предприятия, система оплаты труда поставщики и получатели продукции, формы и методы работы предприятия являются коммерческой тайной в соответствии с "Положением о коммерческой тайне" предприятий и организаций, утвержденных Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 06.11.1992г. №670 и ст.ст.96,97,98 Закона Республики Беларусь "О предприятиях" от 01.01.1991г. с изменениями и дополнениями от 23.04.1992г.

Статья 4 Устава ООО «Виторжье» п.4.3.3. прямо запрещает"разглашать информацию, являющуюся коммерческой тайной общества, (объем и состав сведений, являющихся конфиденциальной информацией, определяет общее собрание Участников Общества); неисполнение этого требования мною или работниками предприятия (все были ознакомлены с "Положением о коммерческой тайне предприятия"), разработанным в полном соответствии с вышеуказанными законами вело бы: в первом случае - к исключению меня из состава Участников ООО, во втором - служило бы основанием для прекращения трудовых договоров и договоров подряда с ООО».

Обвинением не выявлено ни одного факта предоставления фиктивных,подложных или каким-либо другим образом не соответствующихдействительному положению дел, документов работниками ООО призаключении сделок.

Предоставление же данных о кредиторской задолженности, картотеки по расчетному счету, количестве исполненных или не исполненных решенийХозяйственных судов по каким сделкам, какие договора остались не исполнены, сколько в каком-либо периоде заключено договоров с контрагентами и прочее не только не предусмотрено никакими законодательными актами, но и не требовались работниками предприятий-поставщиков.

 

Обвинением сделан неверный вывод о том, что Бочурной Е.М. совершены действия «в целях незаконного извлечения имущественной выгоды в виде избавления руководимого ею и находившегося в неблагополучном финансовом положении предприятия от расходов по оплате поставленных товаров».

В обвинении не указано, и в материалах моего УД нет сведений, в чем конкретно выражена «имущественная выгода» «для себя»: ее размер, обстоятельства получения, дата, форма и т.п.

В Обвинении указана лишь имущественная выгода для субъекта хозяйствования (что также не подтверждено материалами УД). Последнее не является предметом рассмотрения в уголовном процессе, а определятся Гражданским Кодексом, Уставом предприятия, и отражается в результатах его хозяйственной деятельности.

Неправомерно как составляющая субъективной стороны в Обвинении указана иная личная заинтересованность, выразившаяся в «сохранении и продолжении хозяйственной деятельности ООО «Виторжье», одним из учредителей которого она являлась», так как вышеизложенная цель директора предприятия закреплена в контракте с директором, определена Уставом ООО «Виторжье» (т.1 л.д.67, т.87 л.д.87-88) и является общеэкономической целью деятельности любой предпринимательской структуры, что на законодательном уровне закреплено в ГК РБ (ч.2 ст.1 и ч.1 ст.46 ГК РБ), и что соответственно должно обуславливать деятельность руководителя предприятия.

Кроме того, в материалах моего УД нет никаких данных о противоправном использовании имущества кредиторов мною лично или получения каких-либо других имущественных личных выгод, связанных с деятельностью ООО.

Использование же «товарно-материальных ценностей для погашения ранее возникших задолженностей перед другими предприятиями…» (л.3 Обвинения), не может инкриминироваться директору как необоснованные и незаконные действия, так как и материалы моего уголовного дела не подтверждают нецелесообразность закрытия задолженностей товаром (при согласии контрагента и наличия условий договора), для финансового оздоровления ООО или незаконность сделок. Кроме того, в соответствии со ст.301 ГК РБ, «должнику, т.е. ООО «Виторжье» обязанному …совершить одно из двух из нескольких действий, принадлежит право выбора, если из законодательства или условий обязательства не вытекает иное».

При том, что подавляющее количество договоров предусматривали различные формы расчета или предполагали возможность заключения дополнительных условий договора, действия как мои так и сотрудников ООО «Виторжье» никак не являлись незаконными и необоснованными (основная же часть переписки по изменению условий договоров, дополнительных соглашений в материалах моего УД практически отсутствует, в связи с изъятием предварительным следствием документов, подтверждающих хозяйственную деятельность ООО «Виторжье»).

Таким образом, трактовка в Обвинении цели моей деятельности как осуществляемой из преступного личного интереса противоречит определению уголовного Закона и диспозиции ст.216 УК РБ.

 

III. В Обвинении не определен объект преступления, предусмотренный ст.216 УК РБ, «Родовой объект всех преступлений, описанных в главе 24 УК РБ… - это отношения собственности. Собственнику принадлежит право владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Формы собственности равны и права всех собственников защищаются равным образом нормами как уголовного, так и других отраслей права (ст.13 Конституции РБ, п.5 ст.21 ГК РБ)» (Комментарий к УК РБ под общей редакцией А.В.Баркова, В.М.Хомича, Мн. ГИУСБ БГУ 2007г., стр.412).

 

Обвинением не предоставлены доказательства, так как их нет в материалах моего УД, ни по одному эпизоду, инкриминируемому мне как нанесениеимущественного ущерба, фактов неправомерности завладения имуществом или имущественными правами, т.е. нарушения имущественного права.

Все товары, указанные в Обвинении, как (предположительно) поставленные на ООО «Виторжье», были в законном владении фирмы, так как были переданы предприятиями – поставщиками по возмездным договорам, что не нарушает законодательство РБ (ст.ст.210, 219, 224 ГК РБ).

Так, в соответствии со ст.224 ГК РБ «Право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законодательством или договором».

