8 лет беззакония или заметки о правовом государстве.

 

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

 

Главе Администрации

Президента Республики Беларусь,

 

Генеральному прокурору

Республики Беларусь,

 

Министру юстиции

Республики Беларусь,

 

Министру финансов

Республики Беларусь,

 

Министру внутренних дел

Республики Беларусь,

 

Вот уже прошло 20 лет с тех пор, как Республика Беларусь обрела независимость и в стране была принята Конституция, согласно статьи 1 которой Республика Беларусь является правовым государством. Все это время мы слышим с высоких трибун о том, что мы уже живем в правовом государстве.

Однако, как свидетельствует мировой опыт, построить правовое государство одномоментно, даже приняв совершенные законы, невозможно.

Не случайно первый Председатель Конституционного Суда Республики Беларусь Валерий Тихиня в свое время предлагал записать в Основном Законе, что Беларусь только стремится построить правовое государство.

Валерий Тихиня считал, что правовое государство предполагает не просто наличие законов, а их верховенство, торжество справедливости в обществе. По его мнению, государство, которое именуется правовым, должно отвечать определенным принципам, и прежде всего таким, как принципы верховенства закона и защиты прав личности.

 

За последние 8 лет я на примере уголовного преследования меня в полной мере убедилась, что до правового государства нам еще очень и очень далеко. Правовое государство, к построению которого мы стремимся, предполагает высокую правовую культуру граждан и, что важнее - должностных лиц, представляющих государственную власть. Правовое государство и правовое бескультурье — понятия несовместимые.

Рассмотрение возбужденного в отношении меня 13.12.2005 года уголовного дела не прекращено по настоящее время. Наличие кредиторской задолженности у руководимого мною предприятия было расценено как уголовное преступление, совершенное лично мною.

Абсурдность ситуации привела к тому, что за это время одни и те же мои действия 8 раз(!) были переквалифицированы (последовательно отменялись судебные решения и предъявлялись новые обвинения) по 6-ти(!) разным статьям Уголовного Кодекса РБ:

2005г. – «мошенничество» и «служебный подлог»,

2006г. – «хищение путем злоупотребления служебными полномочиями» и «злоупотребление властью или служебными полномочиями»,

2007г. – «уклонение от погашения кредиторской задолженности»,

2008г. – повторно «хищение путем злоупотребления служебными полномочиями» и «злоупотребление властью или служебными полномочиями»,

2009г. – «причинение имущественного ущерба без признаков хищения».

 

Все вынесенные в отношении меня судебные решения Президиумом Верховного Суда РБ 26.11.2010г. были отменены и дело направлено на новое судебное разбирательство, которое за 2 года(!) не только не рассмотрено, но и бесславно привело к необходимости его рассмотрения с самого начала вновь назначенным судьей. Судья в настоящее время не назначен, а предположительный срок нового, 4-го(!) в суде первой инстанции, рассмотрения дела – еще 2-3 года.

В интервью газете «Беларусь сегодня» 30 января 2013г. Председатель Верховного Суда РБ В.О.Сукало абсолютно верно, на мой взгляд, заявил, что «Человек не может и не должен находиться в ожидании судебного решения по своему делу 2 — 3 года», однако три с половиной года я провела в местах лишения свободы, а всего вот уже восемь лет я нахожусь в состоянии не просто правовой неопределенности, а правового бесправия и правовой беспомощности государства.

 

Деятельность каждого государственного органа и его подразделений жестко регламентирована законами и подзаконными актами. Их знание и  неукоснительное соблюдение должностными лицами и обеспечивает практическое воплощение принципов правового государства, однако, как следует из моего уголовного преследования, должностные лица, к сожалению и стыду, предпочтение отдавали не законности, а, как справедливо указал в своем интервью Председатель Верховного Суда РБ В.О.Сукало 30 января 2013г., «улучшению своих статистических и валовых показателей».

 

Обращение к Министру Внутренних дел.

 

Причиной возбуждения уголовного дела, как ни парадоксально это звучит, формально послужило наличие кредиторской задолженности у возглавляемого мною ООО «Виторжье» (крупное оптово - розничное торговое предприятие), а фактически – общеобразовательная и правовая неграмотность сотрудников МВД.

Так, поводом для возбуждения уголовного дела послужил рапорт о/у Новополоцкого ГОВД о том, что по имеющимся у него сведениям ООО «Виторжье» имеет долги и не имеет возможности по ним рассчитаться.

Этот оперуполномоченный ОБЭП Новополоцкого ГОВД, как выяснилось из его показаний в суде, имел за плечами лишь полугодичный курс бухгалтерского учета в институте народного хозяйства и формальное заочное юридическое образование. Он не знал законодательство, регламентирующее хозяйственную деятельность и не имел ни малейшего понятия о том, что неплатежеспособность – это расчетная величина, которая не может быть поймана с поличным или задержана при попытке скрыться.

Следователь же, возбудивший уголовное дело, по своему базовому образованию - преподаватель истории и обществоведения (бывший замполит советской армии). На момент возбуждения моего уголовного дела он еще являлся студентом-заочником юридического факультета ПГУ, что и привело к беззаконию при возбуждении моего дела и последующих процессуальных действиях под его руководством

 

Не буду утомлять Вас перечислением всех нарушенных законов и инструкций. Могу лишь сказать, что определение факта неплатежеспособности предприятия, признаков различного вида его криминальных банкротств находится в поле действия юрисдикции органов ДФР, антикризисных управляющих, экспертов и хозяйственных судов.

Если бы Ваши подчиненные знали, что в соответствии с законодательством РБ им запрещено вмешиваться в деятельность субъектов хозяйствования (тем более - в незаконченную хозяйственную деятельность), то подобного бы беззакония не произошло.

Подробно об отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела и о нарушениях при его возбуждении изложено на сайте http://vitorje.net/ в рубрике «А был ли мальчик? Отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела».

 

Дальше – больше:

Под руководством следователя членами следственной группы мешками и коробками была изъята и вывезена вся бухгалтерская документация общества.

6 лет мною было потрачено на поиски реабилитирующих меня документов общества и только в 2011г. после обращения к Министру внутренних дел Кулешову были обнаружены следы документации но, как выяснилось, значительная часть документации безвозвратно утеряна.

Результат – более 8-ми лет ни предварительное следствие, ни государственные обвинители, ни судьи, ни эксперты не могут ответить на вопрос, были ли в моих действиях как руководителя ООО «Виторжье» какие-либо нарушения, влекущие уголовную ответственность.

Нормальное функционирование правосудия было не просто нарушено, а стало невозможным!

 

А как же такое могло произойти? Да очень просто: ввиду собственной безнаказанности и безграмотности все бухгалтерские документы моего предприятия в 6 приемов сотрудниками милиции были просто свалены в коробки и мешки и вывезены с территории предприятия.

В лучшем случае в протоколах обысков и изъятий было указано, что были изъяты «различные бухгалтерские документы» с указанием количества папок! Какие там в дальнейшем понятые, протоколы осмотров изъятого и другие не нужные милиционерам «формальности», увольте!

При выяснении обстоятельств изъятия документов, бывший о/у Новополоцкого ГОВД на вопрос судьи ответил, что «Мы рассматривали папку с документами как один документ»(!?). Как заявил один из них: «У нас сложилась такая практика».

Подробно о противоправных действиях следственной группы изложено на сайте http://vitorje.net/ в рубрике «Нарушения при изъятии документов».

 

Находящиеся на складах ООО «Виторжье» продукты питания и иные товарно-материальные ценности предприятий – поставщиков (ни много ни мало - на сумму более 1,6 млрд. бел. руб.) были признаны следователем вещественными доказательствами.

Казалось бы, чего проще – закон обязывает следователя сдать продукты питания на реализацию в специализированные магазины и принять меры для сохранности иных вещественных доказательств до передачи дела в суд.

Забегая вперед, скажу, что после передачи дела в суд ответственность за сохранность вещественных доказательств несут уже судьи, рассматривающие дело, ни один из которых - трое только в суде первой инстанции - в данном конкретном случае даже не поинтересовались их наличием.

 

Как известно, суровость закона компенсируется необязательностью его неисполнения.

Так и следователь, опираясь на уже сложившуюся в Вашем ведомстве практику произвольного толкования закона и безнаказанности должностных лиц, не предпринял никаких мер, чтобы до суда обеспечить сохранность вещественных доказательств.

Следователь, будучи допрошенным в качестве свидетеля, так и заявил в суде, что не посчитал необходимым это делать, поскольку «подумал, что мне обеспечивать сохранность не надо. У них там на базе и так все охраняется». Еще бы, ведь по его версии все ТМЦ уже лично мною были похищены.

Остается только догадываться, знал ли о столь вопиющих фактах нарушения законности Начальник Новополоцкого ГОВД, чьи подчиненные из отдела ОБЭП и начали бороться за улучшение показателей. Вероятно, не знал, поскольку и его базовое образование (это было бы смешно, если бы не привело к таким последствиям) - инженер строитель(!!!).

