Первому 
 
Заместителю Председателя 
 
Верховного суда РБ
 
ФедорцовуА.А.
 
ул. Ленина,28 г.Минск
 
 
 
обвиняемой по ч.2 ст.216 УК РБ
 
Бочурной Е.М,
 
ул.Молодежная, 120-42, 211440, г.Новополоцк Витебская область.
 
м.т. (029) 648-51-07




ЖАЛОБА

(в порядке ст.139 УПК РБ)



Я, Бочурная Е.М. была осуждена по измененному Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РБ от 17.04.2009г. приговору судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда от 09.12.2008г. по ч.2 ст.216 УК РБ.

По протесту Председателя Верховного суда РБ, вынесенного по результатам рассмотрения моей надзорной жалобы, Президиум Верховного суда РБ Постановлением от 26.11.2010г.:

А) определил «дело передать на новое судебное разбирательство» по обстоятельствам, связанным с неполнотой исследования дела, а именно:

- не проведением «в полной мере проверки доводов осужденной о ее невиновности» (мои возражения по предъявленному обвинению, и исковому заявлению гос.обвинителя, что составляет более 2,6 тысяч(!) листов машинописного текста доводов);

- не проведением изучения «мотивированных возражений Бочурной Е.М. по Актам ревизий и непринятием мер к вызову и допросу специалистов КРУ (мои возражения по Актам ревизий, состоящих из более чем 2,5 тысяч документов, десятков тысяч цифр, дат и т.д., составляют более 2,6 тысяч(!) листов машинописного текста);

- не проведением допроса всех свидетелей, определенных обвинением к обязательному вызову в суд (386 чел.!);

- не проведением «комплексной бухгалтерской и финансово-экономической экспертизы» (для проведения экспертизы понадобится сбор из 17-ти, в том числе и иногородних организаций и изучение более 500 тысяч документов, отражающих финансово-хозяйственную деятельность общества за период с 2002 по 2006г.г.;

Б) поручил Витебскому областному суду «обеспечить всестороннее и полное исследование обстоятельств дела».

(копия Постановления Президиума Верховного Суда РБ - прил.№1).



14.03.2011г. в суде г.Полоцка и Полоцкого района государственным обвинителем мне было предъявлено Постановление о признании меня обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.216 УК РБ и началось новое (3-е по счету) судебное разбирательство в суде 1-й инстанции. 

С 14.03.2011г. по 20.06.2011г. прошло 24 судебных заседания, в ходе которых выяснилось, что судьей Андрушенко А.А. грубо нарушается УПК РБ, в том числе мои права на осуществление защиты, в связи с чем я была вынуждена заявить 10 отводов судье и 2 отвода государственному обвинителю. 



Основания так утверждать у меня следующие:

1. Обвинение в нанесении лично мною имущественного ущерба предприятиям-поставщикам предъявлено по факту предполагаемой стороной обвинения кредиторской задолженности у руководимого мною ООО «Виторжъе», подтверждение факта существования и размера которой 

возможно лишь на основании ст. 9 Закона РБ

«О бухгалтерском учете и отчетности» от 18.10.1994г., устанавливающей, что «Факт совершения хозяйственной операции подтверждается первичным учетным документом, имеющим юридическую силу».

Поскольку предметом судебного разбирательства является хозяйственная деятельность именно ООО «Виторжье» и ПКФ «МИГ-ЛТД» - ООО, то подтверждена она может быть только первичными учетными документами, принадлежащими обществам во всей их совокупности, позволяющей определить и наличие активов (в т.ч. товарных запасов на складах, дебета, возможности у обществ выполнить договорные обязательства по эпизодам обвинения), но никак не выборочно изъятыми, не заверенными, в т.ч. и не предусмотренными законодательством РБ, документами контрагентов.



Судье судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда Андрушенко А.А., рассматривающему мое уголовное дело, из материалов уголовного дела и моих ходатайств было известно, что:

- из десятков тысяч подлинных бухгалтерских документов ООО «Виторжье», ПКФ «МИГ-ЛТД», ТЧУП «Виторжье - 1», изъятых во время предварительного следствия, вещественными доказательствами были признаны только журнал директора, два блокнота и журнал учета приказов по командировкам ПКФ «МИГ-ЛТД»;

- в деле имеются лишь часть бухгалтерских документов, изъятых на предприятиях – контрагентах, которые не принадлежат ООО «Виторжье» и не отражают поступление товаров на склады ООО «Виторжье», его оприходование, постановку на учет бухгалтерией и т.д. 