Все указанные в Обвинении договора были заключены без принуждения сторон, в установлении своих прав, обязанностей и условий договора, согласованы несколькими службами предприятий – поставщиков, о чем свидетельствуют подписи руководителей подразделений, показания свидетелей, имеющиеся в материалах УД (т.т.109; 110; 30 л.д.268; 28 л.д.177, 276; 31 л.д.267; т.53 л.д.248, 328).

Договора имеют (как правило) типовой бланк поставщика, в него внесены достаточные с их точки зрения способы защиты гражданских прав, предусмотрены различные формы расчета.

С большинством предприятий ООО «Виторжье» связывали многолетние долгосрочные хозяйственные отношения.

Во всех договорах определено, что право собственности на товар переходит к покупателю в момент передачи товара, все договора возмездны и по ним произведены частичные или полные расчеты.

Ни по одному из эпизодов не определены противоправные действия ни мои, ни одного из работников ООО «Виторжье», подписавших договора, согласовавших их условия, получивших товар, как и само мое личное участие в ведении переговоров, заключении договоров, получении и распределении товаров.

 

IV. Искажена и объективная сторона диспозиции ст.216 УК РБ, так как диспозиция ст.216 УК РБ предусматривает «причинение ущерба… в результате обмана, злоупотребления доверием…». Согласно Комментария к УК РБ под общей редакцией А.В.Баркова, В.М.Хомича, Мн. ГИУСБ БГУ 2007г. (стр.430) «Злоупотребление доверием… состоит в использовании виновным для завладения имуществом или правом на него… его доверительных личных отношений с потерпевшим», а не гражданско-правовые отношения между субъектами хозяйствования, споры по которым подведомственны Хозяйственным судам РБ.

Ни как директор ООО «Виторжье», ни как частное лицо, я ни на одном из указанных в обвинении 140 предприятий я не была, переговоры не вела, поставщиков (как того требует диспозиция ст. 216 УК РБ) «путем обмана или злоупотребления доверием» в заблуждение не вводила, договора не заключала, товар не получала, товаром не распоряжалась, корыстного преступного умысла ни на завладение товаром, ни в иных целях не имела, противоправных действий при этом не совершала, а действовала в соответствии с Уставом ООО «Виторжье» и Контрактом с директором.

Все гражданско-правовые, хозяйственные сделки осуществляли соответствующие службы ООО «Виторжье», согласно п.п.1.3; 1.5; 1.15 Контракта с директором, на основании изданных мною приказов (т.87 л.д.85, 86, 87), в силу объемности моих должностных обязанностей как руководителя предприятия.

Согласно приказам ведение коммерческой деятельности и ответственность за нее были возложены на коммерческих директоров, заместителей коммерческих директоров по направлениям. Кроме того, право заключения договоров по доверенности предприятия имели индивидуальные предприниматели, инженера отделов, лица, работавшие в ООО «Виторжье» по договорам подряда на оказание коммерческих услуг.

Обвинением не предоставлено доказательств, так как они отсутствуют в материалах моего УД, как о сообщении мною или кем то из работников ООО заведомо ложных сведений при заключении договоров, как того требует диспозиция ст.216 УК РБ, так и о моих «доверительных личных отношениях с потерпевшим», или с работниками предприятий-поставщиков при заключении договоров.

Кроме того, законодательством РБ не предусмотрено, что сведения о каких-либо договорных обязательствах перед другими юридическими лицами являются обязательными сведениями, о которых следует сообщать в устном или письменном виде перед заключением договоров на поставку товара. Никто из кредиторов до вмешательства правоохранительных органов не заявил с суд в соответствии со ст.279 ГК РБ о признании сделки недействительной как совершенной под влиянием обмана и заблуждения, и никто не имел для этого оснований.

Формулировка же обвинения «используя видимость благополучного положения фирмы» не имеет для уголовного процесса никакого значения, так как термин «благополучие» означает лишь количество имеющихся благ у физического лица, полученного в результате каких-либо действий. Никаких справок о«благополучии» у ООО «Виторжье» никем из контрагентов не запрашивались. 

Также не подтверждено никакими доказательствами по вышеуказанным причинам утверждение обвинения (л.1 Обвинения) о том, что я «обязывала подчиненных по службе коммерческих директоров, заместителей директора,инженеров отдела сбыта заниматься поиском товарно-материальных ценностей для последующего заключения ими договоров на поставку товара».

Вышеизложенное не может быть описанием общественно опасного деяния по следующим причинам:

1. Заключение договоров на поставку товаров, указания по последующему исполнению договоров работниками субъекта хозяйствования, поиск товаров, необходимых для осуществления хозяйственной деятельности торговойорганизации соответствует:

- «Основным целям деятельности ООО «Виторжье», закрепленным ст.2 Устава ООО (т.1 л.д.67-73);

- «Видами деятельности», а именно «Оптовая торговля», «Розничная торговля».

Вышеизложенное не является уголовно наказуемым деянием, не запрещено уголовным законом, а является обязанностью работников предприятия согласно их должностных обязанностей и соответствует контрактам, заключенным с индивидуальными предпринимателями (далее ИП) на оказание услуг ООО «Виторжье» по поиску товаров.

В обвинении же не указано и в материалах моего УД нет сведений о том, когда, кому, при каких обстоятельствах, каким образом, какие распоряжения, обязывающие их к профессиональной деятельности, давала я, и в чем их неправомерность, ни по одному инкриминируемому мне эпизоду.

 

2. Инженеры отдела сбыта не занимались заключением договоров поставки в силу своих должностных обязанностей, ИП же, занимавшиеся поставкой товара по договорам подряда, не являются лицами, исполнение которыми моих распоряжений является обязательным, ни по Трудовому Кодексу, ни по контракту с ИП, в материалах моего УД таких данных не имеется, а при полном восстановлении бухгалтерского учета и кадровых документов ООО «Виторжье» (если эти данные не уничтожены предварительным следствием), отпадут всякие сомнения в сказанном мною.