 

Уважаемый Министр внутренних дел, Вы мне можете возразить, что с 1-го января 2012г. возбуждение уголовных дел является прерогативой вновь созданного Следственного комитета и мое обращение к Вам является необоснованным.

Однако, как показало мое уголовное дело, юридически грамотных сотрудников внутренних дел среднего звена в стране явно не достаточно.

Так, следователь по моему уголовному делу разослал по месту нахождения деловых партнеров ООО «Виторжье» поручения, в которых обязал руководителей региональных РОВД и ГОВД проинформировать предприятия о как об уже установленном в судебном порядке факте «совершенния» мною на их предприятии хищении, а также признать предприятия – поставщики гражданскими истцами и «истребовать» у них исковые заявления и заявления о привлечении меня к уголовной ответственности.

В результате только один(!!!) из нескольких десятков милицейских начальников сообщил следователю, что право признания юридического лица гражданским истцом закон устанавливает только для следователя, но никак не для иных должностных лиц.

Остальные же руководители безропотно пошли на прямое нарушение закона, совершенно не вникая в суть дела и руководствуясь порочным, но устоявшимся в милицейской среде и хорошо известным Вам принципом: «Сейчас я ему помогу, а потом, глядишь, и они там, в Новополоцке мне помогут!».

 «Информирование» о совершенном мною хищении продукции и прямо запрещенное законами «истребование» у руководителей предприятий – поставщиков заявлений о привлечении меня к уголовной ответственности позволило сотрудникам ОБЭП и следователю раздуть масштабное, «громкое» и «резонансное» дело.

Абсолютное большинство «проинформированных» руководителей предприятий отказывались писать заведомо ложные доносы, однако в этом случае Ваши подчиненные угрожали привлечением к ответственности уже в отношении их самих, что не постеснялись изложить в повторных поручениях об ОРМ.

Конечно, не редкость в практике МВД случаи, когда, например, милиционеры обнаруживают и возвращают владельцу угнанную машину еще до того, как гражданин обнаружил ее пропажу. В данном случае и информирование и разъяснение владельцу право предъявить иск (при наличии оснований) являются обоснованными. Для этого есть все основания – преступление было совершено.

 

В моем же случае поставщики моего предприятия были проинформированы следствием, что поставленный товар мною похищен и реализован, а саму меня в последний момент задержали с деньгами в поезде, уходящем в теплые страны, в связи с чем необходимо написать заявление о привлечении меня к уголовной ответственности.

Товар в это время находился в абсолютном большинстве случаев на складах либо на реализации в торговой сети, сама я находилась на предприятии, которое даже в условиях жесткого прессинга со стороны Вашего ведомства продолжало работать.

 

Морально – этические и правовые аспекты написания практически «под копирку» таких заявлений, как и проблемы реализации неликвидной продукции отдельных белорусских предприятий – это тема для отдельной статьи.

Однако не могу не обратить Ваше внимание, что процесс «разъяснения» сотрудниками милиции «необходимости» написать заявления наряду с невинными на первый взгляд вопросами руководителям предприятий «А может быть Вы были в сговоре?» не исключен в сегодняшней практике и может привести к еще более негативным последствиям, в т.ч. и по отношению к любому другому субъекту предпринимательской деятельности.

 

Более того, решение о передаче материалов проведенных по заявлению граждан проверок в Следственный комитет до сих пор принимают Ваши починенные, на рабочих столах (в т.ч. и компьютерных) которых УК и УПК – мягко говоря - большая редкость.

Увидеть или не увидеть, обнаружить или не обнаружить признаки преступления – по-прежнему решает сотрудник МВД, исходя из его желаний карьерного роста, имущественного положения или иных, известных только ему мотивов, не исключая корыстных.

И вполне может быть, что какой-нибудь юный дознаватель ГОВД или РОВД по примеру старших товарищей, почесав переносицу, задумчиво и многозначительно спросит у очередного «клиента» (на милицейском сленге): «Ну-с, так что же будем делать? Передавать дело или нет? Думайте быстрее, пока дело не возбуждено!».

 

Да, по итогам 2012г. Новополоцкий ГОВД по ряду показателей был признан лучшим в стране. Сколько же для устранения всех недостатков в работе понадобилось лет? Ответ – 8 лет(!!!).

Остается только непонятным, по каким же именно показателям и критериям Новополоцкий ГОВД стал лучшим. Вот именно эти показатели и критерии являются тайной для граждан Республики.

Из моего дела следует, что одним из важнейших показателей для следователя по моему уголовному делу являлась суммавозмещенного обвиняемым вреда в процессе предварительного расследования. Да нет ничего проще для следователя! Бери результаты хозяйственной деятельности любого предприятия! Потреблено предприятием за такой-то период столько-то товаров и услуг, оплачено столько-то. Вот сумма оплаты как раз и составит размер возмещения вреда!

В моем деле эта сумма составляет более 658 миллионов рублей (в ценах 2005г.), т.е. руководимое мною предприятие за определенный период в процессе хозяйственной деятельности еще до возбуждения уголовного дела оплатило эту сумму в счет поставленных товаров и услуг.

Однако следователь указал в справке по уголовному делу, что возместила эту сумму лично я, и только в связи с предпринятыми следователем мерами и возместила именно в ходе предварительного следствия!

Исходя из официально опубликованных данных, усилиями(!) только этого следователя и только по одному моему уголовному делу за 2006г. возмещено 98% от всей суммы возмещенного вреда в процессе предварительного расследования остальных нескольких десятков тысяч дел по всей стране! Вот это показатели!

Нужны стране грамотные сотрудники внутренних дел или не нужны – на этот вопрос я до сих пор не могу найти ответа.

Вы, как и Ваши предшественники ничего не сделали для того, чтобы граждане Республики Беларусь воспринимали образ белорусского милиционера как образчик правовой грамотности, справедливости и бескорыстности.

Если требования к частным нотариусам, адвокатам, юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, желающим оказывать юридические услуги, жестко урегулированы (если не зарегулированы) Министерством юстиции, то требований к рядовым сотрудникам милиции только два – среднее образование и годное для службы состояние здоровья.

То есть, для того, чтобы обладать правом дать гражданину совет или юридическую консультацию, необходимо учиться 5-6 лет, пройти аттестацию в Министерстве юстиции и получить лицензию, а чтобы обладать правом дать гражданину дубинкой по голове, применить спецсредства и боевое оружие -… .

Кому это выгодно? Необразованными подчиненными легче руководить?

 

Право и права граждан – слово однокоренные. А что же с руководящим составом МВД, который обучает и инструктирует подчиненных?

Тут ситуация вообще анекдотичная. Совсем недавно я вынуждена была выслушивать в административном процессе показания целого милицейского подполковника. Так вот он вполне серьезно заявил в суде, что «право хранить молчание» является правом административно задержанных граждан Республики Беларусь.

Такое вот получено правовое образование путем просмотра голливудских боевиков и детективов. А ведь этот подполковник имеет в подчинении не один десяток рядовых и сержантов и инструктирует их, в том числе и по правилам и порядку административного задержания нарушителей.

Данный факт можно было бы расценить как клевету или оговор, если бы указанные мною обстоятельства (как и все остальные, на которые я ссылаюсь в настоящем письме) не были зафиксированы в протоколе административного судебного заседания и в иных официальных документах.

 

4 февраля 2013 года в Минске прошла коллегия МВД Республики Беларусь, в ходе которой Вы подчеркнули, что «Каждый сотрудник милиции должен помнить о том, что именно по нему, как непосредственному представителю, оценивается вся система органов внутренних дел в целом».

Что-то это напоминает… . Ах, да, 1 января 2005г. Министром внутренних дел был издан Приказ№1, в соответствии с которым«Каждый сотрудник органов внутренних дел и военнослужащий внутренних войск должен твердо уяснить, что он является представителем государственных органов и по его действиям народ судит о власти в целом».

За 8 лет ничего не изменилось. Тот же стиль и те же декларативные намерения … .

 

А что же конкретно делается в рамках широко разрекламированной реформы МВД по улучшению качества правового образования Ваших подчиненных?

С какими предложениями, инициативами и указаниями об усилении требований к правовой грамотности сотрудников МВД Вы выступили в подчиненном Вам Министерстве, на совместных коллегиях или в Палате Представителей Национального Собрания?

Может быть, сотрудники милиции должны заниматься самообразованием? Но и тут вынуждена Вас огорчить. Основной документ, которым обязаны руководствоваться сотрудники МВД – это Закон Республики Беларусь «Об органах внутренних дел Республики Беларусь» от17 июля 2007г. № 263-З.

Так вот, на официальном сайте МВД РБ http://www.mvd.gov.by текст данного Закона просто отсутствует. Раздел «Нормативная правовая база» есть, а Закона - нет.

