Витебский областной суд

                                                                          Судье Петрову Л.Г.

                                                                          ул.Шубина, 4

                                                                          210010, г.Витебск

 

                                                                          обвиняемой по ч.3 ст.424 УК РБ

                                                                          Бочурной Е.М., содержащейся под

                                                                          стражей в СИЗО-2 г.Витебска

  

Возражения

 

на исковое заявление от 24.10.2008г., предъявленное мне от имени заместителя прокурора Витебской области старшего советника юстиции Г.А.Коренько в ходе судебного разбирательства моего уголовного дела.

 

В соответствии с правом, предоставленным мне ст.60 Конституции РБ, ст.ст.43, 55, 292 УПК РБ, ст.252 ГПК РБ, я прошу Высокий суд отказать в удовлетворении исковых требований, предъявленных ко мне в исковом заявлении заместителя прокурора Витебской области Г.А.Коренько на сумму 1 405 319 651 рубль.

Считаю, что требования прокурора, изложенные в исковом заявлении, незаконны, ничем не обоснованы и не подлежат удовлетворению, так как у прокурора и не было права на обращение в Судебную коллегию по уголовным делам Витебского областного суда по рассмотрению моего уголовного дела с оспариваемым мною исковым заявлением по основаниям, указанным мною в настоящих возражениях.

Исковое заявление не может быть удовлетворено судом в соответствии со ст.245 ГПК РБ ввиду его не подведомственности.

По всем отношениям между субъектами хозяйствования, отраженным в исковом заявлении, имеются вступившие в законную силу решения Хозяйственных судов по тем же основаниям, о том же предмете, между теми же сторонами.

Истцом не учтено, что подача иска в Хозяйственный суд на взыскание долга с субъекта хозяйствования не дает право тому же истцу по тем же основаниям на обращение в общий суд к физическому лицу, в договорных отношениях с которым предприятие не состояло.

Постановлением Пленума Верховного суда РБ и Пленума Высшего Хозяйственного суда РБ от 22.06.2000г. №4/3 «О разграничении подведомственности дел между общими и хозяйственными судами» определено (п.13): «разъяснить общим и хозяйственным судам, что споры о подведомственности дел не допускаются в силу требований ст.41 ГПК РБ», в соответствии с которой «вступившее в законную силу судебное постановление о подведомственности обязательно для иных судов…, которые вправе поставить вопрос об его отмене перед вышестоящим судом».

В соответствии со ст.40 ГПК РБ Хозяйственными судами определена подведомственность споров между двумя субъектами хозяйствования, решения судов не отменены, вступили в законную силу, начаты исполнительные производства. Данные об этом имеются в материалах моего уголовного дела, Вами были оглашены в судебном заседании.

Судами не было принято ни одного частного определения о не подведомственности спора в связи с имеющимися признаками уголовно-наказуемого деяния, так как ни один из контрагентов ООО «Виторжье» не заявил, что сделки заключены под влиянием обмана, просрочка в оплате вызвана какими-либо неправомерными действиями должностных лиц ООО и т.п.

При подаче исков в Хозяйственные суды ни один из контрагентов ООО «Виторжье» не заявил о нанесении вреда, ущерба, убытков его предприятию, а лишь указал на наличие задолженности у ООО «Виторжье» перед поставщиком, что предусмотрено договорами между двумя субъектами хозяйствования Гражданским Кодексом РБ, «Положением о поставках товаров в РБ» (утвержденным Постановлением КМ РБ от 08.07.1996г. №444).

В исковом заявлении прокурором Коренько Г.А. не указано основание для подачи его в уголовном процессе, так как прокурором не обосновано ни одного противоправного действия, совершенного мною из предусмотренных УК РБ, а лишь слово в слово переписано содержание обвинения, предъявленного мне прокурором Волковым А.В. 03.10.2008г., на которое мною суду были поданы «Возражения», полностью опровергающие инкриминируемое мне преступление.

Так называемое же «нарушение» субъектом хозяйствования какой-либо статьи Гражданского Кодекса РБ или пункта Ведомственной инструкции или Положения не может инкриминироваться какому-либо физическому лицу, как уголовное преступление, так как вышеуказанные акты лишь определяют правила участия субъектов хозяйствования в гражданском обороте (ст.1 ГК РБ).

