Витебский областной суд
                                                                   судье Петрову Л.Г.
                                                                   обвиняемой по ч.3 ст.424 УК
                                                                   Бочурной Е.М.

Возражение на Постановление о привлечении меня в качестве обвиняемой по ч.3 ст424 УК РБ от 03.10.2008 г.
(в порядке стст.324 п.2, 43 п.26, 27, 92 п.2,
292, 325 п.2, 327 п.1, 331 УПК РБ)

 В ходе судебного заседания по моему уголовному делу 3.10.2008 г. государственным обвинителем Волковым А.В. мне было объявлено «Постановление о привлечении в качестве обвиняемого» от 3 октября 2008 г. составленное Государственным обвинителем, старшим прокурором отдела по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении судами уголовных дел прокуратуры Витебской области, младшим советником юстиции А.В.Волковым и Государственным обвинителем, старшим помощником прокуратуры г.Новополоцка, младшим советником юстиции Е.В.Колосовой 3.10.2008 г. и подписанное подписями вышеуказанных лиц.
 В соответствии с предъявленным мне Постановлением я обвиняюсь в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.424 УК РБ.
 Обращаю Ваше внимание, что в Постановлении не определено, является ли вышеуказанное Постановление изменением, дополнением, отказался ли Государственным обвинитель от обвинения, объявленного (устно, без вручения копии Постановления) 19.02.2008 г. – 20.02.2008 г. и является ли объявленное мне Постановление новым, что значительно усложняет мою защиту в уголовном процессе.
 О неопределенности позиции Государственных обвинителей говорит определение (л.30), что «по уголовному делу имеются достаточные доказательства, дающие основание для предъявления обвинения Бочурной Е.М….» в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 424 УК. Ссылка на ст.241, 243, 301 УПК необоснованна, т.к. в ходе 60 судебных заседаний Витебского областного суда (с 18.02.2008 года) не было выявлено ни одного доказательства, совершения преступления «по признакам умышленного вопреки интересам службы, из корыстной и иной личной заинтересованности, совершения действий с использованием своих служебных полномочий, повлекших существенный вред государственным и общественным интересам, а также наступления тяжелых последствий в виде причинения ущерба в особо крупном размере» (л.30. Постановления от 3.10.2008 г.) и в соответствии со ст.31 УПК судебное разбирательство проводилось лишь по ст.210 ч.4 УК РБ, т.к. в материалах моего уголовного дела полностью отсутствуют доказательства инкриминируемого преступления, что и подтверждено в ходе судебных заседаний.
 Я не согласна с объявленным мне Постановлением, т.к. оснований для вынесения вышеуказанного Постановления у обвинения не было, факты, отраженные в нем, не соответствует диспозиции ст.424 по ч.4, т.к. «доводы, приведенные в Постановление полностью подтверждают законность моих действий при руководстве ООО «Виторжье» и коммерческой деятельности в ПКФ «МИГ-ЛТД»». Деятельность фирм осуществлялась в строгом соответствии с требованиями Гражданского Кодекса РБ, Законодательных актов, регламентирующих гражданско-правовые, хозяйственные отношения субъектов хозяйствования как участников хозяйственного оборота.
 Исходя из материалов моего уголовного дела, Уставов ООО, свои полномочия я использовала в соответствии с Законами РБ «О предприятиях РБ», «Об акционерных обществах, обществах с ограниченной и обществах с дополнительной ответственностью», и не имела и не использовала их в управлении и распоряжении имуществом других юридических лиц, т.к. мои полномочия не распространялись на указанных лиц.
 Обращаю Ваше внимание, что (л.1, абзац 2 Постановления) подтверждает, что мои полномочия были определены лишь в рамках возглавляемых мною предприятий и, в соответствии с п.7.13 Устава директор несет ответственность за результаты работы Общества только «перед Общим собранием Участников Общества».
 Поскольку я с моим мужем, Журбой В.П., являемся единственными учредителями и участниками обеих фирм, ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, только мы можем заявлять, что решения на фирмах могли или не могли быть вынесены вопреки интересам службы (нанести урон финансовым, экономическим, социальным и другим интересам ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО). Нарушения такого рода интересов ни мною, ни моим мужем, ни предварительным следствием, ни Витебским областным судом не установлены.
 В ходе судебных заседаний Витебского областного суда с 18.02.2008 г. не выявлено ни одного факта совершения мною преступления вопреки интересам службы, что является необходимым признаком состава преступления, предусмотренного ст.424 УК РБ, содержащегося в гл.35 УК РБ «Преступления против интересов службы».
 Комментарием к УК РБ под общ.ред. А.В.Баркова, В.М.Хомича, ГИ УСТ БГУ 2007 г. стр.899 определено (п.7) «Совершать служебные действия вопреки интересам службы, значит, нарушать публичный интерес, свойственный всякой служебной деятельности». Там же уточняется: «Публичный интерес (финансовый, экономический, социальный) в области соответствия принятых служебных решений эффективности финансово-хозяйственной деятельности предпринимательской структуры – вопрос о противоречии служебных решений интересам службы должен рассматриваться, прежде всего, с позиции собственника (собственников), который несет весь риск негативных последствий от принятия соответствующих решений управляющих субъектом».
 До момента возбуждения уголовного дела фирмы работали прибыльно, не имели задолженности ни налоговой, ни таможенной.
 Государственным обвинителем при переквалификации моих действий не учтено, что в диспозиции ст.424 ч.3 УК РБ общими (типовыми) признаками состава преступления, согласно Постановлению Пленума ВС РБ от 29.03.2001 г. №4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении служебными полномочиями, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» (по состоянию на 01.10.2002 г.) и Комментария к УК РБ /под общ.ред. А.В.Баркова, В.М.Хомича 2007 ГИ УСТ БГУ, стр.898/, являются: в том числе
 а) совершение должностным лицом;
 б) по характеру связано с использованием должностным лицом полномочий по службе;
 в) служебные полномочия используются вопреки интересам службы;
 г) имеется причинно-следственная связь между действиями по службе и наступившими последствиями с учетом специфики их проведения, и должны быть установлены судом.