Факт отсутствия в уголовном деле всех(!) иных бухгалтерских документов ООО «Виторжье», изъятых во время предварительного следствия, подтверждается в том числе и ответом Председателя Витебского областного суда от 30.11.2010г. на мой запрос (копия ответа от 30.11.2010г. - прил.№2).



Пунктом 1 статьи 43 УПК РБ «Права и обязанности обвиняемого» предусмотрено, что «Обвиняемый имеет право на защиту. Орган, ведущий уголовный процесс, обязан обеспечить обвиняемому возможность осуществлять принадлежащее ему право на защиту всеми законными средствами и способами».

Однако в прошедших судебных заседаниях судьей я была лишена возможности опровергнуть предъявленное мне обвинение и осуществлять защиту, поскольку судьей мои 7 письменных и более 90-та устных ходатайств об истребовании судом, исследовании в судебных заседаниях подлинных бухгалтерских документов, принадлежащих руководимому мною ООО «Виторжье», осуществления мною защиты, судьей немотивированно были отклонены.

Так, мною:

А) до начала судебного разбирательства, а именно 01.12.2010г. на личном приеме у Председателя Витебского областного суда было подано в письменной форме ходатайство (для всестороннего, полного и объективного исследования доказательств) об истребовании судом изъятой предварительным следствием подлинной финансово - бухгалтерской документации ООО «Виторжье» и проведении комплексной бухгалтерской и финансово-экономической экспертизы хозяйственной деятельности общества.

(копия ходатайства от 01.12.2010г. - прил.№3).

Вышеуказанное ходатайство было приобщено к материалам дела, однако, в нарушение требований ч.1 ст.137 УПК РБ по настоящее время не рассмотрено, не смотря на мои 3 устные ходатайства в суде 18.04.2011г. о его рассмотрении. 



Б) В ходе судебных заседаний мною судье Андрушенко А.А. было заявлено и в письменном виде передано для рассмотрения еще 6 ходатайств аналогичного содержания. Мною устно было пояснено, что я не имею возможности ни опровергнуть предъявленное мне обвинение, ни осуществлять защиту, ни отвечать на вопросы обвинения и суда, а также что его не удовлетворение будет ущемлять мои права и законные интересы как обвиняемой.

Мною было обращено внимание судьи, что в соответствии с ч.2 ст.137 УПК РБ «Ходатайство должно быть удовлетворено, если оно способствует всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств уголовного дела, обеспечению прав и законных интересов участников уголовного процесса или других лиц». 

Однако, в нарушение требований ч.2 и 3 ст.137 УПК РБ, ни одно из ходатайств удовлетворено не было. Судьей были вынесены немотивированные постановления об отказе в его удовлетворении. В обоснование отказа судья лишь пояснил, что «истребование документов на данной стадии судебного следствия нецелесообразно». Возможность обжалования вышеуказанных постановлений об отказе в удовлетворении ходатайств при этом мне объяснена не была.



В) В ходе допроса по вменяемым мне эпизодам и предъявления суду доказательств на каждом судебном заседании я неоднократно (всего не менее 90 раз) устно заявляла ходатайства об истребовании и изучении в суде всех изъятых и не признанных вещественными доказательствами документов общества, поскольку обвинителем и судьей мне неоднократно задавались вопросы:

- какая была кредиторская задолженность у общества на 1 июля 2003года? (прим. – 8 лет назад).

- имелись ли у вас денежные средства на счету 11-го июня 2003г.?

- были ли еще заключены какие-либо договора с этим предприятием?

- по каким ТТН получали товар в июле 2003г.? и т.д.



Однако, мои устные ходатайства об истребовании судом документов в соответствии со ст.103 УПК РБ, судья:

- либо открыто игнорирует, прерывая меня и обращаясь к прокурору со словами: «Продолжайте, государственный обвинитель, предъявляйте, что у Вас еще есть!»;

- либо именует ходатайство моим мнением о предъявленных обвинением документов, обращаясь к секретарю со словами: «Обвиняемая указывает, что предъявленные документы не читаемы», чем фактически указывает, что включать в протокол судебного заседания, а что не включать;

- либо делает мне замечания и угрожает удалить из зала суда.