В исковом заявлении не учтено, что в соответствии со ст.60 ГК РБ я – физическое лицо, не могу быть стороной дела и ответчиком по оспариваемому иску, так как:

- у меня нет соответствующей обязательности, как у физического лица, исполнять обязательства юридического лица, в договорных же отношениях я с предприятиями – поставщиками не состояла, товарно-материальные ценности не получала, не распоряжалась, не присваивала.

Учитывая положения Устава ООО «Виторжье», ст.ст.400-409 Трудового Кодекса РБ, определяющие пределы материальной ответственности и ответственность руководителя субъекта хозяйствования за нанесенный «вред», я несу ответственность только в порядке регресса по заявлению собственника ООО «Виторжье» в случае гражданско-правовых отношений субъектов хозяйствования.

Незаконченная же хозяйственная деятельность субъектов хозяйствования, прерванная неправомерными действиями правоохранительных органов, не может кому-либо инкриминироваться как уголовно-наказуемое деяние.

Прокурором Коренько Г.А. не учтено, что согласно ст.82 ГПК РБ «при подаче прокурором в суд заявления в защиту прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица эти гражданин или юридическое лицо являются истцами (заявителями)».

Однако, в ходе судебных заседаний Витебского областного суда ко мне - физическому лицу, не было предъявлено в установленном законом порядке ни одного гражданского иска, в материалах моего уголовного дела нет ни одного вышеуказанного иска, в суд и к прокурору Коренько Г.А. с заявлением в установленном законодательством порядке о подаче иска в интересах контрагента ООО «Виторжье» никто не обращался.

Все, признанные гражданскими истцами предприятия по «списку лиц, подлежащих вызову в суд», были надлежащим образом о судебных заседаниях извещены, им было разъяснено Витебским областным судом их право предъявить мне иск, присутствовать на судебных заседаниях их представителям и т.д.

Однако истцы этим правом не воспользовались, определив свои требования не к физическому лицу – Бочурной Е.М., а к ООО «Виторжье», в договорных отношениях с которым они состояли.

Таким образом, прокурором Коренько Г.А. неправомерно подано исковое заявление в «интересах лиц», не являющихся заявителями, так как их представители отказались от предъявления иска лично ко мне, что подтверждается материалами моего уголовного дела.

Так, 03.09.2008г. в судебном заседании юрисконсульт ПРУП «Завод «Эвистор» (г.Витебск) передал суду заявление об отзыве своего искового заявления, поданного ранее в Новополоцкий суд к Бочурной Е.М., так как предприятие не имеет претензий ко мне.

В исковом же заявлении прокурор Коренько Г.А. требует удовлетворить исковые требования (л.2) «п.33. ПРУП «Завод «Эвистор»(г.Витебск)» в интересах предприятия за поставленные ООО «Виторжье» (л.18) п.34 «светильники на сумму 1 950 715 рублей».

В материалах моего уголовного дела имеется (в ходе судебного заседания озвучивалось Вами) письмо от 19.09.2008г. №01-04/212 за подписью директора ОАО «Толочинский элеватор» А.А.Пашутина о том, что «Претензий к гражданке Бочурной Е.М., как к физическому лицу, у нас не было и нетНаши требования обосновывались ненадлежащим исполнением договора купли-продажи товара, заключенного между ООО «Виторжье» и ОАО «Толочинский элеватор»».

В исковом же заявлении (л.18) п.121 указывается, что иск к Бочурной Е.М. предъявлен в интересах ОАО «Толочинский элеватор»(г.Толочин), и в том же заявлении (л.30) п.124 – «на сумму 2 211 487 рублей», (л.47) п.121 – на сумму «2 208 737 рублей», то есть даже окончательная сумма прокурором не определена, данные значительно разнятся, ничем не подтверждены.

В судебных заседаниях Вами оглашались отказы от претензий ко мне РПУП «Молодечнодрев» (г.Молодечно), ИП Винтер (г.Витебск), ЧУП «Брестская мебельная фабрика» (г.Брест) и др., что подтверждает вышеизложенное мною.

В нарушение ст.82 ГПК РБ прокурор Коренько Г.А. до подачи в суд заявления не выслал указанным в исковом заявлении юридическим лицам, в интересах которых подан иск, «копию искового заявления и при необходимости – и копий приложенных к нему документов».

Прокурором Коренько Г.А. грубым образом нарушено требование ст.82 ГПК РБ, УПК РБ и ряда законодательных актов о том, что «возбуждая гражданское дело в суде в порядке ст.81 ГПК РБ, прокурор обязан совершить те же действия, что и истец (заявитель)».