В своих действиях ИП руководствовались лишь договорами подряда с ООО,денежное вознаграждение получали в зависимости от объема выполненной работы и были заинтересованы в максимально большом количестве заключений договоров и полученного товара.

О наличии доверительных отношений между ИП и кем-либо из представителей предприятий-поставщиков мне ничего не известно.

Невыполнение же должностных обязанностей сотрудниками ООО «Виторжье» и условий контрактов предпринимателями является основанием для прекращения трудовых отношений с вышеуказанными лицами.

Преступление, предусмотренное ст.216 УК РБ, имеет с объективной стороныматериальную конструкцию (Комментарий к УК РБ под общей редакцией А.В.Баркова, В.М.Хомича, Мн. ГИУСБ БГУ 2007г., стр.443, 444) и, в соответствии со ст.ст.148, 149 УПК РБ, ущерб подлежит расчету и доказыванию. Суммы, указанные в Обвинении, лишь предположительные, не подтверждены, как требуют ст.ст.102, 103, 104, 105 УПК РБ, как на дату возбуждения УД, т.е. 13.12.2005г., так и на дату 14.03.2011г.

В моём уголовном деле нет ни одного подлинного первичного учётного документа, подтверждающего факты осуществления ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО хозяйственных операций.

Документы, являющиеся подлинными и изъятые в ходе обысков на ООО «Виторжье» (т.13 л.д. 69-70, 72, 75, 76, 78, 94-95, 97, 112, 137-172, 190-196; т.14 л.д.71-72):

-суду вместе с уголовным делом переданы не были,

-местонахождение их в настоящее время мне не известно.

Документы, а именно: номера товарно-транспортных накладных, договоров, приведённые как доказательные факты преступной деятельности, ничем не подтверждены. В материалах моего уголовного дела нет ни одной товарно-транспортной накладной, договора, являющихся подлинными документами, подтверждающими совершение хозяйственной операции субъекта хозяйствования - ООО «Виторжье». Вследствие чего по фактам, указанным в обвинении (л.3-22 Обвинения), не определено ни по одному эпизоду:

- дата получения товаров представителями ООО «Виторжье», (в товарно-транспортных накладных поставщиков имеются только даты выписки накладных поставщиком);

- дата и сам факт поступления товаров на склады ООО «Виторжье»;

- факт оприходования товаров на складе и бухгалтерией (количество, цена, брак, недостача и т.п.);

- произведённые платежи, взаиморасчёт и т.п. между ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО,

Все выводы в Обвинении в нарушение ст.ст.104, 105 УПК РБ не основаны на доказательствах в сопоставлении их с подлинными бухгалтерскими документами ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, и оценке доказательств с точки зренияотносимости, допустимости и достоверности, и поэтому служить основанием подтверждения моей виновности в совершении преступления не могут.

Обращаю ваше внимание, что в соответствии со ст.ст.8, 9, 10 Закона «О бухгалтерском учете и отчетности» в редакции Закона РБ от 25.06.2001г., «Разъяснениями высшего Хозяйственного суда РБ» №03-25/1651 от 18.06.2004г. «О первичных учетных документах, подтверждающих совершение хозяйственных операций», Письмом Высшего Хозяйственного суда РБ от 20.02.2004г. №04-03/462 «Об оценке актов сверки расчетов» в качестве финансового обязательства за подписью В.С.Каменкова (т.106, л.д.248-250) «Факты совершения хозяйственной операции подтверждается первичным учетным документом, имеющим юридическую силу», которые в свою очередь имеются в материалах моего УД, являются документами «служащими основанием для их оприходования у получателя, перевозчика, а также складского, оперативного и бухгалтерского учета, а именно: ТТН-1, ТН-2, являющиеся типовыми и утверждены Постановлением МФ РБ от 14.05.2001г. №53».

При этом в обязательном порядке обеспечиваются встречные проверки с оформлением актов сверки расчетов между субъектами хозяйствования, подписанных обеими сторонами (руководителями и бухгалтерами) и скрепленных печатями.

Прокуратуре Витебской области не могло быть вышеизложенное не известным, так как, начиная с декабря 2005 года по настоящее время, в адрес прокуратуры было направлено несколько десятков жалоб, в которых выражена просьба возвратить изъятые документы, подтверждающие хозяйственную деятельность ООО «Виторжье».

 

Неправомерно в Обвинении сделан вывод: «Бочурная, будучи осведомленнойо неплатежеспособности возглавляемого ею предприятия…», так как вышеизложенное является лишь предположением, ни на чем не основанным, не подтвержденным никакими доказательствами.

Никаких данных ни на одну дату (начиная с 2002г.) заключения ни одного договора, подтверждающего якобы имевшую место неплатежеспособность ООО «Виторжье» вплоть до 14.03.2011г. суду представлено не было, в материалах моего уголовного дела не имеется.

Обвинению должно быть известно (так как я и в ходе допросов, и в «Возражениях на постановление о привлечении меня в качестве обвиняемой по ч.3 ст.424 УК РБ от 03.10.2008г.», и в ходе судебных заседаний неоднократно обращала внимание), что в соответствии с Указом Президента РБ №508 от 12.11.2003г. «О некоторых вопросах экономической несостоятельности» «неплатежеспособность – это расчетная величина, характеризующая способность юридического лица… рассчитаться по своим финансовым обязательствам».

При этом анализ платежеспособности субъекта хозяйствования определяется по «Инструкции по анализу и контролю за финансовым состоянием и платежеспособностью субъектов предпринимательской деятельности», утвержденной Постановлением МФ РБ, МЭ РБ, Министерства статистики и анализа РБ № 81/128/65 от 14.05.2004г. на основании первичных учетных данных бухгалтерского учета предприятия.