Возможно, это недосмотр и текст Закона имеется на сайтах областных УВД? Как бы не так! Находим сайт УВД Витоблисполкома http://www.uvd.vitebsk.by. На сайте разделов «Нормативная правовая база» или «Руководящие документы» и, соответственно, Закона - нет, но имеется очень «полезная» для граждан и сотрудников милиции рубрика «Наши праздники». «Наши», как следует из названия, - это Ваши, т.е. отмечаемые органами внутренних дел.

В этой рубрике находится перечень из 59-ти праздников за год! В одном только ноябре 10 праздников - каждые 3 дня. Ну, когда же тут заниматься самообразованием или ликвидацией правовой неграмотности подчиненных?

И зачем публиковать текст Закона? А то начнут потом жаловаться «шибко грамотные» граждане, которые прочтут обязанности органов внутренних дел и их сотрудников.

 

По прежнему, о принятых мерах по искоренению преступности в милицейской среде (что поделаешь, наша милиция – это отражение общества), граждане Республики узнают только в том случае, если информация попадает в независимые электронные СМИ.

Представление о белорусских милиционерах у нас формируется исключительно из образов российских «ментов», «следаков», «оперов» и прочих озабоченных только показателями или личными проблемами «глухарей».

А где же белорусские сериалы и образ белорусского милиционера, почему ежедневно на своих экранах мы видим только российского под ненавистным для белорусов со времен оккупации именем «полицейский»?

 

 

А что касается же Следственного комитета, то его создание не является панацеей от всех бед предварительного следствия в МВД. И тут картина абсолютно безрадостная.

Казалось бы, следователи должны проходить жесточайший отбор по основным критериям – правовая грамотность и опыт работы.

 

Однако, как следует из январского объявления, например, в Новополоцкой городской «Новой газете», Следственный комитет в настоящее время производит не отбор, а набор следователей. Критериев в объявлении было указано только два – юридическое (без конкретизации) образование и возраст. Все мы знаем о качестве заочного образования. Как я предполагаю, скоро еще одна партия недоучек-заочников пополнит ряды следователей Новополоцкого отдела Следственного комитета.

 

 

 

 

Обращение к Министру финансов Республики Беларусь

 

Если с состоянием правовой грамотности в Министерстве внутренних дел все более или менее понятно – милиция как зеркало общей безграмотности нашего гражданского общества, то, казалось бы, Министерство финансов должно являться храмом поклонения законам, инструкциям и постановлениям.

Казалось бы, должна быть еще свежа в памяти различного рода финиспекторов догма вождя мирового пролетариата о том, что «Социализм – это прежде всего контроль и учет». Как говорится, бумажка к бумажке, копеечка к копеечке.

Поэтому, когда на мое предприятие осенью 2005г. прибыли ревизоры контрольно – ревизионного управления Главного управления Министерства финансов РБ по Витебской области, я не особо беспокоилась.

Ну, да, есть кредиторская задолженность, но есть для расчетов с кредиторами и товары на складах, и основные средства и дебиторская задолженность. Хотите помещение для работы и бухгалтерские документы – пожалуйста! Ревизорам были переданы все запрошенные ими  документы, в том числе оборотно - сальдовая ведомость предприятия, в которой были отражены все активы и пассивы предприятия. Работайте!

 

Но как же я ошибалась, когда посчитала, что ревизоры знаю законы и будут ими руководствоваться. Результатом первых промежуточных актов КРУ стал вывод о том, что просроченная кредиторская задолженность одного предприятия перед другим является (как говорит сатирик Задорнов – «приготовьтесь!») вредом.

На мой вопрос, чем же руководствовались ревизоры при определении «вреда», я получила ответ о существовании «специальной» инструкции и предложение проехать в горисполком для ознакомления с ней.

 

Только после многочасовых блужданий по кабинетам и «консультаций», ревизор, умудренный прожитыми годами и опытом, неуклюже лукавя и пряча глаза, заявил мне, что (только представьте себе) персонально ко мне специальным Постановлением Министерства финансов была применена Инструкция о порядке определения причиненному государственному имуществу вреда в связи с утратой, повреждением (порчей), недостачей.

Ревизора не смутил тот факт, что Инструкция касается лишь государственного имущества и лишь имущества, находящегося на балансе проверяемого предприятия.

Иными словами, ревизор из только ему известных побуждений прировнял меня к директору ПМК, по вине которого был утоплен в реке государственный бульдозер или сгорела котельная, находящаяся на балансе ПМК.

И это при том, что в отношении одного из двух предприятий, в отношении которых был составлен первый промежуточный акт, я доказала, что договорные условия своевременно выполнены в полном объеме и, более того, данное предприятие имеет задолженность перед ООО «Виторжье».

 

Даже начинающим экономистам и юристам известно, что поставщик застрахован от нанесения ему вреда пеней, процентами и иными штрафными санкциями, предусмотренными договорами поставки, имеет право обращения в хозяйственный суд в случае несвоевременной оплаты за поставленный товар.

Представленные моим предприятием бухгалтерские документы, таможенные декларации и паспорта сделок свидетельствовали об абсолютно прозрачных схемах реализации полученной от поставщиков продукции. Как на любом предприятии имелись акты на списание ТМЦ в пределах установленных норм боя стеклопосуды, акты об обнаружении брака и т.д.

(См. на сайте http://vitorje.net/. рубрику «Жалоба Журбы В.П. на принуждение к подписи акта КРУ»).

Но, тем не менее, сознание собственной безнаказанности, правовой нигилизм, произвольное трактование законов и ведомственных инструкций позволило ревизорам сделать вывод о нанесении вреда.

Более того, не смотря на то, что ревизией не было установлено ни недостач, ни хищений, ни иного противоправного выбытия имущества, первый предварительный акт ревизии послужил основанием для возбуждения уголовного дела.

Передавая материалы проверки следователю, оперуполномоченный Новополоцкого ГОВД так и указал в своем рапорте: «Акт документальной ревизииподтверждающий выводы о хищении директором ООО «Виторжье» поставленных ТМЦ, подписан ревизором КРУ и предоставлен».

(См. на сайте http://vitorje.net/. прил.№7 к рубрике «А был ли мальчик? Отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела»).

О возбуждении уголовных дел ревизоры следствием были уведомлены, однако возражений в нарушение действующего в то время Указа Президента РБ № 673 от 15.11.1999г. со стороны КРУ МФ не последовало. А ведь они обязаны были в своем акте указать, положения какого Закона и кем конкретно в проверяемой организации нарушены, а также какая ответственность за это предусмотрена!

 

А дальше - еще интереснее. Мой арест, спровоцированный так называемой «ревизией», полностью развязал руки ревизорам. Восемь месяцев ревизоры не покладая рук «трудились» над так называемым «Сводным Актом ревизии».

Изъятие без составления описи в отсутствие всех сотрудников предприятия бухгалтерских документов и отсутствие контроля со стороны руководства Министерства финансов позволило ревизорам вскрыть «огромный вред государственному имуществу». Чего стоит только сумма вреда – более 2,6 млрд. руб.! Миллион евро!

И только спустя полтора года(!) после начала своей «деятельности» под давлением неоспоримых доказательств фальсификации данных, ревизорами были внесены изменения в Акт ревизии, согласно которым нанесенный вред уже отсутствовал, а сумма кредиторской задолженности уменьшилась более чем на 800 млн. рублей!

(См. на сайте http://vitorje.net/ рубрику «Замечания по Актам КРУ» и «Замечания по Акту КРУ от 13.10.2008г.» в разделе «Надо ли ревизорам КРУ Минфина РБ и следователям изучать законодательство при проверках?»).

Видимо, для министерства финансов привычное дело: 800 млн. - туда, 800 млн. – сюда.

Иначе чем можно объяснить понесенные Министерством громадные финансовые затраты на проведение ревизий? Посчитайте заработную плату:

- 3-х ревизоров за 8 месяцев работы по составлению промежуточных и сводного акта ревизии от 17.08.2006г.,

- 2-х ревизоров за полгода непрерывной работы по составлению 5-ти уточнений, дополнений и изменений в этот Акт,

- 2-х ревизоров за 4 месяца работы по проведению дополнительной ревизии при повторном рассмотрении моего уголовного дела (акт от 13.10.2008г.).

Еще посчитайте, сколько государственных средств потрачено Вашим Министерством на незаслуженные премии, командировочные расходы иногородних ревизоров, телефонные переговоры, множительную технику, расходные материалы, канцелярские принадлежности и т.д.

Как говорится, пенсионеры нервно курят в сторонке.

А результат? Вы, наверное, думаете, что выводы ревизоров признаны достоверными? Как бы не так.

В соответствии с Постановлением Витебского областного суда «О постановке вопросов комиссионной судебно-экономической экспертизе» от 18.11.2011г. Центру судебных экспертиз Министерства юстиции еще только предстоит дать ответ на вопрос «Подтверждаются ли выводы, изложенные в акте КРУ Министерства финансов Республики Беларусь по Витебской области от 13 октября 2008 года по результатам проверки расчетных, хозяйственных и финансовых операций ООО «Виторжье»?».

