Последнее слово (210 ч.4, 427 ч.1)

В Послании Белорусскому народу 24.04.07 г. А.Г. Лукашенко прямо обратил внимание руководителей субъектов хозяйствования на "перенасыщение товарами", потребовал принять неукоснительные меры к уменьшению складских запасов, потери в 2006 году на промышленных предприятиях возросли на 6,6% по сравнению с 2005 годом. Отмечено неумение грамотно торговать, использовать новые методы торговли. А.Г. Лукашенко в связи с этим негативно отозвался о фирмах однодневках и лжеструктурах, но сказал "не должно быть перегибов в этом вопросе, не должно доходить до абсурда", что и случилось в моем уголовном деле, к сожалению, как в ходе возбуждения уголовных дел, так и в ходе предварительного расследования.

В соответствии с п. 4 ст. 24 УПК РБ, прошу Суд предоставить мне полную возможность выступить с последним словом, даже если в некоторых случаях я увлекусь, на Ваш взгляд, декларативными фразами. Такое уголовное дело!

В моем уголовном деле налицо явный перегиб в усилиях правоохранительных органов, попытка любыми средствами доказать, что любая частная структура, даже существующая на рынке Белоруссии более 16 лет - это обязательно жулики, поэтому ими в открытую и были нарушены Закон, и самое главное - Конституция РБ, запрещающая вмешательство в частные дела кому-либо.
Налицо уголовное преследование руководителя частной фирмы по формально-надуманным признакам.

 

В связи с этим хочу остановиться на некоторых аспектах моего уголовного дела:

1. Почему стало возможным возбуждение моего уголовного дела?

Мне, Бочурной Е.М., директору Новополоцкой фирмы "Виторжье" вменяется совершение преступления, предусмотренного ст.210ч.4 и 427 ч.1 УК РБ.

Уголовное дело было возбуждено заместителем начальника СУПР УВД Витебского облисполкома подполковником милиции Малышевым О.А. 13 декабря 2005 года.

Как следует из материалов УД, исследованных в ходе судебного следствия - основанием для возбуждения УД явились акты ревизии КРУ по Витебской области.

Лист дела 35 т.1. За подписью начальника ГОВД Новополоцкого горисполкома, на имя начальника КРУ по Витебской области 25.10.2005г. направлено письмо, с просьбой проверить деятельность ООО "Виторжье" - договора, условия оплаты, куда перемещались денежные средства, причинен ли вред, в каком размере, кому, в результате каких действий, по чьей вине?
Что соответствует п.2 Инструкции " О взаимодействии работников …", утвержденной 12.06.02 г. за № 83/33/16/149/62/14/8/35 Постановлением МФ РБ, КГК РБ, Прокуратуры РБ, МВД РБ, МНС РБ, МЮ РБ, КГБ РБ и ГТК РБ.
Далее, с Вашего позволения, Ваша Честь "Инструкция…".

Это, на мой взгляд, было правомерно, за исключением одного: уголовное дело по ст. 209 ч.4 (мошенничество) было возбуждено в нарушении ст.166, 167 УПК РБ (далее преквалифицирование в ст. 210 ч.4). Ни поводов, ни оснований к возбуждению УД у СУПР УВД Витебского облисполкома не было. Своими многочисленными актами КРУ лишь определило "нарушение ГК РБ в части соблюдения договорных обязательств и связанных с ними расчетов" (ст.288-291, 364, 366 ГК РБ).

Обращаю внимание, Высокий Суд, такая формулировка КРУ также неправомерна - так как ООО не нарушало ГК РБ, а несло ответственность за нарушение договорных обязательств в соответствии с ГК РБ. Кроме этого, не могу не добавить, что поиск инструкции, положения или какого-то иного документа, дающего право работникам КРУ делать вывод, что действиями ООО "Виторжье" нанесен предприятиям вред, был предпринят инспектором КРУ Прудниковым Е.С. лишь после моего категорического требования. Эти поиски не окончились успехом. Инструкция 39/69…, на которую сослались "специалисты" КРУ не применена по основаниям ее не соответствия целям, т.к. выявление "вреда" возможно только той организацией, на учете у которой состоят данные ТМЦ, т.е. "Виторжье" и "МИГ-ЛТД".

Ссылка на ст. 364, 366 ГК РБ (ответственность за нарушение обязательств) прямо указывает на необходимость (ст. 14 ГК РБ, на которую делается ссылка) рассмотрения отношений, сложившихся между предприятиями как гражданско-правовые.

Для уголовного преследования какого-либо основания не было, так как КРУ не выявлен имущественный вред, рассматриваемый в уголовном процессе, а именно: нанесение вреда проверяемой организации действиями физического лица, что и является целью инструкции, утвержденной МФ РБ и МЭ РБ от 24.03.03 г. №39\69 на которую, в конечном счете, ссылалось КРУ.

13.12.05 г. Прудниковым Е.С. на имя Жегланова А.В. направлено письмо, которое имеется в моем уголовном деле и изучалось в ходе судебных заседаний, в котором сообщает, что акт составлен, рассмотрены только вопросы связанные с правильностью и своевременностью расчетов ООО "Виторжье" с поставщиками за отгруженные товары в период с 01.01.2001 г. по 30.09.2005 г. И все!

 

Обращаю Ваше внимание, Ваша Честь, направляется не промежуточный акт, а акт, дата отправки акта 13.12.05 г., и уголовное дело возбуждено 13.12.05 г., причем акт на 9 листах, приложение на 28 листах, а уголовное дело было возбуждено только по 2 предприятиям "Речица текстиль" и "Коммунарка".

С момента ознакомления меня с актом до возбуждения уголовного дела прошло 20 секунд. Я время заметила, т.к. многолетний опыт хозяйственной деятельности подсказывал мне, что я имею право знать, возражать, давать пояснения по любому документу, отражающему результаты проверки предприятия, возглавляемому мною.

 

Мне в данном случае такого права предоставлено не было. А еще через несколько минут Малышев О.А. начал допрос, причем вопросы, задаваемые мне, никакого отношения к акту не имели. Протокол допроса имеется в материалах моего уголовного дела. Слова "Речица текстиль, Коммунарка, вред, хищение" не звучали. У меня была твердая уверенность, что Малышев вообще не понимал, что надо спрашивать, дергался, нервничал, побежал за ст. о/у ОБЭП Скуманом В.Л., потом тот, пожав плечами, ушел. Пришел начальник ОБЭП Белый А.И.. Короче, во время допроса чувствовалась полная неуверенность следователя в правильности совершаемых им действий. И он не ошибался!

В соответствии с вышеуказанной Инструкцией, на которую неоднократно ссылаются, как сотрудники п/о органов, так и КРУ, не было выполнено, т.е. нарушены п.п.:
П. 11. Акты ревизии, передаваемые п/о органом, не имели объяснения, возражения должностных лиц проверяемого субъекта хозяйствования. От меня потребовали, как от актрисы, автограф на бумагу, но не дали (силой, т.к. потребовали отвечать на вопросы следователя) ознакомиться с выводами КРУ.
П.12. В актах проверки (что и подтвердило судебное следствие) не соблюдены объективность, ясность и точность изложения выявленных фактов. Допущены включения в акт ревизии не подтвержденные документами предположения, сведения о деятельности ООО, допущены ссылки не только на показания должностных лиц, данные ими п/о органам, но и ссылки на документы, отражающие, как уверяют контролеры, деятельность ООО, по местонахождению которых никому не известно, не использовались ПУД и т.д.
Все это нашло подтверждение в ходе судебных заседаний, начиная с 28.03.2007 г.

 

П. 14. (Нарушен следователем). Инструкция, которая конкретно указывает, что в вышеуказанных случаях "материалы проверок подлежат возврату п/о органами для доработки (правильного оформления, или проверки компетентных вопросов) (что вместо п/о органов было сделано в ходе судебных заседаний) со ссылкой при этом на нормы настоящей Инструкции.

 

Далее Инструкция обязывает п/о органы направить в соответствующие вышестоящие органы информацию для решения вопроса о привлечении к ответственности лиц, проводивших указанную ревизию, что, как показало мое уголовное дело, сделано не было.

В соответствии с п. 15 Инструкции должна была быть назначена дополнительная проверка, что делалось в судебном заседании, но не было сделано следствием.

Ссылка же на то, что в соответствии с п.7.13 "Устава ООО "Виторжье" директор несет ответственность за результаты деятельности общества…" не только неправомерна, но и прямо соответствует уголовно-наказуемому деянию, предусмотренному ст. 395 ГК РБ "фальсификация доказательств", и ст.393 "привлечение в качестве обвиняемого заведомо невиновного", так как преднамеренно пропущено окончание положения Устава, а именно, "перед общим собранием учредителей общества" то есть перед самой собой и моим супругом.

Пределы же материальной ответственности работников определены специальным законодательством (ст.400-409 ТК РБ), а для ООО Уставом предприятия.
Ст. 403: Руководители организаций, структурных подразделений…
1. За неправильную постановку учета и хранения материальных средств (не более 3 мин. з\пл) (по заявлению соб-ка, ст.408 ГК РБ)
2. Полная материальная ответственность, И. подотчет, ущерб предприятия, п.\я, недостача, уничтожение, хищение, не при исполнении служебных обязательств (по заявлению собственника - ст.408 ГК РБ ) И все!

Обвинением же эти факты преднамеренно искажаются, что мешает и посягает на нормальное осуществление правосудия.

Ни каких заявлений от собственника фирм ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО на совершение уголовно-наказуемого деяния не поступало, никаких действий должностные лица вышеуказанных фирм вопреки интересов службы не совершали, у меня таких сведений до момента возбуждения уголовного дела 13.12.2005г. не было.

И тем более не понятна сегодня позиция Новополоцкого ГОВД как органа дознания, не возбудившего УД и не попытавшегося (в нарушение ст.38 п.2 УПК РБ) принять необходимые меры в целях обнаружения Преступлений и выявления лиц, их совершивших. И это несмотря на то, что директором "МИГ-ЛТД" неоднократно писались заявления в ГОВД об имевших место фактах хищения ТМЦ в 2006-2007гг. Я заявила Ходатайство Суду об указании органу дознания провести всестороннее исследование фактов, изложенных в этих заявлениях. Это тем более непонятно, так как как подсолнечное масло, так и продукты питания и другие товарно-материальные ценности, находящиеся на складах фирмы, в магазине, вверенные материально ответственным лицам инкриминируются мне как похищенные.

Все заявления на возбуждение в отношении меня УД были поданы под давлением правоохранительных органов, а именно: сотрудниками ОВД республики.

К материалам моего УД приложено более чем 600 Поручений об оперативно - розыскных мероприятиях начальником органов дознания, в которых наряду с действиями, предусмотренными УПК РБ в ходе предварительного расследования предписывалось и совершение действий, грубо нарушающих Конституцию, ГК РБ, уголовный закон, закон о милиции и ряд других законодательных актов.

Ст.2 ГК РБ определяет запрет на вмешательство в частные дела, что и вытекает из ст. 28 Конституции РБ.