В нарушение ст.ст.56, 81, 82, 83 ГПК РБ прокурором Коренько Г.А. не выполнена обязанность «добросовестно пользоваться принадлежащими им процессуальными правами», а именно: «представлять доказательства, участвовать в исследовании доказательств, задавать вопросы другим участникам судопроизводства по делу, давать устные и письменные объяснения суду, представлять свои доводы и соображения, а также совершать иные процессуальные действия».

Прокурором Коренько Г.А. не выполнено требование законодательных актов, ГПК РБ, УК РБ, УПК РБ о том, что исковое заявление должно быть обоснованным, так как не предпринято никаких мер для сбора необходимого фактического и доказательного материала.

Прокурором Коренько Г.А. мое уголовное дело не было истребовано и изучено ни на стадии предварительного расследования, ни на стадиях судебных разбирательств. Документы, изъятые на ООО «Виторжье» (без оставления копий, в нарушение законодательства) и признанные «вещественными доказательствами», прокурором Коренько Г.А. не исследовались, сведения, имеющиеся в них, никак не отражены в иске.

Данные иска в значительной степени не соответствуют ни материалам моего уголовного дела, ни обвинению, предъявленному мне прокурором Волковым А.В. 03.10.2008г., ни акту КРУ МФ РБ по Витебской области от 13.10.2008г., имеют очень существенные противоречия в данных, изложенных в самом исковом заявлении.

Так,

- на л.38 иска указано, что сумма задолженности ООО «Виторжье» перед ОАО «Кобринская птицефабрика» (г.Кобрин) составляет 28 145 700 рублей, а на л.51 – 26 220 700 рублей по тому же предприятию;

- на л.37 указывается долг ООО «Виторжье» ОАО «Стародорожский маслодельный завод» (г.Старые Дороги) на сумму 36 960 000 рублей, а на л.50 – 36 941 740 рублей.

И так по большинству позиций. Разница в суммах в заявлении никак не аргументируется, суммы ничем не подтверждены.

Несоответствия данных, изложенных в исковом заявлении, материалам моего уголовного дела, фактическим обстоятельствам – прилагаются к настоящему возражению.

Во исполнение требований ст.53 УПК РБ, 81, 82, 83 ГПК РБ прокурором Коренько Г.А. не исполнены никакие действия, обязательные для истца (заявителя) при подаче искового заявления, а именно:

-                  ни по одному предприятию не представлено суду подтверждение, что суммы, предъявленные ко мне, как объем «имущественного ущерба», нанесенного моими действиями предприятиям, числятся на счетах их годовых балансов;

-                  ни по одному предприятию суду не представлены результаты «инвентаризации имущества и финансовых обязательств» для подтверждения наличия суммы имущественного ущерба на годовых счетах балансов предприятий в соответствии с «Методическими указаниями», утвержденными Постановлением МФ РБ от 05.12.1995г. (с изм. и доп.) и Постановлением МФ РБ №180 от 30.11.2007г. «Об утверждении инструкции по инвентаризации активов и обязательств»;

-                  суду не представлены подтвержденные первичными бухгалтерскими документами ООО «Виторжье» сведения о том, что суммы задолженности субъекту хозяйствования подтверждены актами бухгалтерского учета должника ни по одному контракту ООО «Виторжье» (то есть не является дебитором для ООО);

-                  суду не представлены ни по одному, указанному в иске предприятию, сведения о том, что товарно-материальные ценности поступили на склады ООО «Виторжье», оприходованы бухгалтерией фирмы, а не были похищены лицами, подписавшими договора купли-продажи, получившими или отпустившими товары от предприятий – поставщиков;

-                  суду не представлено ни одного акта сверки расчетов в соответствии с требованием ст.13 Закона «О бухгалтерском учете и отчетности», подписанного обеими сторонами, в том числе руководителем и главным бухгалтером фирмы, на дату поставления приговора, что обязывает п.1 ст.49, п.1 ст.161 ГК РБ, Письмо Высшего Хозяйственного суда РБ от 20.02.2004г. №04-03/462. При этом обращаю Ваше внимание, что в материалах моего уголовного дела нет ни одного акта сверки взаиморасчетов между субъектами хозяйствования, имеющих юридическую силу;

-                  суду не представлено ни одного первичного учетного документа, отражающего совершение хозяйственной операции между ООО «Виторжье» и контрагентами, что противоречит:

а) разъяснению Высшего Хозяйственного суда РБ от 18.06.2004г. №03-25/1651 «О первичных учетных документах, подтверждающих совершение хозяйственной операции»;

б) Закону РБ от 18.10.1994г. «О бухгалтерском учете и отчетности» №3321-XII (с изм. и доп.), ст.9 которого предъявляет конкретные требования к первичный учетным документам.