Учитывая, что мне инкриминируется совершенным преступлением нанесение вреда по договорам поставки, начиная с 2003г., анализ неплатежеспособности должен был быть сделан на 01.01.2003г. и по каждому эпизоду на каждое первое число отчетного месяца, предшествующего дате заключения договора (с учетом предыдущих до даты 4-х кварталов) по коэффициенту текущей ликвидности.

В материалах моего уголовного дела нет ни одного подлинного первичного учётного бухгалтерского документа, подтверждающего хозяйственную деятельность предприятия, а именно: товарно-транспортных накладных, договоров, актов сверок, результатов ежегодных инвентаризаций (по итогам 2002-2005г.г.), главных книг, кассовых документов, платежных банковских документов, книг регистрации договоров, доверенностей, приказов, кадровых документов и т.п., являющихся, согласно указанным мною нормативным документам, основанием для определения платежеспособности предприятия.

 

Утверждение обвинения «об отсутствии денежных средств на расчетном счету» (л.2 Обвинения), и тут же «систематическое приостановление операций по расчетному счету», явно противоречат друг другу.

Вышеизложенное не является признаком ООД, запрещенного под угрозой наказания, и не подтверждено доказательствами по каждому инкриминируемому мне эпизоду.

 

В Обвинении не отражено, что:

1. в материалах моего УД отсутствуют сведения о том, кто, когда, при каких обстоятельствах осведомил меня о том, что ООО «Виторжье» было неплатежеспособным или не будет иметь денежных средств на дату расчета по договору (из каких источников это было известно, кто производил расчеты, на какую дату, при заключении каких договоров, какими лицами, с какими предприятиями);

2. более 90% договоров в условиях взаимных неплатежей субъектов хозяйствования РБ за рассматриваемый период предполагали различные формы расчета за поставленную продукцию, в том числе: взаимозачет встречной поставкой товара, уступки права требования и т.д., что производилось ООО «Виторжье» и его контрагентами.

 

Приведенные в Обвинении как признак преступления, предусмотренного ч.2 ст.216 УК РБ, «устойчивый рост кредиторской задолженности предприятия,роста картотеки у ООО на расчетном счете», неправомерен по следующим основаниям:

1. Рост кредиторской задолженности не является нарушением законодательства РБ, ни Гражданского Кодекса, ни Закона «Об акционерных обществах, обществах с ограниченной и обществах с дополнительной ответственностью», ни Законом «О предприятиях РБ», а лишь учитывается при расчете баланса в соответствии с утвержденным совместным Постановлением МФ МЭ, Министерства по управлению государственным имуществом и приватизации, Министерства статистики и анализа от 27.04.2000г. №46/76/1850/20 (в диспозиции ст.ст.240-241 УК РБ).

2. То же касается роста картотеки ООО «Виторжье» в рассматриваемом периоде. Кроме того, обвинением не учтено, что в материалах моего УД (т.14 л.д.243) имеется Справка о наличии картотеки на расчетном счету ООО «Виторжье», из которой видно, что в 2004-2005гг. картотека имела тенденцию к моменту возбуждения УД к снижению, а именно: «Сумма неоплаченных платежных документов в картотеке №2 к расчетному счету ООО «Виторжье» составила:…на 01.01.2005г. – 783 308 296 рублей, а на 01.01.2006г. – 653 258 771 рублей».

3. Финансовое состояние ООО «Виторжье» лишь отражало экономическое состояние в 2002-2005гг. экономики страны.

На основании данных, опубликованных как в государственных, так и в независимых СМИ, в интернете и т.д., сложная экономическая ситуация в 2002-2005гг. в республике (которая отражалась на росте кредиторской задолженности, росте картотек на расчетных счетах у подавляющего количества предприятий в республике) подтверждена выводами, анализом, отчетами руководства страны, данными организации и предприятий («Белорусы и рынок» №6, 12.02.2007г.; «Свободные новости+» от 26.07.2006г.; «Новая газета» №56 от 21.07.2006г. и т.д.).

Именно поэтому в Постановлении Правления Национального банка РБ №66 от 29.03.2001г. «Об утверждении Инструкции о банковском переводе» 30.07.2009г. внесены изменения, которые с 01.01.2010г. в том числе фактически ликвидировали возникшие у подавляющего большинства субъектов хозяйствования РБ миллионные, а порой и миллиардные картотеки на расчетных счетах.

Кроме того, в Обвинении не учтено, что частично неисполнение договоров было связано с Указом Президента Республики Беларусь от 15 августа 2005 года № 373 «О некоторых вопросах заключения договоров и исполнения обязательств на территории РБ» до 01.01.2009г., которым было запрещено заключение предусмотренных статьями Гражданского Кодекса договоров, предусматривающих неденежное прекращение обязательств, что значительно усложнило взаиморасчёты,в том числе и для ООО «Виторжье», и его контрагентов. Однако, должной оценки сложная экономическая ситуация, постоянно меняющееся законодательство, неплатежи между субъектами хозяйствования РБ в 2002-2005г.г. в Обвинении не учтены.

Финансовое положение, платежеспособность, состав активов, пассивов подлежит обсуждению, принятию соответствующих решений на собраниях акционеров, в министерствах и ведомствах, на общих собраниях учредителей, но не в судебном заседании по уголовному делу.

 

В Обвинении неверно определены полномочия директора – «заключать договора от имени Общества, в т.ч. материальные, без ограничения суммы сделок».