 При рассмотрении моего уголовного дела не определено, какими должностными лицами, в том числе с учетом временных обстоятельств нахождения меня в качестве директора предприятия, какие действия по службе были совершены, имеющие признаки преступления.
 П.3 вышеуказанного Постановления определяет: «Лицо, временно исполняющее обязанности по определенной должности или осуществляющее специальные полномочия, может быть признано субъектом должностного преступления при условии, если указанные обязанности или полномочия возложены на данное лицо в установленном законом порядке».
 В материалах моего уголовного дела имеются данные (рассмотренные и в ходе судебных заседаний), что хозяйственную деятельность ООО в качестве должностных лиц, уполномоченных в установленном законом порядке на заключение договоров, ведение переговоров, получения ТМЦ и т.п. вели: директора ООО, заместители директоров, заместители коммерческого директора, индивидуальные предприниматели, работающие и отвечающие по своим обязательствам с ответственностью юридического лица, согласно ст.22 ГК РБ.
 Распределение ТМЦ, согласование ассортимента, цен, количества было определено полномочиями старших диспетчеров, заместителями директоров.
 Обвинением не определены действия как мои, так и вышеуказанных лиц по каждому эпизоду обвинения.
 В обвинении не учтено, что «служебные полномочия лиц, занимающих соответствующие должности на предприятиях, в учреждениях и организациях, функционально ограничиваются пределами указанных коллективных образований и временными рамками нахождения лица при исполнении служебных полномочий» (Комментарий к УК РБ /под редакцией А.В.Баркова, В.М.Хомича, Мн., 2007 ГИ УСТ БГУ/ стр.899) и определение вышеуказанного Постановления Пленума ВС РБ, п.9: «Должностным злоупотреблением могут быть признаны такие действия должностного лица, которые вытекали из его служебных полномочий и были связаны с осуществлением прав и обязанностей, которыми это лицо наделено в силу занимаемой должности, но совершены вопреки интересам службы».
 В обвинении не установлено ни превышения, ни несоответствия выполняемых мною действий предоставленными мне полномочиями, как того требует диспозиция ст.424 УК РБ, в т.ч. злоупотребление ими.
 Комментарием к УК РБ, (Мн., ГИ УСТ БГУ 2007 г.), стр.898 определено, что «злоупотребление властью или служебными полномочиями представляет собой умышленное использование должностным лицом предоставленных ему служебных полномочий для совершения действий вопреки интересам службы». «Под действиями должностного лица имеются в виду действия по службе, которые обусловлены характером его компетенции и объемом должностных полномочий».
 Интересы же службы мною соблюдались неукоснительно, что и подтверждено л.3 обвинения, а именно, где определена «корыстная заинтересованность» в моих действиях, а именно, - сохранение и продолжение хозяйственной деятельности ООО «Виторжье» г.Новополоцка.
 Обвинением неправомерно сделан вывод о наличии в моих действиях «по сохранению и продолжению хозяйственной деятельности ООО» уголовно-наказуемого деяния, так как вышеизложенное не соответствует УК РБ и противоречит Уставу ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО.
 В Уставе фирм (ст.2) определено, что «Основными целями общества являются: 
- получение прибыли, в процессе осуществления хозяйственной деятельности…;
- создание дополнительных рабочих мест;
- удовлетворение на этой основе экономических и социальных потребностей. Участников общества и членов трудового коллектива п.7.14 Устава определит, что директор общества, в том числе обеспечивает выполнение планов деятельности общества».
Корыстная же или другая личная заинтересованность, определенная уголовным законом по ст.424 обвинением не определена.
В предъявленном мне обвинении искажены и мои полномочия как директора Общества, а именно «заключать договора от имени Общества, в т.ч. материальные, без ограничения суммы сделок».
Фактическое обстоятельство дела:
п.7.12 Устава ООО – «Директор ООО имеет право принимать решения по всем вопросам, не отнесенным к компетенции общего собрания Участников Общества»
п.7.5 Устава определено, что «к компетенции Общего Собрания Участников относится ф) решение вопросов, связанных с отчуждением или приобретением ООО имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов ООО на дату принятия решения о заключении сделки».
Я, как директор, не была наделена полномочиями общего собрания участников общества п.7.5 ф).
Однако, в обвинении эта сумма на момент заключения каждой сделки просчитана не была, мои полномочия определены не были. Учитывая вышеописанное, даже не учитывая, что ни по одному эпизоду, вменяемому мне как преступное деяние, я сделок не заключала, у меня не было полномочий заключать сделки выше указанной суммы, и в случае превышения своих полномочий, я несла ответственность только перед общим собранием участников общества, но не перед кредиторами и, тем более уголовным законом.
В обвинении не установлена причинная связь между моими действиями, совершенными мною, как считает обвинитель, вопреки интересов ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО и наступившими, а именно: наличие кредиторской текущей задолженности ООО предприятиям и наступившим ущербом этим же предприятиям или вреда, рассматриваемым в уголовном процессе (как результат хищения, недостач, порчи имущества предприятий), как того требует уголовный закон и Постановление Пленума ВС РБ №4 от 29.03.01. г., п.8.
Не определена обвинением и «степень отрицательного влияния» «противоправного деяния» на нормальную работу предприятий РБ, РФ и Украины, и размер понесенного ими материального ущерба.
Ни один из допрошенных в суде и в ходе предварительного расследования свидетелей от предприятий-поставщиков ТМЦ фирмам не сообщил суду (и в актах КРУ, и в обвинении не отражено) даже, какой процент в общей дебиторской задолженности этим предприятиям составляют долги ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО.