(См. на сайте http://vitorje.net/ п.14 Постановления о постановке вопросов судебно-экономической экспертизе в одноименной рубрике).

 

Уважаемый Министр финансов! Вашим министерством жестко регламентирован порядок проведения ревизий. Все полномочия, права и обязанности ревизоров (во всяком случае в 2005-2008г.) были не просто регламентированы, а соответствующими Постановлениями МФ был расписан каждый шаг ревизоров.

Но зачем тратить время на бессмысленное бумаготворчество, если Постановления Министерства Финансов ревизоры не читают, ими не руководствуются, а контроль за их исполнением со стороны руководства отсутствует?

Ваши же ревизоры не погнушались обосновывать свои выводы о наличии и размере кредиторской задолженности возглавляемого мною общества информацией от поставщиков об отсутствии таковой, договорами и накладными поставки товаров адрес кредиторов и иными расчетными со стороны ООО «Виторжье» документами, предоставили следователю возможность обвинить меня в хищении железнодорожного тарифа, транспортных услуг, пени и процентов.

Каково?

 

Уважаемый Министр! Знаете ли Вы, к каким последствиям может привести незнание или не соблюдение сотрудниками Вашего министерства Ваших же приказов?

Я не имею в виду даже собственное нахождение в местах лишения свободы, я говорю о ликвидации предприятий с их рабочими местами.

В соответствии с полученным поручением ревизорам в 2005г. надлежало определить, имело ли возможность ООО «Виторжье» выполнить принятые обществом обязательства по договорам, иными словами – было ли общество платежеспособным?

Казалось бы, задача для младших классов на простые арифметические действия: активы общества минус обязательства и что в остатке? Но даже такая задача оказалась для ревизоров неразрешимой.

Палата Представителей Национального собрания Республики Беларусь приняла Закона РБ «О бухгалтерском учете и отчетности», Ваше Министерство - Методические указания по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, где конкретно и четко указаны основания, цели, методы и способы проведения инвентаризации.

Можно сколько угодно принимать замечательных законов и постановлений, но все они мертвы в случае отсутствия контроля за их исполнением. Действующая на момент проведения ревизии Инструкция по организации и проведению проверок (ревизий), утвержденная Приказом Вашего Министерства, не просто предоставляла право, но и обязывала ревизоров провести ревизию лично.

 

Однако, на улице зима, складов с товарами на производственной базе много и они уже не отапливаются, изъятыми «мешками» бухгалтерских документов общества в ГОВД завалено несколько кабинетов и с ними еще надо разбираться, материально-ответственные лица отсутствуют. Здоровье пошаливает, да и коллеги, наверное, посмеиваются. Ну что же тут делать ревизору?

Правильно, надо привлечь посторонних «специалистов», ревизию коротенько провести только на одном складе, приходные и отчетные бухгалтерские документы «специалистам» не давать, в устаревшем бланке инвентаризационной описи (середины прошлого века) графы «Цена» и «Стоимость товара» не заполнять!

Во так вот все и было сделано. Результат инвентаризации следующий: - отвертки измерялись «килограммами», гвозди, клей, облицовочная плитка, тмин – «штуками», чистящие средства – «упаковками» и т.д.

В инвентаризационной ведомости «специалисты» указывали такие наименования товаров, как «молоток (ручка)», «жидкость белого цвета» и т.п.

 

О наличии остальных складов с ТНП, складов с продовольственными товарами и находящихся на территории базы более 120-ти тонн подсолнечного масла в цистернах «специалисты» (приглашенные товароведы городских предприятий торговли) ревизором проинформированы не были.

Да и зачем? Надо придерживаться официальной версии следователя о том, что все уже украдено.

Поездка же инвентаризационной «комиссии» в продовольственный магазин для проведения инвентаризации и там, вызвала только глухой ропот и протест у членов «комиссии» – товаров много, а рабочий день заканчивается.

Выход был найден простой – сопровождавший «комиссию» оперуполномоченный с ведома ревизора просто сгреб все приходные документы в несколько коробок и увез с собой. В протоколе обыска он так и указал: « Различные бухгалтерские документы». Местонахождение изъятых документов неизвестно по настоящее время. Нет документов – нет проблемы.

(См. на сайте http://vitorje.net/ «Нарушения при инвентаризации» в рубрике «Надо ли ревизорам КРУ Минфина РБ и следователям изучать законодательство при проверках?»).

 

 

Одним из главных аспектов, на который было обращено внимание Президента страны на совещании о деятельности Совета по развитию предпринимательства 26.02.20123г. – это создание новых современных рабочих мест в частном бизнесе. Президентом была поставлена задача за следующие три года создать их не менее 300 тысяч.

А теперь уважаемый Министр финансов, попробуйте предположить, продолжает ли в настоящее время работать одно из старейших в республике частное предприятие и сохранены ли в нем рабочие места?

Может быть, данные обстоятельства объясняются тем, что одно из подчиненных Вам управлений Министерства является не контрольно-ревизионным, а карательным? Или все-таки необходимо своевременно контролировать действия и проводить аттестацию ревизоров на предмет знания ими руководящих документов, особенно в условиях быстро меняющегося законодательства?

Кто-нибудь из ревизоров за все время существования Министерства финансов суверенной Республики Беларусь понес уголовное или материальное наказание за игнорирование требований Законодательства? Или в худшем для ревизора случае все заканчивалось увольнением «по собственному желанию»?

 

Вы мне можете возразить, что не руководили Министерством в 2005-2008г.г. и не несете ответственность за указанную мною как минимум служебную халатность ревизоров, повлекшую возбуждение 12-ти(!!!)  уголовных дел в отношении меня и моего супруга.

А между тем уже летом 2011г. допрошенный в суде контролер -  ревизор контрольно – ревизионного управления ГУ МФ РБ по Витебской области (участвовал в повторной ревизии 2008г.) заявил, что не видит серьезных нарушений в своей деятельности, в протоколе судебного заседания отражено его заявление: «Что нам говорят, то мы и делаем».

 

Иными словами, руководители предприятий, ждите, скоро ревизоры придут и к Вам!

Обращение к Генеральному прокурору Республики Беларусь

 

Уважаемый Генеральный прокурор Республики Беларусь! Вынуждена обратиться и к Вам, поскольку проблема правовой неграмотности в полной мере затрагивает и Ваше ведомство.

Особого внимания заслуживают обстоятельства применения ко мне 31 марта 2006г. такой меры пресечения как содержание по стражей. Решение в моем присутствии об аресте прокурором Витебской областной прокуратуры было принято в течение 40-ка секунд, без изучения обстоятельств дела и при отсутствии самого уголовного дела. Таким образом, происходящее больше походило на фарс, нежели на принятие прокурором взвешенного и обоснованного решения.

У меня сложилось впечатление, что я получила привет из не так уж и далеких тридцатых годов, вся разница в том, что меня не расстреляли через час в подвале этой же прокуратуры.

 

В соответствии с законом, получив от следователя уголовное дело для направления в суд, прокурор обязан был проверить ряд обстоятельств (а их 12), в том числе обосновано ли обвинение имеющимися в деле доказательствами, правильно ли квалифицированы деяния обвиняемого и не допущены ли при предварительном расследовании нарушения уголовно-процессуального закона.

В связи с этим очень показателен процесс изучения и направления прокурором 29.09.2006г. моего уголовного дела в суд.

Как Вы думаете, сколько времени потребовалось прокурору в Витебской областной прокуратуре для исследования 82-х томов(!) уголовного дела и проверки наличия вещественных доказательств, якобы оставленных (согласно справки) следователем «на хранение» на базе ООО «Виторжье» в г. Новополоцке? 2 часа, из которых 1 час занял обеденный перерыв!

(См. на сайте http://vitorje.net/. п.17 Резюме по уголовному делу в отношении директора ООО «Виторжье» Бочурной Е.М. в рубрике «Как начиналось беззаконие»).

Чем же явилось вышеуказанное, если не конвейером по выполнению (как выразился один из осведомленных милиционеров) плана по посадке руководителей среднего звена?

Итак, исполняющий обязанности прокурора Витебской области в сентябре 2006г. (видимо, обладая сверхъестественными способностями) потратил менее чем полсекунды на «тщательное» изучение каждого листа моего уголовного дела и установил, чтомоя вина в хищении всей поставленной в адрес моего предприятия продукции полностью и неоспоримо подтверждена.

Результат, выражаясь юридическим языком, – нарушение нормального функционирования правосудия: в ноябре 2006г. началось рассмотрение моего уголовного дела, а закончиться оно должно только через 2-3 года.