В материалах же моего УД имеются сведения (т.1 л.д.67-73) о том, что:

п.7.12 Устава ООО «Виторжье» определяет - "Директор ООО имеет право принимать решения по всем вопросам, не отнесенным к компетенции общего собрания Участников Общества";

п.7.5 Устава: - "к компетенции Общего Собрания Участников Общества относится: ф) решение вопросов, связанных с отчуждением или приобретением ООО имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов ООО на дату принятия решения о заключении сделки".

Я, как директор, не была наделена полномочиями общего собрания участников общества п.7.5 ф), однако, в Обвинении эта сумма на момент заключения каждой сделки просчитана не была, мои же полномочия искажены.

Учитывая вышеописанное, даже не учитывая, что ни по одному эпизоду, вменяемому мне как преступное деяние, я сделок не заключала, у меня и не было полномочий заключать сделки выше указанной суммы, и в случае превышения своих полномочий, я несла бы ответственность только перед общим собранием участников общества, но не перед кредиторами и, тем более, уголовным законом.

 

В Обвинении определен период времени, в который, по мнению суда, ясовершила преступные действия, а именно, «с 2003г. по 2005г.», и место совершения преступления – на территории ООО «Виторжье» в г.Новополоцке, Однако вышеизложенное ничем не доказано и противоречит даже материалам моего УД.

В вышеуказанный в обвинении период времени я находилась в командировках, в том числе длительных зарубежных (странах СНГ и дальнего зарубежья), находилась на лечении в больницах, отпусках, на учебе и т.д., и ни «давать указания», ни «обязывать», ни «использовать доверительные отношения» я не могла.

В мое отсутствие и.о.директора исполняли: заместители директора, заместитель коммерческого директора в соответствии с приказами по предприятию; в обвинении же не отражено (по каждому из вменяемому мне эпизоду) ни обстоятельства, ни места заключения сделки и т.п.

В материалах моего уголовного дела (из свидетельских показаний инженеров отдела сбыта предприятий-кредиторов, ИП Цвиклинской, Пальчевского, Барановой, Михайловского и т.п.) следует, что переговоры велись, договора заключались, как правило, вне города Новополоцка, в ходе командировок. Условия договоров оформлялись на фирменных бланках договоров предприятий-поставщиков, были едины для всех покупателей в плане отсрочки платежа, условий оплаты и т.д.

Ассортимент, количество, варианты оплаты, как правило, согласовывались со старшими диспетчерами, заместителями директоров.

 

 В обвинении неверно определено понятие «ущерб», как несоответствующий имущественному ущербу, рассматриваемому в уголовном процессе по ст.216 УК РБ (хищение, порча, уничтожение, незаконное пользование и т.д.).

 Акт КРУ от 13.10.2008г., явившийся основанием для предъявления мне обвинения (т.100, л.д.2-162):

1. выводит лишь «Таблицу взаимоотношений ООО «Виторжье» с рассмотренными субъектами хозяйствования в ходе проверки» (приложение №186 к Акту) (т.101, л.д.197-204), ни вред, ни ущерб не определяет.

2. Суммы кредиторской задолженности могут быть только предполагаемые, документально не подтверждены, не имеют юридической силы, не соответствуют материалам моего УД, фактическим обстоятельствам, требованиям законодательных актов, регламентирующих правила проведения проверок КРУ МФ РБ.

Мною, в соответствии с п.51 Приказы МФ РБ от 30.12.1999г. №391 (с изм. и доп.) и п.15 Указа Президента РБ №673 от 15.11.1999г. 23.10.2008г. через ИВС г.Полоцка были направлены возражения на Акт: исх. №292 от 23.10.2008г. – в адрес ГУ МФ РБ по Витебской области на имя начальника Лапицкой Т.И.; исх.№293 от 23.10.2008г. – в адрес СУ ПР УВД Витебского облисполкома на имя Бедункевича А.А.; исх.№294 от 23.10.2008г. – в адрес Витебского областного суда на имя судьи Петрова Л.Г. с просьбой приложить «Возражения на Акт» к материалам моего уголовного дела.

К материалам моего УД они приложены (т.106 л.д.233-247), и обвинению об этом не может быть неизвестно.

 Достоверными суммы, указанные в Акте, не могут быть, в связи с существенными нарушениями законодательства при проведении проверки и несоответствиями выводов, изложенных в Акте, фактически обстоятельствам дела. Поэтому Возражения на Акт КРУ прошу тщательно исследовать в ходе судебных заседаний (т.106, л.д.233-247), как и ходатайствую о допросе в ходе судебного заседания специалистов КРУ, проводивших проверку.

Кроме того, обращаю Ваше внимание, что в соответствии с п.17 Указа Президента РБ №673 от 15.11.1999г. (с изм. и доп.) «О некоторых мерах по совершенствованию координации деятельности контролирующих органов РБ и порядка применения ими экономических санкций» в актах КРУ должно быть отражено «место, время (если оно установлено), и характер совершенного экономического правонарушения, акты законодательства, требования которых нарушены, установленная законодательством ответственность за данный вид нарушения», что в Актах не отражено, то есть и оснований у обвинения для утверждения о нанесении имущественного ущерба не было.

 

Выводы Обвинения (л.3 Обвинение) о том, что имущественный ущерб нанесен«путем систематического неисполнения и нарушения договорных обязательств…», несостоятельны по следующим основаниям:

 

1. Неисполнение обязательств по договору, на которое ссылается Обвинение как на"нарушение ст.486 ГК РБ" – это в соответствии со ст.1 ГК РБ "правовое положение участников гражданского оборота" предусмотрено Гражданским кодексом и не является нарушением ни Гражданского Кодекса, ни уголовного закона.