Допрошенные в суде свидетели не имели ни малейшего представления о возможности отрицательного влияния долга ООО на «нормальную работу» их предприятий, что еще раз подтверждает абсурдность инкриминируемого мне преступления.
В обвинении определен период времени, в который, по мнению обвинителей, я совершила преступление действия, а именно, «с 2003 по 2005 года» и место совершения преступлений – « на территории базы «Виторжье».
Однако этот период времени не мог быть проанализирован обвинением, так как: документы, отражающие хозяйственную деятельность предприятий за 2003 г., частично за 2004 г. и до 13 декабря 2005 г., частично изъяты без предоставления копий в нарушение УПК РБ, частично приложены (однако никак ни Витебский областным судом, ни обвинением не анализировались) о чем я остановлюсь позже.
- сих пор документы, изъятые правоохранительными органами и необходимые мне для защиты, по моему уголовному делу не возвращены, как и системные блоки. Один из блоков в марте 2006 года был обнаружен снятым с компьютера с сорванной пломбой в приемной ООО «Виторжье» случайным посетителем. О сохранении или не сохранении в нем информации в полном объеме после «исследования» его в правоохранительных органах ничего не известно.
Факты «умысла» при распоряжении мною заместителем директора, инженерами отдела сбыта ООО заключать какие-либо договора: ни чем не мотивированы кроме одного, изложенного на л.3, абз.1 – продолжение хозяйственной деятельности ООО…, то есть в соответствии с моими должностными обязанностями, и по этому не могут рассматриваться в диспозиции главы 35, ст.424 УК РБ, как действия обвиняемого, совершенные «вопреки интересам службы или злоупотребление служебными полномочиями».
В обвинении никак не указано: обстоятельства, место, время субъект указаний, содержание указаний, в диспозиции ст.ст.89 УПК РБ ст.40 УК РБ, ст.241 УПК РБ.
Инженеры отдела сбыта не занимались заключением договоров поставки в силу своих должностных обязанностей, ИП же, занимавшиеся поставкой товара по договорам подряда, не являются лицами, исполнение которыми моих распоряжений является обязательным.
В своих действиях они руководствовались лишь договорами подряда с ООО, денежное вознаграждение получали в зависимости от объема выполненной работы и были заинтересованы в максимально большом количестве заключенных договоров и полученного товара.
В обвинении необоснованно инкриминируется мне как преступные действия:
- «обязывала их заниматься поиском ТМЦ для последующего заключения и исполнения ими договоров на поставку товаров в адрес ООО «Виторжье».
Заключение «договоров купли-продажи у различных субъектов хозяйствования», их «поиск» соответствует Основным целям деятельности общества – ст.2 Устава ООО и видом деятельности ООО, утвержденными этой же статьей Устава – «Оптовая торговля», «Розничная торговля», и не является уголовно-наказуемым деянием мои стремления развивать эти направления деятельности, тем более «вопреки интересам службы», как требует диспозиция ст.424 УК РБ.
Работники ООО, занимающиеся торговой деятельностью, обязаны были заключать договора купли-продажи в соответствии с их должностными инструкциями (в материалах моего уголовного дела имеются) и договорами подряда с ИП. Невыполнение этих действий вышеуказанными лицами является основанием для прекращения правоотношений с ними, в т.ч. договоров подряда с ИП, и относится к сфере гражданско-правовых отношений, регулируемых ГК РБ, а не является нарушением уголовного закона.
Умысел, рассматриваемый в уголовном процессе (ст.22 УК РБ) обвинением не доказан, заключение же договоров между субъектами хозяйствования не являются уголовно-наказуемым деянием.
1. Согласно ст.391 ГК РБ, «гражданские и юридические лица свободны в заключении договоров».
2. Условия договора определяются по усмотрению сторон в порядке и пределах, предусмотренных законодательством (ст.392 ГК).
Рассмотренные в ходе судебного заседания материалы моего уголовного дела, исследование заключенных договоров показало, что большинство договоров согласовали до 15 служб предприятий-кредиторов, в т.ч. юристы, сотрудники служб экономической безопасности.
До возбуждения уголовного дела никто из контрагентов ООО «Виторжье» не заявил о совершении сделок подвлиянием обмана, заблуждения и т.п.
Неправомерно утверждение (л.2, абз.2) обвинения и, что я, Бочурная Е.М., «достоверно» знала о неплатежеспособности ООО «Виторжье», т.к. это могло быть лишь предположением. Ни при предварительном следствии, ни в ходе судебных заседаний, ни актами КРУ по Витебской области платежеспособность предприятия не анализировалась в соответствии с действующим законодательством, в том числе Уголовным Законом, а именно в соответствии с Постановлением МФ, МЭ и др. от 27.04.2000 г. №46/76/1850/20 по коэффициенту текущей ликвидности по «Правилам анализа финансового состояния и платежеспособности субъектов предпринимательской деятельности».
В обвинении неправомерно определено как преступное деяние «систематическое приостановление операций на р/с в виду неоплаты обязательных платежей», что противоречит утверждению обвинения о том, что на р/с отсутствовали денежные средства, определенные выше.
Приведенный как доказательство моей преступной деятельности рост кредиторской задолженности ООО «Виторжье» не состоятелен по следующим основаниям:
1. Вышеуказанное не является уголовно-наказуемым деянием ее руководителя, и лишь отражает (частично, т.к. не анализировалось ни судом, ни предварительным расследованием, ни КРУ по Витебской области) финансовое состояние предприятия в той части, которая учитывается при расчете баланса или платежеспособности в соответствии с утвержденным совместным постановлением МФ, МЭ, Министерства по управлению государственным имуществом и приватизации, Министерства статистики и анализа от 27.04.2000 г. №№46/76/1850/20 (в диспозиции ст.240,241 УК РБ).