 

Ну, вот, казалось бы, налицо факт для служебного разбирательства:

- 9 месяцев (с декабря 2005г. по сентябрь 2006г.) надзирающий за предварительным следствием прокурор считал, что предъявленное мне следователем обвинение в хищении обосновано,

- исполняющий обязанности прокурора Витебской области при направлении дела в суд также посчитал, что обвинение в хищении обосновано имеющимися в деле доказательствами,

- вновь назначенный прокурор Витебской области в ноябре 2007г. вынес протест на судебное решение о признании меня виновной в уклонении от погашения кредиторской задолженности и также посчитал, что я совершила «тяжкое преступление»,

- в течении 2-х лет (с ноября 2006г. по ноябрь 2008г.) на 2-х судах первой и в дальнейшем в суде кассационной инстанции государственный обвинитель рьяно поддерживал обвинение и утверждал, что я совершила хищение,

а коллегия Верховного суда в 2009г. установила, что (обратите внимание) материалами дела не подтверждаются даже признаки хищения.

 

После 2-х кратного рассмотрения моего дела в судах первой инстанции и в 2-х кассационных инстанциях, судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РБ опровергла обвинение прокурора отдела Генеральной прокуратуры и определила, что я виновна в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.216 УК РБ «Причинение имущественного ущерба без признаков хищения».

А когда по протесту Председателя Верховного суда РБ Президиум Верховного суда в ноябре 2010 г. отменил вынесенное в отношении меня определение по ч.2 ст.216 УК РБ и направил дело на новое рассмотрение по ряду фактически реабилитирующих меня оснований, представитель Генеральной прокуратуры поддержал такое решение.

(См. на сайте http://vitorje.net/. рубрику «Протест Председателя Верховного суда РБ удовлетворен, Постановление Верховного Суда РБ»),

Казалось бы, высокопоставленным чинам Генеральной прокуроры надо тщательно разобраться, как такое могло произойти, сделать оргвыводы для наказания виновных, улучшения качества прокурорского надзора за предварительным следствием и исключения подобных случаев необоснованного обвинения граждан республики.

Отнюдь, ничего подобного! Более того, в проходящем в настоящее время судебном процессе государственный обвинитель считает, что я все-таки совершила преступление, предусмотренное ч.2 ст.216 УК РБ.

 

И все эти обвинения основаны на одних и тех же материалах уголовного дела. В соответствии с Законом государственный обвинитель поддерживая в суде обвинение, руководствуется требованиями закона и своим внутренним убеждением. Так вот, изучая одни и те же обстоятельства и материалы уголовного дела, разные надзирающие прокуроры и разные государственные обвинители были убеждены, что мною совершено 6 разных преступлений!

То есть собственной позиции и мнения прокуратура не имеет, а в зависимости от ситуации, «революционной целесообразности» и мнения суда готова по одним и тем же материалам менять обвинение по разным статьям УК.

Не согласилась прокуратура только с мнением суда о признании меня виновной по ст.242 УК РБ, когда прокурором Витебской области был вынесен протест по причине того, что мое наказание по ст. 242 УК РБ «не соответствует тяжести преступления и личности обвиняемой».

Вот так, не больше и не меньше. Какое преступление я совершила – неизвестно (прокуратура не знает), но наказание должно быть суровое, тем более, с учетом моей личности. Не важно, в чем обвинять, важно – кого!

(См. на сайте http://vitorje.net/ рубрику «Был бы человек – а статья найдется»).

 

Какие же претензии могли быть к моей личности? 2 высших образования (в том числе Минская высшая партийная школа), замужем, ребенок, создание одного из первых в республике частного предприятия с его рабочими местами (от 50-ти до 200-т вразные годы), открытие более 20-ти хозяйственных магазинов практически во всех районах Витебской области.

И самое главное, - социальная ответственность предпринимателя, то есть одно из основных требований, предъявляемых сейчас руководством страны к частному бизнесу.

Возглавляемое мною предприятие по моим указаниям часть прибыли направляло на гуманитарную безвозмездную помощь бюджетным организациям города, развитие транспортной инфраструктуры и т.д.

Когда в начале 90-х по известным причинам у городских властей не было средств на топографические изыскания для выделения гражданам земельных огороднических участков, я, как ответственный руководитель частного предприятия, вошла в положение и выделила необходимые средства для 3-х садоводческих товариществ, в том числе и построила подъездные дороги к ним.

Полученные предприятием доходы были использованы мною не на строительство вилл и не на покупку яхт, а на строительство производственной базы, которая в настоящее время могла бы быть использована в качестве логистического центра, однако приходит в упадок.

 

Как мы все с удивлением для себя обнаружили после установления частокола таможен в начале 90-х, что в Белоруссии не производятся и не хватает ламп дневного света, писчей бумаги, пылесосов, автоматических стиральных машин, электрочайников, современных обоев, линолеума и иных товаров, необходимых для населения и предприятий. Стали дефицитом обычные веники и граненые стаканы.

Разрушенные связи (в первую очередь с Россией) были восстановлены, промышленные предприятия и торгующие предприятия практических всех районов страны (в первую очередь – потребкооперация) получили необходимые для граждан товары.

 

К началу нулевых страна уже встала на ноги, ситуация в торговле улучшилась. И что же? В 2000г. Председатель потребкооперации Гродненской области издает приказ по подчиненным организациям о запрете расчетов с предприятиями частной формы собственности за поставленную продукцию (приказ и комментарии к нему под заголовком «Коммерсантам – ни копейки» были опубликованы в одном из номеров Национальной экономической газеты за 2001г.). А сколько было аналогичных устных указаний и распоряжений? Сколько убытков понесло мое и не только мое предприятие вследствие таких вот «маханий шашкой»?

И где же в тот момент была Прокуратура? Ведь нарушена Конституция, согласно которой все формы собственности в Республике Беларусь равны!

А реакции ни Генеральной прокуратуры, ни областных просто не последовало!

Подумаешь, обидели частников, авось не обеднеют, поделом им. А теперь, если у частников прокуратура обнаружит задолженность перед государственными предприятиями, вызванную аналогичными неплатежами, то это уже уголовное преступление! Такая вот позиция прокуратуры, вернее, не позиция, а «понятия».

 

Но вернемся к моей «личности», которая послужила одним из оснований для вынесения прокурорского протеста в 2007г. Что же мог знать обо мне от своих подчиненных только что назначенный прокурор Витебской области, подписывая подготовленный для него протест? Только одно – «Она пишет жалобы!».

Я действительно неоднократно подавала жалобы (в том числе и в Генеральную прокуратуру) по каждому факту нарушения законности при проведении предварительного расследования, отсутствие прокурорского надзора за ним, некомпетентное, тенденциозное поддержание абсурдного обвинения в суде.

И вот результат: «Ах, она еще и жалуется? В тюрьму ее!». Мой повторный арест через неделю после освобождения из мест лишения свободы был произведен с особым цинизмом.

Арестовывающие меня сотрудники Новополоцкого ГОВД (те же, кто и фальсифицировал доказательства моей виновности при предварительном расследовании в 2005-2006г.г.) даже не пытались скрыть своей радости по поводу того, что им дается шанс избежать ответственности за содеянное. Они так торопились, что арест произвели на основании практически нечитаемой факсимильной копии судебного постановления, поясняя, что им «позвонили».

Фактически мой арест был произведен по звонку и более суток я находилась под стражей без предъявления надлежащим образом оформленных документов. А где же была прокуратура? Это вопрос уже к Вам.

 (См. на сайте http://vitorje.net/ рубрики «Заявление Генеральному прокурору» и «Ход судебного следствия 2008-2009г.г. (по второму кругу)»).

 

Можно сколько угодно говорить и писать о правовом государстве, на страже исполнения законов которого стоит(?) - должна стоять - Генеральная прокуратура, однако все это будет пустым сотрясанием воздуха до тех пор, пока сами прокуроры не перестанут нарушать закон.

Вот и в моем уголовном деле - судили меня, а нарушения закона фактически совершил прокурор.

Суть дела в том, что УПК предоставляет право государственному обвинителю организовать проведение дополнительно следственных действий, но, подчеркиваю, - в порядке, предусмотренном законом.

Когда в 2008г. после 7-ми месяцев судебного следствия убедился, что доказательств моей вины в уголовном деле явно недостаточно, он их «нашел» и представил в суд несколько неизвестного происхождения пачек «документов».

Не знаю, надо смеяться или делать что-то еще, но государственный обвинитель сшил эти «документы» белоснежными нитками и заявил, что они вот в таком виде находились и были изъяты в моем предприятии.

И это при том, что из официального ответа на запрос начальника ГУ – начальника управления по контролю за предварительным следствием ГУ процессуального контроля МВД РБ следует, что «государственным обвинителем необходимые документы были отобраны, систематизированы и предоставлены в судебное заседание».

(См. на сайте http://vitorje.net/ рубрику «Дело шито белыми нитками»).

Вполне естественно для моего дела, что после моего ходатайства огласить протокол процессуального действия, при котором «изымались» эти документы, я была удалена из зала суда до конца судебного следствия.