Имеющиеся же в материалах моего уголовного дела копии или подлинники экземпляров товарно-транспортных накладных, оставшихся у поставщиков, не отражают совершение хозяйственной операции, так как не сопоставлены с документами ООО «Виторжье» (Постановление МФ РБ №53 от 14.05.2001г.).

Вышеизложенное исключает в принципе рассмотрение искового заявления прокурора Коренько Г.А.

Вышеуказанные первичные учетные документы, изъятые на ООО «Виторжье» в полном объеме, без предоставления копий, описи и т.д. в нарушение ст.210 УПК РБ, и признанные вещественными доказательствами (т.78), отсутствуют в материалах моего уголовного дела и не приобщены к нему, суду прокурором Коренько Г.А. не представлены, их местонахождение неизвестно.

- суду не представлены данные ни по одному предприятию для определения размера «имущественного ущерба», регламентированного Уголовным Законом, а именно: цены и себестоимости (без упущенной выгоды) согласно ст.460 УПК РБ, действительные на день постановления приговора или расчеты, исходя из индекса цен, определенных Министерства статистики и анализа РБ.

В исковом заявлении не указаны и не подтверждены никакими первичными учетными документами (в материалах моего уголовного дела они не имеются) (актами, товарно-транспортными накладными, калькуляциями затрат на производство и др.) расходы, какие истцы произвели или должны будут произвести для восстановления нарушенного права.

Ни по одному предприятию истцом не предоставлены доказательства того, что продукция произведена самим поставщиком, а не получена безвозмездно по каналам гуманитарной помощи, по бартеру, взаиморасчету, и что в цену товара не включены не понесенные поставщиком затраты, не подлежащие возмещению по иску в уголовном процессе.

- суду ни по одному предприятию не предоставлены данные, что дебиторская задолженность ООО «Виторжье» не списана по счетам бухгалтерского учета по истечению сроков исковой давности вследствие того, что все взаимоотношения между субъектами хозяйствования осуществлялись по договорам, заключенным до декабря 2005г. По более чем 150 контрагентам ООО «Виторжье» договорные отношения были осуществлены в 2002-2004г.г.

Суду не представлены данные ни по одному предприятию, что в соответствии с «Инструкцией по инвентаризации активов и обязательств», утвержденной Постановлением МФ РБ №180 от 30.11.2007г. (приложение №19) суммы дебиторской задолженности числятся на счетах бухгалтерского учета, а не в соответствии с п.74 вышеуказанной инструкции эти суммы, по которым срок исковой давности истек, не списаны в дебет сч.63 или сч.92.

В исковом заявлении не соблюдены ст.ст.196, 197 Гражданского Кодекса РБ по наступлению срока исковой давности, и отсутствуют расчеты в соответствии со ст.ст.192, 193, 194 ГК РБ.

-                  прокурором Коренько Г.А. не сообщено суду (и не доказано обратное), что факт отгрузки товаров согласно «Типового плана счетов» (утвержденного Постановлением МФ №89 от 30.05.2003г.) отражен в бухгалтерском учете предприятий на сч.90 «реализация», по балансу проходит как «прибыль», поэтому ни «убытком», ни «вредом» быть не может;

-                  истцом не представлены доказательства ни по одному предприятию (и в материалах моего уголовного дела это не нашло подтверждения) о наличии фактов своевременного и законного выставления кредиторами «на инкассо» платежных требований, их полный акцепт дебитором, подтверждающий наличие задолженности.

Ни истцом, ни в ходе судебного разбирательства не установлена ни по одному предприятию дата, факт акцепта платежных требований, правомочия лиц, их акцептовавших, причины отказа от акцепта, суммы, отраженные в платежных документах.

- истцом не представлено никаких данных, определяющих дату отгрузки товаров на ООО «Виторжье», дату и сам факт получения товаров ООО «Виторжье», вследствие отсутствия всех товарно-транспортных накладных, договоров и прочих документов, изъятых на ООО «Виторжье».

Истцом Коренько Г.А. в исковом заявлении не учтены, ничем не обоснованы значительные суммовые расхождения данных в иске «Реестру требований кредиторов ООО «Виторжье» (по состоянию на 10.10.2008г.)» и «Реестру требований кредиторов ООО «Виторжье» (по состоянию на 27.10.2008г.)», подписанным управляющим ООО «Виторжье» В.Ф.Пукало в связи с тем, что определением Хозяйственного суда Витебской области с 08.08.2006г. в отношении ООО «Виторжье» открыто конкурсное производство в процедуре банкротства.