2. В материалах моего уголовного дела (т.14, л.д.243) имеется справка о наличии картотеки на р/с ООО «Виторжье», из которой видно, что картотека в течении 2004-2005 годов имела тенденцию к моменту возбуждения уголовного дела к снижению, однако обвинением это не принято во внимание не было.
3. Ни КРУ по Витебской области, ни следственная группа, ни судебное разбирательство, ни обвинение так не выяснило сумму кредиторской задолженности, не дали этого сделать работникам ООО, неоднократно, 13.12.2005 г., 14.02.2006 г. и т.д. изъятием документов, в нарушении ст.204,210 УПК РБ, без изготовления администрации ООО копий документов и их описи, о чем я остановлюсь позже.
Неправомерно и утверждение обвинения, это Бочурная Е.М. контролировала подчиненных работников в части выполнения ее требований по поиску ТМЦ и заключения договоров по следующим основаниям: ни в материалах моего уголовного дела, ни в ходе судебного разбирательства не выявлено ни одного факта моего требования на заключение договоров и контроля за выполнением моего требования.
В ходе 60 судебных заседаний с 18.08.2008 г. Витебского областного суда ни один свидетель, ни по одному из несколько сот договоров не подтвердил мое личное участие в заключении договоров и контроля за их заключением, ведением переговоров, получении товаров, распоряжении товарами или реализации его.
Эти функции осуществляли заместители директора Дукшинская В.В., Бочурный Ю.М., Цвиклинская Ж.Я., Бодунова Н.В., Баранова Н.П., являющиеся некоторое время заместителями коммерческого директора согласно изданных мною приказов в соответствии с «правом на поручение ведения направлений финансово-экономической, производственно-хозяйственной и коммерческой деятельности подчиненным работникам», определенном Контрактом и Директором ООО «Виторжье».
За рассматриваемый период ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» было заключено несколько тысяч договоров, я же работала на ООО на 0,25 ставки, находилась в командировках, в больнице, в отпусках и т.д. даже физически не могла осуществить инкриминируемый мне как преступление «вопреки интересам службы», контроль, в чем и не было необходимости в силу обстоятельств, описанных мною выше, что и подтвердило разбирательство в ходе судебных заседаний Витебского областного суда и материалов моего уголовного дела.
Все заключенные договора были реально исполненными и большая часть на момент возбуждения уголовного дела исполнена, большинство содержали различные формы расчета, зачет взаимных требований и т.д.
Из почти 6 тысяч договоров, заключенных в период 2003-2005 гг. частично или неисполненными в обвинении (в основном второй половины 2005 г., т.к. этому препятствовало возбуждение уголовного дела), определяются только 186, что составляет 0,3%.
Этот показатель никак не может отражать нереальность принимаемых Обществом договорных обязательств.
В обвинении же не отражается вся финансово-хозяйственная деятельность ООО «Виторжье» за период 2002-2005 гг., что приводит к искажению реального положение дел.
Поэтому в обвинении и не определяется, каким образом Бочурная К.М. достоверно знала о вышеизложенном, и с какой корыстной целью (в уголовном процессе - корыстной и иной личной) давала указания заключать договора, а именно какие на наших условиях кому, когда, при каких обстоятельствах, как контролировала.
Заключенные же лично мной договора с нерезидентами РБ полностью или частично повторно заключенные частично (до моего ареста) были исполнены.
Так, в обвинении не учтено, что остались не исполнены на 9,5% договора с Урюпинским МЭЗ (оплачено 2,4 млн. руб. РФ), ЗАО «Креатив» (оплачено 57,6 тыс. $ США).
Обращаю Ваше внимание, что как уголовно-наказуемое деяние обвинением определяется реализация «подчиненным ей работниками на территории Российской Федерации, а также реализовывалась на территории РБ при выездной торговле».
Ведение внешнеэкономической деятельности, предусмотренное ст.3 Устава фирм, как и право, осуществлять выездную торговлю, что определяет и Закон РБ №231-3 от 28 июля 2003 г. «О торговле» (принят ПП 12.06.2003 г.) глава 3 «Формы осуществления торговли и их особенности».
Никаких замечаний, нарушений в видении вышеуказанной деятельности к ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» контролирующие органы ни разу предъявили, ни предварительным следствием, ни в ходе судебных заседаний, ни в обвинении не определялись.
Определение в обвинении, что «полученные от реализации денежные средства на р/с ООО «Виторжье» не поступали» не правомерны, т.к. в предоставленных обвинителем Волковым А.В. 28.08.2008. г. в т.1 и 2 «новых доказательств и в материалах моего уголовного дела» зачитанных в ходе судебных заседаний по моему уголовному делу имеются более 300-т листов «Сведений о движении денежных средств по расчетным счетам ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД», которые полностью опровергают указанное в обвинении. Уплата же налогов, выплата заработной платы и т.п. не может инкриминироваться кому-либо и тем более руководителю субъекта хозяйствования как уголовно-наказуемое деяние, тем более «вопреки интересов службы».
Утверждение же в обвинении, что ТМЦ использовались «для погашения ранее возникших задолженностей перед другими предприятиями», как совершенные вопреки интересам службы, не подтверждены никакими доказательствами, а именно: не доказаны факты нецелесообразности закрытия долгов по ранее образовавшейся задолженности для финансового оздоровления ООО или незаконности последнего, как и проведение зачета встречных однородных требований через поставку товаров от ООО «Виторжье».