Кроме того, «Статья 1 ГК РБ определяет круг отношений, регулируемыхгражданским законодательством, сферу действия ГК, а также критерииразграничения гражданского и других отраслей законодательства» (Комментарий к Гражданскому Кодексу РБ, Минск, Амалфея, 2005г., т.1, стр.11), и в силу вышеизложенного не может указывать на действия, запрещенные уголовным законом под угрозой наказания.

 

2. В соответствии с Постановлением МФ РБ от 26.12.03г. №181 "Об утверждении инструкции по бухгалтерскому учету "Доходы организаций", гл.2определяет, что "Полная сумма дебиторской задолженности при продаже продукции и товаров, выполнении работ, оказании услуг на условиях отсрочки оплаты является выручкой от реализации", которая в свою очередь в соответствии с п.5 этой же главы "является доходом организации"... "Выручка от реализации принимается к бухгалтерскому учету в соответствии с учетной политикой организации, и в случае признания ее по мере отгрузки (что было при заключении договоров с ООО) – доход (а не "вред" и не «ущерб») фиксируется в момент передачи товаров.

В соответствии с "Типовым планом счетов бухгалтерского учета", утвержденным постановлением МФ РБ от 30.05.2003г. № 89 – выручка от реализации продукции определяется счетом 90 Плана счетов "Реализация" и никакого отношения к "вреду", и тем более к «имущественному ущербу» не имеет.

В материалах моего УД нет информации о том, что по счету бухгалтерского учета предприятий кредиторов проходит какая-либо сумма имущественного ущерба, при том, что счет 73 («Расчеты с персоналом по прочим операциям»), как раз и предполагает «Расчеты по возмещению материального ущерба», где учитываются расходы по ущербу, причиненные предприятию работником, состоящим с ним в гражданско-правовых отношениях в результате недостач, хищений, брака и т.д.

3. Обвинением неверно сделан вывод о том, что, являясь руководителем предприятия, я несу материальную ответственность за "имущественный ущерб", как результат невыполнения обязательств предприятия по заключенным договорам.

Я, как физическое лицо, не имею никаких обязательств перед контрагентами согласно Гражданского Кодекса РБ (ст. 7 ГК РБ), Закона «Об акционерных обществах, обществах с ограниченной и обществах с дополнительной ответственностью», Закона «О предприятиях РБ».

В соответствии с п.1.12 Устава ООО «Виторжье» я, являясь директором и участником общества, не несу ответственность по обязательствам общества(т.1 л.д.67-73).

 

4. Обвинением не учтено установленное законом правило (ст.460 УПК РБ и ст.14 ГК РБ) определения денежного выражения "вреда", «ущерба» как "расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утраты или повреждения имущества". "Упущенная выгода...возмещению не подлежит".

Товары в ТТН указанны в Обвинении по приходным ценам, в которые включены: себестоимость продукций, налоги, прибыль, и не определены "расходы предприятий" в соответствии с постановлением МФ РБ "Расходы предприятия".

5. Обвинением не учтено, что преступление, инкриминируемое мне как оконченное, противоречит фактическим обстоятельствам дела.

В настоящее время проходит процедура банкротства ООО «Виторжье»,антикризисным управляющим проводятся мероприятия, направленные на удовлетворение требований кредиторов ООО «Виторжье» и защиту их интересов в соответствии с Законом РБ «Об экономической несостоятельности (банкротстве)», составлен список имеющегося на складах ООО «Виторжье» в настоящее время имущества, частично взыскана дебиторская задолженность, проводятся иные мероприятия.

 

Доводы Обвинения о том, что мною совершено длящееся преступление, как единое преступление в суммарном выражении, приведшее к нанесению крупногоущерба – не состоятельно по следующим основаниям:

- «длящееся преступление характеризуется непрерывным осуществлением состава преступного деяния…» (Комментарий к УК РБ под общей редакцией А.В.Баркова, В.М.Хомича, Мн. ГИУСБ БГУ 2007г., стр.105).

В материалах моего УД нет данных, и в Обвинении не определены:

а) временные рамки нахождения меня на должности директора ООО «Виторжье». Вменяемое мне длящееся преступление я не могла осуществить физически, так как в рассматриваемом периоде (2003-2005гг.) я занималась делами ООО «Виторжье» в соответствии с Контрактом с директором (т.87 л.д.87-88) на 0,25 ставки, была в отпусках, на учебе, на больничном «листе нетрудоспособности», в больницах, в командировках и т.д.

В мое отсутствие исполняли обязанности директора: заместители директора, старшие диспетчера, заместители коммерческого директора в соответствии с приказами по предприятию.

б) ни по одному эпизоду, инкриминируемого мне преступления, ни показаниями свидетелей, ни материалами (документами, доказательствами) моего уголовного дела не подтвержден ни факт каких-либо указаний с моей стороны на заключение конкретных договоров с конкретными условиями оплаты, ни факт моего личного участия в сделках.

в) заключение договоров, ведение переговоров, получение товаров, реализация их субъектам хозяйствования осуществляли разные работники ООО «Виторжье» в различных городах РБ, РФ, Украины, предприятия – поставщики имели различные формы собственности (включая ИП), договора имели типовые для этих предприятий бланки договоров, в большинстве случаев инициаторами сделок были работники предприятий – поставщиков, товар поставлялся на ООО «Виторжье» поставщиком.

 

Л.3 Обвинения определяет, что «поступившие от поставщиков товарно-материальные ценности реализовывались через подконтрольную ей фирму «ПКФ МИГ-ЛТД» ООО, где она также являлась учредителем и заместителем директора, реализовывались подчиненными ею работниками на территории РФ». «Полученные от реализации денежные средства на р/с ООО «Виторжье»не поступали и не использовались для расчета с предприятиями за поставленные товары».