Правоохранительные органы по поручению следственной группы О.А. Малышева принудили предприятия республики не только к предъявлению требований к должнику (что законодательством определено недопустимым), а именно к подаче исковых заявлений в суды, но и обязали руководителей предприятий подать заявления на возбуждения уголовного дела в отношении сначала Бочурной Е.М. по образцу, о привлечении Бочурной Е.М. к уголовной ответственности, путем внесения записей в пустографики следующей формы:

 

(Название предприятия, города)

ЗАЯВЛЕНИЕ

Прошу Вас привлечь к уголовной ответственности директора ООО "Виторжье" Бочурную Евгению Михайловну, которая … (дата или период времени) … путем обмана и злоупотребления доверием, заключив договор на поставку … (указать ТМЦ)… принадлежащим … на сумму … завладела им, взятые на себя обязательства не выполнила и за поставленный ей товар оплату не произвела.

Подпись Число
Директор (Ф.И.О.)
___________________________________________________________

затем должностных лиц ООО "Виторжье" и "МИГ-ЛТД". Как показало судебное следствие, ни один из свидетелей, в том числе ранее подавших заявление о возбуждении уголовного дела, не имел ни малейшего представления о совершенном мною преступлении ни по одной статье УК РБ.

Все без исключения свидетели заявили, что суть претензий предприятий, интересы которого оно представляют, сводится к несвоевременной оплате за поставленный товар ООО. И все!

О необходимости подать заявления о возбуждении уголовного дела их проинформировали органы УВД. Ссылка же следствием на с.36 УПК РБ об ОРМ неправомерна, так как содержание этой статьи не противоречит ни Конституции РБ, не ГК РБ.

Вторая причина следственного произвола - беспрецедентный случай полной халатности, не профессионализма, подтасовки фактов работниками КРУ, выразившихся в конечном счете эмоциями, высказанными в судебном заседании Прудниковым Е.С. "Родителям, работникам предприятий не выплатили з/платы, дети их голодные, т.к. ООО "Виторжье" и "МИГ-ЛТД" не рассчиталось с предприятиями".

Прудников Е.С., имея более чем 20 летний стаж ревизионной работы не мог не знать, что утверждения о возможности или не возможности произвести расчет субъектами хозяйствования не может быть предположительным, а основывается в соответствии с законодательством на Анализе финансового состояния должника и проводится по правилам, утверденным Постановлением МФ РБ, МЭ РБ, Министерством по управлению государственным имуществом РБ, Минстатистики и анализа РБ от 27.04.2000 г. № 46/76/1550/20, который определяет коэффициент ликвидности, а не утверждением - "заведомо, директор не собиралась рассчитываться!!!". Он не мог не знать, что подобные утверждения, принятые следствием за основу, для возбуждения уголовного дела, без анализа наличия оборотных средств, товарных запасов, дебиторской задолженности и прочего, не имеют никакой юридической силы, тем более при выполнении поручения п/о органов.

Члены комиссии КРУ, так называемые специалисты (я в профессиональности специалистов не уверена), не могли не знать, что утверждать о наличии товара, фактическому движению товара и прочих аспектах финансово-хозяйственной деятельности предприятия не правомочно, без проведения элементарной инвентаризации ТМЦ, что сделано не было в течение ноября, декабря 2005 года, при наличие всех документов, работников фирм, товаров и т.д.

Даже при возбужденном уголовном деле и проведенном предварительном расследовании, дело должно было быть прекращено по окончании расследования, вместо этого директора заключили под стражу, чтобы не мешала работать.

Материалы уголовного дела все же были переданы для рассмотрения в суде, не смотря на то, что большинство руководителей написали заявления о привлечении должностных лиц к "установленной законом ответственности" и в заявлениях не были указаны (ни в одном) факты, подтверждающие совершения уголовно-наказуемого деяния.

Значительная же часть руководителей предприятий вообще отказалась от подобных заявлений, предпочитая, как и следует по закону, решать подобные вопросы в хозяйственном суде, несмотря на 2-х, 3-х кратные требования п/о органов, приглашение в ОВД и т.п.
Тем не менее в обвинении остались необоснованные факты, якобы, хищения, совершенного мною.

Наряду с требованием подать заявление на признание предприятий гражданскими истцами по моему уголовному делу, подать исковые заявления в Хозяйственный суд и т.д., вышеуказанные факты являются прямым нарушением Конституции РБ, принципа не вмешательства в частные дела.

Показательными в этом отношении являются гражданские иски ОАО "Барановичская птицефабрика". Цитирую: "… однако директор Бочурная Е.М., как оказалось впоследствии, при возбуждении уголовного дела № 05013151224 СУ ПР УВД Витоблисполкома, не имела намерений произвести оплату". Или фраза из гражданского иска "Барановичихимопторг": "По сообщению органов ГОВД г. Новополоцка Бочурная Е.М. завладела продукцией нашего предприятия".

Обращаю внимание, Высокий Суд, в начале 2006 года (судебное разбирательство начато в ноябре 2006 года и еще продолжается) работники правоохранительных органов уже установили сколько, когда и у кого я похитила имущество, определили подсудность имущественного спора и принудили руководителей предприятий совершать действия, запрещенные уголовным законом.
Считаю, что действия руководителя следственной группы Малышева О.А. подпадают под ст. 185 УК РБ "Принуждение", с объективной стороной, путем "угрозы ущемления прав, свобод и законных интересов", о чем свидетельствует в большинстве случаев 3-х кратные, с применением угроз мер ответственности к лицам, не осуществивших предписываемые действия (в материалах УД имеется). И как результат - пример исковое заявление РНПУП "Ратон" г. Гомель: "Работаем давно взаимозачетом, часть долга ООО "Виторжье" не оплатило".

 

Далее привожу полностью шедевр искового заявления под воздействием п/о органов: "Для взыскания долга с ООО "Виторжье" уже было подготовлено исковое заявление в Хозяйственный суд Витебской области. Однако, 06.02.06 г. нашим предприятием было получено постановление… из которго мы узнали, что в отношении директора ООО "Виторжье" Бочурной Е.М. возбуждено уголовное дело … и была проведена выемка документов. Впоследствии, 23.08.06 г. нами было получено уведомление следователя СО Новополоцкого ГОВД ст. л-та милиции Стрельчени А.И. о признании нашего предприятия гражданским истцом".
Заметьте, при этом в Хозяйственный суд им подать подлинные документы не дали, лишили их права, предоставленное законом.

Далее из иска: "И на основании вышеизложенного прошу сумму долга со штрафом, предусмотренным договором между ООО "Виторжье" и "Ратон" взыскать с Бочурной Е.М."!!! При этом прилагаются все распоряжения Малышева О.А.

Чем не материал для возбуждения уголовного дела в отношении Малышева О.А.?

 

А директор Столбцовского плодоовощного завода А.М.Пашкевич (как он сам указывает в исковом заявлении, что возглавляемое им предприятие, расчетный счет которого арестован, имеется существенная кредиторская задолженность т. 44, л.д. 263 - задолженность только в бюджет составила 1 млрд. 383 млн. рублей и т.д.) с перепугу перед следствием вообще написал в исковом заявлении, что стороной в договоре (Покупатель) цитирую: "явилась Бочурная Е.М., обязывалась принять и оплатить товар, согласно накладной № 176120 от 30.06.05 г. Лично в мой адрес (видимо домашний) была выслана претензия и платежное требование № 68 от 14.07.05 г., которое не акцептовано мною. (видимо на дому по ул. Молодежная 120-42)". Т. дела 44, л. 278 - Договор между СПОЗ и ООО "Виторжье" п.3 - различные формы расчета, но не в лице Бочурной Е.М.! Я даже не знаю, где находятся Столбцы.

 

Вот так стало гр. Пашкевичу А.М. сташно от 3-х кратных напоминаний п/о органов, в т.ч. как я помню, РОВД Столбцы, поручение об ОРМ в адрес которого направлял О.А.Малышев.
Считаю, и буду отстаивать свою позицию неукоснительно в любых инстанциях всеми допустимыми законодательством способами, что действиями следственной группы и лично следователем Малышевым О.А. совершено должностное преступление по вышеизложенным фактам сразу по нескольким статьям УК РБ.

В правовом государстве подобные действия не могут быть не пресечены, и прошу, Высокий Суд, вынести в связи с вышеизложенным частное определение на действия следственной группы, а поданные заявления о возбуждении уголовного дела, с нарушением законодательства по обстоятельствам, исследованным в судебных заседаниях, считать не соответствующими уголовному законодательству как сделанные под принуждением.

Обращаю Ваше внимание, Высокий Суд, что значительная часть заявлений о возбуждении уголовного дела подано на должностных лиц, заключивших договор, получивших товар, завладевших им и так далее, в том числе распорядившихся им". Учитывая, что, как показало судебное следствие, при работе с одним предприятием совершало вышеуказанные действия не менее 3-4 человек, все они (в соответствии со ст. 4 УК РБ) являются должностными лицами.

Судебное следствие никоим образом не доказало, что мною совершено уголовно-наказуемое деяние, указанное как в актах КРУ, так и в заявлениях на возбуждение уголовного дела.

Предъявленное же мне обвинение свелось к простому перечислению товарно-транспортных накладных, договоров, составивших хозяйственную деятельность ООО "Виторжье" и "МИГ-ЛТД" за последние несколько лет, а фактически - счета 60, 62, оборотно-сальдовой ведомости предприятий. Никакого отношения ни к уголовно-наказуемому деянию, ни к доказательствам его подтверждающим это перечисление не имеет, и не может иметь, что и подтвердило судебное разбирательство.

Абсолютно необоснованным является и утверждение обвинения в том, что финансовое положение фирм не позволяло оформлять взятые на себя договорные обязательства.

Обращаю внимание, Высокий Суд, что определение платежеспособности оговорено в уголовном законе (ст.240 УК РБ "Преднамеренное банкротство") и определяется расчетом коэффициента текущей ликвидности, а не предположениями следственных органов.

К данному случаю должно было быть применено Постановление ряда министерств от 27.04.2000г. №46\76\1850\20 на котором я остановлюсь позже!

Тем более: из фирменных магазинов поступала выручка, остаток товара на складах предприятий значительно превышал суммы долга по заключенным договорам, постоянно перечислялись денежные средства в счет погашения задолженности.

 

Исследованные в ходе судебного следствия материалы лишь подтвердили (Письмо Зам Председателя Высшего Хозяйственного Суда - Смирнова Т.8 л.82, т.75 л.226), что 6 июня 2005 года, то есть за 3 месяца до начала работы КРУ, сумма ТМЦ на складах только ООО "Виторжье" составляла почти 700 млн. рублей по приходным ценам, дебиторская задолженность составляла более 300 млн. рублей. ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО имела ТМЦ, находящиеся в магазине, роллетах на момент заключения договоров на сумму более 800 млн. рублей.

Я не могу обойти вниманием и тот факт, что мы не только не объявляли ложное банкротство, ликвидацию, но и собирались активизировать свою деятельность.
В материалах моего уголовного дела, изученных в ходе судебного заседания (Т. 17) имеется достаточно подтверждений (включая планы работы, анализ их выполнения), подтверждающие показания допрошенных свидетелей, что мною, работниками ООО "Виторжье", "МИГ-ЛТД" предпринималось в указанный в обвинении, актах КРУ, период все возможные, допустимые данной ситуацией, законодательством меры, для выхода из создавшейся ситуации.
Было организовано производство мягкой мебели, автосервис, начато активное проведение энергозачетов, работа по обеспечению государственных крупномасштабных строек оборудованием, строительными материалами и т.п.