Определенные в обвинении утверждения о том, что существенный вред государственным и общественным интересам "выражен" в том, что ООО "Виторжье" г.Новополоцка систематически не исполняло свои договорные обязательства перед поставщиками в части оплаты полученного товара, не состоятельны по следующим основаниям:
 1. Неисполнение обязательств по договору, на которое ссылается обвинение как на "нарушение ст.486 ГК РБ" – это в соответствии со ст.1 ГК РБ "правовое положение участников гражданского оборота", предусмотрено Гражданским кодексом и не является нарушением уголовного закона.
 В соответствии с Постановлением МФ РБ от 26.12.03г. №181 "Об утверждении инструкции по бухгалтерскому учету "Доходы организаций", гл.2 определяет, что "Полная сумма дебиторской задолженности при продаже продукции и товаров, выполнении работ, оказании услуг на условиях отсрочки оплаты является выручкой от реализации", которая в свою очередь в соответствии с п.5 этой же главы "является доходом организации"... "Выручка от реализации принимается к бухгалтерскому учету в соответствии с учетной политикой организации, и в случае признания ее по мере отгрузки (что было при заключении договоров с ООО) – доход (а не "вред") фиксируется в момент передачи товаров.
2. В соответствии со ст.460 УПК РБ (п.2, п.4) и ст.14 ГК РБ ( на что ссылается УПК РБ), в уголовном процессе это: "нарушенное право, утрата или повреждение имущества".
Нарушение права (хищение утрата или повреждение имущества) в обвинении не предъявлено.
Вывод в обвинении о нанесении мною "незаконными действиями существенного вреда государственным и общественным интересам, повлекший тяжелые последствия" не соответствует определению уголовным законом вышеуказанного.
Комментарием к УК РБ /под общ. ред. А.В.Баркова, В.М. Хомича/ к ст. 424 УК РБ (стр.901) тяжкие последствия – это "имущественный ущерб в особо крупном размере". "Для определения окончательного размера ущерба допускается сложение сумм стоимости ущерба, причиненного нескольким субъектам, если такой ущерб охватывается единым умыслом.
Ни в ходе предварительного следствия, ни Витебским областным судом не только не исследовались временные рамки исполнения мною должностных обязанностей (указанное ранее обстоятельство подтверждает, что я в период с 16.04.2002г. по 26.12.2005г. находилась на рабочем месте как директор ООО "Виторжье" не более 15-20% времени), как требует диспозиция ст.424 УПК РБ: "служебные полномочия лиц, занимающих соответствующие должности на предприятиях... функционально ограничиваются пределами указанных коллективных образований и временными рамками», нахождения лица при исполнении служебных полномочий, но и не учтено следующее:
В обвинении фигурирует кредиторская задолженность предприятий различных форм собственности (включая ИП без образования юридического лица, различные исполнители при заключении договоров, ведении переговоров, согласовании форм, сроков оплаты, ассортимента и количества приобретенного товара.
В ходе судебного заседания не анализировались и в обвинении не отражена ситуация по каждому эпизоду /по мнению обвинения – преступления/ место, время и обстоятельство совершения так называемых противоправных действий /ни одного из 186/, как того требует ст.89 УПК РБ, ст.241 УПК РБ.
В обвинении не рассматривалось наличие единого умысла (по вышеуказанным аргументам) у кого-либо из работников ООО и тем более у меня, поэтому "единый умысел", исходя из чего выводы в обвинении о наступлении "тяжких последствий" неправомерны.
Комментарий к УК РБ /под общ. ред. А.В.Баркова, Мн., В.М.Хомича ГИ УСТ БГУ, 2007г./, (стр.901), ст.424 УК РБ определяет, что "К тяжким последствиям следует относить имущественный ущерб в особо крупном размере. Такой размер /более 1.000 базовых величин/ судом ни по одному предприятию не просчитывался, обвинением подтверждающих документов не представлено, КРУ в соответствии с «Порядком проведения ревизий органами КРУ» не выявлено, суду не представлялось.
Неправомерно и утверждение суда (л.7 абз.3) о причинении мною "существенного вреда государственным и общественным интересам", т.к. противоречит диспозиции ст.424 УК РБ (Комментарий к УК РБ /под общ. ред. А.В.Баркова, В.М.Хомича ГИ УСТ БГУ, Мн., Тесей, 2007г./, стр.900), который "носит оценочный характер". Оценка причиненного вреда в качестве существенного должна быть мотивирована не только указанием на характер причиненного вреда, но и обоснованием его существенности.
В обвинении вышеизложенное не сделано по причине отсутствия оснований для признания "вреда" существенным, т.к. не указано
- ни совершение другого преступления;
- ни совершение преступлений другими лицами;
- ни сокрытие совершенного преступления;
- ни умышленного тяжкого телесного повреждения и т.д.;
- ни причинение морального вреда;
 - ни подрыв авторитета государственной власти
и т.д. по диспозиции ст.424 УК РБ не выявлено, выводы не мотивированы.

 Сведение "тяжких последствий" и "существенного вреда" к тому, что ООО "Виторжье" и ПКФ "МИГ-ЛТД" ООО г.Новополоцка не выполнили свои договорные обязательства по оплате ТМЦ, полученных от 186 субъектов хозяйствования РБ, РФ и Украины, противоречит диспозиции ст.424 УК РБ, исходя из вышеизложенного.
 Кроме того, вред нанесенный субъектами хозяйствования РБ, РФ и Украины, не является результатом моих действий «вопреки интересам службы», т.к. мои полномочия не распространяются на деятельность иных, кроме ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» ООО, субъектов хозяйствования.
Вред, причиненный субъектам хозяйствования, не подчиненных мне по службе, не может рассматриваться в диспозиции ст.424 УК РБ, т.к. не является вредом, совершенным вопреки интересов возглавляемого мною предприятия, т.е. «вопреки интересов службы», как того требует Уголовный закона в соответствии со статьями главы 35 УК РБ.