Обращаю Ваше внимание, что на л.190 Акта КРУ от 17.08.2006г. приведены данные, что в результате взаиморасчетов расчетов между ООО «Виторжье» и «МИГ-ЛТД» «Виторжье» недопоставило продукции на сумму 179 254 152 рубля».

В материалах моего УД нет доказательств ни по одному факту реализации товара ни ООО «Виторжье», ни «МИГ-ЛТД» с нарушением действующего законодательства при осуществлении ВЭД.

Действительно, с 1992 года по 2006 год «ПКФ МИГ-ЛТД»-ООО, (как и ООО «Виторжье», что не учтено Обвинением), занималось ВЭД, что подтверждено информацией Полоцкой таможни (т.9 л.д.193-209).

Однако в материалах моего УД имеются только сертификаты, корешки ветеринарных свидетельств на вывозимый с территории РБ товар (т.76 л.д.14).

Данных о фактически проведенных внешне-торговых операциях, а именно внешне-торговых договоров, товарно-транспортных накладных с отметками таможни о получении товара, счетов-фактур и других документов, подтверждающих в соответствии с Законом РБ «О бухгалтерском учете (отчетности)» сам факт совершения внешнеторговой операции, в моем УД нет.

В материалах моего УД нет сведений: когда, по каким документам, на какую сумму, каким субъектом хозяйствования, какие товары, по какой форме оплаты реализовывались в РФ, и какие денежные средства, «вырученные от продажи этого товара», не поступили.

Как признак уголовно-наказуемого деяния, в Обвинении указано выбытие имущества ООО «Виторжье» (л.22 Обвинения), как причина нанесения имущественного ущерба субъектам хозяйствования, однако это утверждение не только не подтверждается материалами моего УД, но и опровергается ими.

Обвинением не учтено, что в соответствии с ГК РБ, раздел 2, ст.528 ГПК РБ, ст.VII Устава ООО «Виторжье» имущество общества составляют основные фонды, оборотные средства, продукция, произведенные обществом в процессе хозяйственной деятельности, полученные доходы от реализации произведенной продукции, выполненных работ и оказанных услуг, иного имущества и средств, приобретенных по основаниям и не запрещенных законодательством.

В Обвинении не учтено:

1. Актом КРУ от 17.08.2006г. (т.64 л.д.192) определено, что «дебиторская задолженность ООО «Виторжье» на 01.10.2005г. составила 236 812 026 рублей»;

2. Актом КРУ от 13.10.2008г. (л.157 Акта)(т.100 л.д.2-162) определено, что «стоимость основных средств (включая долгосрочно арендуемые), у ООО «Виторжье» составила на конец 2005 года 43 млн. рублей»;

3. сведения, содержащиеся в Постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 25.08.2005г. Новополоцкого ГОВД (т.8 л.д.206-208) о том, что «имущества ООО «Виторжье» достаточно для закрытия кредиторской задолженности поставщикам и продолжении хозяйственной деятельности предприятия»;

4. Письмо Хозяйственного суда Витебской области за подписью председателя суда Н.А.Зубени №01-09-378 от 21.04.2004г. (т.82 л.д.1-12) о том, что «6 апреля 2004 года ст.судебным исполнителем Шитовой В.В. совместно с судебными исполнителями Ходулькиным С.С. и Зуевым М.Е. сделан выезд на место нахождения ООО «Виторжье», проведен осмотр складских помещений, выявлено достаточное ликвидное имущество, которое согласно товарно-транспортным накладным подлежит должнику».

5. Списки инвентаризационной ведомости от 29.03.2006г. (т.14 л.д.38-52);

6. Запись от 15.02.2006г. видеокассеты осмотра складов ООО «Виторжье» (т.110 л.д.197 - ПСЗ, т.13 л.д.205-216, т.79 л.д.2);

7. Справка по уголовному делу (т.80 л.д.276), в которой ТМЦ оставленные на складе ООО «Виторжье», признаны вещественными доказательствами, часть из которых до настоящего времени находится на складах ООО;

8. Протокол осмотра помещения от 15.02.2006г. (т.13, л.д.205-216);

9. Протокол осмотра места происшествия (т.98, л.д.226-245);

10. Списки товара на 01.01.2005г. и письмом за подписью зам.председателя ВХС РБ Смирнова (т.8 л.д.105-133);

11. Другие документы, имеющиеся в материалах моего УД (фотографии товара, показания свидетелей и т.д.).

В настоящее время на складах ООО «Виторжье» находятся ТМЦ, принадлежащие фирме (всего более 100 наименований).

 

В Обвинении указано (л.22), что моими преступными действиями «были нарушены законные права 140 субъектов хозяйствования на оплату поставленных ими товарно-материальных ценностей, предусмотренные ст.486 ГК РБ и п.3 Положения о поставках товаров в РБ».

Вышеизложенное противоречит ст.2 ГК РБ, а именно «Граждане, юридические лица вправе осуществлять защиту гражданских прав в суде (хозяйственном суде) и иными способами, предусмотренными законодательством».

Обращаю Ваше внимание, что все договора, указанные в Обвинении, предусматривали, что «Все споры и разногласия, связанные с настоящим договором или при его исполнении, которые не могут быть урегулированы путем переговоров, подлежат решению в Хозяйственном суде» и были рассмотрены хозяйственными судами.

Определена подведомственность споров, решения хозяйственных судов вступили в законную силу, частично или полностью исполнены, ни по одному делу не было вынесено частное определение о неправомерности действий, признании сделок ничтожными под влиянием обмана или заблуждения.