Белые же нитки, как мне стало известно спустя несколько лет, чудесным образом исчезли из моего уголовного дела.

 

В 2008г. государственный обвинитель предоставил суду также и дополнительный Акт ревизии от 13.10.2008г., который имел 2 тома приложений. Не смотря на тот факт, что среди приложений имелись отдельные оригиналы бухгалтерских документов с оригинальными подписями и печатями, на вопрос суда государственный обвинитель, не моргнув глазом, ответил, что все эти документы распечатаны с компьютера ООО «Виторжье».

Вот такая компьютерная «грамотность» прокурора: он посчитал, что из принтера можно извлечь оригинал бухгалтерского документа с голографическими идентификационными знаками, оригинальными подписями и печатями. Почему такой ответ устроил судью и не вызвал сомнений – это тема для отдельного разговора о специализации судей и соответствию их знаний технологическому прогрессу.

(См. на сайте http://vitorje.net/ рубрику «Приключения винчестера»).

Родина же в лице руководства высоко оценила «подвиг прокурора», направив его в дальнейшем на вышестоящую должность.

 

Вы можете мне возразить, что в то время Вы не были Генеральным прокурором и не можете отвечать за действия своих предшественников. Однако и сейчас Ваши подчиненные из только им известных побуждений (возможно, это желание соблюсти корпоративную солидарность и «не потерять лицо»), пытаются доказать, что я все-таки в чем-то виновна.

 

В своей статье «Прокуратура на рубеже 90-летия: основные приоритеты деятельности», опубликованной в журнале «Законность и правопорядок» за 2012г. Вы абсолютно правильно указали на главное в работе Прокуратуры. В том числе Вы указали, что «Люди должны видеть прокурора в суде как высокопрофессионального, объективного и беспристрастного исследователя, умеющего в условиях состязательности достойно представлять государственное обвинение».

А что сегодня творится при рассмотрении моего уголовного дела? Если даже не учитывать возможные для меня негативные последствия такого бездоказательного обвинения, то остается только стыд за безграмотность и предвзятость государственно обвинителя.

 

Чего стоит только одно заявление государственного обвинителя о том, что при наличии у предприятия текущей кредиторской задолженности продолжение хозяйственной деятельности является уголовно-наказуемым деянием!

А чем же государственный обвинитель подтверждает мою «вину»?

В моем уголовном деле отсутствуют как расчетные со стороны моего предприятия документы, подтверждающие произведенные с поставщиками расчеты, так и документы, подтверждающие получение обществом товара.

Как я писала выше, значительная часть бухгалтерских ООО «Виторжье» безвозвратно утеряна, часть – уничтожена. Так вот, в качестве накладных, по которым осуществлялась поставка товаров в общество, государственный обвинитель предъявляет (чтобы Вы думали?) неизвестного происхождения черновики (листы обычной бумаги).

Как они появились в деле, были ли изъяты на моем предприятии – государственный обвинитель об этом предусмотрительно умалчивает.

Должен государственный обвинитель знать, что ТТН являются бланками строгой отчетности и изготавливаются под идентификационными индивидуальными номерами с голографической защитой? Должен, но не знает.

Поэтому, по мнению прокурора, накладными, на поставку товара являются листы обыкновенной бумаги с напечатанными на них какими-то цифрами, имеющие следы милицейской обуви, специфические следы от кружек с горячими напитками или надписи, как на одной из них: «Сделай накладную на собак».

Никаких подписей и печатей на этих зачастую оборванных листах не имеется, однако, по мнению прокурора, эти «документы» - доказательства совершения мною общественно-опасного деяния.

(Более подробно «опусы» государственного обвинителя см. на сайте http://vitorje.net/ в рубриках «Абсурд в зале судебных заседаний продолжается» и «Отводы старшему прокурору»).

 

 

Как заинтересованный гражданин я после Ваших публикаций разумно полагала, что ситуация будет меняться в лучшую сторону, а ответы на интересующие меня вопросы я смогу получить на официальном сайте Генеральной прокуратуры. Но не тут–то было.

Вот в рубрике «Органы прокуратуры» имеется раздел «Переподготовка и повышение квалификации».

Что там? Ответ простой – ничего, нет ни одного документа. Зато из других рубрик я могу полно и исчерпывающе ознакомиться со спортивными достижениями прокурорских работников.

Как следует из количества проведенных соревнований, прокуроры повышают свою квалификацию исключительно за биллиардным столом, на лыжне, в тире или на волейбольной площадке. Ни на что другое времени не остается.

Или в рубрике «Надзор за соответствием закону решений по делам (уголовным)» имеется раздел «Концепция совершенствования».

Как Вы думаете, что находится в этом разделе?

Загляните на сайт, в этом разделе – ничего! Нет у Генеральной прокуратуры никакой концепция совершенствования. Как было, что на каждый приговор суда, не соответствующий по степени тяжести обвинению, автоматически выносился протест, так и будет. Конвейер есть конвейер!

Какое тут может быть правое государство. Показатели превыше всего.

 

 

Обращение к Министру юстиции Республики Беларусь

 

Уважаемый Министр юстиции! В деле становления правового государства Ваше Министерство занимает едва ли не главенствующее место.

Святая святых закона! Вот где можно найти защиту от хама-судьи или судебной волокиты и бюрократизма! Если бы это было действительно так.

 

В 2008г. в течении 10 месяцев мое уголовное дело рассматривал судья Витебского областного суда Петров Л.Г.

Обстоятельства, послужившие основаниями  сначала для изменения, а в дальнейшем и для отмены вынесенного им приговора – это тема для отдельного разговора, не являющего компетенцией Министерства юстиции.

Однако неприкрытое хамство, пренебрежение, грубость и не скрываемый обвинительный уклон судебного следствия стали причиной моего обращения в Ваше министерство в 2012г. Даже спустя 4 года, уже находясь на свободе, я не смогла забыть те унижения, через которые мне пришлось пройти в суде.

(Более подробно все незаконные действия судьи см. на сайте http://vitorje.net/ в рубрике «Жалоба председателю Витебского областного суда 11.06.08г. на судью Петрова Л.Г.» и «Жалоба Председателю Витебского областного суда 05.09.2008г. на судью Петрова Л.Г.»).

 

Чего стоит только ответ судьи на мое ходатайство исследовать в суде все изъятые на моем предприятии документы, в том числе и подтверждающие произведенные расчеты с поставщиками, а не только подтверждающие поступление продукции: «В Азовском банке ваши документы!». Видимо, настольной книгой у судьи был «Золотой теленок», а не Кодекс РБ «О судоустройстве и статусе судей» и не Присяга судьи.

И что же? Встало Министерство юстиции на защиту прав гражданки Республики Беларусь? Как бы не так! Не смотря на представленные мною аудиозаписи судебных заседаний под различными предлогами («плохо слышно», «ну, подумаешь, не так сказал», «это не наше дело» и т.д.) при помощи начальника Управления организации и аналитического обеспечения деятельности судебных органов Вашего министерства, судья избежал даже порицания, просто своевременно ушел в отставку.

 

Это в правовом государстве чиновник в случае поступления жалобы на него должен доказать, что он не виновен и привлечь клеветника к ответственности, у нас же обязанность доказывания возлагается на заявителя.

Такое вот «правовое государство». Я не берусь огульно позорить весь судейский корпус (у меня нет для этого оснований) и знаю, что жалоб на судей поступают единицы. Так почему же тщательно не разобраться в конкретном деле?

Ваш Заместитель посчитал, что ничего оскорбительного нет, если обратится судья к возмущенным его поведением гражданам Республики Беларусь со словами «Эй вы там, публика!» или заявит свидетелю, что тому «крупно повезло, что он не знаком с Бочурной лично».

 

А как же быть с тем, что тома моего уголовного дела даже в период проведения судебных заседаний раздавались представителям всех заинтересованных в моем осуждении организациям? Это и СУПР Витебского УВД, и КРУ МФ РБ по Витебской области, и Витебская областная прокуратура и др.

Ведь дошло до того, что шли судебные заседания, а само уголовное дело в этот момент находилось у ревизоров КРУ. И все бы ничего, если бы после возврата уголовного дела в суд в нем бы не обнаружилась пропажа одних документов и обнаружились документы, которых ранее в нем не было. Такие вот «невинные» шалости судьи.

(См. на сайте http://vitorje.net/ рубрику «Что исследует суд, если уголовным делом пользуются (изымают, подкладывают документы) все желающие»).

 

Не могу не процитировать ст.89 Кодекса Республики Беларусь «О судоустройстве и статусе судей», в соответствии с которой «Судья и народный заседатель не должны … передавать дела кому бы то ни было для ознакомления иначе, как в порядке и случаях, предусмотренных законодательными актами».

В моем же случае уголовное дело незаконно передавалось и не только для ознакомления, а фактически для его «форматирования».