- либо принуждает меня к исполнению обязанностей, не предусмотренных УПК РБ, а именно 26.05.2011г. мне при заявлении ходатайств об истребовании судом от организаций, должностных лиц и граждан, а также от органов, осуществивших в 2005-2006г.г. изъятие документов, являющихся подлинными и подтверждающих хозяйственную деятельность предприятий и ИП, судьей было заявлено, что «Вам будет предоставлена возможность ознакомиться с документами. Мы Вам дадим отношение, идите и знакомьтесь!».

Факт игнорирования судом моих устных ходатайств об истребовании судом всей подлинной документации руководимых мною предприятий и исследовании ее в суде, в том числе и для осуществления мною защиты, подтверждается протоколом судебного заседания, с частью которого я ознакомилась 13.06.2011г.

Так, на стр.21 Протокола 6-ти первых судебных заседаний, с которыми я частично ознакомилась, в 10-м и 12-м абзацах указано о заявлении мною вышеуказанных ходатайств: «Я еще раз ходатайствую о возврате документов, чтобы можно было проанализировать ситуацию».

Однако, как следует из того же протокола (абз.11и 13 л.21), ходатайства судьей были проигнорированы.



Более того, судья Андрушенко А.А. 01.06.2011г. позволил себе повысить на меня голос и в угрожающей форме 4 раза задавал вопросы: «Так Вам надо знакомиться с документами или не надо?». Мои попытки объяснить судье, что я не заявляю ходатайство о личном ознакомлении с документами, а заявляю об истребовании судом всех изъятых документов для исследования их в суде, и что последнее является обязанностью суда, прерывались прямыми указаниями судьи секретарю судебного заседания: «записывайте, обвиняемая отказалась отвечать на вопросы суда!».

Таким образом, в нарушение п.3 ст.10 УПК РБ судьей Андрушенко А.А. была предпринята попытка принудить меня к исполнению обязанностей, не предусмотренных УПК РБ.







2. В соответствии со ст.101 УПК РБ «Материалы, полученные в ходе оперативно-розыскной деятельности, могут быть признаны в качестве источников доказательств при условии, если они получены в соответствии с законодательством Республики Беларусь, представлены, проверены и оценены в порядке, установленном настоящим Кодексом».

В соответствии со ст. 104 УПК РБ «Проверка доказательств состоит в их анализе, сопоставлении с другими доказательствами, имеющимися в материалах и уголовном деле, а также в установлении их источников, получении других доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство».

В соответствии со ст. 105 УПК РБ «Допустимыми признаются доказательства, полученные органом, ведущим уголовный процесс, в установленном настоящим Кодексом порядке и из предусмотренных законом источников».

Мною в ходе моего допроса и исследования судом доказательств, представляемой стороной обвинения, более 90-ти раз были заявлены устные ходатайства об установлении судом законности получения документов, как источников, подтверждающих (по мнению государственного обвинителя) мою виновность в совершении преступления.

Однако, в ходе судебных заседаний мои ходатайства суду об установлении судом законности появления в материалах уголовного дела источника доказательств (что суд обязан был установить самостоятельно и без моих ходатайств) судьей Андрушенко А.А. были проигнорированы. Судья лишь неоднократно заявлял: «Вам уже все предъявлялось» «Мы сейчас исследуем, что есть в материалах дела» «Ну, что есть в деле, то и есть», «Вопрос снимается!», «Мы Вам давали уже исчерпывающие ответы!».



На мои отводы судье, заявленные в том числе и по этим основаниям, возражения на действия стороны обвинения и суда, заявления о невозможности дальнейшего исследования «доказательств» без установления их законных источников появления в уголовном деле, судьей лишь даются указания обвинителю продолжать предъявлять документы, а мне делаются замечания, предлагается присесть, посмотреть свои записи и т.д.

Так, в ходе судебного заседания 31.05.2011г. при рассмотрении п.34 обвинения мною было обращено внимание суда, что оглашенная и предъявленная обвинителем «справка» о якобы имеющейся задолженности ООО «Виторжье» не может быть источником доказательств, т.к. не изымалась в установленном УПК РБ порядке, на что судья безаппеляционно заявил: «Это ответ на запрос». Когда же выяснилось, что в деле нет ни самого запроса, ни ссылок в «справке» на его наличие, ни наименования органа, для которого она предназначалась, судья Андрушенко А.А. озвучил новую версию источника доказательства: «Эта справка из материалов уголовного дела».