Кроме того, Акты КРУ 2006-2008гг. подтверждают, что по большинству предприятий в связи с низкой ликвидностью производимых ими товаров, товарно-материальные ценности находились на складах ООО «Виторжье» от нескольких дней до полугода, что могло превышать сроки расчета, предусмотренные договорами. Наличие товара на складах, ведение переписки между субъектами хозяйствования, в которой в том числе отражалась возможность возвращения поставщику назад ТМЦ, в полном объеме или частично, не может свидетельствовать о нарушении права, тем более рассматриваемого в уголовном процессе.

Сотрудники предприятий-поставщиков знали о наличии товара и могли в любой момент воспользоваться своим правом, не допустив имущественного ущерба своему предприятию. Однако ввиду отсутствия сбыта на продукцию или затоваренности складов, предлагали сотрудничество, привозили товар на своем транспорте или любым другим способом старались сбыть низколиквидную продукцию, а затем ждали оплаты или взаимозачета. Вышеизложенное в 2002-2005гг., как и в последующие годы, характерно для большинства предприятий страны, производящих низколиквидную, неконкурентноспособную продукцию, которой и торговало ООО «Виторжье» в течении 15 лет.

 Законные права 140 субъектов хозяйствования на расчеты ООО «Виторжье» за поставленные в адрес фирмы ТМЦ были нарушены не мною, а в результате изъятия всей документации, подтверждающей хозяйственную деятельность ООО «Виторжье», заключением директора под стражу, необеспечением сохранности оставленных на складах товаров в связи с незаконными действиями следственной группы.

Таким образом, в нарушение ст.2 ГК РБ, Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 09.07.1999г. №289-З, п.3 ст.18 УПК РБ, Закона «О предпринимательстве» от 28.05.1991г. №813-XII (с изм. и доп.), Закона РБ «О мерах борьбы с организованной преступностью и коррупцией» от 26.06.1997г. №47-З, незаконченная хозяйственная деятельность предприятия была прервана незаконными действиями правоохранительных органов, СУ ПР Витебского облисполкома и ОБЭП Новополоцкого горисполкома, чем субъектам хозяйствования, ООО «Виторжье», ПКФ «МИГ-ЛТД», государству был нанесен значительный материальный ущерб, выразившийся в лишении права кредиторов на расчет за поставленные товары, ликвидации рабочих мест, уничтожении имущества, неуплату налогов ООО «Виторжье» и т.п.

 

С 13 декабря 2005г. (с даты возбуждения уголовного дела) по настоящее время я глубоко ознакомлена с принципами уголовной ответственности, определённой Уголовным и уголовно-процессуальным Кодексом РБ, в том числе с Постановлениями Пленумов Верховного Суда, Указами Президента РБ, МВД РБ, судебной практикой, выступлениями в прессе и опубликованными в специализированных юридических изданиях и в интернете заключений специалистов права, и с полной ответственностью и убежденностью заявляю, что в моих действиях как руководителя, усилия которого были направлены на «сохранение и продолжение хозяйственной деятельности предприятий» нет уголовно наказуемого деяния, запрещённого уголовным законом под угрозой наказания.

 

Анализ несоответствия основных положений Обвинения материалам моего УД и фактическим обстоятельствам по каждому отраженному в Обвинении предприятию на 140 листах, приложение №3, см. рубрику «Абсурд в зале судебных заседаний. Продолжение».

 

 

22.03.2011г.         Е.М.Бочурная

 

 

Приложение 2 

 

Анализ обвинений, предъявленных Бочурной Е.М. прокурорами РБ

по одним и тем же обстоятельствам наличия кредиторской задолженности

1.  с 13.12.2005г. по 11.05.2006г. прокуроры Витебской областной, Новополоцкой городской прокуратур обвиняли Бочурную Е.М. по ч.3 ст. 209 УК РБ.

2.  с 11.05.2006г. до вынесения 21.06.2007г. Новополоцким городским судомприговора по ч.3 ст. 424 УК РБ помощник прокурора г.Новополоцка И.М. Головков и помощник прокурора г.Новополоцка А.Р.Казакевич обвиняли Бочурную Е.М. по ч.4 ст. 210 и ч.1 ст.427 УК РБ.

3. 18.08.2007г. при рассмотрении кассационной жалобы прокурор прокуратуры Витебской области В.В. Сузанский обвинял Бочурную Е.М. по ч.3ст. 424 УК РБ.

 4. в декабре 2007г. в надзорном протесте прокурор Витебской области Г.И.Дыско обвинял Бочурную Е.М. в совершении «тяжкого преступления» без указания статьи УК, но указав, что назначенное Бочурной Е.М. наказание по ст. 242 УК РБ «не соответствует тяжести преступления и личности обвиняемой».

 5. с 18.02.2008г. по 03.10.2008г. в Витебском областном суде прокурор отдела по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении судами уголовных дел прокуратуры Витебской области младший советник юстиции А.В. Волков обвинял Бочурную Е.М. поч.4 ст. 210.

 

6.  03.10.2008г. младший советник юстиции А.В. Волков и старший помощникпрокурора г.Новополоцка, младший советник юстиции Е.В.Колосова обвиняли Бочурную Е.М. по ч.3 ст. 424 УК РБ.

 

7.  17.04.2009г. при рассмотрении кассационной жалобы в Верховном суде РБ прокурор управления Генеральной прокуратуры РБ B.C. Лубешко обвинял Бочурную Е.М. по ч.3 ст. 424 УК РБ.

 

8.  20.05.2010г. Заместитель Генерального прокурора РБ А.К. Стук прирассмотрении надзорной жалобы подтвердил обоснованность признания Бочурной Е.М. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.216 УК РБ.

 

9.  14.03.2011г. прокурор Прокуратуры Витебской области Сузанский В.В. обвинил Бочурную Е.М. по ч.2 ст.216 УК РБ.