Ваша честь, обращаю Ваше внимание, что 26 из 30 листов предъявленных мне в обвинении, - это перечисление договоров и ТТН, по которым продукция могла поступать на ООО «Виторжье» и по которым субъекты хозяйствования завершили или не завершили хозяйственные взаимоотношения. По сведениям, имеющимся в ООО «Виторжье» и косвенно подтвержденные выписками ПСБ, кредиторская задолженность на сентябрь 2008 г. ООО «Виторжье» около 100 млн. рублей.
Определить же точно состояние взаиморасчетов между предприятиями не представляется возможным по следующим причинам:
В обвинении не указаны даты образования долга, не определено, на основании каких данных сделаны выводы о наличии кредиторской задолженности.
Суммы, указанные на стр.3-28,29 обвинения значительно разнятся со всеми суммами:, имеющимся в обвинении, предъявленном мне следователем О.А.Малышевым 23.08.2006 года, имеющимся в материалах моего уголовного дела, а именно справках предприятий, актах КРУ по Витебской области, данными, представленными свидетелями, представителями гражданских истцов в ходе заседаний Витебского областного суда и т.п.
Так п.1 «Белая Русь» филиал «Браславский пищевой комбинат». В т.79, л.д.62 сумма поставки на ООО «Виторжье» определена по 2-м накладным №1362338 от 26.11.2003 г. и №0099745 от 07.04.2004 г. всего на сумму 14 118 772 руб. и я освобождена от уголовной ответственности в связи с образовавшейся задолженностью.
В обвинении же от 03.10.2008 г. уже определено, что поставлена, произведена по 10 накладным и общая сумма 9 081 204 руб. в т.ч. и по указанным выше накладным.
В эпизоде по обвинению меня в неоплате за поставленную продукцию от ОАО «Белорусские обои» (п.16 нового обвинения) в новом обвинении появилось уже три новых ТТН, а сумма задолженности осталась прежней.
В эпизоде с «Лепельским электромеханическим заводом» (п.28 нового обвинения) появилось 1 новая ТТН и 1 новый договор.
В эпизоде с Витебской ФХИ «Купава» (п.60 нового обвинения) меня обвиняют в неоплате товара полученного по 12-ти новым ТТН, причем сумма задолженности осталась прежней.
В эпизоде с ООО «Сотрудничество» (п.152 нового обвинения) на 1 ТТН стало меньше.
Такие же несоответствия выявлены мною по всем 186 поставщикам.
В обвинении озвучены цифры, которые вообще ничем не подтверждены.
Так, КУПП «Теплоприбор» г.Береза. Сумма в обвинении от 29.08.2006 г.
- по актам КРУ – 6 108 014 рублей;
- по приговору суда г.Новополоцка – 6 152 277 рублей;
- по искам предприятия на 21.07.2007 г. – 9 656 674
- по обвинению 03.10.2008 г. – 4 622 630
- по справке в т.94-97 озвучены в суде – 10 114 512 рублей
П.24 обвинения - УП «Золотая игла» г.Борисов в материалах уголовного дела имеется справка предприятия, что сальдо в пользу ООО «Виторжье» 6 187 рублей, однако в обвинении указывается сумма 1 232 700 рублей.
В п.56 обвинения ОАО «Бобруйская мебельная фабрика им.Осипенко» прокуроры Волков и Колосова обвиняют меня в нанесении вреда предприятию в виде неоплаты поставленной мебели по договору №232 от 03.06.2004 г. Данный договор в материалах уголовного дела до 03.10.2008 г. отсутствовал. Если у обвинителей он имеется, прошу его мне предъявить.
В п.50 обвинения ЧТУП «Ганцевичский коопторг» прокуроры Волков и Колосова обвиняют меня в нанесении вреда предприятию в виде неоплаты поставленной продукции по договору №89 от 27.04.2004 г. Данный договор до 03.10.2008 г. в уголовном деле также отсутствовал. Если у обвинителей он имеется, прошу его мне предъявить.
Еще раз обращаю Ваше внимание, не соответствия имеют по всем указанным в обвинении предприятиям в т.ч. и арифметические ошибки. Подробный анализ по каждому предприятию будет представлен мною позже. Указанные суммы не отражают фактическое положение дел и по тем основаниям, что не подтверждены никакими бухгалтерскими документами, первичными учетными документами ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД», изъятыми в ходе обысков.
Изъятие бухгалтерских документов и системных блоков компьютеров было совершено в нарушение ст.210 УПК РБ, а именно:
- при изъятии документов нарушен пункт 13 ст.210 УПК РБ, т.к. работники ОБЭП и дознаватель не ограничились изъятием предметов и документов, которые могут иметь отношение к уголовному делу. Изъятию подверглись документы и личные вещи, принадлежащие работникам ООО (включая чайные пакетики, салфетки и т.п.). Одновременно с этим не были изъяты около ста документов, имеющих отношение к уголовному делу, в т.ч. товарно-транспортные накладные на приход и расход товаров, сертификаты, анализ движения подсолнечного масла, расчеты с банком, за полученный кредит и т.п.
Все не изъятые документы были обнаружены работниками ООО после обысков и выемок на полу бухгалтерии в скомканном, мятом виде, со следами обуви лиц, проводивших обыск, в грязи.
Часть документов, которые могли иметь отношение к материалам моего уголовного дела, находились в диспетчерской, кабинетах коммерческих отделов, у заместителей директора, в моем кабинете.
По моей просьбе часть этих документов со следами чашек кофе, окурков, протекторов обуви, помятые были приложены к материалам моего дела, однако, ни в ходе предварительного расследования (по описанным выше причинам), ни в ходе судебного заседания не изучались.
- обыски и выемка в помещениях ООО были проведены в нарушение ст.210 п.9, ст.209 п.9 УПК РБ без присутствия представителей администрации;
- при проведении всех выемок документов (2005 - 2006 гг.) администрации ООО не было предоставлено право, предусмотренное ст.210 п.15 «в присутствии лица, производящего выемку», изготовить копии с изъятых документов и иных носителей информации.