Таким образом, судья Андрушенко А.А. самостоятельно внес изменения в п.2 ст.88 УПК РБ, и установил новую категорию законности источников доказательств - «уголовное дело»!

При этом мой протест на действия судьи был отклонен по причине, как было указано «Все имели возможность ознакомиться с материалами дела!». 



Кроме того, в ходе судебного заседания 08.06.2011г. в ходе допроса по п.43 обвинения мною было заявлено устное ходатайство об установлении судом законности источника предъявляемых доказательств, находящихся в т.71 уголовного дела.

Однако судья Андрушенко А.А. ходатайство проигнорировал, заявив: «Это скорее вопрос(!?) к обвинителю».

Поскольку внятного и конкретного ответа от стороны обвинения не последовало, мною вторично было заявлено устное ходатайство об установлении судом когда, кем, согласно какого протокола обыска или изъятия предъявляемые мне документы были изъяты. Мое повторное устное ходатайство судьей Андрушенко А.А. также было проигнорировано, судья лишь дал указание государственному обвинителю «продолжать допрос!».



Также, 08.06.2011г., в ходе допроса по п.45 обвинения мною было заявлено устное ходатайство о проведении исследования допустимости предъявляемых государственным обвинителем доказательств и изменения порядка судебного следствия с тем, чтобы исключить из исследования материалов дела документы, не являющиеся доказательствами моей вины. Однако судьей данное ходатайство было отклонено под предлогом того, что «государственный обвинитель предъявляет все доказательства, в том числе и Вашей невиновности (!?)».

Вышеизложенное противоречит требованиям п.2 ст. 102, ст.293 и п.1 ст.325 УПК РБ, предусматривающих обязанность государственного обвинителя предъявлять доказательства только виновности, и является, по моему мнению, свидетельством самоустранения судьи от возложенной на него ст. 104 и 105 УПК РБ обязанности по проверке и оценке доказательств. При этом предусмотренное п.2 ст.325 УПК РБ Постановление суда вынесено не было. 

Также судьей было указано, что «каждый раз мы Вам не будем докладывать, когда были изъяты предъявляемые документы». 



Более того, в судебном заседании 08.06.2011г. в ходе допроса по п.45 обвинения мною было заявлено устное ходатайство о предъявлении мне уже оглашенной обвинителем якобы заверенной копии ТТН, находящейся на л.д.23 8 т. 18 уголовного дела.

Мое ходатайство было отклонено, судья заявил, что «С каждым документом государственный обвинитель к Вам ходить не будет!».

Мои же пояснения о том, что мне необходимо предъявлять все документы, т.к. государственный обвинитель дезинформирует суд и сторону защиты о фактическом содержании предъявляемых документов или оглашает их выборочно и избирательно, были восприняты судьей как нарушение порядка и в нарушение ст. 307 УПК РБ мне судьей было сделано замечание.



Таким образом:

а) судьей Андрушенко А.А. в ходе предоставления стороной обвинения доказательств не проводится их проверка, а также оценка с точки зрения относимости, допустимости, достоверности;

б) сам судья:

- фактически устранился от возложенной на него Законом обязанности по проверке источников доказательств и их исследованию,

- делегировал полномочия судьи по исследованию доказательств стороне обвинения, позволив государственному обвинителю при предъявлении и оглашении документов искажать их содержание с целью придания им видимости доказательств моей виновности.







3. Судье Андрушенко было известно, что государственный обвинитель в качестве доказательств моей вины(!?), а именно наличия договорных отношений и кредиторской задолженности у руководимого мною общества предъявляет суду:

- нечитаемые, выцветшие на листах бумаги для факсимильной связи, не заверенные в установленном порядке копии части документов, изъятых на предприятиях-поставщиках;

- не предусмотренные законодательством РБ, противоречащие материалам уголовного дела, не подтвержденные первичными документами и потому не имеющие юридической силы «справки о наличии задолженности».