По вышеуказанным обнаруженным обстоятельствам отсутствия законных оснований для «раздачи» судьей уголовного дела мною была подана жалоба в Министерство юстиции с просьбой провести тщательную проверку и при подтверждении фактов инициировать привлечение судьи как минимум к дисциплинарной ответственности.

К жалобе были приложены официальные ответы из государственных организаций, свидетельствующие о том, что материалы уголовного дела находились в их распоряжении, в том числе и во время проведения судебных заседаний.

Какова же была реакция Минюста? Поверьте, вполне предсказуемая: «В материалах уголовного дела не имеется каких-либо данных, подтверждающих Ваши доводы о том, что … дело направлялось правоохранительным или другим государственным органам». (ответ от 18.11.2011г.).

А в не материалах? Вопросы без ответа … .

 

А что с проведением бухгалтерской экспертизы по моему уголовному делу в подчиненном Вам Центре экспертиз?

На личном приеме в феврале 2013г. я указала Вам только на факты: законодательством установлен срок проведения экспертизы – 1 месяц, если нужны дополнительные материалы – на их получение еще месяц, в ввиду «особой сложности» моего дела (в соответствии с ответом Вашего заместителя) срок проведения увеличен до 3-х месяцев. Но не год!

Документы судом для экспертизы были направлены в Центр экспертиз в ноябре 2011г.в апреле же 2012г эксперты должны были приступить к проведению экспертизы, сейчас заканчивается март 2013г. И где же результат?

За это время перешел на новое место работы судья, рассматривавший уже 2 года мое уголовное дело и начинать его рассмотрение новому судье надо будет с самого начала, а это еще минимум 2 года!

(См. нам сайте http://vitorje.net/ рубрику «Сможет ли Министр юстиции прекратить волокиту?»). Ответ очевиден.

 

Почему такое стало возможным? Элементарная правовая неграмотность сотрудников Центра экспертиз и криминалистики МЮ и закрытость руководящих документов от граждан страны.

Вот сайт Центра http://www.sudexpertiza.by/, есть на нем и раздел «Регламентирующие документы», но кроме Устава Центра, в этом разделе ничего нет.

Из устава Центра я «с большим интересом» узнала о международном сотрудничестве Центра и о судьбе его имущества после реорганизации, однако, чем же в своей деятельности руководствуются эксперты, гражданам знать не положено.

А то ведь узнают, например, что сроки проведения экспертизы жестко регламентированы, экспертам запрещено самостоятельно собирать материалы для проведения экспертизы (как в моем случае) и жаловаться будут!

 

Министерством юстиции, как и в судейском сообществе с цель перехода к «правовому» государству с октября 2011г. рассматривается вопрос о возможности введения института присяжных заседателей.

Уважаемый Министр юстиции! Не торопитесь, наведите сначала порядок в судопроизводстве с участием нынешних «народных заседателей».

Кодексом РБ «О судоустройстве и статусе судей» установлено, что подбор кандидатов и составление списков народных заседателей осуществляются соответствующими районными, городскими и областными исполнительными комитетами.

Кодексом также установлено, что народным заседателем может быть любой гражданин, достигший определенного возраста, если он дееспособен, не алкоголик или наркоман, не священнослужитель и не сотрудник правоохранительных органов или системы юстиции.

 

То есть 25-ти летний каменщик даже не со средним, а и с только базовым образованием, любопытный бомж или пенсионерка – бывшая учительная музыки, вполне подходят на эту должность.

Не является обязательным основанием для прекращения полномочий народного заседателя и достижение им 70-го летнего возраста!

И еще одно важное условие – в соответствии с Кодексом (далее –дословно): «народными заседателями не могут быть лица, в отношении которых имеется вступивший в законную силу обвинительный приговор суда».

Почему условие важное? Да потому что по административным делам судами приговоры не выносятся.

То есть, гражданин, неоднократно привлекавшийся к административной ответственности, вполне может стать народным заседателем. И даже если он привлекался в связи с совершением административных правонарушений, предусмотренных главой 24 Кодекса об административных правонарушениях «Административные правонарушения против правосудия и деятельности органов уголовной и административной юрисдикции», в том числе и по статье «Неуважение к суду».

Какими же документами регламентирован сам порядок «подбора» заседателей? Ответ простой – никакими! В любом случае, среди зарегистрированных в Национальном реестре правовых актов таких документов не обнаружено. Вы, наверное, считаете, что местные исполкомы всерьез обеспокоены проблемой нравственных и деловых качеств будущих «народных» заседателей? Да не будьте наивным!

Это в советские времена их кандидатуры выдвигались и серьезно обсуждались на собраниях трудовых коллективов или на партийных собраниях пенсионеров - членов КПСС по месту жительства, причем критерии подбора были иными, в соответствии с законами совершенно другого государства.

Как получилось при рассмотрении моего уголовного дела в 2008г., кандидатуры участвующих в деле заседатели вообще никем не подбирались. Утверждены были, Присягу давали, а вот не подбирались.

Из ответа ответственного сотрудника соответствующего исполкома на мой запрос следовало, что подбором должно заниматься областное Главное управление юстиции, а горисполком тут совершенно не причем.

Учитывая нелегитимность народных заседателей, все приговоры, в вынесении которых они принимали участие, по закону подлежат отмене, но, увы … .

Вся деятельность «народных» заседателей (при рассмотрении моего уголовного дела в 2008г.) свелась лишь ко сну в зале судебных заседаний и выяснению сроков получения ими денежной компенсации за «сложную» и «трудную» работу.

 

Вы никогда не завались вопросом, какими же правами обладают «народные» заседатели? Никакими! Закон наделяет их лишь обязанностью «осуществлять правосудие»! (как следует из текста Присяги «народного» заседателя). И это без юридического образования!

Зачем нужен этот институт «народных» заседателей, создающий лишь видимость соответствия закону судебных решений народному представлению о справедливости?

Может быть, стоит, пока окончательно не решен вопрос о создании специализированных судов, в качестве «народных» заседателей для судей не назначать «кивал», как их называют в народе, а специалистов?

 

Почему бы при рассмотрении сложных, многоэпизодных дел экономической направленности не подбирать (назначать, утверждать, рекомендовать) в качестве заседателей (помощников судьи) специалистов в области права либо специалистов с опытом хозяйственной деятельности?

Как минимум, такое новшество сократило бы сроки рассмотрения дел, уменьшило бы нагрузку на экспертные организации и повысило бы качество правосудия.

Экономическую деятельность в стране регулируют около 30 тысяч(!) законов и законодательных актов. Ну, не может судья, сколько бы пядей у него во лбу не было, знать даже о существовании большинства из них, не говоря уже об их содержании и области регулируемых отношений!

Отсюда и судебные ошибки.

29 февраля 2012 года в Минске на ХIII Ассамблее деловых кругов Беларуси выступил приглашенный в качестве эксперта Начальник Управления по надзору за исполнением законодательства и законности правовых актов Генеральной прокуратуры Республики Беларусь. Основной причиной роста обращения граждан в органы прокуратуры он назвал низкую правовую культуру граждан республики.

Как 1-й заместитель директора « Центра защиты прав собственности, руководителей и предпринимателей» при ОО «Минский столичный союз предпринимателей и работодателей» и «Республиканской конфедерации предпринимательства» я более чем согласна с данным утверждением.

Но откуда же взяться правовой грамотности и, как следствие, - правовой культуре граждан республики, если для абсолютного большинства правовая информированность и помощь практически недоступна?

ВУЗами республики в 2012 году выпущено более пяти с половиной тысяч специалистов. Только Полоцкий государственный университет ежегодно выпускает более ста дипломированных юристов. Казалось бы, прекрасные показатели, граждане страны смогут получить квалифицированную юридическую помощь и услуги.

Где же выпускаемые в избытке юристы, если на предприятия в правоохранительные органы трудоустраивается лишь незначительная их часть?

Оказывается, многие из выпускников хотели бы оказывать юридические услуги, но желающим «всего лишь» необходимо пройти аттестацию и получить лицензию. Всего лишь! Результат - на весь Полоцко-новополоцкий регион с населением более 200-т тысяч человек приходится всего одно(!) юридическое лицо и несколько индивидуальных предпринимателей, большая часть которых юридические услуги по разным причинам не оказывает.

Отдельно стоит вопрос об адвокатской помощи. Вы анализировали так называемую «рекомендуемую» стоимость услуг, оказываемыми юристами территориальных коллегий адвокатов в их соотношении с доходами граждан? Ведь не каждый среднестатистический пенсионер или даже работающий гражданин не в состоянии выложить 25-40% от своего месячного дохода за юридическую консультацию, составление и изготовление искового заявления.

Согласно информации, размещенной на Вашем официальном сайте, в Витебской и Могилевской областях вообще нетадвокатов, осуществляющих адвокатскую деятельность индивидуально. На всю Гродненскую область их только 3 и т.д.