В 2004, 2005 годах проводилась работа по обеспечению системы исполнения наказания РБ продуктами питания, ПКФ фирмой "МИГ-ЛТД" ООО был открыт первый продовольственный магазин.

А в соответствии с п. 16 Инструкции в возбуждении уголовного дела в той ситуации должно было быть отказано, однако, в нарушение, без рассмотрения материалов, цитирую: "в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством" (а это ст. 166, п.п. 3, 5), уголовные дела были возбуждены. И это несмотря на то, что КРУ лишь определило положение субъектов хозяйствования в гражданском обороте, вступая в который, лицо подчиняется его правилам, установленным государством.

 

Общественную же опасность, присущую преступлению, представляет лишь нарушения правил гражданского оборота, что не было определено ни КРУ в их многочисленных актах, ни предварительным следствием, ни судебным разбирательством.

По бизнес-планам, определенным собранием кредиторов 14 сентября 2005 года планировалось полностью погасить кредиторскую задолженность в течении 2006года. С этой целью был заключен кредитный договор с РРБ банком, осуществлены поставки подсолнечного масла, создан единственный в области цех разливочного масла, зарегистрированы бренды на его бутилирование в торгово-промышленной палате.

Все это нашло свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.

Это и подтверждено тем, что из 1734 сделок, осуществленных фирмами в 2002-2005 годах 1492 исполнены полностью, 197 частично. Не исполнены в основном лишь договора, по которым товар получался во второй половине 2005 года, так как вмешательство в незаконченную хозяйственную деятельность предприятий неправомерными действиями правоохранительных органов, в том числе изъятием в нарушение УПК всех документов ООО "Виторжье", лишило нас возможности исполнить взятые на себя обязательства.
Каждый договор, неисполненный полностью или частично, рассматривался в ходе судебного заседания.

Как доказано в ходе судебного следствия документами, показаниями свидетелей, представителей гражданского истца, предоставленными справками, ответами на запросы и прочими вещественными доказательствами в моих действиях отсутствует состав преступления, предусмотренного УК РБ тем более ст. 210, 427 Ук РБ, то есть в соответствии со ст. 10 УК РБ не имеет место само общественно-опасное деяние.

 

Рассмотрим вышеуказанное по составу преступления, изученному в ходе судебного разбирательства. (Ст. 210 ч. 4 УК РБ)

1. Объект преступления. - отсутствует.
Обвинением не доказано не по одному эпизоду обвинения фактов неправомерности завладения имуществом, то есть нарушения имущественного права. Все товары, инкриминируемые мне как похищенные, были в законном владении фирм, так как были переданы предприятиями-поставщиками по возмездным договорам, что соответствует законодательству РБ (ст.210, 219,224 ГК РБ).

Не нашло своего подтверждения и утверждение обвинения, в том, что работники предприятий ООО "Виторжье" и "МИГ-ЛТД" вводили поставщиков в заблуждение при заключении договоров о финансовом положении фирм. Суду не представлено ни одного доказательства, подтверждающего вышесказанное, подтверждено это и показаниями свидетелей.

Все рассмотренные в моем уголовном деле договора, были, как показало судебное разбирательство, заключены без принуждения сторон в установлении своих прав, обязанностей и условий договора.

Все договора согласованы несколькими соответствующими службами предприятий, о чем свидетельствуют подписи руководителей подразделений и показания свидетелей, как правило договора имеют типовой бланк предприятия, установленные руководством сроки предоставленной отсрочки платежа, в договора поставщиками внесены достаточные с их точки зрения способы защиты гражданских прав.

Никто из кредиторов до момента вмешательства правоохранительных органов не заявил в суд в соответствии со ст. 179 ГК РБ о признании сделки недействительной как совершенной под влиянием обмана или заблуждения.

С абсолютным большинством предприятий ООО "Виторжье" связывают долгосрочные хозяйственные отношения.
Во всех договорах определено, что право собственности на товар переходит к покупателю в момент передачи товара, что и соответствует законодательству, все договора возмездны и по ним произведены или частичные или полные расчеты.

Большинство договоров содержат различные формы расчета, что в дальнейшем подтверждено их заявками на встречную поставку, проведение взаимозачета, договоров перевода долга, поставки товара, оплата услуг третьими лицами.
Кроме того, в соответствии со ст.301 ГК РБ у ООО "Виторжье" было право выбора альтернативного способа выполнения обязательства, то есть осуществление встречной поставки товара, проведение взаимовычетов встречной поставкой товара, что нами делалось вплоть до 01.08.2005г. Введение с 01.08.2005г. более жестких (в соответствии с Указом Президента №373 от 15.08.2005г.) нормативов взаимовычетов лишь частично лишило нас возможности расчета за поступившую продукцию, так как появилась возможность рассчитаться денежными средствами.

 

Ни один из представителей заводов, предприятий-кредиторов не заявил о получении работниками ООО "Виторжье" товара вне заключенных между двумя субъектами хозяйствования договоров.

То есть не доказан ни по одному эпизоду факт противоправного, безвозмездного завладения чужим имуществом.

Отсутствует и объективная сторона "Хищения путем злоупотребления служебными полномочиями". Как показало судебное следствие, всю свою деятельность я осуществляла строго в рамках своих служебных полномочий и не только не завладевала чужим имуществом, но и не имела такой возможности.

В соответствии с уставом предприятия, уголовным, трудовым, гражданским законодательством мои служебные полномочия функционально ограничиваются пределами возглавляемого мною предприятия.

Я не использовала свои служебные полномочия для управления и распоряжения имуществом вопреки интересов службы, как то предусматривает УЗ, пост. ПВС РБ №15 от 21.12.01г. "О применении судами уголовного законодательства по делам о хищении имущества".

В соответствии с п.1.5 контракта с директором ООО, предусмотренным уставом Общества, я издала приказ №16/1 от 02.08.2003г. "О распределении обязанностей на предприятии". Согласно данному приказу ведение коммерческой деятельности и ответственность за нее были возложены на коммерческого директора, а кроме того, право заключения договоров по доверенности предприятия имели ИП, инженера отделов, лица, работавшие в ООО по договору подряда на оказание коммерческих услуг.

В ходе судебных заседаний выявлено, что я не вела переговоров, не заключала никаких договоров, никогда не была ни на одном из предприятий, в хищении продукции которых меня обвиняют. Не похищала я и ТМЦ по заключенным работниками предприятия договорам. Эти товарно-материальные ценности полностью оприходованы бухгалтерией, доставлены на склады ООО и распределялись диспетчерской службой, заместителями директора, резервировались или по согласованию с соответствующими службами отвозились, фактически не поступая на склады ООО коммерческими работниками на предприятия республики для дальнейшей их реализации.

Учитывая очень объемные организационно-распорядительные функции, осуществляемые мною в 2003-2005г.г. поиск новых, более, эффективных методов работы, я не могла даже иногда осуществлять необходимые согласования как ассортимента, кол-ва, цены получаемого работниками ООО на предприятиях товара, а уж тем более, участвовать при заключении договоров одновременно в нескольких городах республики, что и подтвердило судебное следствие. Ни один из свидетелей, опрошенных в ходе судебных заседаний, не показал, (даже не предположил) на мое личное участие в сделках.

Отсрочка, формы расчета за товар, ассортимент, кол-во, определялись работниками самостоятельно, исходя из потребности ООО, возможности предприятий - кредиторов и ООО, по согласованию с уполномоченными службами как ООО, так и предприятий - кредиторов. На всех договорах, (в 90% случаев это типовые договора предприятий - поставщиков) имеются отметки о согласовании отгрузки товара от 2-х до 12 служб Поставщика.

Показаниями секретаря ООО Артемовой Т.А. и др. подтверждено, что на проводимых совещаниях, в ходе рабочего дня (по понедельникам), я никаких указаний по условиям договоров никому не давала, анализировалась лишь образовавшаяся кредиторская задолженность, были мои устные указания ускорить процесс её закрытия службами ООО, основное же время было посвящено разработке оптовой торговли продуктами питания в частности - подсолнечным маслом. Тем более не было никаких "изданных в установленном порядке", как то требует ст.40 УК РБ приказов и распоряжений, обязательных для исполнения вышеуказанными работниками ООО.

Вменяемые мне преступные действия я не могла осуществить физически. В 2003-2005 годах я была оформлена на 0,25 ставки и фактически занималась делами Виторжье не более 6-7 часов в неделю и это если не была в командировках.

При подготовке к судебному рассмотрению моего УД в суде защитой был сделан анализ (по информации из винчестера в моей приемной - точная копия имеется в ОБЭП Новополоцка, т.е. она не может быть недостоверной) моих основных командировок, т.е. при наиболее насыщенном плане их осуществления. Копию готова передать высокому суду для приобщения к протоколу судебного заседания. Планы всех командировок также имеются, из чего видно, что в течении 2003-2005г.г., возложив обязанности по организации оптовой, выездной торговли, поставке товара для розницы и т.п. на специалистов и должностных лиц ООО, я практически все свое рабочее время использовала для разработки новых планов, направлений деятельности. При этом следует учесть, что при подготовке даже к 1-ой командировке требуется 2-3 дня согласований, подготовки документов и т.д. И кроме меня этими вопросами, как показало судебное следствие, никто не занимался. Изъятые при обыске личные рабочие блокноты 2004, 2005г.г., журналы "Директор" где отражен каждый мой рабочий день, и которые не были никоим образом описаны при изъятии (в нарушение УПК РБ) являются документами подтверждающими вышесказанное.

Учитывая, что местонахождение всех вышеуказанных материалов мне не известно и несмотря на многочисленные просьбы, на фирму не возвращены, прошу, Высокий суд считать их вещественными доказательствами и обязать обвинение копии блокнотов, рабочих журналов "Директор" представить в суд и приобщить к протоколу судебного заседания.

Обвинением не учтено постановления пленумов №15 ВС РБ от 21.12.01г. и №4 от 4.06.93г., которые обязывают при рассмотрении дела обязательно анализировать причинно-следственную связь между злоупотреблением служебными полномочиями и отрицательными результатами предприятия, отсутствие вышеуказанного отрицательного влияния (об этом заявляли заслушанные в ходе судебного разбирательства свидетели) исключает состав злоупотребления служебными полномочиями, которые ограничены только ООО.

 

Обвинением вменяется мне оконченное преступление, т.е. обвинение считает, что имущество противоправно, безвозмездно изъято, и я реально имела возможность и осуществляла распоряжение или пользовалась им. Однако, как показало судебное разбирательство, ни одной единицей (из вменяемого мне как похищенного) товара я не только не распоряжалась и не пользовалась, но и долгое время вообще об ассортименте находящегося на складах товара не знала.

Распоряжение товаром осуществляли соответствующие службы, что подтверждено показаниями свидетелей и изъятыми документами. В этом случае, как трактует Уголовный закон, п.33 постановления №15 от 21.12.01г. мои действия не могут рассматриваться в диспозиции ст. 210 УК РБ. 
Отсутствует и субъект Преступления, предусмотренного какой-либо статьей УК РБ.

Судебное расследование моего уголовного дела не определило должностное лицо, (в соответствии со ст.4 ч.4 УК) как того требует уголовный закон.