В протоколах выемки (т.13 л.д.69) нет отметок об изготовлении копий и соответствии их изымаемым подлинникам в нарушение вышеуказанной статьи УПК п.15;
- администрация ООО «Виторжье» и «МИГ-ЛТД» до сих пор не располагает никакими сведениями о документах, изъятых в ходе выемок на ООО, т.к. в протоколах обыска и выемки отсутствует в нарушение ст.212 УПК РБ описание изъятых документов, их количество, наименование, признаки, принадлежность к конкретному предприятию, ИП, личные вещи. В нарушение ст.212 п.4 УПК РБ при выемках 2006 года, как документов, так и системных блоков компьютеров, копия протоколов администрации вручена не была;
- при осмотре изъятых документов (т.13 л.д.116, т.14 л.д.1) в нарушение ст.204 п.4, п.5, п.6 не были привлечены понятые, подозреваемый, специалисты.
Администрация ООО была лишена права, предоставленного ст.204 п.6 УПК РБ на «обращение внимания следователя, дознавателя на все то, что, по их мнению, может способствовать выяснению обстоятельств уголовного дела», т.к. осмотр проводился О.А. Малышевым, Скуманом В.А. единолично, и поэтому доказательством по моему уголовному делу служить не может.
Цифры так называемого долга, приведенные в обвинении не соответствуют даже имеющимся в материалах моего уголовного дела тт.94-97 и озвученные в ходе судебных заседаний в сентябре 2008 г.
 Мною, Ваше честь на Ваше имя было подано ходатайство от 05.09.2008 г., в котором и подробно указана, почему и вышеуказанные данные не может быть юридически значимым и это ходатайство по Вашему уверению приложено к материалам моего уголовного дела, поэтому на нем я не буду подробно останавливаться.
 Однако хочу обратить Ваше внимание на следующее:
- отраженные в обвинении цифры в нарушении ст.104 УПК РБ не сопоставлены с первичными учетными документами ООО «Виторжье» по причинам, указанным мною выше, - ни по одному из 186 эпизодов суду не представлены заверенные обоими сторонами акты сверки на дату предъявления мне обвинения. Что в соответствии со ст.9 Закона РБ от 18.01.1999 г. «О бухгалтерском отчете и отчетности» является обязательным в подтверждении «факта совершения хозяйственной операции».
Это же подтверждает Письмо Высшего Хозяйственного Суда РБ от.20.02.2004 г. №04-03/462 за подписью – Каменкова и ряд других законодательных актов РБ.
Я не ознакомлена (не смотря на мое ходатайство от 05.09.2008 г. и 25.09.2008 г.) с содержанием документов, поступивших в адрес суда, содержащихся в тт.94, 95, 96, 97 моего уголовного дела и имеющих многочисленные цифровые данные о взаимоотношении между субъектами хозяйствования за период 2002-2005 гг. и поэтому лишена возможности дать конкретные пояснения по каждому факту, изложенному в вышеуказанных томах, произвести сверки, расчеты и т.д.
Обвинение предъявлено мне 03.10.2008 г. Обвинением не учтено, что «Определением» Хозяйственного суда Витебской области от 04.01.2006 г. возбуждено производство о банкротстве в отношении ООО «Виторжье», а с 08.08.2008 г. открыто конкурсное производство. Судом 01.08.2008 г. назначен управляющий. С 01.08.2008 г. производство сверок взаимозадолженности должно быть произведено только на основании первичных учетных документов, имеющихся в его распоряжении, из чего следует, что никакие показания, расчеты, сверки, полученные органами уголовного расследования (предварительного) или судом на даты после 01.08.2008 г. не имеют юридической силы, в том числе и факты, изложенные в актах КРУ, без тщательной их проверки управляющим Пукало В.Ф (лицензия №02220/0089990).
Неправомерна и трактовка нарушения прав 186 субъектов хозяйствования, на оплату поставленных ими ТМЦ (л.28 обвинения).
Права субъектов хозяйствования, предусмотренные ст.486 ГК РБ и п.3 Положения о поставках товаров в РБ (утверждено Постановлением КМ РБ от 08.07.1996 г. №444) ООО «Виторжье» и тем более мною нарушены не были, т.к. от обязанности на оплату товаров по договору ООО «Виторжье», (что является обязательным условием нарушением права) не отказывалось. Комментарии к ГК РБ (с приложением актов законодательства и судебной критики в 3-х книгах), книга 2 Мн., «Амалфея» 2007 стр.357 это подтверждено «Отзывами» на предъявляемые к ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» субъектами хозяйствования иски в Хозяйственные суды, письмами в переписках, в т.ч. от января 2006 г. за моей подписью ко всем поставщикам в которых прямо указано ООО «Виторжье» ни в какой мере не считает себя не обязанной производить расчеты за поставленную продукцию…» и далее предлагается график погашения долга.
Все это исследовалось в ходе судебных заседаний и озвучивалось государственным же обвинителем Волковым А.В.
В соответствии же с уголовным законом незаконченная хозяйственная деятельность субъектов хозяйствования (тем более прерванные незаконным вмешательством правоохранительных органов) не может определяться как вред.
Ложное банкротство ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» не объявляли, на ликвидацию не подавали, от расчетов с кредиторами не уходили, расчеты проводились вплоть до 2008 г., значительная часть товара до сих пор находится на складах, что и подтверждено в т.1, 2 «новых» доказательств, предоставленных гос.обвинителем Волковым А.В. 28.08.2008 г.
В уголовном же процессе вред кредитору рассматривается лишь в том случае, если «действия виновного не позволили кредиторам своевременно принять меры… по уменьшению ущерба и привели к появлению новых или увеличению существующих долгов» (комментарий к УК под общ. ред. А.В. Баркова, В.М.Хомича, Мн. ГИ УСТ БГУ 2007 г. стр.509).