- не имеющие предусмотренного УПК законного источника появления, не подписанные руководителями и главными бухгалтерами обеих сторон, не скрепленные печатями и потому не имеющие юридической силы листы бумаги, вываливающиеся из папок и именуемые обвинением как «акты сверок взаиморасчетов» и др.;

- не предусмотренные законодательством РБ, противоречащие материалам уголовного дела, не подтвержденные первичными документами, не подписанные должностными лицами и потому не имеющие юридической силы листы бумаги, именуемые обвинением как «реестры по расходу товаров»;

- не имеющие предусмотренного УПК законного источника появления не предусмотренные законодательством РБ, противоречащие другим материалам уголовного дела, не подписанные должностными лицами, не скрепленные печатями и потому не имеющие юридической силы листы белой бумаги, а не цветные бланки строгой отчетности, именуемые обвинением как «товарно-транспортные накладные на расход и получение товара»

и др. бумаги, именуемые обвинением как «документы, подтверждающие вину обвиняемой».



Однако мое одно письменное и более 50-ти устных ходатайств не исследовать в суде нечитаемые, не имеющие юридической силы и источника документы (в т.ч. для процессуальной экономии), судьей были отклонены.

При этом предлогом для отклонения по словам судьи послужило отсутствие в уголовном деле каких-либо других документов, подтверждающих мою виновность. Судья неоднократно заявлял, что «Мы исследуем, то, что есть в деле, что есть, то и есть».

Таким образом, на стадии допроса обвиняемой, предъявления и исследования судом доказательств, судьей поощряются попытки обвинения доказать мою виновность на основании бумаг, не имеющих в соответствии с УПК РБ доказательного значения, что свидетельствует о явном обвинительном уклоне хода суда.

Мои же ходатайства об истребовании судом подлинных вышеуказанных документов, как я указывала выше, судом немотивированно были отклонены.







4. На Совещании по вопросам деятельности судов общей юрисдикции 03.06.2011г. Президент РБ указал, что в ряде случаев имеют место факты затягивания судебных процессов, и дела годами рассматриваются в судах первой инстанции. Причина кроется в низком качестве предварительного следствия. 

Глава государства указал судьям: «Перестаньте бояться давать принципиальную оценку нарушениям и недоработкам, допущенным в ходе предварительного расследования. Для этого у вас есть все полномочия. Судьи не должны прикрывать судебными решениями ошибки правоохранительных органов». 



Однако судьей Андрушенко А.А. открыто саботируются требования Президента РБ, а именно:

А) Судья Андрушенко А.А. установил из моих показаний при допросе, при изучении и исследовании материалов уголовного дела, из материалов проверки, проведенной по указанию Министра внутренних дел и приобщенной к материалам дела, из показаний свидетелей, что:

- выемки, обыски и изъятия документов ООО «Виторжъе» и иных субъектов хозяйствования были проведены предварительным следствием с грубейшими нарушениями норм УПК и иных законодательных актов, 

- подавляющая часть изъятой документации сотрудниками ОВД не осматривалась в нарушение требований УПК РБ,

- к материалам уголовного дела приложены документы, не имеющие законного источника появления в уголовном деле, 

- документы следователем вложены в уголовное дело выборочно, избирательно и с явно обвинительным уклоном, 

- в уголовном деле отсутствуют изъятые следствием договора перевода и права требования долга, договора и ТТН встречных поставок, иные подлинные бухгалтерские документы, подтверждающие произведенные расчеты с поставщиками обществом «Виторжъе» и другими субъектами хозяйствования, по настоящее время скрываемые от суда.

Кроме того, судье из приобщенного к материалам дела ответа от Министра внутренних дел на мой запрос было известно, что местонахождение части подлинных изъятых документов но настоящее время проверкой МВД не установлено, в связи с чем Министром ВД дано поручение начальнику Витебского УВД установить их местонахождение.



Однако, судья Андрушенко А.А. в нарушение ч.2 ст.137 УПК РБ не удовлетворил мои 7 письменных и 85 устных ходатайств об истребовании судом и изучении в судебных заседаниях всей изъятой на руководимых мною предприятиях, у граждан и ИП, чем посчитал излишним обязательное в соответствии с УПК РБ всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств уголовного дела и обеспечение моих прав и законных интересов. 

Более того, судья Андрушенко А.А. в нарушение ч.2 ст.137 УПК РБ:

- 27.05.2011г. немотивированно (за необоснованностью) отказал в удовлетворении 4-х устных ходатайств о вызове в судебное заседание и допросе всех лиц, указанных в протоколах понятыми, для установления обстоятельств проведения обысков и изъятий, а также для установления наименований, принадлежности и содержания изъятой в их присутствии документации.