 

Я, являясь руководителем предприятия и уделяя лишь часть рабочего времени организации и на распорядительные функции (что и подтверждено Уставом предприятия, табелями учета рабочего времени, ведомостью на выплату мне заработной платы), осуществляла лишь общее руководство фирмой.

На должностных же лиц, осуществляющих административно-хозяйственные обязанности было возложено распоряжение материальными ценностями, денежными средствами, организация учета и контроля ТМЦ, порядок хранения, отпуска и реализации ТМЦ. Как было доказано показаниями свидетелей, изученными материалами моего УД такими должностными лицами были: заместители директора, главные бухгалтера, старшие диспетчера, заместители коммерческого директора, заведующие складами.

Непосредственное участие в решении этих вопросов принимали коммерческие работники, а именно, инженера отделов сбыта, ИП, лица, оказывающие ООО услуги по приобретению и сбыту ТМЦ по договорам подряда и так же отнесенные уголовным законом к должностным , уполномоченные на то лица.

Кроме. того, в соответствии со ст.22 ГК эти лица осуществляли предпринимательскую деятельность при заключении договоров, так как вся их деятельность была направлена на оказание услуг фирмам на сдельной оплате труда (от 1 до 3% от суммы сделки) с ответственностью юридического лица.

 

В своем обвинительном слове в ходе прений, уважаемый государственный обвинитель поставил мне в вину принуждение к работникам ООО в регистрации частными предпринимателями, и , якобы, незаконности их деятельности.
С таким утверждением, в корне, не согласна по следующим причинам:
Как показало судебное разбирательство, никто никого не понуждал открывать предпринимательство.
Свидетели: Барковец, Лось, Плротников, Позднякова подтвердили, что они пришли работать на фирму, будучи уже зарегистрированы, как ИП.
Более половины допрошенных, а именно - Степанович, Саппо, Лаппо и другие длительное время работали на фирме без каких-либо регистраций.
Я просила приложить к материалам судебных заседаний приказ, отражающий причину увольнения Ермоловой Н.П. - не отсутствие регистрации, как ИП, а отсутствие трудовой книжки.
Да, некоторым работникам ОК, руководителям подразделений, я, действительно, предлагала зарегистрироваться как ИП, открыть счета в банке, тем самым легализируя свои доходы, уплачивать в полной мере налоги.
Это, в основном, касалось лиц, оказывающих ООО услуги по договорам подряда, на сдельной основе.
Уважаемый государственный обвинитель не может не знать, а значит заведомо неправомерно обвиняет меня, что ИП имеют право заниматься любой деятельностью в соответствии с утвержденным Министерством труда и соцзащиты РБ Единым Квалификационным перечнем работ и услуг., в котором под п. 72.1. (если мне не изменяет память) имеется такой вид деятельности, как "оказание услуг юридическим лицам в поставке товаров", что и было внесено в свидетельства ИП, оказывающих услуги ООО. С этого платились налоги, декларировались доходы.
Это же еще раз подтверждает, что з/плата неучтенной наличными деньгами суммой, а приветствовалась ее легализация.
Кстати, если говорить о принуждении, то скорее трудовой договор и уж само-собой контракт используется руководителями, как разновидность принудительного труда. А сотрудничество с предпринимателями, как сторонними организациями, во всем мире признается как демократическая, без принуждения, на взаимно выгодных условиях сотрудничество.
Я и на совещаниях говорила "Ведь Вы, как маленькие директора, несете ответственность за свою инициативу".
Именно эти вызвано принятие мной решений о необходимости срочного закрытия кредиторской задолженности ответственными лицами, штрафовала их (Т. 17). Это все было изучено в ходе судебных заседаний.
ИП, в соответствии с УК, ГК РБ действуют не только как должностные лица, но и с ответственностью юридического лица, за совершенные действия (ст. 22 ГК РБ, со ссылкой на ст. 44-115 ГПК РБ).

В связи с вышеизложенным,-

Обращаю внимание, Высокий Суд, что не смотря на категорические требования правоохранительных органов, в том числе повторные, в 3-й раз подать заявление на привлечение к уголовной ответственности именно Бочурную Е.М., значительное количество заявлений подано на должностных лиц, подписавших договор, получивших товар и т.д.

Судебное расследование доказало, что именно эти должностные лица, уполномоченные фирмами на юридически-значимые действия по доверенностям и упоминаются в показаниях свидетелей.

Однако, обвинением не доказано, что работниками предприятий ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" были совершены действия, наказуемые в уголовном порядке. А тем более, в том числе исходя из этого совершения мною преступления.

Не соответствует, ни уголовному законодательству, ни фактическому положению дел, основанию для привлечения меня к уголовной ответственности, тот факт, что по Уставу предприятия директор наделен правом издавать приказы и давать указания, обязательные для всех работников общества, что вменено обвинением мне как уголовно-наказуемое деяние.

В ходе судебного следствия не выявлено и обвинением не доказано, ни одного факта издания незаконного или преступного приказа или распоряжения, в установленном порядке, обязательных для исполнения, и исполненных строго в его рамках, как того требует ст. 40 УК РБ.

В ходе судебного разбирательства определено, что коммерческие контакты с предприятиями осуществлялись заместителем директора, коммерческими работниками на основании личных контактов, условия договоров согласовывались на условиях свободного установления своих прав и обязанностей со службами предприятий-кредиторов. Я не только не указывала совершать определенные действия, но уполномочив должностные лица на юридически-значимые действия, даже не знала о коммерческих сделках, наличия конкретных товаров на складах, сроках оплаты и т.д.

 

Я считала себя обязанной, в соответствии с Уставом предприятий и решением собрания учредителей, контролировать вопросы действий работников, потенциально направленных на негативные последствия для ООО "Виторжье".

Это и было доказано защитой в ходе судебного разбирательства. Таким образом, оснований для привлечения меня к уголовной ответственности нет и быть не может.

Расследованием уголовного дела не выявлено ни одного факта ни оконченного хищения, ни приготовления к нему, ни покушения на совершение хищения. Все, что было выявлено актами КРУ, следствием - это незаконченная хозяйственная деятельность предприятий. А инкриминировать же мне как Хищение - счета 60, 62 оборотно-сальдовой ведомости ООО за последние несколько лет - это только для рассмотрения меня потерпевшим лицом по преступлению, предусмотренному ст.393 УК РБ "Привлечение заведомо невиновного и ст.392 УК РБ".

Отсутствует и субъективная сторона Преступления. Согласно определения Пленума Верховного Суда РБ №15 от 21.12.01г., Уголовного закона "Завладение собственным имуществом не нарушает отношений собственности и поэтому не может оцениваться как хищение". Судебным следствием не установлено ни одного факта противоправного завладения, как мною, так и работниками фирм чужим имуществом с корыстной целью.

Все инкриминируемые мне как похищенные ТМЦ были получены предприятиями ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" по договорам, заключенным правомерно (ст.154 ГК), и именно собственнику (ст.210 ГК, 224 ГК) предоставлено право "совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие законодательству.

Утверждение в обвинении как уголовно-наказуемое деяние - распоряжение собственным имуществом фирм - исходя из вышеуказанного неправомерно.

Обращаю внимание, Высокий Суд, что уголовным законом, Примечание к гл. 24 УК РБ, четко определено, что при хищении должно быть, как обязательный признак, - корыстная цель. Это та составляющая моего т.н. преступления, которую преднамеренно обошел государственный обвинитель.
Ни один из опрошенных свидетелей, ни один рассмотренный в ходе судебных заседаний документ, не подтверждает вышесказанного. А свидетели Баранова, Пальчевский, Плотников и др. даже удивлялись возможности подобного.
Ряд свидетелей, например Здитовец А., прямо указывают, что если надо было срочно закрыть, например, налоги, я давала ему денежные средства из личных сбережений, в качестве займа ООО.
К материалам моего УД приложены декларации о доходах моих и моего супруга Журбы В.П., которые подтверждают, что наши личные доходы до 2003 года позволяли мне осуществлять вышеуказанные действия, за счет личных сбережений.
Кроме того, все материальные ценности и имущество приобретались нами до 1996 года. За 16 лет ни я, ни мой супруг не использовали ни основные доходы, ни технику в личных целях, а лишь обеспечивали ими (с перспективой развития) деятельность фирм. (Замечу - на безвозмездной основе, с перспективой на будущее развитие ООО).
Сегодня, как мне подсказывает память, по бухгалтерским проводкам ИП Бочурная Е.М. и ИП Журба В.П. являются одними из наиболее крупных кредиторов ООО.
Обращаю внимание, Ваша Честь, что в соответствии с разъяснениями по применению норм УК, об ответственности за хищение имущества, данными в постановлении № 15 ПВС от 21.12.2001 г. "О применении судами уголовного законодательства по делам о хищении имущества"
- п. 2
Судам надлежит иметь в виду, что в соответствии с ч. 1 примечания к гл. 24 УК РБ… Хищением является лишь совершение завладения умышленно, противоправно, безвозмездно и с корыстной целью., т.е. должна быть выгода имущественного характера.
- п. 15
"Злоупотребление служебными полномочиями (которое в ходе судебных заседаний доказано никоим образом также не было) … не связанное с безвозмездным завладением имущества… не образует состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РБ.

Абсолютно абсурдна определенная сумма размера вменяемого мне Хищения, то есть продолжаемого Хищения. Должна быть общая цель и единый умысел на Хищение определенного количества материальных ценностей (п,25 Постановления № 15), УК РБ.

Судебное разбирательство показало, что вышеуказанных признаков не может быть в принципе.

В рассмотренном уголовном деле различные предприятия различных форм собственности, включая частных предпринимателей, различные исполнители при заключении договоров, ведения переговоров, получения товаров, различные условия в договорах, договора как типовые предприятий-кредиторов, так и разработанные фирмами, различные обстоятельства совершения сделок, различные и результаты хозяйственных взаимоотношений между субъектами хозяйствования. Так, например, долг ОАО "Витьбе" составляет на дату возбуждения уголовного дела - 221.6 т. рублей (тем абсурдней, что это пеня). Но если инкриминировать мне хищение пени, то это неправомерно, так как менее 10 базовых величин и не является предметом рассмотрения в уголовном процессе. Как показало судебное следствие - часть так называемых похищенных мною ТМЦ, находятся на складе ООО "Виторжье", часть возвращено поставщику, часть находится в дебете у ООО "Виторжье", часть вообще на ответственном хранении в связи с отсутствием необходимых для реализации продукции документов от поставщиков или некачественным состоянием.