Ни одному из кредиторов не было отказано о возврате товара, расчете денежными средствами путем договоров перевода долга и т.д. Однако в силу низкой ликвидности товаров производители категорически отказывались забирать слабореализуемый, некачественный и т.д. товар.
Учитывая, что с декабря 2005 г. учредители фирмы вынуждены были заниматься защитой по уголовному делу, документы (все) были изъяты, директор заключен под стражу, товары, находящиеся на базе, разворовывались бывшими работниками фирм, расчеты с кредиторами притормозились, но до сих пор, ни я, ни мой супруг, не отказываемся от выполнения обязательств фирм перед поставщиками. И чем дальше затягивается рассмотрение моего уголовного дела, тем шансов у кредиторов все меньше.
Неправомерно обвинение меня в нанесении «вреда» ОАО «Урюпинский МЭЗ» и ЗАО «Креатив» по следующим основаниям:
Обвинение в нанесении «вреда» предъявлено мне в нарушение ст.6 УК РБ и ст.ст.469-473 УПК РБ и положений Конвенции «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делами», Минск, 1993 г.
В компетенцию правовых органов РБ подобное определение не входит, судебное разбирательство не может осуществляться без соблюдения строгой процедуры, определенной вышеуказанной Конвенцией, т.к. в России (Урюпинский МЭЗ) и в Украине (ЗАО «Креатив») мои действия и их результат не признаны преступлением и компетентные органы этих стран, принимая во внимание применимое материальное право к договорам с этими предприятиями (гл.75 ГК РБ), в официальном порядке не обратились в МВД РБ со специальным поручением в рамках оказания правовой помощи. В этой связи особо не правомерен вывод в обвинении, что (л.29) ущерб предприятиям РБ наступил «из-за не произведенных расчетов и выбытия имущества». На момент возбуждения уголовного дела в отношении меня на базе ООО имелось в наличии ТМЦ на сумму: 
- более 800 млн. рублей - на складах;
- более 500 млн. рублей - подсолнечного масла в емкостях, кубах, бутылках, в цеху разлива;
- несколько сот млн. рублей – дебиторская задолженность;
- несколько десятков млн. рублей - в продовольственном магазине «Смачный», роллетах и т.д.
В обвинении не указано, какими законодательными актами предусмотрено при наличии условий, определенных в договорах, ГПК, ХПК и т.п. как уголовно-наказуемое деяние директора или заместителя директора не своевременный расчет между субъектами хозяйствования при отсутствии действий, нарушающих закон.
Обращаю еще раз Ваше внимание, что ни один из определенных обвинением фактов, эпизодов, отраженных в Постановлении о привлечении меня в качестве обвиняемой по ч.3 ст.424 не является уголовно-наказуемым деянием. Обвинением грубо нарушен Уголовный Закон: ст.3 п.2 УК РБ указывает: «…преступность деяния его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом. Нормы Кодекса подлежат строгому толкованию. Применение Уголовного Закона по аналогии не допускается».
Принцип законности уголовной ответственности «предполагает, строгое толкование норм уголовного права, т.е. точное следование букве и духу закона в процессе его применения. Толкование не должно быть средством восполнения пробелов в Законе. Появление в жизни общества новых видов общественно-опасного поведения не может пресекаться за счет распространительного толкования действующего Уголовного Закона или применение его по аналогии. Выход может быть только один: внесение соответствующих изменений и дополнений в УК РБ» (Научно-практический комментарий к УК РБ под общ. ред. А.В.Баркова, В.М.Хомича, Мн. ГИ УСТ БГУ 2007, стр.7).
Ни один из изложенных в обвинении от 03.10.2008 г. фактов никак не определяет уголовно-наказуемое деяние, а именно не соответствует диспозиции ч.3 ст.424 УК РБ, как и не описывает никакое другое преступление, предусмотренное УК РБ.
В подтверждении вышесказанного хочу привести выдержку из информации, опубликованной в НЭГ №73 от 19.09.2008 г. «некоторые результаты финансово-хозяйственной деятельности субъектов хозяйствования РБ в первом полугодии 2008 г. (данные Министерства статистики РБ) «К негативным тенденциям следует отнести рост дебиторской и кредиторской задолженности, остатков готовой продукции на складах предприятий и в целом отрицательного сальдо активов и пассивов. Так, запасы готовой продукции на 1 июля текущего года превысили 4 трлн. Вr, или 49,9% к среднемесячному объему производства. Поражают объемы и темпы роста задолженности. Суммарная дебиторская и кредиторская задолженность на ту же дату составила 70 трлн. Вr, что на 26% больше об’ема ВВП ха полугодие, свидетельствует о серьезном расстройстве отечественной платежной системы и дисциплины. На 1 июля просроченную кредиторскую задолженность имело каждое второе предприятие. К этому следует добавить высокие темпы роста задолженности организаций по кредитам банков (149,6% к уровню аналогичного периода прошлого года.) Задолженность организаций по кредитам банков составила 25,9 трлн. Вr. А это значит, что примерно половина полугодового прироста ВВП теперь пойдет на погашение только процентов по кредитам. При таких тенденциях работать на погашение долгов – перспектива для субъектов хозяйствования реального сектора экономики малопривлекательна».
Ваша честь, исходя из вышеизложенного, в соответствии со ст.357 п.1 УПК РБ, прошу суд в соответствии с фактическими обстоятельствами моего уголовного дела вынести оправдательный приговор в связи с отсутствием общественно-опасного деяния без учета предъявленного мне обвинения в совершении преступления предусмотренного ч.3 ст.424 УК РБ.


« »____________2008 г. Е.М.Бочурная