- 30.05.2011г. немотивированно не удовлетворил мое письменное ходатайство о вызове в судебное заседание и допросе всех лиц, руководивших обысками и изъятиями для установления обстоятельств проведения этих следственных мероприятий, а также местонахождения изъятой документации.

- 08.06.2011г. немотивированно отказал в удовлетворении устного ходатайства о вызове в судебное заседание и допросе следователя Малышева О.А. для установления обстоятельств проведения лично им обысков и единоличных осмотров изъятых предметов и документов, а также установления местонахождения изъятой и не приобщенной к делу документации, поскольку опрошенные в суде свидетели указывали, что вся изъятая ими документация была передана без акта передачи, описи следователю, находилась в его кабинете и следователь давал им указания, что и каким образом осматривать, а что – нет.

При этом из моих пояснений, материалов уголовного дела, показаний свидетелей, а именно о/у ОБЭП Новополоцкого ГОВД Скумана В.Л. и Свирбутовича В.М., судье Андрушенко А.А. было известно, что:

- изъятые документы не были идентифицированы, были осмотрены лишь частично и только путем пересчета листов, содержащихся в папках, 

- осмотры изъятых документов проходили без понятых,

- понятыми при обысках в ряде случаев являлись сотрудники ОВД, 

- изъятая в процессе выемок документация не регистрировалась в установленном законодательством порядке в Новополоцком ГОВД,

- изъятая документация передавалась следователю, в СУПР УВД, в прокуратуру Витебской области, ревизорам КРУ, антикризисным управляющим, в ИМНС по г.Новополоцку выборочно, без актов приема-передач, навалом, папками, без полистовой описи и т.д.. 



Из представленного мною суду и приобщенного к уголовному делу ответа от 12.11.2008г. учредителю ООО «Виторжье» Журбе В.П. (от начальника управления по контролю за предварительным следствием МВД РБ Н.А.Германовича) судье Андрушенко А.А. также было известно, что государственным обвинителем Волковым А.В. единолично был произведены «отбор и систематизация» нужных для обвинения документов и предоставление их в суд в качестве доказательств моей виновности 

(копия ответа начальника управления по контролю за предварительным следствием МВД РБ Н.А.Германовича от 12.11.2008г. – прил.№4).





Б) Судья был информирован из моих показаний при допросе, подтвержденных материалами уголовного дела, убедился при изучении его материалов, что:

- сотрудниками ОБЭП Новополоцкого ГОВД проверка деятельности ООО «Виторжье» была начата без наличия на то предусмотренных УПК оснований; 

- сотрудниками ОБЭП Новополоцкого ГОВД до возбуждения уголовного дела применялась практика направления поручений руководителей региональных ОВД с целью «истребования» заявлений, а иными словами принуждения руководителей предприятий-поставщиков к написанию заявлений о привлечении меня к уголовной ответственности; 

- сотрудники ОБЭП Новополоцкого ГОВД еще до возбуждения в отношении меня уголовного дела информировали руководителей региональных ОВД о совершенных мною преступлениях, в связи с чем заявления о привлечении меня к уголовной ответственности написаны в одно и тоже время и «под копирку»;

- промежуточный акт ревизии, составленный ревизором КРУ МФ до возбуждения уголовного дела и имеющейся в уголовном деле не содержал указаний на совершение как мною, так и иными должностными лицами, какого-либо административно - или уголовно-наказуемого деяния;



- материалы проведенной сотрудниками ОБЭП Новополоцкого ГОВД проверки не указывали на признаки совершенного мною какого-либо преступления, однако были сфальсифицированы путем указания в рапортах, что «факт совершенного Бочурной Е.М. мошенничества и хищения ТМЦ подтверждается предоставленным актом ревизии»;

- уголовное дело в отношении меня было возбуждено следователем Малышевым О.А. без наличия на то оснований.

(Факты, подтверждающие отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела в отношении Бочурной Е.М. –прил.№5).



Однако вышеуказанные факты не стали предметом судебного разбирательства и по настоящее время судьей Андрушенко А.А. игнорируются.

Так, в ходе судебного заседания 27.05.2011г. при допросе свидетеля Скумана В.Л. мой вопрос ему об обоснованности написания им рапорта «О больших долгах и невозможности общества «Виторжье» по ним рассчитаться», а также проведения им проверки, судьей Андрушенко А.А. в категорической форме мой вопрос был снят.