В ходе судебного заседания я предоставляла фотографии, в зал приносились образцы продукции, имеющейся на складах ООО в настоящее время.
Наличие товара на складах подтвердила и проведенная следствием инвентаризация, имеющаяся в материалах дела. Допрашивались свидетели Петрова и Шестаков. И самое главное: В актах КРУ по каждому из рассматриваемых предприятий, есть информация о движении товаров, полученных от поставщиков.
Ни КРУ, ни я не опровергали эту информацию, и что самое непонятное, что у обвинения не было ни одного протеста, ходатайства о дополнительной проверки, изучаемого в ходе судебного заседания схем реализации товаров от ООО.
Протоколом судебных разбирательств, диктофонной записью в суде с доподлинностью отражено, что на мои вопросы от 28.03.07 г., по каждому предприятию, о наличии хищения с моей стороны, от обвинителя следовало: "я вижу, что товар реализован. Да, я вижу, что Вы товар не похищали". То же, Ваша Честь я слышала и от Вас: "Никто не говорит, что Вы похитили, Бочурная". И я в этом была абсолютно уверена до 07.06.2007 года.
Однако, в прениях, уважаемый гособвинитель И.М.Головков, обвинил таки меня в "хищении", да еще и сумму вывел.
На этом я хочу остановиться подробнее:
В прениях 07.06.2007 года, обвинитель, без учета рассмотрения дела на 41 заседании суда, поддержал обвинение в полном объеме - так проще!
Сумма "вреда", нанесенная "Хищением" 2 662 469 000 рублей - это совсем просто!
26.09.2006 г. О.А.Малышев, рассмотрев материалы уголовного дела, поставил сумму - значит все верно! Суд тут не при чем! Как в 1933 году, "тройка" НКВД - внесудебное рассмотрение! Похитила я, или нет - это отдельный вопрос. Я хочу сказать о другом.
Суммы в 2 662 469 000 рублей нет в материалах судебных заседаний по рассматриваемому уголовному делу.
Что это? Может быть это 2 суммы кредиторской задолженности ООО, так она КРУ так и не выведена, тем более КРУ, в лице Головченко Н.А. 07.06.2007 г. только по ОДО "Сотрудничество" уменьшило ее на 265 миллионов рублей, я уже не говорю об остальном.
Может быть это сумма похищенного мною на предприятиях товара? Тогда из чего она состоит? Я, уважаемый Игорь Михайлович, пеню через забор не перебрасывала, госпошлины под юбкой не выносила, тем более хищение не доказано.
Я предполагаю, что это может быть сумма исков в Хозяйственные суды предприятий - тогда где учет всех исков, всех закрытий, а как быть с подсудностью дел?
В ходе судебных заседаний эта цифра не рассматривалась, ее просто нет в материалах моего уголовного дела, а Вы, в нарушение статей УПК, сослались в прениях на материалы не рассмотренные и не подтвержденные в судебных заседаниях.
Обращаю внимание, Ваша Честь, 07.06.07 г., допрошенный в суде специалист КРУ Головченко Н.А., не подтвердил приложение 2080 к акту ревизии, а заявил, (запись на диктофоне) ведомость 2080, где "вреда" нет.
Я прилагаю акт документальной ревизии … в редакции, с учетом внесенных изменений и уточнений. Слово "вред" в акте отсутствует, есть таблица, названная "Размер задолженности ООО "Виторжье", с учетом внесенных изменений. И все!!!
Кроме того, размер кредиторской задолженности, с учетом моих замечаний, не был выведен по "МИГ-ЛТД", а по всем пунктам ООО "Виторжье" имеются не устраненные КРУ недоделки, неточности и т.п.
Когда же, каким образом, я так понимаю, вне судебных заседаний, был рассчитан "вред", рассматриваемый в уголовном процессе? Кем?
На предъявленные в суде мною с 28.03.07 г. вопросы к членам КРУ и замечания на несоответствие нормативным документам изложения фактов в актах КРУ, ни Прудников, ни Головченко практически не ответили, в замечаниях не разобрались.
Специалист КРУ Сутуло Д.А. в суд не явился, хотя в подписанном им акте ревизии обвинил меня в нанесении "вреда" на 560 млн. рублей. 
Со 2 апреля 2007 года по 4 июня 2007 года приглашенные специалисты так и не смогли высчитать даже точную сумму кредиторской задолженности ООО "Виторжье", с учетом моих замечаний: 

По 165 предприятиям из 209 фигурируют от 2-х до 5-ти различных сумм долга, по 141предприятию не было даже попыток в чем-то разобраться.
Из 891 вопроса, касающихся несоответствия договоров, накладных, их отсутствия, точных сумм и т.д. не дано ответа на 816.
К акту приложено более 100 накладных без подписей, штампов, печатей, без номеров, не читаемых и т.п.
По 183 предприятиям - договора без подписей, номеров, сроков и форм оплаты и т.д.
КРУ к актам не приложены акты сверок, или приложены акты сверок с подписями только одной стороны, не подлинной ПУД.
Приведу один пример:
Завод "ПАК" г. Орша (№ 17 акта от 17.08.06 г.)
В приложении к измененному акту - новая цифра кредиторской задолженности. Сумма уменьшилась на 5 593 546 рублей., но в "Уточнениях к акту", рассмотренных 07.06.2007 г. - эта сумма не меняется, после № 16 идет № 19. на мое замечание, что в материалах моего УД нет документов, подтверждающих сумму долга - реакции нет, с формулировкой - информация о состоянии расчетов с "ПАК" не представлена, а долг выведен на основании ничем не подтвержденных данных. Ссылки на данные п/о органов не могут быть верными, так как ревизия проводилась по поручению именно этиг п/о органов.
Т. 54 л.д. 235,251,257 - во взаимоотношениях между ООО "Виторжье" и ОАО "ПАК" - сальдо в пользу ООО "Виторжье". Так есть долг? Сумма? В чью пользу?

 

А теперь на примере "ПАК" схема т.н. "хищения", исследованная в ходе судебных заседаний.
Т. 54, л.д. 205. Допрос начальника отдела маркетинга : "Работали давно, с марта 2003 года, все время взаимозачетом".
Последняя сделка на 17,3 и 16,3 млн. рублей. Долг закрыт, претензий нет.
Этот свидетель в суд вызывался, однако показаний не давал (не доехал), без его участия зачитывать первоначальные показания оснований не было, в суде они не изучались. Инженер ООО "Виторжье", работавший с ОАО "ПАК", не допрашивался, сумма взаимной задолженности не определена., заявления на возбуждение УД от предприятия нет, иска нет, претензий с их стороны нет и быть не может, они даже в Хозсуд не обращались, все вопросы решали в ходе хозяйственных взаимоотношений.
Кстати, работали мы с "ПАК" по моей инициативе. На одном из мероприятий БНПА, проводимом в Витебске, директор завода просил меня взять гвозди, которые он производит себе в убыток, т.к. из России навезено в РБ гвоздей в 1,5 раза дешевле, а у него картотека только в бюджет на 1,2 млрд. рублей, не говоря уже о прочих кредиторах. Так вот он сказал - поставте нам чистящие и моющие средства - я их отдам в счет налогов - для обеспечения бюджетных организаций. Я согласилась.
Они привозили товар сами, сами и забирали наш товар.
И тем не менее обвинение в хищении почти 10 тонн гвоздей мне предъявлено и от своих позиций прокурор ни за что не отступает.
Если отступить - значит надо разбираться, а зачем? Лучше рискнуть и "подставить" суд под 392 ст. УК, пусть выкручиваются, как хотят!

Речь идет об обвинении заведомо невиновного, и уважаемый прокурор не может этого не понимать. Он присутствовал на всех заседаниях суда.

Хочу обратить, Высокий Суд, внимание и на следующее:
Никто не оспорил в ходе судебного заседания правомерности получения ООО "Виторжье" продукции, как "ПАК", так и других предприятий и факт ее реализации "различным предприятиям и организациям республики в полном объеме" (л. 17 акта от 17.08.06 г.) В таком случае, где хищение???!!! Или государственный обвинитель именно "ПАК" не имел в виду?
Но ведь в ходе судебного заседания были рассмотрены все ТМЦ, инкриминируемые мне, как похищенные. И оказалось, что они имеют совершенно прозрачные схемы реализации.
Так что, когда, при каких обстоятельствах, каким образом, на какую сумму и кем похищено???
Этого в судебных заседаниях доказано не было, ничем не подтвердилось, не аргументировалось. И никаких фактов обвинением не представлено.

Значительная часть товара, указанного в обвинении как похищенный мною, привозилась работниками фирмы под заказ торговых предприятий под конкретные контракты. Как считалось, где единый умысел, если я в глаза не видела ни договоров, ни ТТН, ни товара. Так о какой сумме, о каком конкретно количестве товара (как того требует уголовный закон) идет речь? Я уже не говорю о совокупности доказательств совершенного мною так называемого "уголовно-наказуемого деяния".

Особо хочу остановиться на инкриминируемых мне Хищениях продукции Урюпинского МЭЗ, Кировоградского МЭЗ, отношений с российскими фирмами "Залюхово" и "Дарина".

Обвинение вменено мне в нарушение ст,6 УКРБ и "Конвенции о правовой помощи 1993г.стран СНГ".

В компетенцию правоохранительных органов РБ подобное определение не входит, так как в этих государствах мои действия не признаны Преступлением, и компетентные органы России и Украины, принимая во внимание применимое материальное право к конкретным договорам, заключенным в официальном порядке не обратились в МВД РБ со специальным, поручением в рамках оказания правовой помощи.

Ст.38 Минской конвенции определяет полное законное право собственности на имущество, переданное ООО "Виторжье", ПКФ "МИГ-ЛТД" предприятиями России и Украины, а признание их гражданскими истцами вообще противоречит ст.42. Конвенции. Непрофессиональный, чисто популистский подход к предварительному расследованию моего уголовного дела, отсутствие должного изучения материалов дела прокуратурой при передаче дела в суд лишь ввело Высокий Суд в заблуждение и заняло и без того дефицитного время судебного следствия.

Что касается инкриминируемой мне статьи 427 ч.1 "Должностной подлог". 
Если исходить из предъявленного мне обвинения от 26.09.06г., то я, с целью сокрытия хищения на сумму 2 млрд. 662 млн. 469 рублей совершила должностной подлог. Никаких других цифр ни в обвинении, ни в материалах уголовного дела, ни в ходе судебного следствия озвучено, приведено или доказано не было.

Документы (подложные, по мнению следствия) были представлены в ПСБ, однако материалами, полученными из ПСБ, подтверждения этого не получило.

С российскими фирмами "Дарина" и "Залюхово" работали как ООО "Виторжье" так и ПКФ "МИГ-ЛТД", расчетный счет которой с 1992 года вообще находится в ОАО "Беларусбанке".

Каким образом просчитывается в материалах дела вышеуказанная сумма - невозможно даже догадаться, не то чтобы она была подтверждена судебным следствием.

Не выявлено в ходе судебного разбирательства, какие документы, кем конкретно исполнены, в чем суть подлога, не проведена почерковедческая экспертиза, не смотря на заявленною мною ходатайство об этом, отправленное в адрес ПР, областной прокуратуры и обязательное для исполнения в ходе судебного следствия.

 

Субъекты хозяйствования России "Дарина" и "Залюхово" не могут быть лжеструктурами по простой причине, (как подтвердило судебное разбирательство), что директора, главные бухгалтера этих предприятий - живые люди, располагающие юридическим адресом, зарегистрированные предприятия в соответствии с законодательством России и в соответствии с ним же несут всю ответственность за результаты своей деятельности перед законом своей страны и выплачивающие налоги в РФ.

Руководители вышеназванных предприятий суверенного государства не заявили никаких претензий ни к ООО "Виторжье", ни к ПКФ "МИГ-ЛТД", ни ко мне лично, ни к каким либо работникам вышеуказанных белорусских фирм.
Т. 61, л.д. 127. Баулина, гл. бухгалтер "Дарины" при допросе заявила: "печать всегда была у меня, распоряжалась ею только я".