О какой же здоровой конкуренции, которая могла бы значительно снизить расценки, может идти речь? Не потому ли Администрацию Президента Республики Беларусь в буквальном смысле осаждают многочисленные граждане страны, которые не могут получить квалифицированной помощи по причине ее элементарной недоступности.

Обращение к Главе Администрации Президента Республики Беларусь

 

Уважаемый Глава Администрации Президента Республики Беларусь!

Построение правового государства невозможно без свободного доступа граждан к законам своего государства.

 

У нас было много сделано для этого. Еще в 1998году в целях обеспечения конституционного права граждан на получение полной, достоверной и своевременной информации, повышения уровня правовой информированности общества, Президент Республики Беларусь своим Указом постановил создать Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь.

В соответствии с этим Указом Национальный правовой портал – это основной государственный информационный ресурс глобальной компьютерной сети Интернет в области права и правовой информатизации.

Целями создания и функционирования Национального правового портала являются в том числе и своевременное обеспечение граждан полной и достоверной правовой информацией, а также комментариями и другими правовыми аналитическими материалами.

 

Вынуждена обратиться к Вам, поскольку контроль за обеспечением конституционного права граждан на получение полной, достоверной и своевременной информации возложен на Администрацию Президента Республики Беларусь.

Суть в том, что ведение и обеспечение функционирования Национального правового портала, а также официальное опубликование правовых актов, включенных в Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь посредством их размещения(!) на Национальном правовом портале Президентом РБ возложено на Национальный центр правовой информации (НЦПИ).

И что же? До конца 2011г. сайт http://www.pravo.by/ функционировал в соответствии с возложенными на НЦПИ задачами и миллионы граждан пользовались его возможностями. НЦПИ широко и абсолютно верно декларировал, что «Правовая информация в демократическом обществе не должна носить закрытый и элитарный характер».

А вот в конце 2011г., как указано в размещенной на правовом портале собственной презентации, провой портал былмодернизирован. (см. раздел правового портала «НЦПИ в сети интернет»).

В чем заключалась так называемая «модернизация»? Предоставление правовой информации стало платным! В свободном доступе остались лишь Конституция и Кодексы РБ.

То есть, если необходимо гражданину узнать об установленном государством порядке регистрации домика на садовом участке либо оформления наследства, если он захотел ознакомиться с региональными налоговыми ставками, установленными, например, за сдачу внаем квартиры, то сайт предоставляет только перечень документов, регулирующих выбранную область взаимоотношений.

При попытке же открыть текст выбранного посетителем сайта документа– устроители предлагают оплатить услугу.

Форм оплаты несколько, в том числе и с помощью отправки sms. Все это напоминает, извините, «лохотрон», только на «государственном», «национальном» уровне. Неизвестна ни стоимость услуги, ни получатель денег! И это при том, что граждане уже заплатили поставщику интернет – услуг, а именно РУП «Белтелеком» за подключение к интернету.

Можно, конечно, попытаться найти текст нужного Закона или Указа в государственном Реестре национальных правовых актов.

Однако для поиска в Реестре необходимо знать и заполнить 8 обязательных для заполнения граф с реквизитами выбранного документа, что для обычного гражданина явно не выполнимо.

Кроме того, в реестре предлагается для изучения только первоначальный текст документа, а вот эталонный (со всеми внесенными в него изменениями и дополнениями) текст документа в Реестре найти не возможно, таких документов в Реестре просто нет.

 

Вы можете мне возразить, что эталонное законодательство можно найти на сайтах других государственных органов либо иных организаций или частных лиц.

Но, как я же писала выше, не все госорганы желают информировать граждан о законах, которыми эти органы и должны руководствоваться в своей деятельности, а с другой стороны достоверность информации на иных сайтах вызывает обоснованные сомнения (предлагаются тексты документов «по состоянию на 2005.г», «…июль 2007г.» и т.д.).

Более того, НЦПИ фактически устранился от выполнения своих прямых и основных обязанностей. Так, на правовом портале в разделе «доступ к правовой информации» указано: «Пользователь, не владеющий навыками работы с информационно-правовыми ресурсами, всегда может рассчитывать на помощь библиотекаря в поиске нужной информации …».

Иными словами, не хотите платить – идите в библиотеку! Вопрос персонажа Г.Вицина сторожу склада «Как пройти в библиотеку?» в 2 часа ночи в известной комедии становится актуальным.

Сильно же наша страна продвинулась вперед в правовом информировании граждан за 22 года самостоятельного развития!

Вот так, в стране принимаются законы, а чтобы прочитать их, дорогие граждане, платите денежки. Давно уже набил оскомину принцип, что «Незнание закона не освобождает от ответственности». Значит, кому-то выгодно, чтобы граждане страны не знали законов. Кому?

 

Таким образом, по меньшей мере циничным выглядит вывод в презентации  на правовом портале в разделе «Доступ к правовой информации» о том, что: «Создание и деятельность НЦПИ являются наглядным примером реализации государственной политики в организации беспрепятственного доступа гражданам к официальной, достоверной и актуальной правовой информации, развития государственной системы правовой информации в нашей стране».

Так почему же тогда не только не иссякает, а увеличивается поток обращений граждан в Администрацию Президента страны?

 

За время своего 8-летнего состояния, мягко говоря, правовой неопределенности, я сама неоднократно обращалась в высшие государственные органы и в нескончаемых очередях на личном опыте убедилась, что более чем 90% обращений граждан именно в высшие инстанции не обоснованы и могли (должны были) бы быть решены на местах.

Но только при одном важном условии – граждане должны иметь свободный доступ к правовой информации и возможность получить доступную и исчерпывающую юридическую помощь по месту жительства.

 

В своем отрытом письме я хотела бы поднять еще ряд вопросов, касающихся, например, выполнения(?), вернее не выполнения чиновниками различного ранга Директивы Президента страны №4, отношения со стороны исполнительной власти к внутренним инвесторам и т.д., однако это тема для отдельного разговора.

Свои предложения по развитию частного сектора экономики государства я готова изложить уже в ближайшее время, тем более, что Программой социально-экономического развития Беларуси на 2011-2015 годы предусмотрено, увеличение долималого и среднего бизнеса в ВВП в 2015 году должна составить не менее 30%.

Однако для кабинетных чиновников мой 15-летний практический опыт организационной и предпринимательской деятельности и мои предложения  вряд ли будут интересными. Ведь не случайно на совещании о деятельности Совета по развитию предпринимательства 26.02.2013г. Президент Республики Беларусь, уже не надеясь на какие-либо структуры, заявил: «Если у вас будут какие-то проекты, нужные для страны, - милости просим, дверь у меня открыта. Я окажу поддержку».

А в завершении письма считаю необходимым довести до сведения упомянутых в письме высших государственных лиц важные для меня обстоятельства.

Материалы моего сайта в подавляющей части состоят из заявлений, жалоб и иных обращений, направленных в адрес чиновников и должностных лиц различных государственных структур и ветвей власти. И это все – не рассмотренные заявления и жалобы!

Ситуацию по реагированию на мои и иных граждан обращения можно охарактеризовать словами главы государства, сказанными на заседании Правительства 01.03.2013г.: «Причина моего присутствия не в том, что у нас что-то очень плохо. Ситуация характеризуется тем, что у нас недостаточно хорошо, не так, как нужно, как хотелось бы».

 

Непринятие мер и игнорирование моих доводов позволяет заявлять сегодня открыто и цинично бывшему следователю по моему уголовному делу, что он уже не может быть привлечен к ответственности за допущенные им нарушения закона при ведении предварительного следствия в связи истечения сроков.

Такой вот дисбаланс в правах граждан и государственных  чиновников, решающих судьбы людей. Я все еще вынуждена доказывать свою невиновность, а следователь уже фактически освобожден от всякой ответственности.

 

Каждый раз, направляя жалобу, я надеялась, что адресатом мои доводы будут рассмотрены и соответствующие меры реагирования будут приняты. Я была готова к тому, что мои аргументы могут быть опровергнуты более опытными и профессиональными специалистами, однако такого за 8 лет не случилось ни разу!

Ни на одну жалобу я не получила ответа, в котором мне бы было указано, что я в чем-то не права или неправильно истолковала законодательство, однако никаких мер по восстановлению нарушенных прав и свобод гражданина страны предпринято не было.

 

У меня сложились твердое впечатление, что подписывая свои «ответы» чиновники различных рангов не знают, как закон трактует правила рассмотрений обращений и что же это такое: «рассмотрение обращения по существу». Общие, обтекаемые и пустые фразы, как-то: «оснований для принятия мер реагирования не имеется», «нарушений не обнаружено» и другие лингвистические «изыски».

 

 

Я считаю, что мы обязаны и можем построить действительно правовое государство, но для этого усилия должны прилагать не только и далеко не в первую очередь лица, чьи права были нарушены, а те, кто по долгу своей службы обязаны этим заниматься в первую очередь. И спрос с них должен быть соответствующий, без оглядок на чины и звания.

 

 

 

 

Бочурная Е.М.