Я также была лишена возможности судьей выяснить аналогичные обстоятельства 30.05.2011г. при допросе свидетеля Свирбутовича В.М., когда судья Андрушенко А.А. в категорической форме заявил свидетелю: «На этот вопрос можете не отвечать!».

Судье Андрушенко А.А. также было известно, что вышеуказанные действия сотрудников ОВД и Витебской областной прокуратуры привели:

- к фабрикации предъявленных мне различных обвинений, от «хищения» до «нанесения ущерба без признаков хищения»;

- к невозможности нормального функционирования правосудия, 

однако имитация судебного процесса продолжается по настоящее время уже в течении 3-х месяцев.





5. На совещании по вопросам деятельности судов 03.06.2011г. Президент РБ указал, что «Одной наболевших проблем является необоснованное привлечение людей к уголовной ответственности. Это самое страшное, что может быть в данной работе. И спрос за это, конечно же, соответствующий!».

Однако, проходящие судебные заседания показывают, что действия судьи Андрушенко А.А. путем лишения меня права на защиту направлены на признание меня виновной в совершении преступления с целью скрыть не только «ошибки» правоохранительных органов, но и их целенаправленную деятельность по уничтожению предприятий методом фабрикаций «громких», «значимых» и «имеющих большой общественный резонанс» уголовных дел.

Так, в ходе допроса свидетелей Скумана В.Л. и Свирбутовича В.М., судье Андрушенко А.А. стало известно, что ими, как действующими сотрудниками ОВД, и по настоящее время выемки документов и обыски осуществляются по словам свидетелей «точно также», т.е. с грубейшими нарушениями УПК РБ и иных законодательных актов. 



Однако, судья, выслушав ответы:

- свидетеля о/у Новополоцкого ГОВД Скумана В.Л. о том, что «предлагать директору сделать копии изымаемых документов не надо», «я решил, что им документы были уже не нужны», «участие понятых в осмотре документов необязательно», «считаю, что изъятые документы не надо описывать, тем более, что там были десятки тысяч документов», «я не знаю, какая инструкция МВД действовала на момент обысков» и т.д.

- свидетеля о/у Новополоцкого ГОВД Свирбутовича В.М. о том, что «других лиц в помещении при обыске не было, поэтому понятыми были сотрудники милиции», «я руководствовался не нормативными документами, а только указаниями следователя», «одну папку я рассматривал как один документ» и т.д., 

пожелал свидетелям дальнейших успехов(!?) в их нелегкой работе.





За мой протест в отношении действий председательствующего и реплику о том, что «нелегкая работа» свидетелей привела к уничтожению частных предприятий, моему незаконному осуждению и нахождению меня 3,5 года в местах лишения свободы, судьей мне было сделано замечание, что свидетельствует об имеющейся личной заинтересованности судьи как в исходе дела, так и в сокрытии должностных преступлений, совершенных свидетелями.



Вышеуказанные нарушения УПК РБ, указаний Президента Республики Беларусь, иных законодательных актов, допускаются судьей сознательно для того, как я считаю, чтобы признать меня виновной в совершении преступления с целью скрыть нарушения законодательства РБ, допущенные сотрудниками ОВД при предварительном расследовании дела, в том числе и продолжающуюся по настоящее время (что установлено судом) и имеющую системный характер практику:

- возбуждения уголовных дел без наличия на то поводов и оснований;

- незаконного изъятия и уничтожения документации предприятий.



На основании вышеизложенного мною было заявлено судье Андрушенко А.А. 10 отводов (копии 10-ти отводов судье – прил.№6).

В соответствии со ст.140 УПК РБ «Жалобы на действия и решения органа, ведущего уголовный процесс, могут быть поданы в течение всего срока судебного разбирательства. Рассматривая жалобу, соответствующее должностное лицо обязано всесторонне проверить изложенные в ней доводы, истребовать при необходимости дополнительные материалы и пояснения…. в пределах своих полномочий немедленно принять меры по восстановлению нарушенных прав и законных интересов участников уголовного процесса».

Мною, в том числе и по вышеуказанным обстоятельствам в ходе начавшегося нового судебного процесса неоднократно подавались жалобы, в которых я (в том числе) указывала, что хозяйственную деятельность руководимых мною предприятий невозможно рассматривать без подлинных финансово-бухгалтерских и иных документов, изъятых сотрудниками ОВД в ходе предварительного следствия. 