Я предполагаю, что исходя из вышесказанного, работники ООО "Виторжье", 000 "МИГ-ЛТД" могли совершать какие-либо сделки от имени российских фирм "Дарина" и "Залюхово", имея на это согласованные полномочия, что и определено ст.ст. 183, 184 ГКРБ и является правомерным.

Ст. 184 ГК прямо указывает, что "последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения".

А как согласовывались действия работников отдела ВЭД, диспетчерской, бухгалтерией, коммерческими работниками, с руководителями российских предприятий, я считаю, принципиального значения не имеет или должны были в ходе судебного следствия рассматриваться по каждому конкретному эпизоду, если какая-либо российская фирма в соответствии с Минской Конвенцией 1993 года заявит о нанесении им имущественного вреда.

Судебным следствием не доказан состав Преступления, предусмотренного ст.427 ч.1 УКРБ.

1. Нет объекта Преступления, так как не определено, в каком документе, из перечисленных в обвинении, что подложно и является ли этот документ официальным. Ни я, ни участники судебного процесса никаким образом не анализировали вышеуказанное, а я вообще ни одного из перечисленных в обвинении договоров, дополнений, спецификаций ни разу не видела, тем более не подделывала.

2. Нет объективной стороны Преступления. 
Все имеющиеся в моем уголовном деле документы подлинны, не содержат каких-либо ложных сведений ни по форме ни по содержанию.

В ходе судебного следствия не выявлены факты подчисток, дописок документов (как требует диспозиция статьи 427 УКРБ) и они соответствуют фактически исполненным сделкам.

Ни одна из сторон не заявила о ложности сведений, имеющихся в договорах, спецификациях, сертификатах, перечисленных в обвинении, предъявленном мне.

Никаких претензий не предъявляет мне и ПСБ г. Новополоцка, как "заинтересованное лицо" (так считает обвинение).
3. Нет и субъекта Преступления.
В соответствии с уголовным законом РБ, субъектом должностного подлога может быть и должен любой работник, любое уполномоченное лицо, которое непосредственно осуществляет подготовку подложного документа.

Судебным следствием не установлены лица по каждому предъявленному мне обвинением документу, фактически вносимые подложные сведения, обстоятельства, цель, содержание или причины внесения ложных сведений.

Не установлено, проявляли ли должностные лица, а именно заместители директоров фирм ООО "Виторжье", ООО "МИГ-ЛТД", директора, подписав договора со стороны белорусских фирм неосторожность в отношении подложности

 

Судебное следствие, в том числе показания свидетелей, подтвердило, что никаких приказов, распоряжений, указаний на совершение подлога никаким образом, тем более в диспозиции ст.40 УК РБ я не давала, ничего о подобных действиях работников фирм не знала. Причин отдавать подобные приказы или распоряжения у меня не было и не могло быть.

Согласование действий при совершении сделок не имело никаких препятствий: Интернет, доверенности, факсы, фирмы расположены не более чем в 250км от г. Новополоцка, как до Пскова так и до Смоленска. В таких условиях можно быстро оформить любые документы, что и подтверждено показаниями Марцелевой, Пискуновой, Хрол и др., неоднократно выезжавших в эти фирмы и решавших все необходимые деловые вопросы по согласованию с их руководством.

В марте 2005 года в ходе комплексной проверки ГНИ по г. Новополоцку ООО "Виторжье", ПКФ "МИГ-ЛТД", ЧУПТП "Виторжье-1", ИП Бочурная, ИП Журба были осуществлены запросы в вышеуказанные российские фирмы о подлинности проведенных коммерческих сделок, данными российскими
фирмами, были подтверждены, претензий в адрес ни меня лично, ни ООО высказано не было. Все подтверждающие это документы имеются в ГНИ г. Новополоцка.

4. Нет и субъективной стороны Преступления.
Судебным следствием подтверждено, что товарно-материальные ценности на сумму 2.662 млн. рублей, инкриминируемые мне обвинением как похищенные имеют прозрачные схемы реализации, как подтвердили акты КРУ в действительности реализация соответствует реестрам, предоставленным ООО проверяющим. Встречные проверки, анализ бухгалтерской документации предварительным следствием, судебное разбирательство лишь подтвердили отсутствие моей личной корыстной заинтересованности и каких-либо других мотивов, как то предусматривает диспозиция ст. 427 ч. 1 УКРЕ. Никаких неимущественных побуждений личного характера, противоречащие интересам ООО "Виторжье", "МИГ-ЛТД" у меня не было и судебным следствием это доказано.

Г.И.
В соответствии с обвинением, предъявленном мне на основании актов КРУ, моими противоправными действиями предприятиям республики, перед которыми ООО не выполняло договоренные обязательства, нанесён вред. На этом хочу остановиться отдельно.

 

В соответствии с 42 ст.60 Конституции судами должен быть взыскан имущественный вред и материальное возмещение морального вреда. В уголовном процессе (п.2 ст.6 УПК РБ) рассматриваются последствия хищения, недостачи, повреждения имущества собственника, что и отражается на счете 94 типового плана счетов бухгалтерского учета. И ВСЁ! (73-свои).

Конечно, если органы ОВД "уверили" руководителей предприятий, что у них, войдя в доверие, лично Бочурная Е.М. похитила ТМЦ-то сумма дебиторской задолженности немедленно переместилась со счетов 45, 60, 61,76, 90, 92, 99 на один единственный-94 и счет 73 (для раб-в пр-я) однако право на такое самоуправное в нарушении Постановления МФ.РБ от 30.05.03г. №89 ведение счетов должно быть доказано в ходе судебного заседания.

Как указывалось выше, хищение ни по одному инкриминируемому мне эпизоду не было доказано в суде, недостач я не совершала, молотками имущество кредиторов не била, т.е. порчу не делала.

Это же подтверждает и вывод комиссии КРУ, только, правда в формулировке, не соответствующей Гражданскому кодексу.

Уверения в том, что комиссия КРУ выявила "нарушение от 366 ГК РБ", мягко выражаясь, не соответствует ст.1 ГК, т.е. "Неисполнение обязательств"- это лишь правовое положение участников гражданского оборота, предусмотренного Гражданским кодексом, а не нарушение его.

Тем не менее, КРУ подтвердило, что ООО в полной мере не исполняли свои обязательства перед субъектами хозяйствования республики. Мы это ни от кого не скрывали, подтвердили (правда несколько другими цифрами) и в ходе судебного заседания.

 

Комментарием к ГК РБ (ст.366) Т.1 стр.699 определено -неисполненные обязательства не относятся, "ни к убыткам, ни к неустойкам". Это неисполненные договорные обязательства и по плану счетов, обязательных для предприятий всех форм собственности происходит по счетам: 45, (при непризнанной ... выручке, например, при экспорте). Прошу при этом учесть, что и в России и на Украине это так же - "движение отгруженных товаров", а не вред, или счет 60 "расчеты с поставщиками подрядчиками" не зависимо от времени оплаты. Самое главное - счет 90 "Реализация". В соответствии с Постановлением МФ РБ от 26.12.03г. №181 "Об утверждении инструкций по бухгалтерскому учёту "Доходы организаций" гл.2 "Полная сумма дебиторской задолженности при продаже продукции и товаров, выполнении работ, указании услуг на условиях отсрочки оплаты (коммерческий заём) является выручкой от реализации, которая в свою очередь в соответствии с п.5 этой же главы является доходом организации". Выручка от реализации принимается к бухгалтерскому учёту в соответствии с учётной политикой организации, а в случае признания её по мере отгрузки -доход фиксируется в момент передачи товара.

Ст. 14 ТК РБ, на что ссылается ст.460 УПК РБ (п.2,п.4) так же определяет вред как нарушенное право, утрата или повреждение имущества, чего в моем деле не было.

В соответствии с УПК ст.52 (учитывая, что у суда, как органа, ведущего уголовный процесс, нет основания считать пребывание в качестве истца кого-либо из фигурирующих в моём деле) ПРОШУ:
Отказать в удовлетворении предъявленных исков

Обращаю внимание, Высокий Суд, что по тем же основаниям, обстоятельствам, и предмету, иски рассмотрены Хозяйственными судами.

Хозяйственные суды определяют на основании каких законов или других нормативных актов подлежит рассмотрению данный спор, что и было сделано! Вот и пускай исполняют исполнительное производство. Товар, ДТ" - Все есть !

Где работа судебных исполнителей? Антикризисного управляющего?

В соответствии со ст.39 ХПК - это экономический спор, т.к. связан с осуществлением хозяйственной деятельности.

Постановлением Пленума ВС РБ и Пленума ВХС РБ от 22.06.2000г. (с измен. и доп. от 25.03.04г. №216) о разграничении подведомственности дел между общими и хозяйственными судами - хоз. суды рассматривают дела в случае установления фактов, имеющих юридическое значение в сфере предпринимательской и иной хозяйственной деятельности) (ст.27,172 ХПК).

Все эти решения вступили в законную силу и обязательны для судов, государственных органов и т.п.

 

Ваша честь, из марксистско-ленинской теории мы знаем, "Нельзя жить в обществе и быть свободным от него". Хочу провести аналогию - нельзя работать в условиях почти 80% неплатежеспособности предприятий республики и не испытать при этом проблем в расчетах с кредиторами.

Информация периодических изданий администрации Президента РБ -"Советская Беларусь", "Белорусы и рынок", "Новая газета" (г. Новополоцк), "Витебский рабочий", Интернет, Протокол заседания Совета Министров по итогам социально-экономического развития Белоруссии в 2005 году и т.п. Источники свидетельствуют о следующем:

- В 2005 году подано заявлений об экономической несостоятельности в два раза больше, чем в 2004 году, а еще более 60% предприятий республики -потенциальные банкроты.

- Кредиторская задолженность о Витебской области выше дебиторской в 3 раза и увеличилась на 1 июня 2006 года по сравнению с началом года на 31,5% ("Новая газета" от 21.07.06г.).

- В рубрике "Языком статистики", просроченную кредиторскую задолженность, имеет подавляющее большинство предприятий республики в том числе 88,3% из них - более 3-х месяцев.

При подведении итогов 2006г. первый заместитель председателя Высшего хозяйственного суда Е. Смирнов ("БиР" от 12.02.07г. №6) сообщил на пресс-конференции, что значительный рост в 2006 году обращений в суды "означает, что не все здорово" в нашем государстве, если количество не разрешенных мирным путем хозяйственных проблем постоянно увеличивается... Более 90% обращений-требований имущественного характера, связаны с ненадлежащим исполнений договорных обязательств.

В 2006 году в суд поступило на 37% больше заявлений об экономической несостоятельности, что так же подтверждает вышесказанное.

Только по г. Минску "безнадежных", т.е. без перспективы погасить кредиторскую задолженность, более 52.000 субъектов хозяйствования, которые, по мнению Е.Смирнова "должны быть просто ликвидированы по упрощенной процедуре, а долги списаны".