Так, антикризисным управляющим Пукало В.Ф. выявлены 42 кредитора (по состоянию на 10.10.2008г.) и 48 кредиторов (по состоянию на 27.10.2008г.) ООО «Виторжье» с суммами задолженности 416 207 997 рублей и 472 092 632 рубля соответственно. В исковом же заявлении прокурора Коренько Г.А. определена сумма непогашенной кредиторской задолженности (л.39) – 1 405 319 651 рубль 183 субъектам хозяйствования.

В исковом заявлении и реестрах не совпадают 23 суммы основного долга от 2-х рублей до нескольких миллионов.

Так, в исковом заявлении, направленном в адрес антикризисного управляющего Пукало В.Ф., ЧПУП «Фанерно-спичечный комбинат» (г.Гомель) сообщает о задолженности (основной долг) в сумме 15 140 450 рублей (п.6 реестра кредиторов по состоянию на 10.10.2008г. и п.8 реестра кредиторов по состоянию на 27.10.2008г.), в исковом же заявлении Коренько Г.А. (л.27) п.100 указана совсем другая цифра – 14 812 776 рублей, а на л.45 этого же заявления п.98 – 14 121 343 рубля. П.10 реестра кредиторов по состоянию на 10.10.2008г. и п.12 реестра кредиторов по состоянию на 27.10.2008г. – РУП «Светлогорское ПО «Химволокно»(г.Светлогорск) антикризисным управляющим определена сумма задолженности – 7 951 434 рубля, в исковом же заявлении Коренько Г.А. (л.25) п.83 указана сумма 7 968 204 рубля и т.д.

Прокурором Коренько Г.А. при подаче искового заявления грубо нарушены: ст.149 п.6 УПК РБ, ст.81 ГПК РБ, а именно:

- ст.149 п.6 УПК РБ предоставляет право прокурору предъявлять иск «когда этого требует защита прав граждан и юридических лиц, государственных или общественных интересов», со ссылкой на ст.148 п.4 УПК РБ. Права прокурора конкретизируются ст.81 ГПК РБ, а именно: «Прокурор вправе вступать в дело на любой его стадии, если этого требуют интересы государства, а также с целью защиты прав и охраняемых законом интересов граждан».

Выше мною указывалось, что подача искового заявления на конечной стадии судебного разбирательства, а именно: на 65-м судебном заседании Витебского областного суда (или 111 судебном заседании по моему уголовному делу) по истечению более 8-ми месяцев, предоставленных истцам для заявления исков, прокурором Коренько Г.А. не была осуществлена в их интересах, так как все предприятия отказались от исковых требований ко мне.

Более того, прокурор Коренько Г.А. в исковом заявлении указал «интересы» более 100 предприятий, которые не имеют в уставном фонде доли государственной собственности, тем более «в интересах» индивидуальных предпринимателей, что противоречит законодательству.

В связи с вышеизложенным, налицо превышение полномочий прокурором Коренько Г.А., тем более что и остальные, указанные в исковом заявлении предприятия и индивидуальные предприниматели, подавали и подали гражданские иски по тем же основаниям к субъекту хозяйствования, состоящему с ними в договорных отношениях – ООО «Виторжье», что подтверждается материалами моего уголовного дела.

В исковом заявлении не указаны юридические адреса субъектов хозяйствования, в интересах которых оно подано.

Истцом – прокурором Коренько Г.А. – ни по одному субъекту хозяйствования не предоставлены суду данные, документы, подтверждающие, что предприятие числится в «едином государственном реестре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», а не находится на дату рассмотрения иска в судебном заседании в стадии банкротства, не ликвидировано, не реорганизовано и т.п., и что прокурор имеет право в интересах указанных в иске субъектов хозяйствования предъявлять иск (ст.60 ГПК РБ) или же у него это право отсутствует (ст.245, 164 ГПК РБ).

 

В связи с вышеизложенным, ПРОШУ Высокий суд отказать в удовлетворении гражданского иска, предъявленного ко мне в исковом заявлении заместителя прокурора Витебской области старшего советника юстиции Коренько Г.А. от 24.10.2008г.

 

 

 

 

 

 

28.10.2008г.                                                                                        Е.М.Бочурная