Я также указывала, что 5-ю судебными инстанциями мое уголовное дело уже рассматривалось при отсутствии в деле подлинных финансово-бухгалтерских и иных документов руководимых мною предприятий, что привело к отмене всех ранее вынесенных судебных решений 

(список судей различных судебных инстанций, рассматривавших деятельность руководимых мною предприятий при отсутствии в деле подлинных финансово-бухгалтерских и иных документов – прил.№7).



Однако, полученные мною ответы, подписанные Заместителем Председателя Верховного суда РБ Калинковичем В.Л. свидетельствуют о том, что мои нарушенные права и законные интересы восстановлены не будут, поскольку:

мне указано, что мои жалобы могут быть лишь рассмотрены в кассационном или надзорном порядке, либо указано, что жалобы являются «попытками добиться неправомерного вмешательства в деятельность суда и оказать давление на правосудие» 

(копии 4-х ответов Калинковича В.Л. – прил.№8).

Таким образом, Заместителем Председателя Верховного суда РБ Калинковичем В.Л. игнорируется, что судьей Витебского областного суда Андрушенко А.А. в ходе рассмотрения моего уголовного дела грубо нарушается:

- Постановление Президиума Верховного суда РБ от 26.11.2010г., установившего для направления дела на новое судебное разбирательство «наличие оснований, предусмотренных ст.389 УПК РБ», т.е. односторонность и неполноту судебного следствия, 

- ст.ст. 7,10,17,18,24,43,415 УПК РБ, 

- указания Президента Республики Беларусь, данные на Совещании по вопросам деятельности судов 03.06.2011г.,

- ст.ст. 2,3,5 Кодекса чести судьи Республики Беларусь,

Считаю, что игнорирование Заместителем Председателя Верховного суда РБ В.Л. Калинковичем моих заявлений и жалоб производится сознательно, с целью скрыть нарушения норм судопроизводства, допущенные судами различных инстанций при рассмотрении моего уголовного дела, а также с целью доказать обоснованность вынесенных ранее в отношении меня неправосудных обвинительных судебных решений.



Информирую Вас, что сложившаяся ситуация по рассмотрению моего уголовного дела, а именно:

- незаконность возбуждения уголовного дела и проведения предварительного расследования, сделавшая суды РБ заложниками амбиций отдельных сотрудников ОВД, 

- невозможность нормального функционирования правосудия (не подведомственность суду общей юрисдикции, наличие только гражданско-правовых отношений, 8 переквалификаций, длительность в течение 5,5 лет, отсутствие в деле подлинных документов, подтверждающих хозяйственную деятельность руководимых мною предприятий, разворовывание вещественных доказательств, необходимость вызова и допроса 386-ти свидетелей и 170-ти гражданских истцов и т.д.)

требует немедленного вмешательства Президента Республики Беларусь



(Факты судебного бюрократизма, свидетельствующие о необходимости вмешательства Президента Республики Беларусь в уголовное преследование директора ООО «Виторжье» Бочурной Е.М. - прил.№9).







На основании вышеизложенного ПРОШУ:



1. Провести проверку по изложенным мною фактам.

2. В соответствии с п.4 ст.140 УПК РБ в пределах Ваших полномочий принять меры по восстановлению моих нарушенных прав и законных интересов в ходе судебных заседаний при рассмотрении судебной коллегий по уголовным делам Витебского областного суда моего уголовного дела. 









20.06.2011г. Е.М. Бочурная





Приложения: 



1. копия Постановления Президиума Верховного Суда РБ от 26.11.2010г.;

2. копия ответа Председателя Витебского областного суда от 30.11.2010г.

3. копия ходатайства Председателю Витебского областного суда от 

01.12.2010г.

4. копия ответа начальника управления по контролю за предварительным следствием МВД РБ Н.А.Германовича от 12.11.2008г.

5. Факты, подтверждающие отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела в отношении Бочурной Е.М.

6. копии 10 отводов судье Витебского областного суда Андрушенко А.А.

7. список судей различных судебных инстанций, рассматривавших деятельность руководимых мною предприятий при отсутствии в деле подлинных финансово-бухгалтерских и иных документов.

8. копии 4-х ответов Заместителя Председателя Верховного суда РБ Калинковича В.Л.

9. Факты судебного бюрократизма, свидетельствующие о необходимости вмешательства Президента Республики Беларусь в уголовное преследование директора ООО «Виторжье» Бочурной Е.М.