Обращаю Ваше внимание, высокий суд на то, что при этом ООО "Виторжье" одно из нескольких сот тысяч предприятий республики, оказавшееся в сложном финансовом положении (остальные Е. Смирнов называет, заметьте, "безнадежными") которое на момент возбуждения уголовного дела не имело задолженность перед государством, осуществляло хозяйственную деятельность. 
О крайне тяжелом положении в экономике республики свидетельствуют Указы Президента №36, 27, 538 о реструктуризации задолженности юридическим лицам к по аналогии - Указы Президента по поддержке предприятий ряда Концернов, министерств и ведомств Республики, (вст. ДТ-ПТ)

Взаимные неплатежи субъектов хозяйствования, наличие картотек на расчетных счетах явились причиной повального заключения договоров и прекращения обязательств без поступления денежных средств на расчетные счета предприятий республики.
Именно этим и вызвано появление Указа Президента РБ от 15.08.05г. №373 "О некоторых вопросах заключения договоров и исполнения обязательств на территории РБ" и Постановления СМРБ от 31.03.06г. №435 "О предельных нормативах прекращения обязательств без поступления денежных средств в 2006 году".

А вот уголовно-наказуемых деяний в проведении взаимозачетов правительство и Президент РБ не определило, а лишь приняло хоть, на мой взгляд малодейственные, но все-таки все же меры по выходу из сложившейся в республике сложной экономической ситуации, в которой оказались и ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД".

Для ООО ситуация осложнялась еще и тем, что самыми неконкурентноспособными оказались именно те группы товаров, которыми более 15 лет торговали ООО, т.е. предназначенных для покупателя со средним достатком, в основном, сельских районов, резкое увеличение их запасов на складах.

Аналогический обзор периодической печати текущего года показывает, что значительное количество государственных предприятий, в т.ч., с которыми работали ООО, в сегодняшних экономических условиях вообще не в состоянии продать свою продукцию по целому ряду причин.

 

"Свободные новости плюс" 28.03-04.04.07 г. Статья "Опаздывающее государство". Сергей Законников: "Неконкурентная по цене и по качеству продукция… часы, стиральные машины, телевизоры и т.д. - на складах - годовое и более производство".

 

"Белорусы и рынок" от 26.03.07 г. Статья "Угроза затоваривания": "Значительное увеличение запасов готовой продукции в процентах к месячному объему от 96 до 183% по разным категориям товаров (при обороте в торговле по рентабельности - 14-15 дней)".

 

Обращаю внимание, Высокий Суд, это 2 из нескольких десятков официальных источников и информации, публикуемых в СМИ РБ.
Исходя из вышеизложенного цитирую "Белгазету" от 12.03.07г. Статья "Зачистка складов": "Правительство установило задание на 2007 год по снижению запасов готовой продукции в организациях промышленности. К концу первого квартала их величина должна составить не более 69% к среднемесячному объему производства к концу второго - не более 65%, третьего - не более 61%, и на конец года - 58%. Обеспокоенность правительства, т.к. с начала года запасы готовой продукции увеличились в фактических ценах на 18,3%".

Таким образом, под нажимом административного ресурса, а аналогичные задания давались министерствам и ведомствам все последние годы, предприятиям, подведомственные им отделы сбыта не только не отказывали никаким субъектам хозяйствования, а уж тем более тем, с кем сотрудничали многие годы, но и сами привозили во двор фирм, лишь бы получить данные для отчетности по уменьшению складских запасов.

Кстати, хочу уверить Высокий Суд, что так называемый кредитный рейтинг ООО "ВИТОРЖЬЕ" и "МИГ-ЛТД" никоим образом не был в ходе заключения договоров ни сфабрикован, ни завышен: год создания фирм, виды деятельности, репутация на рынке (до момента вмешательства п/о органов), наличие собственного имущества, объем продаж фирмами никоим образом не делал сотрудничество невозможным, а лишь создавшаяся в республике экономическая ситуация сложила эти взаимоотношения.

В ходе судебного заседания не выявлено ни одного факта категорического, или в другой форме отказа работников ООО от предоставления каких-либо запрошенных документов предприятиям-кредиторам, и уж тем более подложных или с недостоверными данными.
Все, что поставщики требовали, нами было предоставлено и мы это видели в руках в зале суда у представителей предприятий. Претензий при этом к представленным документам никто не высказывал.

 

Вот этим, т.н. административным ресурсом обусловлено и заключение договоров, идущих по отчетности, как денежные, т.к. до введения в действие Указа № 373 от 15.08.2006 г. об уменьшении бартерных форм расчета, на бартерные договора существовал фактический запрет, негласно игнорированный субъектами хозяйствования. На это мною неоднократно обращалось внимание суда в ходе судебных заседаний.

 

Кроме того, обращаю Ваше внимание, что показаниями свидетелей, заслушанных в суде, неоднократно подтверждалось, что даже сроки об оплате на отпускаемый товар, регламентируются вышестоящим ведомством, уже не говоря, что как показало следствие, более 90% заключенных договоров были типовыми по предприятиям-кредиторам и при этом исключение диференцировашими в зависимости от сезона, ликвидности товара, цены, качества и т.д. период и его реализация.

 

Естественно, с вытекающими из этого проблемами столкнулись и ООО при реализации товара, что принудило нас искать наиболее приемлемые условия их реализации. Так, как следует из объяснений Барковец РО.И., конфеты "Коммунарки" она привезла на Минскую базу ОПС, но там принять товар отказались, т.к. считали, что на товар с истекающим сроком реализации, цена должна быть значительно ниже, что не давало нам возможность даже покрыть затраты. Пришлось товар, по согласованию с диспетчерской, отвезти в г. Лунинец на закрытие долга, но зато с наценкой в 20%, что уменьшало наш риск оказаться по итогам работы за год в убытке. А начиная с 2002 года, все предприятия, допустившие убытки по итогам второго и последующих лет, подлежали ликвидации. И до сих пор это положение не отменено. Точно также спешили нам отгрузить продукцию поставщики, при этом, как указывалось выше, существенного значения поступления денежных средств не имело, важен был сам факт (пусть и бумажный) реализации продукции. (Это премии, уменьшение остатков на складах, а далее - госкредит, который все равно им спишут или реструризируют).

 

В создавшихся экономических условиях ситуация усложняется еще и тем, что предприятия-поставщики, как показало судебное следствие, чаще всего выстраивают отношения с различными субъектами хозяйствования по шаблону, не просчитывая возможные риски, а надеясь исключительно на суды, правоохранительные органы, претензии, угрозы или истерики примерного содержания: "у меня дети голодные, из-за Вас я не получу з/плату, или меня выгонят с работы". При этом, как показало судебное следствие, ни один из допрошенных работников поставщиков, не воспользовался возможностью, предоставленному ему законодательством.

 

Типовой договор, типовые сроки, типовые проценты, типовые методы выбивания долгов.

 

Незнание своих прав, либо неумение ими воспользоваться, незнание предусмотренных законодательством инструментов обеспечение исполнения обязательств работниками предприятий -поставщиков продукции - а не мошенничество или хищение - вот одна из причин образования дебиторской задолженности у них.

В ходе судебного разбирательства, у всех допрашиваемых свидетелей (это были, как правило, работники отделов сбыта) было выявлено, что ни один из них не знал о ст.ст. Гражданского Кодекса глав 2,22,23 и других, регламентирующие способы защиты гражданских прав в договоре, таких как залог, аванс, страхование, оплата с дисконтом, как вариант договора уступки требования, сохранения права собственности за продавцом и т.п. Самые осторожные требовали т.н. "гарантийные письма", о случаях юридической силы, которых никто не знает, что эти письма действуют по правилам Поручительства (пар. 5, гл. 23 ГК РБ), т.е. в случае оформления его по правилам, установленным законом, что об этом даже работники ООО не имели понятия.
А ведь гарантии бывают и банковские, и частная, и по первому требованию, и условной, и контр гарантия, и консорциальная и т.д.
Ни одна организация этого никогда не требовала, поэтому даже и я об этом не знала до начала судебного разбирательства.

Даже применяя лишь различные, предоставленные законом формы расчета, а именно: оплата платежного требования с предварительным акцептом, т.е. акцепт, например, п/поручения в течение 2-х дней с момента подписания договора, или использование поэтапно действующего платежного поручения, или аккредитив и т.п. уже минимизировали бы риски неполучения денежных средств.
Ни мошенничество, ни тем более хищение не м.б. хотя бы по одной простой причине: никто не мешал представителям предприятий - кредиторов после не исполнения сроков оплаты, забрать свой товар назад, потребовать его возврат, в т.ч. за счет ООО, забрать бартер и т.д.
ООО, с ее основными средствами, находится по зарегистрированному юридическому адресу. Склады - на месте, товар, в т.ч. и кредиторов - на месте.
Как показало судебное расследование (допрос ________________): "нам товар назад не нужен, у нас план по реализации - пусть платят!" И это хищение?

Категорически отказались от возврата 2-х цистерн масла руководители ЗАО "Креатив" г. Кировоград в ходе встречи 06.12.05 г.
Это подтвердила и очная ставка между мною и директором по развитию "Креатива" А.С. Ходжаевым, протокол которой изучался в ходе судебного следствия и протоколом встречи, предъявленном суду.

В причинах появления просроченной кредиторской задолженности не надо упускать со счетов и простой человеческий фактор. Работая в сложных экономических условиях, очень не просто быть безукоризненным в организации выполнения обязательств.

 

Работая все 16 лет с продукцией явно не повышенного спроса, заранее обговаривая формы расчета, фактически наиболее реальные сроки расчета, ответственные за закрытие долга работники фирмы болели, прогуливали, пьянствовали, или просто ленились, увольняясь, они не только не оставляли информацию о какой форме расчета с предприятием фактически шла речь, но и забывали з/плату, трудовые книжки и т.д.

 

В судебном заседании бывший работник Пальчевский Л.Н. так "переволновался", что только со второго раза смог дать какие-то пояснения по поводу образовавшейся задолженности. А ведь это один из лучших, самостоятельных работников.

А как показали материалы уголовного дела все свидетели, ранее работавшие в ООО, все, так называемые коммерсанты, были каждый закреплен за областью республики, и уж тем более никого не пускал на "свои" предприятия.

 

Даже если я в этом вопросе и явно не доконтролировала ситуацию, то отвечать в соответствии с законодательством РБ, я должна (по Уставу) только перед собранием Учредителей, как мною сообщалось ранее, но не перед уголовным законом, как пытались натянуть факты КРУ и предварительное следствие.

Обвинение же меня в уклонении от разговоров, действий по закрытию кредиторской задолженности, со стороны рядовых сотрудников предприятий - это не мошенничество, не хищение и даже не элементарное пренебрежение или халатность к возникшим вопросам. Это деловая субординация или иерархия, переступая через которую генеральный директор уже не руководит предприятием, а руководят им. Концентрируя свое внимание на любых вопросах, подменяя своим авторитетом лень и необязательность сотрудников.

 

Если звонили и приезжали директора, заместители директоров предприятий, я не только не уклонялась от разговоров или действий по закрытию долга, но и сама выезжала к кредиторам, чтобы найти варианты решения вопросов.

Так было, как показало судебное разбирательство, на БАТЭ, "Надежда" г. Гомель, "Белфа" г. Жлобин, Жлобинский молокомьинат, Урюпинский МЭЗ, "Креатив" г. Кировоград и т.п. В основном те предприятия, которыми занималась лично я, закрыты, обязательства исполнены и в уголовном деле не фигурируют.

 

Обвинение же следствия, как уголовно наказуемое деяние значительное превышение кредиторской задолженности перед дебиторской и допущенный рост неисполненных обязательств в 2003-2005 гг. абсурден по следующим основаниям:

- Ни КРУ, ни предварительное расследование так и не определили сумму кредиторской и дебиторской задолженностей, и не дали это сделать нам, изъяв документы, как ООО, так и ИП, включая и черновики, в нарушение УПК. Меня же лишили возможности разобраться, заключив под стражу.

 

Нет никакой ясности в этом вопросе и сегодня, несмотря на многократные попытки суда получить их от так называемых "специалистов" КРУ.

 

- В материалах моего уголовного дела т. ___, л. ____ имеется указание на наличие картотеки на р/счете ООО "Виторжье" (информация ПСБ), из которой видно, что наметилась к моменту возбуждения уголовного дела тенденция на ее снижение, однако следствием это не было принято во внимание.

 

- Обратимся к данным, опубликованным в центральной и местной прессе. "Народное слово" № 44 от 19.04.07 г. Годовой отчет ОАО "Веста" за 2006 год. Кредиторская задолженность - 17,378 млн. рублей, а дебиторская задолженность - 0,609 млн. рублей (разница в 30!!! раз). "Новая газета" от 18.05.2007 г. № 39 - бухгалтерский баланс

- на 01.01.2007 г. "Верасы". Дебиторская задолженность - 51 млн. рублей, а кредиторская задолженность - 533 млн. рублей, т.е. более чем в 10 раз. Где Малышев О.А.? Где новое громкое уголовное дело? "Республика" от 04.05.2007 г. Информация о результатах деятельности ОАО "Энергоэффект". Дебиторская задолженность (2006) уменьшилась с 51 до 6 млн. рублей, а кредиторская задолженность (2006) увеличилась с 429 до 658 млн. рублей, т.е. увеличилась на 153%, а разница между Дт. И Кт. в 105 раз. Где Олег Альбертович со следственной группой, где его поручения об изъятии всех документов.

Так сегодня работает торговля, что может быть не эффективно, но не может быть уголовно наказуемо.
Рост же кредиторской задолженности допустили практически все предприятия республики и это хозяйственная проблема и подлежит обсуждению у владельцев на собрании акционеров, в Министерствах, но не в уголовном порядке.

 

"Б и Р" от 12.03.07 г. № 10.
" В августе 2006 года был подписан Указ № 538, в котором определена реструктуризация просроченной кредиторской задолженности предприятий республики в обмен на передачу 100% акций в собственность государства".

"СБ" от 24.04.07 г. "Министерство труда оштрафовало уже в 2007 году 248 руководителей предприятий за несвоевременную выдачу з/платы по причине сложного финансового состояния предприятий".

 

Во всех средствах массовой информации - значительный рост кредиторской задолженности, особенно просроченной более 3-х месяцев - это 80% предприятий республики. Фирмы "Виторжье" и "МИГ-ЛТД" лишь одни из многих и все!!!

 

 

Высокий Суд, разрешите мне воспользоваться предоставленной мне возможностью в соответствии со ст. ст. 345, 346, 352 УПК РБ и изложить свое видение постановления приговора по моему уголовному делу.

Приговор должен быть оправдательным, в соответствии со ст. 357 УПК РБ 1 п.1 "если отсутствует опасное деяние, предусмотренное уголовным законом", т.к. я считаю, что последствия от вменяемого мне ранее деяния наступили не в результате хищения, или какого-либо другого правонарушения, а независимо от чей-то конкретной воли.

 

Речь идет об экономической ситуации в стране и ряду субъективных факторов, действий должностных лиц, указанные мною в последнем слове, и не являющиеся уголовно наказуемыми.

 

В подтверждение моих слов, прошу обратить внимание, Высокий Суд, что в т. 60 уголовного дела, который тщательно исследовался в судебном заседании, Бобруйским ГОВД были возбуждены уголовные дела в отношении работников "Фандока" и ООО "Виторжье" по факту "неправомерной", так трактовал следователь, отгрузки товара ООО "Виторжье" по ст. ст. 209, 424, 426 УК РБ.

 

Однако, после основательного изучения взаимоотношений между двумя субъектами хозяйствования, следствие пришло к выводу (л.д. 250), что ни в действиях работников "Фандока", ни в действиях работников ООО "Виторжье" нет состава преступления, как и нет самого общественно опасного деяния. Дело было закрыто.

В материалах моего уголовного дела (т.8, л.д. 3) список предприятий, которым отказано в возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц ООО "Виторжье". После тщательной проверки деятельности ООО "Виторжье" специалистами ОБЭП, финансовой милиции г. Новополоцка в 2005 году, т.е. за несколько месяцев до начала проверки КРУ, было определено, что (т.8, л.д. 42, 82, 83) фирма имеет достаточно имущества для расчета с кредиторами, а существующие между предприятиями отношения носят исключительно гражданско-правовой характер. Об этом я указывала ранее.

Более 1.000 человек более года проверяют договора, сертификаты, на свет рассматривают накладные, пытаясь хоть в чём-то увидеть нарушение законодательства. При этом деятельность 3-х фирм парализована, ликвидированы рабочие места и самое главное полностью приостановлено погашение кредиторской задолженности, ради которой и было возбуждено уголовное дело, а директор отправлен в СИЗО.

Считаю, такой подход к делу не государственным, противоречащим интересам страны, а по части действий правоохранительных органов - преступными и наносящими "вред" экономической деятельности государства, что и показало судебное разбирательство.

Анализ нормативной литературы, уголовного, хозяйственного гражданского права, постановлений Пленумов Судов РБ, учебных пособий, юридических изданий, периодической печати различных форм собственности за последние несколько лет, проведенный мною с момента возбуждения уголовного дела, подтвердил мою убежденность в том, что кредиторская задолженность предприятия никоим образом не может инкриминироваться мне, руководителю, как уголовно наказуемое деяние, прецедента такого не было и быть не может.

3 января 2006 года Хозяйственным судам Витебской области было рассмотрено заявление ГНИ г. Новополоцка о введении на ООО "Виторжье" защитного периода.
Вот и пусть временный управляющий и работает. Это дело его - а не суда. Мы от долгов не отказываемся.

 

Давая себе отчет в том, что уголовный закон не может быть применен по аналогии, все таки остановилось на факте рассмотрения аналогичного уголовного дела Судом Солигорска, так как практика рассмотрения этого дела анализируется в юридическом издании.

Суд г. Солигорска вынес оправдательный приговор директору фирмы от 15 июня 1995 года и Президиум Минского областного суда оставил без удовлетворения протест прокурора Минской области (Постановление Президиума МОС от 13.09.1995г).

Суд обоснованно указал, что за невыполнение договорных обязательств юридического лица может наступить не уголовная ответственность, а по нормам хозяйственного и гражданского права.

 

В мае текущего года Заместителем Председателя Верховного Суда РБ В.Л. Калинковичем принесен протест на приговор суда Октябрьского района г.Витебска и определение коллегии по уголовным делам с требованием их отмены и нового судебного разбирательства по делу Дворяниновой С.И., директора витебской фирмы "Аквариус".

Одной из 3 статей инкриминируемых ей, была ст.210 ч.3 УК РБ по факту наличия кредиторской задолженности предприятия, возглавляемого ею.

Протест удовлетворен, приговор отменен и дело будет рассматриваться в новом судебном заседании.
По мнению В.Л. Калинковича судьи в Витебске не разбираются в законах, так как несвоевременное исполнение долговых обязательств в сфере хозяйственной деятельности абсурдно квалифицированы следователем местного РОВД как хищение. Суд же вынес неправомерное решение, не разобравшись всесторонне и полно в уголовном деле. Обращаюсь к Высокому Суду с просьбой учесть при вынесении приговора существующую практику судов РБ, которая наряду с проведенными остальными доводами подтверждает мою полную невиновность.
Могу с полной уверенность сказать, что ни одна ни другая статья действующего в настоящее время уголовного закона не может быть ко мне применена, готова аргументировать это исходя из исследованных в ходе судебных заседаний обстоятельств моего уголовного дела по любой статье уголовного дела. Тем более, что уголовный закон, как и кодекс об административных нарушениях предусматривает, как административную приюдицию уголовно-наказуемых деяний, так и административную ответственность юридического лица, если деяние, предусмотренное частью административного кодекса совершено должностным лицом или работником предприятия в пользу или в интересах этого юридического лица или с ведома или разрешения руководящего органа этого юридического лица.

 

Все без исключения нашло, я уверена, свое отражение в протоколах судебных заседаний.

 

В результате все судебное следствие, как и предварительное расследование лишь подтвердило, что ООО работали в сложных экономических условиях, имеющих место в последние годы в Республике Беларусь и все!

 

Кроме того, прошу отказать в удовлетворении всех гражданских исков, предъявленных мне в суде, в соответствии с п. 8 Постановления Пленума ВС РБ от 20.09.1990 г. № 8 (по состоянию на 12 октября 2006 г.) "О практике применения судами…".

 

Считаю, что отсутствие достаточной полноты данных, характеризующих меня, может негативно повлиять на исход дела.

Я имею два высших образования, более 10 лет (со студенческой скамьи) являлась членом КПСС (до момента упразднения ст. 6 Конституции).
Имею 36-летний трудовой стаж хозяйственной, общественной и предпринимательской деятельности.
Стаж - непрерывный, без взысканий и наказаний. Долгое время находилась на ответственной комсомольской и партийной работе.
ООО "Виторжье" возглавляю с 1992 года, являюсь ого директором и совладельцем. За это время фирмой создано несколько сот рабочих мест, выплачены миллиарды рублей налогов.
В момент возбуждения уголовного дела, я являлась членом Совета БНПА (всего 7 человек при общей численности более 1000 предприятий республики и зарубежья), членом еще 2-х общественных, предпринимательских объединений республики.

Ни разу не привлекалась не только к уголовной, но и к административной ответственности за какие-либо нарушения законодательства, не смотря на еженедельные проверки контролирующих органов все 16 лет.

Требовательна к себе, членам своей семьи и подчиненным.

Возглавляемая мною фирма номинировалась на разные конкурсы, по выявлению лучших, в своей отрасли, субъектов предпринимательской деятельности. 
Я неоднократно представляла страну в составе производственных, общественных и торговых организаций за рубежом.

Замужем, имею сына, которым по праву горжусь. В быту скромна, не люблю бытовых излишеств, типичный трудоголик, преданный своему народу и государству.

Проживаю в Белоруссии с 1956 года, здесь же находились все мои предки.

На учетах нигде не состою, спиртное не употребляю совсем, не курю, преданная жена и мать.

Поддерживаю теплые дружеские отношения с дочерью Журбы Владимира Петровича от первого брака.

Именно об этом забыл сказать, или не знал государственный обвинитель, требуя лишить меня свободы на 10 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, видимо, для полного перевоспитания, т.к. по его мнению, как я понимаю, такие люди, как я, опасны для Беларуси и меня надо срочно исправлять.

 

Также прошу в приговоре учесть мои ходатайства о частном определении в отношении работы следственных органов СУПР УВД Витоблисполкома и т.н. "специалистов" КРУ Минфина по Витебской области Прудникова Е.С., Головченко Н.А., Сутуло Д.А., принять решения по всем остальным, предусмотренным законом вопросам.

 

С уважением к Высокому Суду

 

Е. М. Бочурная.